Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

§ 5.8.4. Микрозона 4. Правый берег Подкумка, правый берег Эшкакона и левый берег Аликоновки.

Рассматриваемая микрозона площадью 228,2 кв. км является наиболее насыщенной поселенческими памятниками V-VIII вв. На этой территории известно 30 укреплений и 6 поселений, расположенных на скальных останцах, мысах и склонах (рис.

241-244). Совокупная площадь моделируемых

хозяйственных угодий вокруг этих памятников составляет 161,5 кв. км или 71% анализируемой территории.

Высокая плотность поселений на некоторых участках микрозоны обусловила сильный разброс в площади моделируемых хозяйственных территорий. Так, семь памятников характеризуются минимальными размерами угодий площадью от 8,6 до 90 га (укрепление и поселение Теплушкинское 1, укрепления Красные Пески, напротив Катыхинской Балки 1 и 2, Броненосец 1 и 2). От 16 до 76% этой территории могло осваиваться в ходе пашенного земледелия (1,4-60,8 га) (Диаграмма 21, 22), причем характерна небольшая разница при моделировании минимальных и максимальных пахотных угодий, составляющая несколько гектар. Небольшие размеры моделируемых хозяйственных территорий приводят к минимальным по площадям территориям потенциальных пастбищ и выпасов, составляющих от 7,2 до 32,1 га (Таблица 27).

Большинство поселений микрозоны обладают средними по размерам хозяйственными угодьями площадью от 100 до 700 га (укрепления Гипотетическое 1, Клин-яр, Малый Клин-яр 1, Сова 1, Теплушкинское 2, Правобережное Эшкаконское 1-5, Центральное Эшкаконское, Эшкаконское 10, Аликоновское 15, Нарт-Башинское, Водопадное, Указатель, Зуретинское, Арбакол 1, напротив Катыхинской Балки 3, Солдатская Балка и поселения Теплушкинское 2 и 3, Аликоновское 14, Горное Эхо) (Таблица 27). Площадь минимальных моделируемых пахотных угодий у них варьирует от 16 до 128 га, максимальных - от 28 до 176 га. Нетрудно заметить, что лишь в пяти случаях разница рассчитанных по двум моделям площадей пахоты превышала 50 га. При этом, процентное соотношение пахотных угодий к пастбищным имеет большой разброс от 3-5% (укрепление Эшкаконское 10) до 45-53% (укрепление напротив Катыхинской Балки 3) (Диаграмма 21, 22). Остальная часть хозяйственной территории могла использоваться под пастбища и сенокосы, что составляет от 6469 га (укрепление Нарт-Башинское) до 516-528 га (укрепление Эшкаконское 10) (Таблица 27). Таким образом, 10 из 24 поселений характеризует соотношение пахотных и пастбищных земель как одна пятая к четырем пятым, что сопоставимо с системой расселения предгорного Дагестана, а 14 из 24 - как одна треть - половина к двум третям - половине, что более напоминает равнинную систему расселения по М.З.-О. Османову (1990. С. 43).

Небольшое количество памятников четвертой микрозоны обладает значительными хозяйственными территориями по результатам моделирования - от 730 до 2692 га (укрепления Красивый Курган 1, Рим-гора, Ниязбековское, Аликоновское 16 и поселение Аликоновское 15). В последнем случае речь идет о поселении, расположенном на юго-восточной периферии микрозоны, тогда как остальные укрепления занимают скорее ее центральную часть, а их хозяйственные угодья, таким образом, ограничиваются далеко отстоящими от них соседними памятниками (рис. 242-244). Относительно ровные участки местности, занятые перечисленными памятниками, повлияли на значительные по площади пахотные угодья, моделируемые в ходе ГИС-анализа.

Минимальные значения их составляют 80-130 га, максимальные - 160-195 га, причем очевидна существенная разница результатов двух вариантов моделирования, составляющая около 42-86 га (Таблица 27). Площадь пахотных угодий, рассчитанных вокруг укрепления Аликоновское 16, значительно меньше и составляет от 35,5 до 63,8 га. Тем не менее, соотношение пахотных и пастбищных площадей у рассматриваемых поселений составляет от 4-15% к 85-96% по минимальному расчету и до 6-20% к 80-94% по максимальному (Диаграмма 21, 22). В целом подобные соотношения сопоставимы с системой расселения горной и предгорной зоны Дагестана (Османов, 1992. С. 43).

В некоторых случаях внутри хозяйственных территорий рассматриваемых поселений располагаются участки террасирования второго типа,

картографированные с помощью аэрофотосъемки. Подобные наделы

обнаруживаются в окрестностях укреплений напротив Катыхинской Балки 3, Рим-Гора, Красивый Курган 1, Ниязбековское, Указатель, укреплений и поселений Теплушкинские 1-3 (рис. 241-242). Однако в большинстве случаев подобные участки лежат за пределами моделируемых пахотных угодий перечисленных укреплений и поселений, и лишь иногда частично попадают в эти пределы. Это два участка террасирования общей площадью в 9,7 га в окрестностях укрепления напротив Катыхинской Балки 3, один участок площадью 7,5 га на периферии моделируемых пахотных угодий укреплений Указатель и Зуретинское (рис. 241), участок площадью 7,8 га внутри потенциальных сельскохозяйственных угодий укрепления Ниязбековское (рис. 243) и пять участков общей площадью в 9,3 га в пределах предполагаемых пахотных угодий укрепления Теплушкинское 2 и поселения Теплушкинское 3 (рис. 242). Примечательно, что наилучшим образом исследованные наделы в виде пахотных террас, расположенные в Воровских Балках (Борисов, Коробов, 2013. С. 105-109, 112-126), лежат на периферии хозяйственных территорий памятников V- VIII вв. (рис. 242). Таким образом, у нас нет достаточно очевидных аргументов для отнесения следов пахотного террасирования к эпохе раннего Средневековья, что уже отмечалось выше.

При этом, как и в случае с другими рассматриваемыми микрозонами. в ходе почвенно-археологических исследований, проводимых вместе с А.В. Борисовым, были получены наглядные свидетельства сельскохозяйственного использования некоторых территорий вокруг крепостей V-VIII вв., выраженных в находках керамики в почвенных разрезах, маркирующих ареалы внесения органических удобрений в ближайших окрестностях поселений. В пределах микрозоны 4 подобные исследования проводились возле укреплений Водопадное и Нарт-Башинское (Борисов, Коробов, 2013. С. 147-156) (рис. 187). Почвенные

Почвенные разрезы Б-260 и Б-262, устроенные в окрестностях укрепления Аликоновское 14, дали единичный фрагмент керамики I тыс. н.э. В семи из девяти почвенных разрезов, заложенных в потенциальной сельскохозяйственной зоне укрепления Нарт-Башинское (Б-208, Б-247 - Б-252, Б-259 и Б-261), найдено значительное количество раннесредневековой керамики - от 5 до 39 фрагментов. Подобное наблюдение касается и окрестностей укрепления Водопадное - здесь в почвенных разрезах Б-230 - Б-232 и Б-257, устроенных в зоне потенциального пашенного земледелия, найдено от 1 до 17 фрагментов керамики; остальные разрезы (Б-258 и Б-381- Б-385) устроены на террасах первого типа и водоразделе в зоне потенциального земледелия кобанской культуры; фрагменты аланской керамики отсутствуют практически во всех этих разрезах. В трех из семи разрезах, устроенных возле укрепления Указатель (Б-209, Б-228 и Б-254) найдено 7-10 фрагментов керамики I тыс. н.э., еще в двух (Б-229 и Б-257) - единичные фрагменты. Таким образом, полученные результаты почвенно-археологического обследования подтверждают правильность выбранной методики моделирования потенциальных пахотных угодий вокруг укреплений и поселений V-VIII вв.

Проведенные расчеты позволяют предположить количество домохозяйств, способных прокормиться с анализируемых территорий хозяйственных ячеек. Для рассматриваемой микрозоны характерны относительно небольшие размеры предполагаемого числа обитателей. От 1 до 10 семей могло обитать на 19 из 36 анализируемых поселений при минимальных расчетах площади пахотных угодий или на 12 из 36 при максимальных; от 11 до 22 семей - на 16 из 36 поселений при минимальных расчетах или от 11 до 33 семей - на 23 из 36 при максимальных (Таблица 28). При этом, на укреплении Теплушкинское 1 рассчитанная площадь пахотных угодий в 1,4 га не предполагает существование отдельного автономного хозяйства; на поселении Теплушкинское 1 и укреплении напротив Катыхинской Балки 1 пахотные угодья могли содержать по одному семейству. Сказанное относится и к моделируемым пастбищным угодьям вокруг этих поселений - их небольшие размеры предполагают выпас 2-3 голов крупного рогатого скота. Очевидно, хозяйственные угодья данных памятников должны рассматриваться в совокупности с другими поселениями и укреплениями этих небольших поселенческих агломераций, расположенных в долине реки Теплушки и в среднем течение Аликоновки.

В остальных случаях моделируемое количество крупного рогатого скота, способного содержаться круглогодично на окружающих поселения пастбищах, составляет от 3-5 (укрепление Броненосец 1) до 632-647 (поселение Аликоновское 15), причем последний случай явно представляет собой исключение, обусловленное периферийным расположением поселения и, соответственно, завышенными размерами его потенциальной хозяйственной территории. На 26 из 36 поселений количество крупного рогатого скота моделируется в пределах 100 голов, что составляет в среднем 3,1-4,6 голов на одно домохозяйство или 0,6-0,9 голов на человека. Эти данные вполне соответствуют этнографическим сведениям, рассмотренным выше. Еще девять укреплений и поселений окружены пастбищно-сенокосными угодьями, способными содержать от 100 до 174 голов крупного рогатого скота, что составляет от 6-9 до 27-49 голов на домохозяйство или от 1,2-1,8 до 5,5-9,8 голов на одного потенциального обитателя этих поселений (Таблица 28). Верхний диапазон данных значений представляется несколько завышенным, тогда как нижний вполне соответствует

этнографическим примерам Кавказа и швейцарских Альп.

В целом, можно предположить проживание в рассмотренной микрозоне коллективов, объединяющих 370-500 семей (1850-3000 человек), способных содержать 3200-3400 голов крупного рогатого скота, однако эти данные, как и приведенные выше, могут быть несколько завышенными. Так, если для укреплений Правобережное Эшкаконское 3, Центральное Эшкаконское, Аликоновское 15 и 16, Нарт-Башинское, Водопадное, Красные Пески, Броненосец и 1 и 2 минимальное рассчитанное количество населения в 3-9 семей сопоставимо с количеством наблюдаемых на поверхности развалов жилых и оборонительных сооружений (Таблица 14), то результаты моделирования потенциального числа обитателей укреплений Красивый Курган 1, Ниязбековское, Правобережное Эшкаконское 1, 2, 4 и 5, Зуретинское, Арбакол 1, напротив Катыхинской Балки 3 и Солдатская Балка, а также поселений Аликоновское 14 и 15, насчитывающих от 7 до 22 семейств, не находят подтверждения по результатам первичного осмотра этих памятников. В большинстве своем на данных поселениях зафиксированы единичные каменные развалы башен и построек, что, впрочем, не исключает возможности обнаружения иных строений в ходе будущих полевых работ.

Вероятно, адекватные результаты моделирования получены при рассмотрении небольших агломераций поселений в долине Теплушки и напротив Катыхинской Балки, где в одном случае на двух укреплениях и трех поселениях, а в другом - на трех укреплениях могло проживать 25-30 семей.

Сложнее обстоит дело с моделированием населения укреплений Клин-Яр, Рим-Гора и Указатель. Рассчитанное по разным моделям количество населения этих памятников от 10 до 30 семей вполне могло проживать как на самих укрепленных поселениях (Рим-Гора, Указатель), так и на неукрепленных посадах, примыкающих к ним (Клин-Яр). Примечательно, что среди перечисленных поселений два относятся к останцовым (Рим-Гора и Клин-Яр) и могли выполнять функции локальных центров власти. Об этом речь пойдет ниже. Анализ имеющейся информации об этих укреплениях осложняется, с одной стороны, отсутствием систематических раскопок зон обитания (Рим-Гора, Клин-Яр), а с другой - тем, что территория некоторых из них активно использовалась в последующую эпоху X-XII вв. (Рим-Гора, Указатель), что затрудняет вычленение территории обитания раннесредневекового периода.

В остальных случаях у нас не имеется информации для более детального сопоставления результатов моделирования с данными о поселениях.

Памятники пятой микрозоны, как и рассмотренные выше, обладают наивысшей плотностью размещения в пределах Кисловодской котловины. Рассчитанные по результатам моделирования потенциальные хозяйственные зоны вокруг расположенных здесь 19 укреплений и одного поселения составляют в совокупности 69 кв. км (78% анализируемой территории). Отсюда относительно небольшой размер моделируемых угодий, составляющих в половине случаев от 200 до 600 га. Семь укреплений (Замковое 1 и 2, Катыхинское 1, Конхуторское Правобережное 1, Конхуторское 1, Левоберезовское 1 и 3) обладают потенциальными угодьями менее 200 га, еще два (Верхнеаликоновское 2 и Левоберезовское 6) - 634 и 1657 га соответственно, причем оба эти укрепления располагаются на периферии исследуемой территории (рис. 246-247).

Площадь моделируемых пахотных угодий для поселений данной микрозоны, рассчитанная двумя способами, в большинстве случаев не превышает 100 га. Минимальной площадью в 12-18 га обладают укрепления Замковое 1, Катыхинское 1 и Левоберезовское 3, максимальной в 100-130 га - укрепление Эчкивашское. Соотношение пахотных и пастбищных угодий для большинства поселений составляет 4-46% к 64-96% и лишь в некоторых случаях (укрепления Замковое 2, Мокрая Балка 1, Конхуторское 1, Левоберезовское 1 и 4) в силу близкого расположения соседних поселений изменяется в сторону 29-46% к 5471% (Таблица 29) (Диаграмма 23, 24).

В ближайших окрестностях трех памятников обнаружены следы террасирования второго типа. Участки подобных террас площадью 3,6, 3,8 и 15 га зафиксированы возле укреплений Горное Эхо, Эчкивашское и Левоберезовское 4, и лишь в последнем случае попадают в зону потенциальных пахотных угодий (рис. 246-247). Однако полученные результаты дешифрирования аэрофотосъемки нуждаются в проверке в ходе будущих полевых работ, которые позволят ответить на вопрос о принадлежности данных террас обитателям перечисленных укреплений.

Более достоверная информация о следах земледелия, обнаруженных в окрестностях укрепления Конхуторское 1 и поселения Медовое Правобережное 1, получена в ходе наших почвенно-археологических исследований (Борисов, Коробов, 2013. С. 141-142, 161-164) (рис. 185). Так, в ближайших окрестностях поселения Медовое Правобережное 1 обнаружены следы межевания - здесь зафиксировано 10 участков площадью 0,1-0,3 га; общая площадь наделов, картографированных в поле с помощью приемника GPS, составляет 2,4 га. В устроенных внутри межевых участков почвенных разрезах Б-242 и Б-245 найдено 26 фрагментов керамики эпохи раннего Средневековья (рис. 248).

Почвенные разрезы устраивались и вне пределов обнаруженных участков с межевыми стенками. Некоторые из них попадают в зону потенциального земледелия обитателей укрепления Конхуторское 1 (Б-204, Б-225 - Б-227, Б-240, Б-241, Б-243, Б-244, Б-246), другие - на периферию пахотных угодий укрепления Эчкивашское или поселения Медовое Правобережное 1 (Б-233 и Б-234). Во всех разрезах найдено значительное количество керамики I тыс. н.э. - в совокупности более 140 фрагментов - от 2 до 50 фрагментов на разрез (рис. 248). Данные материалы прекрасно иллюстрируют адекватность принятого моделирования потенциальных площадей, пригодных для пашенного земледелия V-VIII вв.

Подобные работы были также проведены в окрестностях укреплений Катыхинское 1 и 2 (рис. 249). Здесь также в каждом из разрезов, устроенных в потенциальной зоне аланского земледелия, присутствовала раннесредневековая керамика. В разрезах Б-187 - Б-189, разбитых в окрестностях укрепления Катыхинское 1, найдено от 5 до 10 фрагментов, в разрезах Б-190 - Б-193 в зоне потенциального земледелия укрепления Катыхинское 2 - от 3 до 13 фрагментов.

Таким образом, представляются вполне оправданными результаты моделирования потенциальных пахотных угодий вокруг укрепленных и неукрепленных поселений микрозоны 5. Расчет количества потенциальных обитателей этих поселений дает минимальное количество домохозяйств от 2 до 17, максимальное - от 2 до 22. Большинство поселений, скорее всего, были рассчитаны на 5-10 семейств, что подтверждается результатами проведенного моделирования (Таблица 29). Лишь в некоторых случаях полученное количество населения представляется явно завышенным. Это результаты моделирования количества населения укреплений Мокрая Балка 1 и 2 (от 11 до 19 семей), Эчкивашское (17-22 семьи), Левоберезовское 6 (13-22 семьи), Левоберезовское 4 (14-18 семей) и Ломоносовка (12-20 семей). Во всех перечисленных случаях скромные размеры памятников и отсутствие значительного количества построек на них (Таблица 13, 14) не позволяет доверять полученным результатам. Особенно завышенными представляются результаты моделирования числа обитателей одиночно стоящих башен (укрепления Левоберезовское 6 и Эчкивашское). Однако в последнем случае в непосредственной близости от башни находится достаточно крупное поселение Медовое Правобережное 1, число потенциальных жителей которого реконструируется в пределах двух семей. На этом поселении обнаружено девять построек. Если предположить жилой характер всех видимых на поверхности сооружений, то совокупная численность поселения Медовое Правобережное 1 и укрепления Эчкивашское, составляющая 19-24 семей, по-прежнему, будет примерно в два раза больше числа реальных обитателей, но уже гораздо ближе к нему. В данной ситуации одиночно расположенная на холме башня могла выполнять функции наблюдательного пункта, служившего жителям находящегося у подножья холма поселка. Это предположение подкрепляется результатами ГИС-моделирования зон видимости с укрепления Эчкивашское, способного контролировать не только близлежащие окрестности поселения и его сельскохозяйственные угодья, но и значительную часть территории всей микрозоны, а также большинство укреплений левого берега Аликоновки (рис. 250). Поэтому, очевидно, следует рассматривать потенциальную хозяйственную территорию обоих памятников как совокупную, относящуюся к поселению Медовое Правобережное 1, что и отражено на рис. 248.

Очевидно заниженное количество обитателей прослеживается также для укрепления Горное Эхо, являющегося одним из крупнейших раннесредневековых городищ Кисловодской котловины. Автор длительных раскопок данного памятника И.А. Аржанцева предполагает, что население городища в эпоху раннего Средневековья составляло около 300-400 человек, которые занимали порядка 80 построек (Аржанцева, 2007. С. 77, 80). Между тем, по результатам компьютерного ГИС-моделирования, окружающие городище угодья способны прокормить не более 14-18 семей, т.е. около 70-100 человек. Не исключено, что в данном случае мы сталкиваемся с одним из ограничений анализа потенциальных хозяйственных территорий, проведенных методом построения полигонов Тиссена, когда изначально предполагается однородность анализируемых поселений в социальном и функциональном плане. Все они рассматриваются как живущие на самообеспечении хозяйственные ячейки, более сложные социальные связи игнорируются условиями метода. Между тем, городище Горное Эхо имеет ряд особенностей, позволяющих предположить его высокую социальную значимость в ряду поселений Кисловодской котловины. На этом вопросе я остановлюсь ниже.

Моделируемое количество скота в пересчете на крупный рогатый, которое могли содержать жители микрозоны 5 в окрестностях своих поселений, составляет в подавляющем большинстве небольшие стада менее 100 голов, когда в среднем на одно домохозяйство приходится от 3,9 до 7,7 голов, а на одного обитателя - от 0,8 до 1,5 голов. Полученные данные вполне сопоставимы со сведениями этнографии. В отдельных случаях расчеты показывают более обширные пастбищно-сенокосные угодья, способные прокормить от 100 до 400 голов (укрепления Горное Эхо, Верхнеаликоновское 2, Левоберезовское 2 и 6). Однако расчет количества голов на одно домохозяйство или на одного обитателя данных поселений дает близкие показатели приведенным выше (Таблица 29).

существование здесь от 150 до 250 домохозяйств (750-900 человек), обладавших совокупным стадом в 1350-1500 голов в пересчете на крупный рогатый скот. Приводимые цифры, как и в других случаях, демонстрируют не реальное количество населения и принадлежащих ему стад, а тот экономический потенциал, который дает сельскохозяйственное освоение окрестностей рассматриваемых укрепленных и неукрепленных поселений.

<< | >>
Источник: Коробов Дмитрий Сергеевич. СИСТЕМА РАССЕЛЕНИЯ АЛАН ЦЕНТРАЛЬНОГО ПРЕДКАВКАЗЬЯ В I ТЫС. Н.Э. (ЛАНДШАФТНАЯ АРХЕОЛОГИЯ КИСЛОВОДСКОЙ КОТЛОВИНЫ). ТОМ 1. Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. Москва - 2014. 2014

Еще по теме § 5.8.4. Микрозона 4. Правый берег Подкумка, правый берег Эшкакона и левый берег Аликоновки.:

  1. § 6. Мусульманское уголовное право
  2. 4. ПРИНЦИПЫ ПРАВА
  3. Тоталитаризм: левый и правый
  4. § 6. Итоговые теории «широкого права» в Московской Руси. Концепция преп. Максима Грека
  5. Монологический взгляд: ключ к правому пути
  6. 8.5. Правила поведения за столом
  7. ОГЛАВЛЕНИЕ
  8. § 5.4. Скотоводство в Кисловодской котловине в I тыс. н.э. по данным полевого обследования и результатам дистанционного зондирования.
  9. § 5.7. Система расселения в первый хронологический период (II -IV вв. н.э.).
  10. § 5.7.2. Микрозона 3. Правый берег Подкумка и левый берег Эшкакона..
  11. § 5.7.3. Микрозона 4. Правый берег Подкумка, правый берег Эшкакона и левый берег Аликоновки.
  12. § 5.7.4. Микрозона 5. Правый берег Аликоновки и левый берег Березовой.
  13. § 5.7.5. Микрозона 6. Правый берег Березовой, левый берег Кабардинки и левый берег Кич-Малки.
  14. § 5.8.2. Микрозона 2. Правый берег Карсунки и левый берег Покумка.
  15. § 5.8.3. Микрозона 3. Правый берег Подкумка и левый берег Эшкакона..
  16. § 5.8.4. Микрозона 4. Правый берег Подкумка, правый берег Эшкакона и левый берег Аликоновки.
  17. § 5.8.6. Микрозона 6. Правый берег Березовой, левый берег Кабардинки и левый берег Кич-Малки.
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -