Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

§ 5.8.6. Микрозона 6. Правый берег Березовой, левый берег Кабардинки и левый берег Кич-Малки.

На территории небольшой по размерам микрозоны 6 площадью в 96 кв. км находится девять раннесредневековых укреплений и два поселения, занимающих скальные мысы и плато. В совокупности к ним могло относиться около 61 кв.

км хозяйственных территорий, что составляет 64% всей площади исследуемой микрозоны.

Площадь моделируемой хозяйственной территории вокруг поселений имеет значительный разброс - от 18 га (укрепление Мосейкин Мыс 1) до 2158 га (укрепление Правоберезовское 5). Как и в вышеописанных случаях, значительная площадь угодий моделируется вокруг периферийных поселений, находящихся на внешней границе микрозоны. При этом, несмотря на сильно пересеченный рельеф данной местности, результаты моделирования пахотных угодий, занимающих ровные участки рельефа на минимальном удалении от поселения, построенные в ходе ГИС-анализа двумя способами (на линейном расстоянии в 1 км и с учетом временных затрат в ходе движения по пересеченной местности) мало отличаются друг от друга - разница минимальных и максимальных площадей удобных для земледелия земель составляет от 0,7 до 34,8 га (Таблица 29; рис. 251-252).

Минимальные пахотные угодья моделируются вокруг укрепления Мосейкин Мыс 1 (1,4-1,8 га). Подобный размер потенциальной земледельческой зоны построен в результате близкого расположения соседнего укрепления Мосейкин Мыс 2, вокруг которого пахотные угодья определены в 27,9-30,7 га.

В остальных случаях пригодные для земледелия участки ландшафта имеют минимальные площади от 12,7 до 67,3 га, максимальные - от 30,7 до 88,2 га, что составляет от 1-2 - 9-17% площади хозяйственной территории (укрепления Правоберезовское 2, Зубчихинское 1, Беловодское 1, Правоберезовское 5 и поселение Зубчихинское 3) до 14-24 - 35-39% (укрепления Сосновый Бор, Татарка, Мосейкин Мыс 2, Кабардинское 2, поселение Правоберезовское 2) (Таблица 29) (Диаграмма 25, 26). При этом, в зону потенциальных пахотных угодий укрепления Зубчихинское 1 и поселения Зубчихинское 3 попадает наиболее хорошо изученный участок наделов с межевыми стенками (Борисов, Коробов, 2013. Рис. 62, 18, 21). В ходе почвенно-археологических исследований нами здесь было картографировано 106 наделов правильной геометрической

формы общей площадью 16,7 га (рис. 184). Размеры участков варьируют от 360 до

2

4880 м , однако большинство (81 участок из 106) имеет площадь в пределах 0,10,3 га. На участках и межевых стенках были сделаны почвенные разрезы Б-268 - Б-271, в которых обнаружено более 30 фрагментов керамики V-VIII вв. (рис. 253). Примечательно, что данные участки земледелия отделены от поселений глубокой балкой Зубчихина, через которую жители устроили проезжую дорогу. Сохранились подпорные стенки дороги, прослеживаемые на левому берегу балки (Коробов, 2012б. С. 212-213. Рис. 6, 2), следы дороги прекрасно видны в рельефе и на правом ее берегу (рис. 254).

Таким образом, в окрестностях поселений в балке Зубчихина выявлены наиболее хорошо сохранившиеся следы наделов эпохи раннего Средневековья, которые занимают около 15% всей моделируемой потенциальной зоны пахотного земледелия. Очевидно, что данными площадями не ограничивается ресурсная зона в окрестностях данных поселений. Почвенными разрезами Б-263 - Б-265 была также реконструирована территория, обрабатывавшаяся в ближайших окрестностях укрепления Зубчихинское 1 (рис.

253). Здесь было обнаружено более 20 фрагментов раннесредневековой керамики, что говорит в пользу

Небольшое количество керамики было также найдено в удобных для сельскохозяйственной обработки местах возле укрепления Беловодское 1 (рис. 253). Восемь фрагментов посуды, относящейся к I тыс. н.э., были зафиксированы в разрезе Б-292, тогда как разрез Б-б/н-2010 не содержал подобной керамики.

Помимо участков с межевыми стенками, возле укрепления Кабардинское 2 было также обнаружено три участка террасирования второго типа, два из которых площадью 1,6 и 3,2 га попадает в зону потенциального земледелия данного поселения, еще один участок площадью 1,7 га находится к юго-западу от нее (рис. 251). На некоторых из террас были сделаны почвенные зондажи (J№N° 30-32), подсчет керамики не производился (Борисов, Коробов, 2013. С. 109-110). Данные почвенно-археологического исследования этих террас не проясняют времени их возникновения и функционирования, однако сам факт присутствия подобных следов пахотных орудий в непосредственной близости от укрепления Кабардинское 2 вызывает безусловный интерес.

Как и в вышеописанных случаях, площадь пастбищно-сенокосных угодий, моделируемых вокруг поселений, связана с плотностью расположения памятников. Наибольшие территории, которые могли использоваться для содержания скота, предполагаются по результатам пространственного анализа вокруг поселения Зубчихинское 3 (1415,3-1442,1 га) и укрепления Правоберезовское 5 (2105,7-2138,7 га). Остальные поселения имеют близко расположенные хозяйственные территории, которые ограничивают их ресурсные зоны животноводства в пределах 118-658 га. Наименьшие угодья моделируются вокруг укрепления Мосейкин Мыс 1 (16,2-16,9 га), однако если рассматривать их в совокупности с ресурсной зоной укрепления Мосейкин Мыс 2, то потенциальная площадь пастбищ и сенокосов этих двух поселений достигает 64,3-67,9 га, что, однако, также представляется недостаточным для обеспечения

Таким образом, проведенное моделирование, как и в вышеописанных случаях, позволяет предположить существование небольших коллективов на поселениях и укреплениях микрозоны 6. Сельскохозяйственные территории вокруг этих памятников могли снабжать продуктами земледелия около 60-100 семейств (300-600 человек). Практически на каждом памятнике могло существовать не более 3-8 домохозяйств по минимальному расчету или 5-14 по максимальному (Таблица 30). Подобная реконструкция представляется оправданной для половины рассматриваемых укреплений: Мосейкин Мыс 2, Правоберезовское 2з Зубчихинское 1, Беловодское 1, Правоберезовское 5, на которых обнаружено по нескольку каменных строений (Таблица 14). Несколько завышенными представляются полученные данные для укрепления Сосновый Бор, Татарка и Кабардинка 2, а также поселения Правоберезовское 2, размеры которых не позволяют предполагать проживание 6-14 семейств; реальное количество населения на этих поселениях скорее всего было существенно меньшим. Напротив, для укрепления Мосейкин Мыс 1 и поселения Зубчихинское 3 подобные расчеты представляются существенно заниженными. Ресурсная зона первого укрепления, моделируемая с помощью полигонов Тиссена, не предполагает существования здесь автономного коллектива - она слишком мала. Если объединить два близлежащих поселения Мосейкин Мыс 1 и 2 в одну небольшую агломерацию, то общее количество 7-9 домохозяйств, по-видимому, отражает реальную ситуацию эпохи раннего Средневековья.

Ситуация с поселением Зубчихинское 3 выглядит сложнее. Полученные результаты по расчетам площади ресурсной зоны, способной прокормить от 7 до 11 семейств, плохо сопоставляются с крупными размерами данного поселения. Оно является крупнейшим поселением I тыс. н.э. в Кисловодской котловине, зона его обитания в эпоху раннего Средневековья и, возможно, в предшествующий период, составляет порядка 3,8 га, на которых зафиксировано 47 каменных развалов строений. Далеко не все эти строения использовались как жилые -

проведенный А.В. Борисовым анализ уреазной активности почв позволяет предположить существование на данном памятнике специальных построек или помещений для содержания скота, о чем говорилось в Главе 4. Тем не менее, если провести анализ площади данных сооружений, можно попытаться

реконструировать максимальное количество обитателей поселения исходя из предположения об одновременном существовании данных построек.

В современной археологической литературе есть несколько путей для решения подобной задачи. В расчет может приниматься количество жилых сооружений из расчета обитания малой семьи в одной небольшой постройке. Количество членов семьи определяется разными авторами от 4 до 8 человек (сравнение разных оценок размера семьи приводится в работе Дж. Зорна - Zorn, 1994. P. 34. Tab. 1), но в большинстве случаев речь идет о семье из 4-6 человек (Zorn, 1994. P. 33). Аналогичный размер малой нуклеарной семьи предполагается Г.Е. Афанасьевым для обитателей поселений лесостепного варианта салтово- маяцкой культуры (1993а. С. 67). Исходя из этих данных, можно определить минимальное число обитателей городища в 230-280 человек, проживающих в 47 постройках. Если исключить из анализа сооружения, более всего напоминающие загоны для скота (постройки 12, 14, 21 - см. Табл. 118), то в оставшихся 44 постройках могло одновременно размещаться максимум 260 человек.

Однако размеры этих построек существенно различаются. Если исходить из площади построек, количество проживающего в них населения может быть скорректировано в большую сторону.

Существуют разные представления о минимальном жилом пространстве, приходящемся в древности и Средневековье на одного обитателя поселения. В цитируемой выше работе Г.Е. Афанасьева приводятся сопоставления расчетов разных авторов (Р. Наролл, В.М. Массон, С. Кассельберри, И. Хил, С. Кук, С.Н.

Бибиков, А.В. Энговатова и В.В. Сидоров и др.), согласно которым подобная

2

площадь варьирует от 1,86 до 10 м ; автором принимается среднее значение в 3-5

2

м на человека (Афанасьев, 1993а. С. 65-66). Аналогичные размеры минимальной

2

по результатам раскопок телля раннего железного века Эн-Назбех в Израиле,

2

составляла 8,1 м на одного обитателя (Zorn, 1994. P. 40).

Принимая за основу подобную площадь в 8 кв. м на одного обитателя, возможно, слегка завышенную, мы получаем максимальное количество жителей поселения Зубчихинское 3 в 295 человек, проживающих в постройках общей площадью 2360 кв. м (Таблица 15). Однако нами в данном случае принимаются за основу не площади пола жилых сооружений, а площади каменных развалов всех построек без учета их функциональной принадлежности. Поэтому полученное таким образом количество обитателей городища представляется неправомерно большим. В некоторых случаях, при наличии нескольких помещений, нами фиксировались их внутренние размеры, позволяющие скорректировать полученные результаты. С учетом внутренней площади развалов построек общая площадь 44 сооружений на поселении Зубчихинское 3 составляет 2190 кв. м, а реконструируемое количество обитателей - порядка 270 человек. Любопытно, что полученные данные полностью сопоставляются с рассчитанными выше (260 обитателей 44 построек). Однако, и это количество населения представляется завышенным, поскольку не все помещения использовались как жилые.

Еще одним способом определить потенциальное количество обитателей поселения является расчет количества населения, приходящийся на один гектар площади обитания. В данном случае существует еще больший разброс мнений об определении среднего числа обитателей одного гектара поселения. Так, для населения, сконцентрированного в римских городах, предполагается от 120 до 200 человек, проживающих на одном гектаре площади (Fentress, 2009. Р. 135-137). Минимальное количество населения в 100 человек на один гектар рассчитывается авторами для римской колонии Коза в Тоскании, где предполагается 1360 обитателей 224 небольших и 24 крупных построек (Fentress, 2009. Р. 141). Согласно данным современной мексиканской этнографии, на сельских

поселениях наблюдается концентрация от 28 до 35 человек на один гектар жилого пространства (De Roche, 1983. Р. 188. Tab. 1). Если же сопоставить сведения из других работ, то разброс оценок составляет от 100 до 1000 человек на один гектар (Zom, 1994. P. 34. Tab. 1). Близкие показатели используются И.С. Каменецким при

расчете численности меотского населения междуречья Кубани и Лабы. Автор

2

принимает усредненную площадь в 100 м , занимаемую одной малой семьей из 5 человек (т.е., 500 человек на 1 га) (Каменецкий, 2011. С. 247).

Рассчитав площади ареалов построек на поселении Зубчихинское 3, мы получаем общую площадь жилой части поселения в 1,3 га. На этой территории могло проживать от 65 до 260 человек при оценке количества населения на гектар жилого пространства от 50 до 200 человек. Однако площадь поселения не ограничивается ареалами построек, видимых в настоящее время на поверхности - об этом говорят результаты шурфовки нижней части поселения. Если принять общую площадь памятника с остатками архитектурных сооружений за основу подобных расчетов (3,8 га), то минимальное число его обитателей составит 190 человек, а максимальное - 760.

Примечательно, что все три метода расчета дают предположительное количество обитателей поселения Зубчихинское 3 около 250-300 человек, что составляет около 50 малых семей. Даже если принять во внимание завышенность подобных расчетов, это примерно в пять раз выше предполагаемого количества обитателей, рассчитанного на основе моделирования ресурсных зон. С одной стороны, полученные результаты подчеркивают относительность выводов о количестве населения, базирующемся исключительно на процедурах ГИС- моделирования потенциальных хозяйственных территорий. С другой, они демонстрируют исключительность рассматриваемого поселения, которое выбивается из ряда соседних памятников и имеет черты особого крупного поселка, претендующего на боле высокое место в иерархии поселений по сравнению с другими памятниками рассматриваемой микрозоны. Эти и некоторые другие особенности поселения Зубчихинское 3 в качестве одного из центральных поселений Кисловодской котловины будут рассмотрены ниже.

Если вернуться к расчетам ресурсных зон вокруг поселений и укреплений микрозоны 6, то полученные в результате моделирования пастбищно-сенокосные угодья способны прокормить совокупное стадо в 1380-1445 голов в пересчете на крупный рогатый скот. При этом на большинство поселений приходится относительно небольшое количество скота, способного прокормиться в ближайших окрестностях - менее 100 голов. На одно домохозяйство при таком расчете приходится от 2,1-13,6 до 2,7-38,9 голов, или в среднем 1,2-2,6 голов на одного обитателя (Таблица 30), что вполне соответствует данным этнографии. Укрепления Беловодское 1 и Правоберезовское 5, а также поселение Зубчихинское 3 обладают значительными ресурсными зонами, пригодными для пастбищ и сенокосов, что обусловило реконструкцию их потенциальных стад в 150-530 голов или от 19,9 до 163,7 голов на одно домохозяйство и от 4 до 32,7 голов на одного потенциального обитателя этих поселений (Таблица 30). Если подобное количество скота выглядит явно завышенным для небольших по размерам укреплений Беловодское 1 и Правоберезовское 5, то размер стада в 350-360 голов крупного рогатого скота, которое могли содержать обитатели поселения Зубчихинское 3, может быть вполне адекватным его размерам, о которых сказано выше. Принимая во внимание результаты реконструкции количества обитателей данного поселения, составлявшего около 40 домохозяйств или 200-260 человек, мы получаем 9 голов скота на одно домохозяйство или 1,4 головы на одного жителя поселения, что прекрасно согласуется с данными кавказской этнографии, приводимыми выше.

<< | >>
Источник: Коробов Дмитрий Сергеевич. СИСТЕМА РАССЕЛЕНИЯ АЛАН ЦЕНТРАЛЬНОГО ПРЕДКАВКАЗЬЯ В I ТЫС. Н.Э. (ЛАНДШАФТНАЯ АРХЕОЛОГИЯ КИСЛОВОДСКОЙ КОТЛОВИНЫ). ТОМ 1. Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. Москва - 2014. 2014

Еще по теме § 5.8.6. Микрозона 6. Правый берег Березовой, левый берег Кабардинки и левый берег Кич-Малки.:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. § 3.7. Результаты почвенно-археологических исследований следов древнего и средневекового земледелия в Кисловодской котловине.
  3. § 5.4. Скотоводство в Кисловодской котловине в I тыс. н.э. по данным полевого обследования и результатам дистанционного зондирования.
  4. § 5.7. Система расселения в первый хронологический период (II -IV вв. н.э.).
  5. § 5.7.2. Микрозона 3. Правый берег Подкумка и левый берег Эшкакона..
  6. § 5.7.3. Микрозона 4. Правый берег Подкумка, правый берег Эшкакона и левый берег Аликоновки.
  7. § 5.7.4. Микрозона 5. Правый берег Аликоновки и левый берег Березовой.
  8. § 5.7.5. Микрозона 6. Правый берег Березовой, левый берег Кабардинки и левый берег Кич-Малки.
  9. § 5.8.2. Микрозона 2. Правый берег Карсунки и левый берег Покумка.
  10. § 5.8.3. Микрозона 3. Правый берег Подкумка и левый берег Эшкакона..
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -