Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

Источники права второй половины ХѴІІІ в.

Правовая основа крестьянской реформы содержалась в Мани­фесте 19 февраля 1861 г. и в Общем положении о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости от того же числа. Согласно данным документам, крепостное право отменялось навсегда, кресть­яне становились лично свободными, могли иметь собственность, но освобождались без земли, которую должны были выкупать.

В этом случае они могли рассчитывать на ссуду. При неспособности сразу выкупить землю крестьяне становились временнообязанными, т.е. находились под надзором помещиков и выполняли в их пользу по­винности.

Освобожденные от крепостного права крестьяне получали оп­ределенные права: они могли жениться без разрешения помещика, лично или в составе общества заключать договоры и принимать на себя обязательства, торговать, заниматься ремеслом, открывать промышленные предприятия. Крестьяне были освобождены от по­мещичьего суда, получили право служить и поступать в учебные за­ведения.

Для осуществления реформы создавались в каждой губернии особые органы: Губернское по крестьянским делам присутствие, Уездные мировые съезды, мировые посредники. Их создание и дея­тельность регулировались «Положением о губернских и уездных по крестьянским делам учреждениях». Высшим органом стал Главный комитет об устройстве сельского состояния.

Центр тяжести проведения реформы пал на низшее звено — мировых посредников. Их главной задачей стало оформление новых отношений между помещиками и крестьянами. Также они осущест­вляли надзор за сельским самоуправлением и выполняли судебные функции по некоторым уголовным и гражданским делам. Назнача­лись мировые посредники Сенатом по спискам, составленным дво­рянскими собраниями. Мировые посредники составляли уставные грамоты, которые представляли собой юридические акты, закреп­лявшие конкретные условия выхода крестьян из крепостной зависи­мости.

Нормы «Общего положения» дополнялись «Положением об устройстве дворовых людей, вышедших из крепостной зависимо­сти». К дворовым людям относилась многочисленная домашняя прислуга, а также специалисты: конюхи, плотники, кузнецы, садов­ники и т.д. Они были оторваны от земли, часто не имели и жилья. Для многих дворовых, особенно пожилых, освобождение фактиче­ски стало трагедией.

В разных районах страны условия реформы несколько разли­чались. Поэтому было принято несколько «Местных положений о поземельном устройстве крестьян».

Еще одним источником правового регулирования крестьян­ской реформы стали «Дополнительные правила», которые регулиро­вали порядок освобождения отдельных категорий крестьян, напри­мер, работавших на фабриках и заводах, а также касались отмены крепостного права в Сибири, Земле Войска Донского и Бессарабии.

В результате реформы основная масса земель осталась у по­мещиков, неспособных их обрабатывать. Крестьянское малоземелье, отсутствие свободного рынка рабочей силы тормозили развитие ка­питализма в сельском хозяйстве.

Положение о губернских и уездных земских учреждениях от 1 января 1864 г. вводило начала всесословного выборного пред­ставительства в масштабах уезда и губернии.

Данное Положение кардинальным образом отличалось от предшествующих нормативно-правовых актов о формировании ор­ганов местного самоуправления в России.

Впервые законодательно в Российской империи закреплялось создание всесословных мест­ных учреждений, в производстве выборов которых участвовали раз­личные слои населения. Также впервые место во всесословных уч­реждениях получило крестьянство. Земские учреждения были орга­нами выборными. Избиратели делились на три курии: уездные зем­левладельцы; купцы и владельцы торговых заведений, предприятий, недвижимости в городах; крестьяне. Первые две категории имели имущественный ценз, у крестьян выборы были многостепенными.

Женщины и лица моложе 25-летнего возраста, но достигшие гражданского совершеннолетия (21 год), имели право, согласно ст. 18 Положения, снабжать доверенностью на участие в выборах иных лиц, имеющих 25-летний возраст, являющихся российскими подданными и не состоящих под судом или следствием. При этом доверенность на участие в земских выборах должна была быть на­писана на специальной гербовой бумаге и заверена мировым по­средником или мировым судьей.

Выборы в земства проводились раз в три года. В каждом уезде для выборов представителей (гласных) в уездное земское собрание создавалось три курии: землевладельцев, представителей от город­ского общества и сельских обществ.

Вводились земства только в центральных губерниях, где пре­обладало помещичье землевладение. Их не было в Сибири, на Кав­казе, Средней Азии, Литве, Белоруссии и т.д. Распространение зем­ских учреждений по стране происходило достаточно медленно. В 1865 г. они начали свою деятельность в 19 губерниях, через 11 лет они существовали в 34 губерниях европейской части России, а к 1917 г. они существовали в 43 губерниях из 78. Попытка ввести земское самоуправление в Области Войска Донского не увенчалась успехом из-за протеста казачьих верхов. Так как в земских учрежде­ниях ведущая роль предназначалась дворянству, органы местного самоуправления не создавались в тех местностях, где дворянства не было, как, например, в Сибири, или же оно было нерусским по на­циональности (Польша, Литва, Правобережная Украина, западные районы Белоруссии, Кавказ).

В соответствии с Положением 1864 г., земские учреждения разделялись на уездные и губернские. Уездные земские собрание со­стояли из земских гласных, избираемых на трех съездах: уездных землевладельцев, городских обществ и сельских обществ. Губерн­ские земские учреждения, в свою очередь, включали в себя гласных, избираемых из числа членов уездных земских собраний.

Первый избирательный съезд составляли крупные дворяне — землевладельцы, владеющие в уезде на праве собственности боль­шими земельными площадями, определяемыми для каждого уезда индивидуально и лица, владеющие в уезде иным недвижимым иму­ществом, в том числе промышленными и хозяйственными заведе­ниями капитальной стоимостью не менее 1 5 тысяч рублей. Про­мышленные предприятия и торговые заведения, как определял п. 6 ст. 23 Положения 1864 г., должны были иметь также общий годовой финансовый оборот не менее 6 тысяч рублей. Помимо вышепере­численных категорий статья 23 предоставляла право голоса на вы­борах земских гласных от съезда уездных землевладельцев также лицам, имеющим доверенности на участие в выборах от юридиче­ских лиц, отвечающих установленному имущественному цензу.

Право участия в избирательном съезде от городских обществ приобретали, согласно ст. 28 Положения 1864 г. о губернских и уездных земских учреждениях, лица, имеющие купеческие свиде­тельства; владельцы находящихся «на земле уездных городов, вхо­дящих в состав земства, фабрик и иных торгово-промышленных за­ведений, годовой финансовый оборот которых не менее 6 тысяч руб­лей; собственники городской недвижимости стоимостью в город­ских поселениях с населением более 10 тысяч человек — не менее 3 тысяч рублей; в поселениях с населением от 2 до 1 0 тысяч чело­век — не менее 1 тысячи рублей; в прочих городских поселениях — не менее 500 рублей.

Кроме этого, возможность участия в выборах второго съезда получили назначенные юридическими лицами доверенные лица. При этом для участия в выборах через своего представителя юриди­ческое лицо должно было соответствовать имущественному цензу, установленному для физических лиц.

Таким образом, в основе избирательной системы лежал иму­щественный ценз.

Съезды для избрания гласных от сельских обществ, как уста­навливала ст. 30 Положения, образовывались из выборщиков, на­значаемых волостными сходами из своей среды. Число данных вы­борщиков не превышало одной трети всех лиц, имевших право на участие в волостном сходе с тем, чтобы от каждого села, распола­гавшегося на территории волости, приходилось не менее одного представителя.

Выборы от сельских обществ проходили под особым контро­лем со стороны правительственных чиновников. Избирательные съезды от сельских обществ в каждом уезде назначались по распо­ряжению губернского правления, а сами списки гласных, избранных от сельских обществ, подлежали обязательному согласованию с гу­бернатором (ст. 31 Положения).

При избрании гласных в уездные земские собрания значитель­ным преимуществом обладали уездные землевладельцы. В соответ­ствии со ст. 35 Положения 1864 г., уездные землевладельцы могли избираться в гласные не только от своего съезда, но и от съездов го­родских и сельских обществ. В то же время ни члены городского из­бирательного съезда, ни тем более выборщики сельских избиратель­ных съездов не имели подобных привилегий и могли быть избраны в гласные только от своих избирательных съездов.

Аналогичные преимущества при избрании в гласные земских собраний получили и сельские священнослужители, которые также могли быть избраны в гласные от сельских избирательных съездов.

В итоге, из-за малограмотности крестьянства, его забитости и аполитичности, в гласные от крестьян нередко проходили поме­щики и священники.

Главным органом земского самоуправления стали губернские и уездные земские собрания, проведением их решений в жизнь за­нимались земские управы. Компетенцию земских учреждений со­ставляли вопросы начального образования, здравоохранения, мест­ного хозяйства, снабжения, ветеринарии, статистики, отчасти благо­творительности. Источником средств служили налоги на недвижи­мое имущество: леса, фабрики, заводы, дома. Основной доход по­ступал от налога на землю. Таким образом, смысл создания земских учреждений заключался в привлечении новых слоев населения к ме­стному управлению.

К компетенции губернских земских собраний относилось рас­смотрение и утверждение земских расходов, составление земской росписи, распоряжение губернским земским капиталом, отчуждение и приобретение недвижимости, установление новых губернских сборов, сборы за проезд по мостам, дорогам, дача ходатайств об уч­реждении банков, рассмотрение жалоб на действия губернских зем­ских управ и чиновников, утверждение отчетов по расходам на со­держание земского хозяйства, выборы председателя и членов гу­бернской земской управы, установление их содержания.

Деятельность земств контролировалась правительственными чиновниками. Постановления по крупным проектам требовали ут­верждение губернатора или министра внутренних дел. Постановле­ния могли быть опротестованы губернатором или Сенатом. Земства же имели исполнительную власть лишь на бумаге, местная полицей­ская власть оставалась в ведении правительственных учреждений. Они фактически не могли взыскать налоги и наказывать злостных неплательщиков.

Содержание земских учреждений осуществлялось за счет сбо­ров с населения, причем, как правило, это было дополнительное об­ложение в основном крестьян. К ним относились налоги: на землю, леса, доходные промыслы, фабрики, заводы. Налогообложение было крайне неравномерным[9].

Регламентация деятельности земских учреждении осуществля­лась посредством нормативных актов, которых постепенно накопи­лось более 200. Анализ их позволяет определить основные направ­ления деятельности земств:

1) заведование имуществами, капиталами и денежными сбора­ми земства;

л \ w w

2) устройство и содержание принадлежащих земству зданий, других сооружений и путей сообщения, содержащихся за счет зем­ства;

3) меры обеспечения и народного продовольствия;

4) заведование земскими благотворительными заведениями и прочие меры призрения (способы прекращения нищенства);

5) попечение о построении церквей;

6) управление делами взаимного земского страхования имуще­ства;

7) попечение о развитии местной торговли и промышленности;

8) участие преимущественно в хозяйственном отношении и в пределах, законом определенных, в попечении о народном образо­вании, народном здравии и тюрьмах;

9) содействие к предупреждению падежей скота, а также к ох­ранению хлебных посевов и других растений от истребления насе­комыми и животными;

10) исполнение возложенных на земство потребностей воинско­го и гражданского управления, участие в делах о почтовой повинно­сти;

11) раскладка земских государственных денежных сборов;

12) назначение, раскладка, взимание и расходование на основа­нии Устава о земских повинностях местных сборов для удовлетво­рения земских потребностей губернии или уезда;

Л 2 \ KJ KJ KJ

13) представление ходатайств, сведений и заключений прави­тельству по предметам ведения земских учреждений;

14) производство выборов в члены и другие должности по зем­ским учреждениям, и назначение сумм на их содержание.

Императорским указом было утверждено Городовое положе­ние от 16 июня 1870 г. По этому закону в 509 городах России вводи­лись новые всесословные органы городского самоуправления — го­родские думы, избираемые на четыре года, которые из своей среды выбирали исполнительные органы — городские управы.

Основой для Городового положения 1870 г. послужила трех­разрядная куриальная система выборов гласных, заимствованная российскими законодателями у Пруссии.

Система организации, которую предопределило Городовое по­ложение 1870 г., заключалась в том, что все городские обыватели, заинтересованные в интересах города, призывались к участию в Го­родской думе. Городская дума была поставлена в более привилеги­рованное положение, чем земские собрания, главным образом, бла­годаря предоставленному ей праву издания обязательных постанов­лений.

Городовым положением 1870 г. устанавливался порядок из­брания городских дум. В соответствии со ст. 16 и 48 Городового по­ложения, городские избирательные собрания для выборов гласных

Городской думы формировались через каждые четыре года под председательством городского главы. Время созыва данных собра­ний, в отличие от земских съездов, определялось не МВД или гу­бернатором, а самими думами. В каждом городе учреждались три избирательные собрания.

Статья 17 Городового положения 1870 г. предоставляла право голоса в избрании гласных каждому жителю города, являющемуся российским подданным и достигшему двадцатипятилетнего возрас­та. Также данный житель должен был владеть в пределах городской черты недвижимостью, с которой платит сборы в казну города или содержать в городе торговое либо промышленное заведение по ку­печескому свидетельству. К участию в выборах данная статья до­пускала также лиц, которые в течение двух последних лет перед производством выборов уплачивают в пользу города установленные сборы с промысловых, купеческих свидетельств либо билетов на со­держание промышленных заведений. В качестве дополнительного условия для участия в избирательном собрании статья 17 выдвигала требование об отсутствии у горожанина задолженностей по город­ским сборам.

Аналогично земским выборам, в выборах городских дум жен­щины и лица моложе 25 лет могли участвовать через своих предста­вителей. Неотделенные сыновья могли участвовать в выборах вме­сто отцов по их доверенности. При этом данные лица должны были быть не моложе 25 лет и являться российскими подданными. Право участвовать в выборах посредством своих представителей предос­тавлялось также различным юридическим лицам, владеющим в го­роде недвижимостью или уплачивающим в городскую казну сборы.

Представители губернского правления и местная полиция, по­добно выборам в земства, лишались права участвовать в выборах городских гласных. Также данного права лишались несостоятельные должники и лица, исключенные из общин священнослужителей и из дворянских собраний.

Для производства выборов в каждом городе учреждались три избирательных собрания, каждое из которых выбирало по одной трети гласных, подлежащих избранию в городскую думу. Все изби­ратели вносились в один список в порядке причитающихся с них сборов в пользу города по убыванию, одновременно подсчитывалась общая сумма вносимых ими сборов в городскую казну. После этого данные лица делились на три разряда. В первый разряд вносились лица, которые вместе уплачивали 1/3 городских сборов. Ко второму разряду относились следующие за ними лица по списку, которые также совместно давали городу еще треть сборов. Все оставшиеся избиратели причислялись к третьему разряду.

По аналогии с Положением о губернских и уездных учрежде­ниях 1864 года, статья 23 закрепляла право отдельных избирателей иметь на выборах два голоса — одного собственного и одного по доверенности. Доверенность должна быть составлена на гербовой бумаге и заверена в местной администрации или полицейском уча­стке.

Порочность куриальной системы выборов состояла в том, что только прямые плательщики в пользу города являлись участниками городского самоуправления. То есть, все избиратели вносились в общий список по нисходящей сумме уплачиваемых налогов, затем делились на три части, каждая из которых соответствовала трети общей суммы всех налогов. В первый разряд попадали наиболее бо­гатые слои города, во второй — люди среднего достатка, в третий — оставшаяся масса городского населения, самая многочисленная. Ка­ждый из трех разрядов выбирал одинаковое количество гласных. В итоге преобладали в Думе горожане высшего достатка. В основ­ном, если учитывать специфику русских городов конца XIX века, это были лица торгового и купеческого сословия. Кроме того, были нарушены избирательные права большой группы населения, напри­мер, косвенных плательщиков городских налогов. Изолированным от городского самоуправления оставалась самая развитая и образо­ванная часть населения.

Таким образом, в период реформ середины девятнадцатого столетия в русле общей модернизации государственной системы в Российской империи были созданы правовые основы для форми­рования местного городского самоуправления.

Городская дума была поставлена в более привилегированное положение, чем земские собрания главным образом благодаря пре­доставленному ей праву издания обязательных постановлений. Го­родские думы подчинялись непосредственно Сенату, а не местной администрации, но губернатор следил за законностью их постанов­лений.

В соответствии с Городовым положением к предметам ведом­ства городского общественного управления принадлежали: дела по благоустройству города, попечение о народном продовольствии, о народном здравии, принятие мер против пожаров, развитие тор­говли и промышленности, устройство за счет города благотвори­тельных заведений, устройство театров и библиотек, некоторые дру­гие обязанности.

Дума назначала выборы должностных лиц, устанавливала го­родские сборы и налоги, определяла городские расходы, утверждала правила управления городским имуществом, определяла общий по­рядок действий исполнительной городской власти. Дела в Думе ре­шались простым большинством голосов. Городская дума имела пра­во принимать решения, обязательные для исполнения жителями го­рода по широкому кругу внутригородских проблем, кроме полити­ческих. Дума устанавливала и городские сборы, которые расходова­лись на содержание объектов общественного пользования.

Учреждение судебных установлений от 20 ноября 1864 г., разработанное передовыми русскими юристами, вводило в России новый суд — бессословный, гласный, с состязательным процессом, с независимыми судьями, адвокатурой и с присяжными заседателя­ми. Устанавливалась следующая судебная система: мировые судьи, съезды мировых судей, окружные суды, судебные палаты, Сенат в качестве верховного кассационного органа. Мировые судьи изби­рались на уездных земских собраниях или городскими думами на три года из числа жителей данной местности с учетом возрастно­го, образовательного, имущественного и служебного ценза. Судьи окружных судов назначались императором по представлению мини­стра юстиции. Они должны были иметь высшее юридическое обра­зование и стаж работы по юридической специальности не менее трех лет.

Города и уезды были разделены на участки мировых судей. Территория окружных судов охватывала несколько уездов, округа судебных палат состояли из нескольких губерний. Такое деление способствовало большей независимости судей от мнения админист­рации. Важное значение для независимости судов имел принцип не­сменяемости судей. Судьи окружных судов и судебных палат не могли быть уволены или переведены на другую должность без их согласия иначе как по приговору суда.

В составе окружных судов образовывались, в зависимости от количества судей, присутствия (в некоторых крупных судах таких присутствий было несколько). Им было подсудно большинство дел, отнесенных к компетенции общих судебных установлений. К основ­ному их полномочию относилось рассмотрение уголовных и граж­данских дел по первой инстанции. Иногда окружным судам прихо­дилось выступать в роли второй инстанции по отношению к съездам мировых судей и проверять законность выносившихся ими судеб­ных решений.

В зависимости от особенностей конкретного дела, опасности и сложности преступления закон предусматривал возможность об­разования коллегий в разных составах. В одних установленных за­коном случаях дела рассматривались в окружных судах коллегиями в составе трех профессиональных судей, в других — профессио­нальными судьями с участием сословных представителей, а в треть­их — профессиональными судьями с участием присяжных заседате­лей.

Сословные представители участвовали в вынесении пригово­ров, пользуясь теми же правами, что и профессиональные судьи: при постановлении приговоров они заседали все вместе и все вместе ре­шали вопрос как о том, виновен ли данный подсудимый в соверше­нии преступления, в котором его обвинили, так и о том, подлежит ли он наказанию, а если подлежит, то какому.

Рассмотрение уголовных дел с участием присяжных допуска­лось только в окружных судах. В соответствии со ст. 201 Устава уголовного судопроизводства к числу таких дел относились дела «о преступлениях или проступках, за которые в законе положены нака­зания, соединенные с лишением или ограничением прав состояния». В заседании участвовали три профессиональных судьи и 12 присяж­ных заседателей. Присяжные заседатели избирались из «местных обывателей всех сословий», состоявших в русском подданстве, в возрасте от 25 до 70 лет, живущие не менее двух лет в том уезде, где они избирались. Не вносились в списки присяжных заседателей: священнослужители и монахи, учителя народных школ, военнослу­жащие, находящиеся в услужении у частных лиц.

Основной функцией присяжных того времени, как и в наши дни, было принятие решения по вопросу о том, виновен или невино­вен подсудимый в совершении преступления, в котором его обвиня­ли. В случае признания подсудимого виновным они могли высказать свое суждение относительно того, заслуживает или не заслуживает он снисхождения при определении меры наказания. На основании решения (вердикта) присяжных судьи выносили приговор. Если он был обвинительным, то в нем назначалась конкретная мера наказа­ния.

Правительствующий Сенат являлся высшей судебной инстан­цией. В его составе было два кассационных департамента — по гра­жданским и уголовным делам. Они выполняли следующие функции:

1) рассмотрение дел о наиболее опасных преступлениях по первой инстанции с участием или без участия сословных представи­телей;

2) проверку в апелляционном порядке обоснованности и за­конности приговоров, вынесенных без участия сословных предста­вителей судебными палатами или судьями самого Сената (сенатора­ми);

3) проверку в кассационном порядке законности решений и приговоров всех указанных выше судебных инстанций, в том чис­ле приговоров, вынесенных с участием присяжных заседателей или сословных представителей (в таком порядке не могли проверяться лишь приговоры сенаторов, постановленные без участия сословных представителей). Данная функция считалась основной[10].

Одновременно с Учреждением судебных установлений был принят Устав уголовного судопроизводства. В нем законодатель зафиксировал принцип наказания только по приговору суда, отделе­ние обвинительной власти от судебной, публичность судебных засе­даний, отмену подсудности по сословиям, отмену теории формаль­ных доказательств. Суд должен был вынести обвинительный или оправдательный приговор, оставление обвиняемого под подозрени­ем запрещалось. Полиция лишалась функции предварительного рас­следования. Определялась подсудность каждого из судов. Так, ми­ровые судьи получили право рассматривать дела, по которым назна­чалось следующее наказанием: выговоры, штрафы до 300 рублей, арест до трех месяцев, заключение в тюрьму до одного года. Более серьезные преступления подлежали ведению окружного суда, за ис­ключением дел о государственных преступлениях и преступлениях по службе. Устав уголовного судопроизводства подробно определял порядок проведения судебного заведения, вынесения приговора, права присяжных и т. д. Кроме Устава уголовного судопроизводства, император утвердил Устав гражданского судопроизводства и Ус­тав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Устав граж­данского судопроизводства устанавливал принцип состязательности гражданского процесса, предполагал предоставление доказательств сторонами и открытость судебного заседания.

Одной из судебных инстанций, созданных в процессе реформы 1864 г., стал мировой суд, фактически не имевший аналогов в исто­рии отечественной судебной системы.

Деятельность мирового суда зависела от того, что он являлся низшей судебной инстанцией и, соответственно, рассматривал наи­менее значительные дела.

Институт мировых судей стал в России заимствованным су­дебным учреждением, поскольку мировые суды зародились в Анг-

ТЛ KJ KJ KJ ґ~ KJ

лии еще до Великой английской буржуазной революции и затем по­лучили развитие в других государствах Европы.

Мировые судьи делились на участковых и почетных и избира­лись на три года органами городского и земского самоуправления из лиц, имевших определенный возрастной, образовательный, служеб­ный и имущественный ценз. Участковые и почетные мировые судьи составляли уездный съезд мировых судей, или мировой съезд, соби­равшийся на сессии и игравший роль апелляционной инстанции.

Из их компетенции были изъяты иски, подсудные военным, духовным, коммерческим, инородческим и крестьянским судам. Тем самым, круг исков, которые крестьянское население могло подавать в мировой суд, изначально был значительно сужен.

Некоторые принципы судебной реформы были распростране­ны и на военные суды. Военно-судебный устав 1867 г. и Военный устав о наказаниях 1868 г. установили новую систему военных су­дов, ввели отделение суда от военной администрации.

Основным звеном военных судов считались полковые суды, которые рассматривали дела о преступлениях, совершенных ниж­ними чинами и не представлявших большой опасности. Председа­тель и члены такого суда назначались из числа офицеров команди­ром полка или воинским начальником, приравненным к нему. Раз­бирательство дел осуществлялось в условиях ограниченной гласно­сти, без состязательности сторон (не допускались ни адвокаты, ни представители прокуратуры). Приговоры не приводились в испол­нение без согласия командира полка. Он же решал вопрос, следует или не следует передавать конкретное дело с поступившей жалобой на приговор в вышестоящую инстанцию.

Вышестоящими инстанциями по отношению к полковым су­дам были военно-окружные суды. Их состав утверждался главными начальниками (командующими) военных округов. В каждом воен­ном округе было по одному такому суду. Состояли они из председа­теля, двух постоянных членов и назначавшихся на четыре месяца временных членов из числа офицеров, проходивших службу в дан­ном военном округе. К их ведению были отнесены все уголовные дела, кроме тех, что рассматривались полковыми судами. Они также проверяли обоснованность апелляционных жалоб на приговоры по­следних.

ТЛ KJ KJ ґ~ 1 ' KJ KJ

Высшей инстанцией для военных судов был Главный военный суд. Он действовал в составе председателя и постоянных членов (из числа военных юристов), а также временных членов. Все они назна­чались императором по представлению военного министра. На Главный военный суд возлагались в основном те же функции, что и на Правительствующий сенат по отношению к общегражданским судам.

Судебная реформа повлекла за собой изменения в статусе про­куратуры. В «Основных положениях преобразования судебной части» от 29 сентября 1862 г. устанавливалось, что при каждом ок­ружном суде и при каждой судебной палате состоит особый проку­рор и его товарищ. При кассационных палатах Сената состоят обер- прокуроры. Верховный надзор за всей системой прокуратуры осу­ществляет министр юстиции как генерал-прокурор. Главные задачи прокуратуры определялись как наблюдение за единообразным и точным применением законов, обнаружение нарушений законного порядка, предложение суду предварительных заключений.

Важное значение для реализации задач судебной реформы имело реформирование судопроизводства. Прежде всего, это отно­сится к гражданскому судопроизводству, так как его отделение от уголовного процесса способствовало поступательному развитию общественных отношений.

Принятие и введение в действие Устава гражданского судо­производства 1864 г. значительным образом изменило принципи­альные основы гражданского процесса. В гражданском судопроиз­водстве вводились новые, ранее не применявшиеся правила. Прежде всего, были выделены два порядка судопроизводства: общий (про­странный) и простой (сокращенный). Гражданские дела подлежали рассмотрению не более чем в двух инстанциях. Вместо следственного

процесса в гражданских делах был учрежден процесс состязатель­-1

ный .

Любое судебное дело по гражданским делам начиналось с иска (ст. 535). Без наличия правильным образом поданного иска суд не мог приступать к началу разбирательства.

Лица, участвовавшие в процессе, могли вместо себя присылать поверенных или законных представителей. В то же время, приступая к разбирательству, суд должен был удостовериться о вручении не- явившейся стороне повестки (ст. 575).

Суду запрещалось собирать доказательства по гражданским делам. Суд должен был выносить приговор на основе доказательств, представленных сторонами. Если таких доказательств было недоста­точно, сторонам предлагалось в назначенный срок представить со­ответствующие разъяснения.

Сторонам, участвующим в гражданском процессе, предоставлялось право на получение квалифицированной юридической помощи. Про­стые и малозначительные дела подлежали рассмотрению в сокращенном порядке.

Предусматривалось участие в гражданском процессе прокуро­ра как представителя государства. Судам вменялось в обязанность мотивировать свои решения.

Высший надзор за рассмотрением гражданских дел был возло­жен на Гражданский кассационный департамент Сената. Исполне­ние судебных решений возлагалось на особых, состоящих при суде чинов — судебных приставов.

Важное значение для гражданского процесса имел вопрос о доказательствах. Истец в процессе судебного состязания должен был доказать свой иск, а ответчик — его опровергнуть.

В соответствии с Уставом гражданского судопроизводства, система формальных доказательств, при которой судья оценивал до­казательства, руководствуясь формальными правилами, сменилась более прогрессивной системой свободной оценки доказательств.

Развивалось в указанный период и уголовное право. В 1885 г. вышла новая редакция Уложения о наказаниях уголовных и ис­правительных.

Появление новой редакции Уложения объяснялось стремлени­ем привести уголовное право в соответствие с процессуальным пра­вом, претерпевшим значительные изменения в ходе судебной ре­формы.

30 апреля 1881 г. был образован Комитет для «начертания» проекта нового Уголовного уложения.

Комитет в мае 1881 г. образовал из состава своего Редакцион­ную комиссию, на которую возложено изготовление первоначально­го текста. В итоге новая редакция Уложения после длительного об­суждения была принята в 1885г.

В этом источнике права сохранялись основные черты предше­ствующей редакции. По-прежнему говорилось об изъятии от телес­ных наказаний дворян, духовенства, почетных граждан и купцов.

Данная редакция Уложения была дополнена разделами, по­священными нарушению уставов промышленности. Устанавлива­лось наказание в виде тюремного заключения за стачки на произ­водстве. Но предусмотрены и меры воздействия на фабрикантов за притеснения рабочих: штраф или краткосрочный арест.

Начало ХХ в. — один из самых сложных периодов в развитии русского государства и права. Чередовались экономические подъе­мы и спады, страна пережила революцию 1905—1907 гг. и две вой­ны — Русско-японскую и Первую мировую. Все это не могло не от­разиться на правовой системе. Правительство Николая II вынуждено было пойти на определенные реформы. 6 августа 1905 г. был опуб­ликован Манифест об учреждении Государственной Думы, но не в качестве законодательного, а в качестве законосовещательного ор­гана, поскольку акты, принятые Думой, вступали в силу, только если не противоречили решению Государственного Совета. Одновремен­но было опубликовано Положение о выборах в Государственную Думу. Вводилась сословно-цензовая избирательная система. Преду­сматривалось три курии избирателей: курия землевладельцев, курия городских избирателей и курия крестьян. Первые две курии имели имущественный ценз. Выборы не были прямыми. На съездах изби­ратели выбирали установленный для каждого разряда процент вы­борщиков, а затем на собрании выборщиков избирались депутаты в Государственную Думу. Не имели избирательных прав женщины, военнослужащие срочной службы и лица моложе 25 лет.

17 октября 1905 г. император подписал Манифест об усовер­шенствовании государственного порядка. В этом Манифесте пра­вительству было поручено даровать населению «незыблемые осно­вы гражданской свободы на началах действительной неприкосно­венности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов». Манифест пообещал расширить круг избирателей и придать Думе законодательный характер.

11 декабря 1905 г. вышел новый избирательный закон, расши­рявший круг избирателей. Избирательные права получили рабочие. Для них устанавливались трехстепенные выборы. На предприятиях с числом работников от 50 до 1000 человек избирали одного уполно­моченного на съезд, на крупных предприятиях — по одному упол­номоченному на каждую тысячу работников. 20 февраля 1906 г. был принят новый закон «Учреждение Государственной Думы», со­гласно которому, срок деятельности Думы устанавливался в пять лет. Помимо общего собрания в Думе была канцелярия, а также от­делы и комиссии. Ежегодно на общем собрании депутаты выбирали председателя и двух его товарищей, через год они могли быть пере­избраны. В число обязанностей председателя входили: наблюдение за порядком, ведение прений, доклад императору о деятельности Думы.

22 марта 1903 г. был утвержден императором проект нового Уголовного уложения. Необходимость принятия данного докумен­та определялась тем, что действовавшее Уложение 1945 г. в редак­ции 1885 г. являлось несовершенным и устаревшим. Новое Уложе­ние состояло из 37 глав и 687 статей, т.е. по объему было значитель­но меньше, чем предыдущее. Составителям Уложения, среди кото­рых были такие известные теоретики уголовного права, как Н. С. Та- ганцев и И.Я. Фойницкий, удалось отойти от казуистичности в из­ложении законодательных норм. В первой главе Уложения содержа­лись общие положения, определялись пространство действия Уло­жения, условия вменения и преступности деяний, виды виновности, смягчающие и отягчающие вину обстоятельства и т.д. Статья 1 оп­ределяла преступление как «деяние, воспрещенное во время его учинения законом под страхом наказания». В качестве наказаний за преступные деяния устанавливались: смертная казнь, каторга, ссыл­ка на поселение, заключение в исправительном доме, заключение в крепости, заключение в тюрьме, арест, денежная пеня. Все преступ­ные деяния делились на тяжкие преступления, преступления и про­ступки. Уложение устанавливало следующие принципы назначения и исполнения наказаний. Смертная казнь сохранилась только за го­сударственную измену и посягательство на жизнь членов импера­торской фамилии. Она совершалась через повешение, непублично. Каторга назначалась или бессрочно, или на срок от четырех до 15 лет, ссылка — бессрочно. Заключение назначалось на следующие сроки: в исправительном доме на срок от полутора до шести лет, в крепости - от двух недель до шести лет, в тюрьме - от двух недель до одного года, арест - от одного дня до шести месяцев. «Присужде­ние» к смертной казни, каторге или ссылке, а в некоторых случаях к заключению, сопровождалось лишением прав состояния, которое заключалось в потере прав и преимуществ, предоставлявшихся каж­дому сословию, а также многих иных гражданских прав, в том числе быть опекуном и попечителем, состоять на государственной службе, быть учителем и воспитателем, состоять на службе в армии и т. д. Смертная казнь не назначалась лицам в возрасте до 21 года и старше 70 лет, а также женщинам.

Освобождались от ответственности за преступления душевно­больные и малолетние в возрасте до 10 лет, а в некоторых случаях до 17 лет. Не вменялось в вину деяние, последствий которого нельзя было предвидеть или предотвратить, а также деяние, совершенное в пределах необходимой обороны или для спасения себя или другого лица от опасности.

Преступные деяния делились на умышленные и неосторожные, выделялось покушение на совершение преступления, среди соучаст­ников преступления выделялись непосредственные исполнители, подстрекатели и пособники.

Уложение устанавливало следующие сроки давности: тяжкие преступления — 15 и 10 лет, прочие преступления — восемь и три года, проступки — один год.

Но Уложение вводилось в действие постепенно. В основном бы­ли введены только статьи, касавшиеся политических преступлений.

Под нажимом революционного движения царское правитель­ство внесло в Думу проект законов, посвященных социальному страхованию и фабричному законодательству. 23 июня 1912 г. были приняты законы: Об учреждении Присутствия по делам страхования рабочих, Об учреждении Совета по делам страхования рабочих, Об обеспечении рабочих на случай болезни, О страховании рабочих от несчастных случаев. Необходимость принятия этих законов была продиктована тяжелым экономическим положением подавляющего большинства рабочего класса, отсутствием государственной систе­мы социального обеспечения и низкой эффективностью благотвори­тельной помощи. В соответствии с указанными законодательными актами в каждой губернии, а также в Санкт-Петербурге, Москве, Одессе и Варшаве учреждались присутствия по делам страхования рабочих под председательством губернатора. Основные функции Присутствия заключались в следующем: наблюдать за исполнением законодательства о страховании рабочих и рассматривать жалобы на его нарушения, разрешать создание больничных касс, устанавливать стоимость довольствия, отпускаемого рабочим натурой.

Главная задача присутствий состояла в регламентации создания и организации деятельности больничных касс на подведомственной им территории (губернии или области). Присутствия должны были устанавливать размеры средней поденной платы чернорабочим; рас­сматривать жалобы, злоупотребления, утверждать таксы расходов по лечению рабочих и служащих. По закону предусматривалось бес­платное лечение для рабочих или возмещение предпринимателем расходов на лечение, в том случае, если работающий был вынужден обращаться за медицинской помощью не в фабрично-заводские, а в земские, городские или какие-либо другие лечебные заведения.

При Министерстве торговли и промышленности под председа­тельством министра учреждался Совет по делам страхования рабо­чих для заведования делами по обеспечению рабочих на случай бо­лезни, по страхованию их от несчастных случаев. Совет получил право издавать правила и инструкции по делам страхования рабо­чих, отменять постановления присутствий по делам страхования ра­бочих, рассматривать жалобы на их постановления и т.д.

Совет по делам страхования рабочих, фактически, становился высшей инстанцией для заведывания делами по обеспечению рабо­чих на случай болезни, по страхованию их от несчастных случаев и по применению правил о вознаграждении потерпевших вследствие несчастных случаев рабочих и служащих[11].

В соответствии с законом «Об обеспечении рабочих на случай болезни» Свод законов Российской империи был дополнен целым рядом статей. Во-первых, запрещалось допускать рожениц, состо­явших участницами больничных касс, к работам по найму ранее ис­течения четырех недель с момента родов. Нарушение этого положе­ния влекло за собой штраф до 100 рублей или арест до одного меся­ца. Во-вторых, лица, на которых распространялось действие Закона «Об обеспечении рабочих на случай болезни», освобождались от уплаты установленного в некоторых городах больничного сбора. В-третьих, для лиц, виновных в неправомерном расходовании средств больничных касс, устанавливалось наказание в виде тюрем­ного заключения на срок от трех месяцев до одного года, а в круп­ных размерах — отдача в исправительные арестантские отделения на срок от года до трех с лишением всех прав состояния.

Положение «Об обеспечении рабочих на случай болезни» рас­пространялось на всех постоянно занятых рабочих и служащих пред­приятий с числом работников не менее 30, а если на предприятии применялись паровые котлы или машины, то не менее 20 человек. Не действовало Положение на казенных предприятиях. В соответствии с данным законодательным актом работникам предоставлялась вра­чебная помощь за счет владельцев предприятия и денежные пособия за счет больничных касс. Больничные кассы учреждались на пред­приятиях с условием, что число участников в каждой их них не меньше 200. Деятельность каждой больничной кассы определялась ее уставом. Средства больничных касс составлялись из взносов участ­ников, доплат владельцев предприятий, пожертвований, доходов с имущества кассы, других источников. Для участников размер взноса составлял от одного до двух процентов заработка. Основной капитал кассы шел на выдачу пособий членам кассы в случае болезни, увечья с утратой трудоспособности, родов, а также на погребение. Размер пособия составлял от четверти до половины заработка, а если у ра­ботника были иждивенцы, то до двух третей заработка. Беременным женщинам пособие выдавалось за две недели до родов и четыре не­дели после. Владелец предприятия был обязан обеспечить участни­кам больничной кассы первичную врачебную помощь и амбулатор­ное лечение, а также оплатить стационарное лечение.

<< | >>
Источник: В.И. Пищулин, Л.И. Рогачева. Источники права дореволюционной России : учебное пособие / В.И. Пищулин, Л.И. Рогачева. — Рязань, 2015— 92 с.. 2015

Еще по теме Источники права второй половины ХѴІІІ в.:

  1. Как источник права.
  2. 2. Источники права Древней Руси и проблема правовой регірпиии
  3. Проза второй половины 1820 х – 1830 х гг.
  4. ФИЛОСОФИЯ РУССКОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ. СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII в. 
  5. ОТЕЧЕСТВЕННАЯ НАУКА ТРУДОВОГО ПРАВА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XX — НАЧАЛЕ XXI в.
  6. Ближневосточная тематика в трудах английских историков второй половины ХХ века: трансформация предмета и методов исследования
  7. РУССКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII ВЕКА*
  8. ТЕМА 13.РАЗВИТИЕ ПРАВА И ПРОЦЕССА В УСЛОВИЯХ НЕОАБСОЛЮТИЗМА (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIX в.)
  9. 1.1. Историческо-обзорный анализ состояния брачно-семейного законодательства России второй половины 19 века. Внутренняя   логика и действующая практика.
  10. 1.2. Анализ личных имущественных и властных отношений, вопросы усыновления и узаконения в семейном праве России второй половины 19 века.
  11. 1.3. Вопросы опекунства,  использование принципа дативности и  особые коллизий, возникающих в семейном праве России второй половины 19 века.
  12. 2.4. Особенности развития семейных отношений в народной среде  второй половины 19 века и влияние накопленного положительного опыта на правовую культуру семейных отношений последующих поколений.
  13. Пятый период(вторая половина империи до Юстиниана включительно,т.е. до 565г. по Р. X.) Государственное право*(1122)
  14. § 2. Зарождение и становление mens rea В АНГЛИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРАВЕ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XII — XVI ВВ.)
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -