<<
>>

Глава 2. Государство

4. Проблема выработки универсального определения. B юридиче­ской науке отсутствует единое общепринятое понятие государства. Ис­следование же в рамках истории государства и права предполагает опре­деление понятия «государство» прежде всего для правомочности обозна­чения конкретного исторического феномена термином «государство».

Разрыв между историческими «государствами» Древности и совре­менными «государствами» международного права и отношений значите­лен, так же как и различие в подходах к пониманию феномена государст­ва в различных культурах. По замечанию JI. H. Гумилева, «китайское “го” изображается иероглифом: ограда и человек с копьем. Это отнюдь не соответствует английскому “state”, или французскому “etate”, или да­же латинскому “imperium” и “respublica”. Так же далеки по содержанию иранский “шахр” или... термин “орда”»4.

Безусловным является то, что государство как социальный феномен представляет собой форму интеграции. Среди множества последних форм (семья, толпа, партия, секта и др.) государство, на наш взгляд, до­пустимо определять через следующие качественные критерии - власть и территориальность.

Власть здесь понимается как культурный феномен, власть не опреде­ленного индивида, а как качество должности (персоны), органа, органи­зации и т. д.

Территориальность - выражение биосоциальной природы человеческо­го общества. Социальные группы большинства социальных млекопитаю­щих обладают собственной территорией, территориальным поведением и соответствующими психофизиологическими комплексами (инстинктами). Потому при конкуренции территориальной и экстерриториальной форм власти-интеграции приоритет принадлежит, как правило, первой форме (хрестоматийный пример - развитие католической церкви).

Таким образом, «государство» далее понимается как политико­территориальная (властно-территориальная) форма интеграции. Указан­ная дефиниция обладает перед распространенными определениями госу­дарства через власть (к примеру, как «организация публичной власти») и тем преимуществом, что категория «интеграция» является на порядок более простой, чем «власть».

Преимущество же перед социологическими определениями («политическая организация общества») заключается также в большей простоте - не требуется введения перегруженного зна­чениями термина «общество».

5. Государство, власть, управление. Понятие «государство» было определено как властно-территориальная форма интеграции. Поэтому

'1 I умилсп .11. II. ДпіотіечибиосфераЗемли. M.,2001.C. 62.

дискурс о термине «власть» требуется, прежде всего, для адекватного анализа феномена государства.

Власть - один из наиболее сложных феноменов, рассматриваемых философией и наукой. Распространены формулировки от «власть наро­да», «президентская власть», «власть закона» до «власть случая», «власть Всевышнего», «власть слова», «женская власть», «власть эмоций», «власть денег», «мягкая власть», «жесткая власть» и т. д.[4] Одной из при­чин подобной перегруженности и неоднозначности понятия «власть» является охват данной категорией различных феноменов.

Прежде всего, как в обыденном сознании, так и в научной литературе власть понимается как власть-сила, что иллюстрирует, к примеру, анг­лийский язык (power - власть, сила). Власть-сила - биосоциальный фе­номен. Феномен власти-силы носит индивидуализированный характер. Более того, власть-сила является лишь качеством собственного субъекта. Именно по отношению к данному феномену применимо утверждение O том, что «бессубъектной, то есть никому не принадлежащей, власти нет и быть не может»[5]. Психологически, с внешней точки зрения, субъект власти-силы интерпретируется как источник таких сильных эмоций, как восхищение, уважение, страх и пр. C внутренней - власть-сила пережи­вается как физическая и психическая способность к акцентированному действию (darman. -Башк.) и наличие воли-желания (dart. - Башк.).

B процессе культорогенеза феномен власти-силы получил культур­ное измерение, что обеспечило в конечном итоге его размывание. Перво­начально различные артефакты стали ассоциироваться с субъектом вла­сти-силы. B дальнейшем развитие языка позволило переносить на абст­рактные категории те или иные качества биосоциального феномена «власть-сила» (см.: 13.

Палеолитическое общество, 14. Концептуально­информационная система: ранги).

Следующий подход к пониманию феномена «власть» связан с соот­ношением феноменов власти и управления. Упрощенно управление по­нимается как функция системы, выражающаяся в принятии и осуществ­лении решений по поддержанию текущего состояния либо его измене­ния. Процесс управления может осуществляться как без наличия диффе­ренциации системы на управляющие и управляемые подструктуры (сете­вые организации, федеративные структуры и т. д.), так и путем выделе­ния какого-либо «центра (центров) управления».

Антропосферу в качестве открытой системы составляют совокупность людей и актуальная окружающая среда (объекты материального мира, с ко­торыми взаимодействует человек). Развитие антропосферы детерминирова­но как естественно-физическими, так и собственно антропогенными факто­рами. Относительно большое значение антропогенных факторов в развитии человечества и является основным доводом в пользу их выделения.

Современный уровень знаний не позволяет однозначно определить характер взаимодействий индивид - антропосфера, в том числе степень самостоятельности индивида в качестве элемента системы (о чем свиде­тельствуют интерпретации отдельных проблем наследственной психоло­гии, социальной психологии, а также архетипов Юнга, феноменов теле­патии, «военной» демографии и пр.). Таким образом, поиск, описание и детализация причинно-следственных связей, «точек бифуркации» и иных категорий процесса развития антропосферы как целостной системы - по настоящее время актуальная научная проблема (отсутствует определен­ность даже в подходах к построению общей социальной теории).

Индивиду присуща как психическая, так и физическая (во внешнем мире) активность. Следовательно, человек способен формулировать ре­шение и принимать участие в его реализации, тем самым осуществляя рациональное управление. Развитие техносферы значительно увеличило долю рационального управления (однако стоит подчеркнуть, что, не­смотря на значительное увеличение антропогенных детерминантов в развитии антропосферы, роль рационального управления не является всеобъемлющей).

Принятие решений определяется мировоззрением (в данном контексте - абстрактно-понятийный аппарат и алгоритмы работы с ним) и мироощу­щением (в данном контексте - система лояльностей) субъекта. Формиро­вание мировоззрения и мироощущения условно определим как концепту­альное управление. Соответственно прямое воздействие на биологическую природу индивида - как физическое управление. Поскольку критерием выделения послужило воздействие на индивидуальный потенциал актив­ности (жизнедеятельности), то концептуальное и физическое управление можно рассматривать в качестве базового управления.

I Іаряду с базовым управлением следует условно выделить информа­ционное и механическое управления как виды оперативного управления. Подчеркнем, что концептуальное и физическое, информационное и ме­ханическое управления введены в качестве дуальных оппозиций, однако базовое и оперативное таковыми не являются (см. рис.).

базовое
концептуальное физическое
УПРАВЛЕНИЕ информационное оперативное
механическое

Приведем следующий пример: реализация завещания наследниками. 'Завещание, составленное в письменном виде, представляет собой объект актуальной окружающей среды. Вследствие наличия у данного объекта информационных качеств воля завещателя адекватно интерпретируется наследниками. Действия же наследников по реализации воли покойного обусловлены мировоззрением и мировосприятием первых, что есть ре­зультат уже концептуального управления. Следовательно, процесс реа­лизации завещания представляет результат концептуально-информа­ционного управления. При этом автор завещания мертв, соответственно субъект управления отсутствует.

Власть-управление, тем самым, с индивидуальной точки зрения, за­ключается в способности к относительно самостоятельной формулиров­ке решений и обеспечении их реализации (парадокс цивилизации состо­ит в объективном увеличении власти-управления при ее субъективном уменьшении).

6. Власть (управление) и право. Из вышеизложенного следует, что возможно определить право как форму концептуально-информационного управления, то есть как феномен власти (управления). Соответственно мет права без наличия функции управления (позитивистский подход), как пет управления без наличия определенной социальной системы (что мо­жет быть продолжено: нет права вне власти, власть возможна и без пра­ва). Однако далеко не все социальные системы входят в категорию госу­дарство, между тем практически во всех можно выделить концептуаль­но-информационное управление. Следовательно, право возможно и без і іаличия государства.

Простейший этимологический анализ указывает на тесную связь фе­номенов «власть (управление)» и «право». K примеру, в древнетюркском (и современных тюркских) tora - закон, правило, порядок, обычай[6], бог (lorna - бог-журавль. - Башку tura - бог, господь. - Чувашск.), правитель, владыка, начальник (tora, tilra), почетное место, престол (tor, tiir), истин­ное, правдивое, прямое (tura), подходящее (tura). B русском право - пра­во, правитель, власть (управление, править), истинное (правда), подхо- дяще-верное (правильно, правое), норма (правило). B английском right - ираво, правое; rule - правило (норма), править.

Таким образом, в предельном случае право следует рассматривать как систему концептуального управления, обладающую информативной природой (право - реализуемая информация).

<< | >>
Источник: Еникеев 3. И., Еникеев А. 3.. История государства и права Башкортостана. - Уфа: Китап, 2007. - 432 с.. 2007

Еще по теме Глава 2. Государство:

  1. Глава государства, парламент и правительство Великобритании
  2. Органы законодательной власти, глава государства и правительство Италии
  3. Парламент, глава государства и правительство Украины
  4. Глава государства, парламент и кабинет министров в Японии
  5. 13.2. Основы конституционного статуса Президента Российской Федерации, его положение в системе органов государства
  6. 1.1. Сущность государства
  7. Глава 1. БРИТАНСКАЯ МОДЕЛЬ: УРОКИ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА
  8. Понятие, социальное назначение и форма государства. Правовое государство
  9. Глава VIIIТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ ПРИНЦИП ДЕЙСТВИЯ УГОЛОВНЫХ ЗАКОНОВ СОЮЗА ССРИ СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИКИ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ИНОСТРАНЦЕВ,НЕ ПОДСУДНЫХ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМСОВЕТСКИМ СУДЕБНЫМ УЧРЕЖДЕНИЯМ
  10. §6.2. Генезис государства от древности к современности
  11. 5. ТИП И ФОРМА ГОСУДАРСТВА
  12. Раздел  I.   ГОСУДАРСТВО
  13. Глава 6._ГОСУДАРСТВО И ВЛАСТЬ: СУЩНОСТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ
  14. ГЛАВА ГОСУДАРСТВА
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -