<<
>>

§ 1. Историко-правовые предпосылки формирования концепций европейкой интеграции

Создание Европейского Союза - одно из наиболее значимых событий XX века, вызвавших коренные изменения в общественной жизни в Европе. Безусловно, что столь значимые преобразования не могли быть лишь результатом случайного стечения обстоятельств.

В их основе лежит целый комплекс исторических предпосылок, которых подготовили и обусловили появление Европейских Сообществ, а затем и Европейского Союза и успешность их функционирования. Среди таких предпосылок необходимо в первую очередь отметить теоретико-правовые и историко-правовые, которые будут рассмотрены далее. Однако это не умаляет роль других предпосылок: в экономической, политической, духовно-культурной сфере и др.

Решающее значение для европейской интеграции имело появление идеи европейского единства, так называемой, идеи «единой Европы»,

заключавшейся в объединении государств и народов Европы в единую европейскую организацию. В отличие от Европейских Сообществ и Европейского Союза, появившихся относительно недавно, идея «единой Европы» имеет очень древнее происхождение. В течение длительного исторического периода эта идея формировалась, развивалась и

эволюционировала в рамках научных трудов общественных деятелей, мыслителей, философов, а также в политико-правовых проектах объединения Европы государственных деятелей, и только в середине XX века она получила реальное воплощение[1]. Рассмотрим основные этапы развития идеи «единой Европы» во Франции

Во Франции первый политико-правовой проект создания «единой Европы» появился в XIV веке. Этот проект является исторически первым письменным проектом объединения Европы. Его автором являлся магистр Парижского университета, легист французского короля Филиппа Красивого

Л

Пьера Дюбуа . В своем трактате «О возвращении Святой земли», написанном в 1305 - 1307 гг., Дюбуа выдвигает вполне конкретный план объединения

Европы .

Формально это был один из многочисленных проектов нового крестового похода, однако цели проекта и его содержание выходят далеко за рамки заявленной темы[2] [3] [4]. По сути, проект предусматривал создание «христианской республики», своего рода федерации европейских монархий, под управлением высшего органа - Совета, состоящего из французских королей. Предусматривалось и создание некоего общего арбитража - суда, включавшего в себя как духовных, так и светских лиц[5]. По иерархии власти суд не должен был стоять выше Совета. Он мог разбирать взаимные конфликты между католическими правителями. В качестве наказания за неповиновение автор предлагал конфискацию владений (имений).

Для успешного отвоевания Святой земли необходимо, считал Дюбуа, прекратить междоусобные войны католических правителей европейских стран. В связи с этим, центральная идея проекта Дюбуа - это созыв общего Собора, состоящего из духовных лиц и католических князей. Главная цель Собора заключалась в том, чтобы его участники договорились о прекращении войны друг против друга[6]. Однако автор не рассматривает конкретного механизма созыва и деятельности Собора.

В своем проекте Дюбуа также выдвигал ряд конкретных предложений, суть которых заключалась в ослаблении реальных и возможных конкурентов

Франции и установлении на этой основе французской гегемонии в Европе.

Таким образом, проект Дюбуа является первым примером в истории развития европейской идеи, когда европейское объединение понимается как средство и форма наднациональной гегемонии одной державы в пределах всей Европы [7] [8].

В XVI веке, в эпоху Ренессанса, появляется новое направление европеизма, основанного на политическом прагматизме. Оно возникло как реакция на возросшие соперничество между европейскими государствами в XVI и начале XVII веков, кульминацией которого стала Тридцатилетняя война (1618-1648), охватившая почти всю Европу. Эта война показала, насколько взаимосвязаны европейские народы и государства.

Осознание этого факта и обусловило новый, прагматичный подход к обеспечению мира в Европе на основе «баланса сил» или «европейского равновесия».

Во Франции первым европейским проектом, основанным на идее «баланса сил», стал так называемый «Великий проект» герцога Сюлли -

о

суперинтенданта (министра финансов) французского короля Генриха IV . «Великий проект» датируется по-разному: либо 1617 годом, когда была закончена рукопись, либо 1638 годом, когда в первоначальный проект были внесены значительные изменения, существенно его модифицировавшие.

По заявлению самого Сюлли, «Великий проект» был продиктован желанием сделать Францию «счастливой навсегда, а этого нельзя достигнуть пока Европа остается разделенной»[9].

Проект Сюлли предусматривал создание европейской конфедерации, состоявшей из 15 государств, приблизительно равных по размеру и силе, чтобы обеспечить равновесие между ними. Управление конфедерацией должны были осуществлять шесть так называемых «провинциальных» («региональных») совета, заседавшие в наиболее крупных городах (Данциг, Нюрнберг, Вена и др.). Советы подчинялись верховному органу - Всехристианнейшему совету, состоявшему из 40 членов, представляющих каждое из государств[10]. Избираемый раз в три года, Всехристианнейший совет обладал полномочиями высшего арбитра во всех спорах, как между государствами, так и между правителями и их подданными. Решения Всехристианнейшго совета должны были иметь обязательный характер[11] [12] [13]. Исполнение решений Совета должна была обеспечивать общая европейская армия.

Современные исследователи оценивают «Великий проект» Сюлли весьма неоднозначно. Хотя он и был нацелен на объединение Европы, он одновременно предусматривал значительную «перекройку» границ большинства европейских государств . Однако главной заслугой герцога Сюлли является разработка идеи наднациональной верховной власти, с помощью которой он пытался преодолеть доминирующую силу его эпохи - национализм.

Несмотря на некоторые конкретные шаги Г енриха IV и его приближенных, план Сюлли не был реализован. Он остался в истории в качестве первой реальной попыткой переустройства Европы на федеративных началах. В тоже время «Великий проект» Сюлли отразил стремление Франции к гегемонии в Европе и тенденцию к наднациональности (здесь Сюлли продолжает линию П. Дюбуа) .

Среди проектов европейского объединения XVII века следует назвать и проект французского монаха и учителя математики Эмерика Крюссе[14]. Процесс формирования экономических и хозяйственных связей в Европе в

XVII веке нашел отражение в уникальном для того времени проекте Крюссе. В своем трактате «Новый Киней, или политическая речь, разъясняющая возможности и средства установления всеобщего мира и свободы торговли во всем мире. Монархам и суверенным государям нашего времени» Крюссе выдвинул новую идею европейского единства: целью объединения Европы должно быть не только сохранение мира, но и создание условий, благоприятствующих для развития экономических связей и торговли[15]. Для этой цели Крюссе предлагал создать общемировую ассамблею (парламент), находящуюся в Венеции, в которой бы каждая страна имела своих представителей. Ассамблея должна была объединять как христианские государства, так и нехристианские страны и регионы - Турцию, Японию, Северную Африку.

Особенность проекта заключалась в том, что основу мирового порядка Крюссе видел, прежде всего, в экономике. Именно поэтому он придавал большое значение развитию земледелия, ремесел, образования, введению единых мер и весов. Особая роль отводилась торговле, как главнейшему инструменту поддержания мира между народами. Помимо всего прочего, Крюссе отчетливо понимал важность единой валюты в объединительном процессе[16] [17].

В целом, проект Крюссе можно рассматривать в общем контексте распространенных в то время проектов общеевропейских союзов или федераций. Несмотря на то что проект носил общемировой характер, прежде всего, его идеи относились к Европе.

Следующий «европейский проект», появившийся во Франции, относится уже к началу нового этапа истории европейской культуры - эпохе

17

Просвещения . Его автором был французский аббат, философ и дипломат

Шарль де Сен-Пьер.

Первый вариант проекта Сен-Пьера - «Записка о сохранении вечного мира в Европе» вышел в 1712 году, когда Сен-Пьер находился в качестве дипломата на мирной конференции в Утрехте, завершившей войну за испанское наследство. В последующие годы автор продолжал работу над проектом и в 1716 году издал трехтомный трактат.

Проект Сен-Пьера обобщает и подытоживает многие предыдущие проекты и открывает новый этап в истории развития европейской идеи. Шарль де Сен-Пьер стал первым, кто в полной мере убедился в пользе федеративного устройства для Европы. Он приводит краткий исторический очерк федеративных форм в Европе и пытается выявить истоки европейской общности и единства . Сен-Пьер исследует особенности европейской истории, географии, культуры и в результате приходит к выводу, что именно в Европе существуют благоприятные условия для установления мира.

Новым в проекте Сен-Пьера являлся тезис о равновесии сил как основополагающем принципе мирного устройства[18] [19] [20]. Французский аббат основывался на существовании объективного европейского равновесия, которое необходимо возвести в рамки закона и постоянно действующих институтов. По мнению Сен-Пьера, только европейское равновесие может стать основой прочности европейской конфедерации . Для ее создания Сен- Пьер предлагал созвать конгресс, на котором государства могли бы заключить договор о конфедерации. Договор был разработан автором предельно подробно: состав конфедерации, ее задачи и компетенция, механизм принятия решений и разрешения конфликтов между государствами, финансирование общих расходов. Основная идея договора - это сохранение статус-кво государств, обеспечиваемого конфедерацией с помощью арбитража или суда. В качестве крайней меры допускалось применение коллективного принуждения.

Проект Сен-Пьера был первым европейским проектом, привлекшим к себе внимание. О Сен-Пьере писали Вольтер, Ж.-Ж. Руссо и даже прусский король Фридрих II. Их оценки были ироническими и даже скептическими.

Так, Вольтер назвал проект Сен-Пьера «чистейшей химерой», а Фридрих II - «делом вполне осуществимым» в случае «согласия всей Европы и некоторых подобных небольших деталей»[21] [22].

Жан-Жак Руссо высказался об идее Сен-Пьера в небольшом эссе «Суждение о вечном мире», которое было опубликовано в 1782 году уже после

смерти автора. Руссо пишет, что «проект Сен-Пьера разумен сам по себе, но

22

средства его воплощения в жизнь свидетельствуют о наивности автора» . Проблема, по мнению автора, заключается в принципиальном подходе к решению европейских проблем, причем не только Сен-Пьера, но и других европеистов. Именно оторванность от реальных условий европейской действительности делает неосуществимыми многие проекты, включая проект Сен-Пьера, Сюлли и более ранние проекты.

Французский мыслитель прекрасно видел истоки и реальное содержание той системы международных отношений, которая постепенно складывалась в Европе в XVI-XVIII веках. И если Сен-Пьер делал основной упор на то, что правители должны понять конкретную выгоду от создаваемой системы, то Руссо приходит к противоположному выводу. В частности, Руссо полагает, что именно в силу своего положения правители не станут отказываться от войны как от главного инструмента политики, а также от возможности завоевания новых территорий. Автор раскрывает истинный смысл политических устремлений правителей европейских государств, чтобы доказать тезис о нереальности проектов и «убедить» их согласиться на создание федерации. Подобная трактовка взаимодействия внутренней и внешней политики

составила новый элемент в истории европейских трактатов.

Однако главная мысль трактата Руссо отражена в заключительной его части. Французский просветитель предполагает, что федеративные союзы могут быть созданы только революционным путем, то есть создание европейской федерации возможно лишь как итог и следствие революционной борьбы . Причем целью такой федерации является не союз государств или их правитедей, а союз европейских народов, их борьба за свободу и справедливость.

Таким образом, взгляды Руссо представляют собой качественно новый этап в истории европейской идеи. Его трактат стал отправной точкой нового, революционного пути создания единой Европы[23] [24]. Именно поэтому он занимает особое место среди всех авторов европейских проектов.

XVIII век не оставил больше таких же значимых европейских проектов как проект Сен-Пьера, однако он оказал огромное влияние на дальнейшее развитие европеизма. Это век Просвещения и Великой Французской революции. В эту эпоху появились теории общественного договора и разделения властей. Именно в этот период происходит переосмысление положения и роли Европы в мире, ее своеобразия и миссии. Сама Европа в это время по-прежнему охвачена непрекращающимися конфликтами и войнами. Поэтому европейские мыслители продолжают поиски путей к установлению мира. Связаны они, прежде всего, с осмыслением национального государства, с развитием идеи европейского равновесия, баланса сил и разработкой теории европейского права[25]. Так, например, Вольтер характеризует Европу как «большую республику, разделенную на ряд государств, различных по формам правления, «но имеющих общую религию, одинаковые принципы государственного и политического строя», согласных в необходимости

поддержания баланса сил[26] [27] [28].

XIX век начинается самой известной и амбициозной попыткой объединить Европу. Речь идет о попытке военным путем завоевать европейские страны и «унифицировать» их. Наполеон Бонапарт, осуществляя свой «Великий эксперимент», намеривался создать европейскую конфедерацию под эгидой Франции. Конфедерация должна была иметь общую армию, единый кодекс законов, единую денежную систему, высший кассационный суд, единую систему мер и весов . Следует отметить, что, находясь во главе Франции и реализуя свои планы гегемонии в Европе, Наполеон почти ничего не говорил о своих европейских намерениях публично, а предпочитал действовать. Ни император, ни его соратники не скрывали, что Россия была главным препятствием для завершения покорения Европы. Именно после захвата России Наполеон рассчитывал взяться за переустройство Европы и ее унификацию. Разгром наполеоновских войск в России означал крах насильственного варианта объединения Европы.

После свержения Наполеона, в период «Ста дней» во Франции был опубликован документ, известный как «Дополнительный акт к Конституции империи». В преамбуле этого документа говорилось: «Нашей целью было создание обширной федеративной европейской системы, которая, как мы верили, соответствовала бы духу времени и служила бы прогрессу цивилизации. Чтоб эту систему усовершенствовать и дать ей большее распространение, мы создали бы некоторые внутриполитические институты, особенно для того, чтобы защищать свободу граждан» . Автором документа был французский писатель Бенжамен Констан де Ребекк, но по некоторым данным, преамбулу к Акту писал сам Наполеон.

Позже, уже находясь на острове Св. Елены, бывший император говорил о том, что если бы он выиграл русскую кампанию, единственное, что ему осталось бы сделать - это создать европейскую систему, и указывал на то, что идея Священного союза была у него украдена .

Победители Наполеона также отчетливо видели необходимость в системности международных отношений. Поэтому вместо не оправдавшего себя «баланса сил», ими был создан «концерт держав». Целью этого «концерта» было сохранение монархий и подавление революционных движений. Гарантом новой системы международных отношений должен был стать Священный союз, включивший Австрию, Пруссию и Россию, и к которому, в дальнейшем, присоединились многие другие европейские государства. Центральная идея нового европейского порядка - легитимность - законная власть в законных границах. Однако непрочность Священного союза проявилась практически сразу.

Помимо «великого эксперимента» Наполеона XIX век ознаменовался появлением во Франции двух знаковых проектов европейского объединения. Речь идет об идеях французского социалиста-утописта Анри Сен-Симона и французского экономиста Пьера Прудона.

К федералистскому и политическому измерению предыдущих проектов Сен-Симон присоединил экономическое измерение, отражающее индустриализацию XIX века . План Сен-Симона имел экономическую основу, хотя и предусматривал организацию европейского общества в целом.

Еще в своем раннем труде «Письма женевского обитателя к современникам» (1802-1803) Сен-Симон призывал к реорганизации европейского общества в духе проекта Сен-Пьера. В частности, он предлагал созвать общеевропейское собрание - «Советом Ньютона», состоящее из двадцати одного «избранника человечества». Кроме того, предполагалось создать советы «четырех частей человечества»: английский, французский, [29] [30] германский и итальянский. По мнению Сен-Симона, как только пройдут выборы в указанные советы война в Европе прекратиться. К выборам в советы допускались женщины, причем они могли быть избранными.

В своих последующих работах - «О реорганизации Европейского общества» (1814) и «О мерах против коалиции 1815 года» (1815), написанных совместно со своим секретарем, будущим известным историком Огюстеном Тьерри, Сен-Симон развил свой проект преобразования Европы. Авторы осуждают европейские войны и Венский конгресс и возлагают свои главные надежды на философов и писателей. Согласно их проекту, Европа должна иметь парламентскую структуру, включающую избираемого короля и общеевропейский парламент . Парламент должен был состоять из 240 депутатов, разделенных на две палаты - палату лордов и палату общин (явно по английскому образцу). Депутаты палаты лордов избирались королем, а депутаты палаты общин - по особой процедуре, в которой и заключается оригинальность идеи Сен-Симона.

От каждого миллиона человек, умеющих читать и писать, в палату общин сроком на 10 лет делегируется негоциант, ученый, администратор и судья. Выборы депутатов проводятся той корпорацией, которую он представляет. Даже если данная процедура носит путаницу из-за того, что предусматривает выборы депутатов одновременно «избирательным участком» в миллион человек и профессиональными корпорациями, тем не менее, ясно, что именно таким образом достигается двойная цель - учет как народных, так и профессиональных интересов .

При избрании депутатов парламента предусматривался имущественный ценз: 25 тысяч франков для депутатов палаты общин и 1 млн. франков для депутатов палаты лордов. Но 20 человек, «достигших всеевропейской славы в науке, торговле, промышленности или на административном поприще», могли [31] [32]

бы войти в верхнюю палату вне зависимости от своего имущественного

33

положения .

Депутаты общеевропейского парламента должны были избирать короля всей Европы, который должен был выступать в качестве регулирующей власти на континенте[33] [34] [35]. Под его руководством планировалось осуществление единой системы народного образования и составление единого кодекса морали.

Помимо общеевропейского парламента предполагалось учреждение и национальных парламентов, избираемых в соответствии с законами каждой отдельной страны. Однако общеевропейский парламент стоит выше всех национальных правительств и является судьей во всех их спорах . Отношения между двумя уровнями власти (общеевропейским парламентом и национальными парламентами) урегулировались бы с помощью специального органа.

Идеи Сен-Симона в некоторой степени предвосхитили концепцию Ж. Монне, ставшей основой создания Европейских Сообществ[36] [37] [38].

Не менее оригинальными были идеи Пьера Прудона, который не без основания считается первым теоретиком и даже отцом федерализма . Уже в середине ХІХвека он предсказал кризис европейской системы национальных государств, который в XX веке достигнет своей кульминации. В связи с чем XX век, по его мнению, должен открыть «эпоху федерации».

В своем труде «О федеративном принципе» (1863) он предлагал преобразовать Европу на основе автономии отдельных ее частей, начиная с

38

внутренней федерации и заканчивая европейской «федерацией федераций» . Ее правовым основанием должен был стать договор между отдельными

федерациями. Вместе с тем в подобном делении Европы на отдельные федерации не были учтены требования национальных особенностей государств. Кроме того, внутренняя структура «федерации федераций» была весьма сложной и неясной в плане отношений между отдельными федерациями и самой федерацией в целом[39].

В качестве экономической основы «федерации федераций» выступал общий рынок со свободным перемещением товаров и людей, обратимой валютой и системой компенсаций между более сильными и боле слабыми членами федерации[40].

Помимо прочего, согласно Прудону Европа должна была стать примером для всего мира в плане его преобразования во всеобщий союз федераций. Этот проект, несомненно, являлся утопичным. Однако в XX веке идеи Прудона получили дальнейшее развитие в трудах Александра Марка - французского философа, русского по происхождению и его соратников (А. Даньдье, Д. де Ружмон, Р. Арон, Н. Бердяев и т.д.), которые в послевоенные годы создали движение по пропаганде федералистских идей в Европе. Они выступали за объединение Европы «снизу», то есть первоначальную интеграцию лишь отдельных отраслей экономики как необходимой предпосылки создания наднациональных структур. Этот подход получил впоследствии определение «функционалистского».

В это же время (30-е годы XIX века) происходит новый подъем национально-освободительного движения, которое положило начало демократической тенденции в развитии европейской идеи.

Наибольшее значение для развития идеи «единой Европы» имела первая попытка объединения сторонников данной идеи. В июне 1842 года в Лондоне состоялся первый международный конгресс мира. После него последовала череда конгрессов - в Брюсселе, Париже, Франкфурте, снова в Лондоне и

Женеве, после которых в 1867 году в Париже была создана Лига мира, переименованная затем в Общество друзей мира и свободы. Появившееся пацифистское движение было крайне разнообразно по своему составу и идейным убеждениям, но какого-либо значимого влияния на реальную политику западноевропейских государств оно не оказало. Тем не менее, оно представляет определенный интерес для развития европейской идеи, поскольку именно с ним связано рождение идеи, ставшей центральной на протяжении XX века. Речь идет об идее Соединенных Штатов Европы.

Впервые данная идея была высказана двумя итальянскими демократами, лидерами движения за независимость и объединение Италии - Джузеппе Мадзини и Карло Каттанео[41], которые в 1834 году создали революционнодемократическую организацию «Молодая Европа». Во Франции эту идею выдвигали А. Фегерей и адвокат Венизер. Однако датой рождения этого лозунга считается 21 августа 1849 года. В этот день, Виктор Гюго, в качестве почетного президента третьего конгресса мира в Париже, произнес речь, ставшую отправной точкой в популяризации идеи «единой Европы»[42].

«Настанет день, - писал великий французский писатель, - когда ты, Франция, ты, Россия, ты, Италия, ты, Англия, ты, Германия, все вы, нации континента, не утрачивая ваших отличительных качеств и вашего великолепного своеобразия, все неразрывно сольетесь в неком высшем единстве и образуете европейское братство... Настанет день, когда мы воочию увидим два гигантских союза - Соединенные Штаты Америки и Соединенные Штаты Европы, которые, став лицом друг к другу и скрепив дружбу рукопожатием через океан,. совершенствуют все созданное ими и ради всеобщего благоденствия сочетают две необъятные силы - братство людей и

могущество бога!»[43].

Во многом благодаря популярности В. Гюго лозунг Соединенных Штатов Европы получил столь широкий резонанс[44] [45]. Виктор Гюго был убежденным сторонником мира и братства народов, что в значительной мере объясняет стойкую приверженность демократических кругов европейских стран

45

знаменитому лозунгу .

Разнообразные конгрессы, в том числе, конгрессы мира продолжают собираться и дальше, однако они все меньше оказывали влияния на реальную политическую жизнь европейских стран. Даже В. Гюго перестал посылать «конгрессменам» свои приветственные письма.

Во второй половине XIX века, особенно после франко-прусской войны (1870-1871) и объединения Германии и Италии идея «единой Европы» стала угасать; на ее место пришла национальная идея и политическая практика создания союзов и блоков[46]. Наиболее опасной силой в сложившейся обстановке стала только что объединившаяся Германия, откровенно демонстрировавшая свои гегемонистские амбиции. Логика развития событий неизбежно вела европейские страны к развязыванию войны. Кульминацией международных событий конца XIX - начала XX века стала Первая мировая война (1914 - 1918). Борьба шла под знаменами фанатичного национализма. И как ни парадоксально это было, правители воюющих стран оправдывали свой национальный эгоизм «заботой о спасении Европы»[47].

Из Первой мировой войны Европа вышла ослабленной и рассеченной глубокими бороздами расколов, один из которых разделил державы победившей Антанты и побежденную Германию. Подписанный в 1919 году

Версальский договор обернулся расцветом германского национализма и ростом реваншистских настроений, что, в свою очередь, привело к попыткам пересмотра Версальской системы и новой войне.

В 20-летний межвоенный период появился относительно новый проект объединения Европы, автором которого был граф Рихард Куденхове-Калерги. В 1923 году он опубликовал свою книгу под громким названием «Пан-Европа», которая положила начало новому панъевропейскому движению, ставшему

48

модным во многих европейских странах .

Спустя год он обратился со специальным посланием к французским депутатам, в котором описал свое понимание ситуации в Европе и предложил конкретный проект объединения Европы. Обращение к французским парламентариям «отражало понимание роли Франции в послевоенной Европе и учитывало традиционный интерес французской политической элиты к идее «единой Европы» и объединительным проектам»[48] [49]. Главная идея Куденхове- Калерги состояла в том, что Европа должна стать самостоятельным политикоэкономическим центром, противостоящим США, Великобритании и Советскому Союзу. В 1924 году был опубликован Панъевропейский манифест, который призывал все демократические государства Европы объединяться, а в 1926 году в Вене состоялся первый Панъевропейский конгресс, вызвавший заметный международный резонанс. Конгресс одобрил Панъевропейский манифест и объявил о создании Панъевропейского союза.

На конгрессе была разработана стройная система институтов Союза. За основу была взята идея европейской федерации: предусматривалось создание Федерального совета, включавшего представителей всех государств-членов федерации, Федеральной ассамблеи, в состав которой национальные парламенты должны были направлять своих представителей, а также Федерального суда и Федерального казначейства. Предполагалось также, что граждане европейских стран, вошедших в Союз, становились одновременно и гражданами единой Европы[50].

Слабость данного проекта заключалась в том, что государства-члены полностью сохраняли свои суверенные права и независимость, что тем самым влекло за собой зависимость реализации проекта от их согласия[51] [52] [53].

Проект Куденхове-Калерги представлял собой первый в XX веке конкретный план объединения Европы по федералистскому типу.

Однако главные политические инициативы по объединению Европы в начале XX века справедливо связывают с именем французского Министра иностранных дел Аристида Бриана, который уже с 1926 года установил тесный контакт с Куденхове-Калерги, а в 1927 году стал почетным председателем Панъевропейского союза . Став горячим сторонником панъевропеизма, А. Бриан выдвинул проект, своими истоками имевший панъевропейские идеи Р. Куденхове-Калерги.

В 1927 году А. Бриан созывает Центральный совет в Париже с целью определить стратегию на ближайшее будущее. В 1929 году, в Женеве, он от имени Франции произносит перед Лигой Наций речь, которая войдет в историю Европы XX века. «Я думаю, - сказал он, - что между народами Европы существовать определенные федеральные связи. Эти народы должны иметь возможность в любой момент войти в контакт друг с другом, обсуждать свои интересы, принимать общие решения. Между ними должен существовать дух солидарности, который мог бы им помочь в сложных ситуациях. Очевидно, что подобная ассоциация должна преобладать прежде всего в экономической сфере. Но и в политической и социальной сферах подобный союз, не посягая на суверенитет каждой из наций, мог бы быть весьма полезным» .

В целях конкретизации идеи, выдвинутой в Женеве, французское правительство в 1930 году опубликовало Меморандум об организации режима Федерального европейского союза. Меморандум был направлен на рассмотрение и обсуждение всеми остальными государствами-членами Лиги Наций[54]. В соответствии с Меморандумом А. Бриан предлагал своим коллегам начать с проведения регулярных встреч (Европейских конференций) для обмена мнениями по данному вопросу, затем обсудить размеры средств, которые следовало передать будущей европейской организации и в самом конце подписать Пакт общих принципов будущего Федерального союза. В институциональном плане Бриан, оставаясь горячим сторонником Лиги Наций, взял за основу будущего Союза структуру и деятельность Лиги Наций[55]. Высшим представительным органом должна была стать Европейская конференция, включающая в себя представителей всех государств-членов. Кроме того, была предусмотрена ежегодная ротация председательства на Конференции. Из представителей государств-членов Конференции формировался Постоянный политический комитет и Секретариат[56]. Как отмечает ряд исследователей, Бриан намеревался применить сильные позиции Франции в Лиге Наций и использовать накопленный в ее институтах опыт в рамках создаваемых общеевропейские органы[57]. Государства, получившее Меморандум Бриана, должны были дать письменный ответ. Кроме того, в Лиге Наций была создана специальная комиссия для обсуждения проекта А. Бриана.

Реакция на официальный запрос французского правительства по поводу создания Федерального союза в Европе оказалась весьма сдержанной. Несмотря на то что в основе плана Бриана лежала идея полной независимости и сохранения суверенитета всех участников будущего Союза, «призрак утраты

суверенитета отпугивал от данного проекта многие европейские страны» . Несмотря на то что, проект Бриана, в отличие от аналогичного плана его предшественника Куденхове-Калерги, получил официальное признание со стороны правительства Франции и Лиги Наций, но практически он также остался нереализованным. Помимо «проблемы суверенитета» сказывалось еще и то, что в Лиге Наций, «так и не ставшей универсальной всемирной организацией», в это время доминирующее положение занимали ведущие европейские державы. Появление панъевропейской федерации не отвечало их интересам[58] [59], хотя в плане Бриана просматривалась скорее конфедеративная, чем федеративная линия.

Помимо прочего, неприятие плана Бриана было связано с тем, что в его основу были положены, в первую очередь, французские, а не европейские интересы[60]. Вообще, инициатива французского министра иностранных дел была в первую очередь продиктована тем, что спустя несколько лет после подписания Версальского мира, одним из творцов которого была Франция, она постепенно стала утрачивать свои лидирующие позиции в Европе[61]. Одновременно явно усилилось влияние Англии, а на рубеже 20-30-х годов XX века и Г ермании.

В этих условиях французское правительство рассчитывали вернуть Франции ее влияние на европейском континенте, поскольку Франция, таким образом, становилась лидером и движущей силой данной инициативы. Идея создания европейской федерации была призвана поставить Францию в центр политических и дипломатических переговоров. Не случайно А. Бриан часто цитировал в своих выступлениях Ж.-Ж. Руссо, аббата Сен-Пьера, В. Гюго и других известных французов, высказывавших идеи объединения Европы.

Однако, если все они основывали свои идеи на несколько абстрактных принципах демократии, равенства свободы и др., то план А. Бриана, в первую очередь, преследовал решение конкретных практических задач, продиктованных международной ситуацией во второй половине 20-х годов.

Несмотря на то, что данный французский проект реализован не был, он, тем не менее, оставил заметный след в истории европейской интеграции изобретением так называемого «европейского языка»[62].

Западные исследователи особенно выделяют сегодня тот факт, что А. Бриан в своих выступлениях оперировал такими категориями и терминами как «общий рынок», «европейское сообщество». Автором текста французского Меморандума, в котором впервые появляются подобные понятия и термины, был Алексис Леже, ближайший соратник Бриана, генеральный секретарь французского министерства иностранных дел. Благодаря А. Леже в европейских кругах широкое распространение получили такие понятия как «федеративный наднациональный орган» (впервые этот термин был использован в предисловии к Меморандуму), «общий рынок», «таможенный союз», «перемещение товаров, капиталов и граждан», «фактическая солидарность», «сообщество европейских народов», «европейское сообщество»[63]. И хотя проект Бриана не состоялся, его идеями и понятиями руководствовались последующие европейские «объединители».

Обострение межгосударственных противоречий в Европе в 30-е годы XX века неизбежно привело к сворачиванию панъевропейского движения[64]. Это был период прихода к власти фашистских и нацистских режимов ряде стран Европы и последовавшая за ним Вторая мировая война. Однако на этот раз «европейская идея» не была парализована военными действиями. Еще во время войны, особенно в движении Сопротивления, стали возрождаться идеи «единой

Европы» с наднациональной политической структурой, федеральной или конфедеральной, которая заменила бы окончательно скомпрометировавшую себя традиционную структуру межгосударственных отношений, основанную на принципе «европейского баланса сил»[65].

Движение Сопротивления не имело единого центра, но его участники руководствовались общими освободительными идеями. Другими словами, европейская идея выражалась в общей борьбе прогрессивной Европы против фашизма и нацизма, в ответственности европейцев за спасение Европы и европейской цивилизации от угрозы порабощения и гибели. Но в «подпольной» Европе развивался европеизм другого содержания, связанный непосредственно связанный с проблемой будущего, послевоенного устройства Европы[66]. Это, так называемое «европеистское» течение движения Сопротивления включало в себя сторонников создания «единой Европы» и, в частности, европейской федерации. Еще в 1939 году лидер французских социалистов Леон Блюм выступил в поддержу федеральной Европы: «Наши решения предусматривают переход от интеграции Германии к такой организации Европы, которая служила бы надежной гарантией против агрессии и обеспечивала бы безопасность и прочный мир. Мы возвращаемся снова и снова к тем же формулам, к одному и тому же заключению: независимость наций в рамках федеральной и разоруженной Европы»[67].

Во Франции европейское течение движения Сопротивления было представлено в основном федералистами. Свои взгляды на будущее Европы они высказывали на страницах «подпольных» газет. Так, например, газета «Комба», созданная в 1941 году, привлекала множество известных лиц: Анри Френэ, Жоржа Бидо, Альбера Камю, Анри Тетжена, Эдмона Мишле, Франсуа де Ментона. Их имена навсегда останутся в истории европейской интеграции. С 1942 года «Комба», а с 1943 года и другие аналогичные издания («Резистанс», «Попюлер») призывали к образованию после войны Соединенных Штатов Европы. «Соединенные Штаты Европы, - писала в сентябре 1942 году «Комба», - станут скоро реальностью, за которую мы боремся. Вместо Европы, которая... находится под игом Германии, мы и другие народы создадим объединенную Европу на основе свободы, равенства, братства и главенства закона»[68]. В том же году Жан Мулен, генеральный представитель генерала де Голля, создал Общий комитет исследований. Его членами стали, помимо уже упомянутых лиц, Поль Бастид, Робер Лакост, Александр Пароди, профессор Рене Куртен и Мешель Дебре. Первый номер «Политических тетрадей», вышедший в апреле 1943 года, был посвящен Франции и европейской идеи. А в январском номере 1944 года сообщалось, что «политика больше не должна ограничиваться узкими рамками отдельных государств. Одним из первых действий должно стать создание Соединенных Штатов Европы. Речь идет не об утопии: Соединенные Штаты Европы уже в пути»[69] [70].

В марте 1944 года в Женеве состоялось первое заседание участников движения Сопротивления. Идеи создания европейской федерации воплотились в итоговом документе встречи - Манифесте европейского Сопротивления, многие положения которого легли в основу современного Европейского Союза. Они касались, главным образом, формы будущего политико-правового устройства объединенной Европы, учреждения общеевропейских органов власти, принятия общеевропейской «писанной конституции», формирования правовой и судебной систем, а также создания общеевропейской армии . «Страны должны преодолеть догму абсолютного государственного суверенитета, объединившись в единую федеративную организацию», -

говорилось в документе . Авторы Манифеста призывали к созданию европейского правительства, которому государства должны передать часть своего национального суверенитета в ряде областей - внешняя политика, оборона - и которому будет подчиняться европейская армия. Предусматривалось также создание Верховного суда, который должен следить за соблюдением Федеральной конституции.

Большинство положений Манифеста нашли свое подтверждение и активную поддержку в другом документе, принятом в 1946 года на очередной встрече представителей движения Сопротивления - «Программа 12 пунктов».

Данная Программа предполагала, что создаваемый союз должен стать составной частью «общемировой системы ООН», при этом он имел в своей основе общеевропейскую федерацию. Кроме того, государства-члены этого союза должны были передать «часть своих экономических, политических и военных суверенных полномочий образованной ими федерации» .

Программа, по мнению ее авторов, должна привлечь внимание официальных лиц и известных европейских политиков. Одним из таких политиков, популярным «в федералистских кругах», был У. Черчилль, который также выступал за создание Соединенных Штатов Европы, причем основанном на франко-германском партнерстве.

В целом, «европеистское» течение движение Сопротивления не имело четких представлений о роли будущей единой Европы в послевоенном устройстве. Большинство членов движения считало, что Европа и впредь будет играть ведущую роль на мировой арене и от нее будет зависеть предотвращение возможных будущих войн .

Помимо отдельных деятелей движения Сопротивления в разработке [71] [72] [73] планов будущего Европы участвовал и Французский Комитет Национального Освобождения во главе с генералом де Голлем (будущее Временное правительство).

Сам де Голль не имел четкой позиции относительно европейского будущего. Несмотря на то, что он признавал необходимость европейского объединения, он при этом категорически отвергал любое посягательство на суверенитет государств . «В любом случае, - говорил де Голль, - чтобы иметь федерацию, нужно иметь того, кто будет ее создавать. И это будет Франция. Союз, оформленный под ее руководством, поможет сохранить нам

75

независимость от американо-русского кондоминиума» .

Ряд исследователей как отечественных, так и зарубежных, считают, что употребление де Голлем слова «федерация» не означает, что он намеревался создать в Европе наднациональную организацию[74] [75] [76] [77]. Для него, скорее всего, это было лишь средством для поддержания авторитета среди тех организаций движения Сопротивления и рядовых французов, которые высказывались за

77

федеративное объединение Европы .

Планы будущего устройства Европы, появившиеся во время войны стали основой для послевоенных концепций европейской интеграции. Именно во время войны окончательно сложилось, а затем получило свое развитие во Франции и других странах европейское федералистское движение. Оно было не единственным в Сопротивлении, но именно движение федералистов оказало решающее влияние на новую ориентацию европейской политики французского правительства, что впоследствии позволило инициировать процесс объединения.

Сразу после войны, в течение 1946-1947 годов, начали формироваться основные движения европейских активистов. Они отличались по массовости, структуре и партийному составу. Однако среди них четко выделялись два направления - федералистское, представители которого выступали за создание европейской федерации на наднациональной основе, и юнионистское, представители которого выступали за сохранение национального суверенитета и объединение Европы в форме конфедерации .

Надо отметить, что большинство французов придерживались

федералистских взглядов. Так, например, лидерами Французского союза за объединенную Европу были убежденные сторонники европейской федерации -

79

П. Рамадье, П.-А. Тетжен, П. Рейно . Французский комитет Европейского парламентского союза, созданный в 1947 г. графом Р. Куденхове-Калерги, также возглавлял приверженец федералистских идей, будущий президент Франции Р. Коти.

Приверженность к федералистским принципам французские политики, в лице депутатов Национального Собрания, выразили в резолюции, призывающей к немедленному созыву европейского Учредительного собрания для создания «постоянных институтов демократической Европейской федерации» . Предполагалось, что Учредительное Собрание будет состоять из членов парламентов всех стран, готовых объединиться в федерацию.

Увеличившееся количество разнообразных движений и течений за объединение Европы потребовало упорядочивания их деятельности. С этой целью в 1947 году был создан Международный координационный комитет движений за европейское единство, куда вошли представители почти всех европейских движений: Французский союз за объединенную Европу, Новые международные группы, Европейская лига экономического сотрудничества, Европейский парламентский союз и др. Главной задачей Комитета стала [78] [79] [80] подготовка конгресса, на котором планировалось обсудить все пути и средства

о і

европейского объединения и выработать конкретные решения . В рамках Комитета действовало три комиссии - политическая, экономическая и комиссия по культуре - и национальные комитеты, которые должны были назначить делегатов от всех сил, готовых к сотрудничеству: парламентов, политических партий, профсоюзных организаций, университетов, научной и творческой интеллигенции.

Итогом работы Комитета стал созыв в Гааге 7-10 мая 1948 года европейского конгресса. В его работе приняло участие около 800 делегатов от 19 стран Западной Европы - государственные деятели, политические лидеры, представители делового мира, профсоюзов, ученые, деятели культуры. Как отметил известный французский исследователь европейской интеграции, профессор Д. Сиджански, это был «съезд всей европейской элиты» . Франция была представлена в Гааге самой многочисленной делегацией - 185 человек.

На конгрессе разгорелся острый спор между федералистской и юнионистской концепциями. Первую отстаивали французы, бельгийцы, итальянцы, голландцы, вторую - англичане и делегаты от скандинавских стран. И если первые имели целью создание европейской федерации, то англичане были сторонниками «рыхлого» союза на основе международного сотрудничества и при полном уважении национального суверенитета.

Несмотря на все разногласия и столкновения на Гаагском конгрессе было принято три резолюции: в области политики, экономики и культуры.

В резолюции политической комиссии, которую возглавлял П. Рамадье, указывалось на необходимость ограничение «абсолютного суверенитета [81] [82] европейских государств»[83]. Также предлагалось создать Европейскую парламентскую ассамблею, избираемую национальными парламентами, разработать положения о правах человека и учредить институт для их защиты.

В резолюции экономической комиссии указывалось на необходимость создания европейского экономического союза, в рамках которого будут устанены препятствия для развития торгово-экономических отношений. Для создания экономического союза были намечены следующие цели: свободное перемещение капиталов и рабочей силы, денежная унификация, таможенный союз с умеренным тарифом, оздоровление бюджетной и кредитной политики, гармонизация социального законодательства и координация экономической политики.

В резолюции по вопросам культуры, подготовленной Д. де Ружмоном, конгресс подчеркнул, что европейский союз, став объективной реальностью, должен опираться на единство европейской культы. С этой целью предлагалось создать Европейский культурный центр. Его главные задачи - проводить политику европейского союза через средства массовой информации, способствовать развитию образования, свободному передвижению научных идей и координации исследований, устанавливать контакты между европейскими университетами и развивать сотрудничество студентов и преподавателей.

Г аагский конгресс реорганизовал Международный комитет по координации движений за единство Европы в Европейское движение, почетными председателями которого стали Л. Блюм, У. Черчилль, Р. Куденхове-Калерги, канцлер К. Аденаузр, бельгийский Министр иностранных дел П.-А. Спаак, будущий французский Министр иностранных дел Р. Шуман. Главной целью движения объявлялось развитие и пропаганда европейской идеи. Европейское движение объединило почти все отдельные европейские движения, став разветвленной, сложной по структуре организацией. Движение оказало решающее влияние на начальную стадию активной европейской интеграции. Именно оно поддержало выдвинутую в 1951 г. инициативу французского Министра иностранных дел Р. Шуман по созданию Европейского объединения угля и стали, ставшую точкой отсчета европейской интеграции.

Итогами инициатив, выдвинутых на Гаагском конгрессе, стало, принятие Конвенции о правах человека, создание Европейского культурного центра, Европейского колледжа, Совета Европы и Суда по правам человека.

Совет Европы, созданный по инициативе французского Министра иностранных дел Ж. Бидо и при активном участии сменившего его на посту Р. Шумана с целью сохранения контроля над возрождением Западной Германии и недопущения роста ее чрезмерного влияния, задумывался как общеевропейская политическая организация, которая в будущем должна способствовать созданию европейской федерации. Однако на деле Совет Европы обладал лишь совещательными и консультативными функциями. Кроме того, он не обладал полномочиями для принятия решений, обязательных для стран-членов, и являлся, по сути, лишь инструментом межправительственного сотрудничества. Попытки расширить сферу полномочий Совета и придать его органам наднациональный характер натолкнулись на сильное противодействие Великобритании и скандинавских стран.

Совет Европы не оправдал возложенных на него надежд. Впоследствии его деятельность сосредоточилась исключительно в сфере защиты прав человека. Вместе с тем, создание по инициативе Франции первой собственно европейской организации стало, несомненно, большим шагом вперед на пути к созданию объединенной Европы и одновременно своеобразным итогом предыинтеграционного процесса на континенте, закономерным следствием

развития движения за единую Европу[84] [85].

Однако главная цель европейского объединения - создание федерации - оказалась так и не достигнутой. Для ее достижения сторонникам европейского единства пришлось искать новые методы и подходы к объединению Европы.

В заключение данного параграфа, хотелось бы упомянуть еще об одном проекте объединения Европы, незаслуженного забытом как отечественными, так и зарубежными исследователями. Речь идет о проекте союза европейских государств, выдвинутом известным политиком послевоенной Франции, первым премьер-министром V Французской Республики Мишелем Дебре. Проект появился на свет в декабре 1949 г., всего на несколько месяцев опередив декларацию Шумана, опубликованную в мае 1950 года.

Мишель Дебре в 50-е годы был убежденным европеистом, явно опережающим свой век. В своем проекте «Пакта о Союзе европейских государств» он предложил президентскую и федералистскую модель, будущего европейского объединения. Данная модель предусматривала учреждение должности арбитра, избираемого на пять лет всеобщим голосованием мужчин и женщин; Сената, состоящего из министров европейских государств и комиссаров, назначаемых арбитром; Ассамблею европейских наций, включающую депутатов, избранных из расчета один на миллион жителей .

Г осударства-члены должны были передать Союзу часть своих суверенных полномочия для решение задач экономического развития и торговли, улучшения условий жизни народов, обеспечения обороны, а также унификации юридических институтов. Внешняя политика государств-членов должна была также координироваться Союзом, при этом каждое государство может сохранить право автономно осуществлять свою внешнюю политику[86].

Всю ответственность за деятельность Союза нес арбитр, избираемый всеобщим голосованием. Ему помогал Сенат. Сенат, руководствуясь федеральной концепцией, включал, с одной стороны министров - по одному от каждого государства, которые составляли Комитет министров во главе с председателем-арбитром, а с другой - десять комиссаров, назначаемых арбитром. Комитет министров координировал внешнюю политику Союза, комиссары обеспечивали функционирование служб Союза. Таким образом, получалось, что Сенат оказывался скорее исполнительным, чем

87

законодательным органом .

Ассамблея европейских наций также избиралась прямым всеобщим голосованием и осуществляла демократический контроль над деятельностью исполнительных органов власти: проверка и утверждение бюджета, обсуждение законопроектов или программ, подготовленных Сенатом. Таким образом, Ассамблея Союза выполняла функции, аналогичные функциям национальных парламентов. Решения, принятые Ассамблеей, обнародовал арбитр, который обладал правом вето[87] [88] [89].

Работе трех главных учреждений помогал Совет Союза, выполнявший консультативную функцию и состоявший из четырех секций: образования; производства и труда; городов и других населенных пунктов; государственных и частых фондов социальной солидарности. Речь, таким образом, шла о, своего рода, расширенном социально-экономическом совете.

Суд, включал от 8 до 20 судей. Формировался он сложным способом: одна часть судей назначалась Комитетом министров, другая часть - избиралась Ассамблеей, третья часть - секцией образования Союза. В Суд могли обратиться только страна-участница Союза или сам арбит. Решения Суда подлежали беспрекословному исполнению при обязательном контроле арбитра .

Оригинальность проекта М. Дебре заключалась в двух его особенностях. Во-первых, два органа Союза - арбитр и Ассамблея - избирались всеобщим голосованием, что обеспечивало легитимность новой власти. Во-вторых, наличие арбитра, олицетворяющего центральную власть. Учитывая разнообразие и разобщенность европейского общества М. Дебре считал необходимым поместить на вершину своей конструкции «человека, моральный и политический престиж которого не подлежит обсуждению благодаря его выборности»[90].

Несмотря на то, что проект был представлен в 1949 году, он не потерял своей актуальности. Проект Дебре, как отмечает профессор Д. Сижански, и «сегодня впечатляет силой логики и аргументации»[91]. Несмотря на некоторые устаревшие или реализованные положения, проект Дебре выглядит сегодня намного более прогрессивным, чем некоторые современные проекты и предложения и может служить ярким примером неиспользованных возможностей.

Таким образом, идея европейского единства или «единой Европы» появляется уже на ранних этапах развития европейского общества. На протяжении длительного исторического развития данной идеи можно выделить следующую закономерность - идея «единой Европы» становилась на повестку дня и получала новый импульс развития каждый раз, когда в Европе начинались военные конфликты и политические противостояния. Как ответ на эти события, выдвигались конкретные проекты и планы по восстановлению мира и общеевропейского единства.

Идея «единой Европы» нашла свое непосредственное выражение в политико-правовых проектах создания единой европейской организации в рамках определенной политико-правовой формы. Анализ и сравнение таких проектов, появившихся во Франции в период XIV - середина XX вв., показал, что, будучи внешне сходными между собой, они в то же время значительно отличались друг от друга по форме политико-правового устройства предполагаемой общеевропейской организации. Достаточно четко прослеживаются две основные формы - федеративная (проект Сен-Пьера, проект Э. Крюсссе, проект П.Прудона и др.) и конфедеративная (проект герцога Сюлли, проект Н. Бонапарта, А. Бриана и др.).Окончательное формирование двух основных подходов к объединению европейских государств(федеративного и конфедеративного) происходит после Второй мировой войны в рамках многочисленных движений европейских активистов. Среди них четко выделялись два направления - федералистское, представители которого выступали за создание европейской федерации на наднациональной основе, и юнионистское, представители которого выступали за сохранение национального суверенитета и объединение Европы в форме конфедерации.

Существование двух принципиально отличных подходов к объединению европейских государств, основанных на различных формах политикоправового устройства предполагаемой общеевропейской организации, обусловит появление во Франции в середине XX века двух основополагающих концепций европейской интеграции, противостояние которых будет характерно для всего процесса европейской интеграции во второй половине XX - начале XXI вв.

Несмотря на то что рассмотренные проекты носили, скорее, теоретический характер и не были реализованы, они, тем не менее, имели очень большое значение для тех интеграционных процессов, которые начались в Европе во второй половине XX века. По мнению известного специалиста в области европейской интеграции, профессора Ю.А. Матвеевского, эти проекты стали предвестниками процесса европейской интеграции, который начался после Второй мировой войны. «Европейские объединители» обращались к ним не только как к теоретическим моделям, но иногда даже как к источникам

ответов на практические вопросы современности .

Разумеется, за столь длительный период существования и развития содержание идеи «единой Европы» не оставалось неизменным. Однако существование и развитие данной идеи в объединительных проектах государственных и общественных деятелей Франции на протяжении длительного исторического периода стали необходимыми историко-правовыми предпосылками формирования во Франции концепций европейской интеграции, получивших практическую реализацию во второй половине XX века.

<< | >>
Источник: БИДА ДАРЬЯ АЛЕКСАНДРОВНА. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ И ПРАВОВОЕ ОФОРМЛЕНИЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ (опыт Франции: вторая половина XX - начало XXI вв.) Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2016. 2016

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Историко-правовые предпосылки формирования концепций европейкой интеграции:

  1. ВВЕДЕНИЕ
  2. § 1. Историко-правовые предпосылки формирования концепций европейкой интеграции
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -