<<
>>

Мы изложим здесь несколько замечаний об известных нам собраниях местных адатов в древнее время, а затем скажем о сборниках, составленных в 40-х и последующих годах под руководством местного Горского управления.

Древнейшие сборники кавказских адатов принадлежат Восточному Кавказу Ддгестану). Сборники эти составлялись официальным путем — местными правителями горцев; есть так­же указания на существование в прежнее время и частных собраний адатов, составлявшихся для памяти местными судьями (кади и картами).

Из древних сборников дагестанских адатов нам известны в настоящее время следующие четыре памятника:

1. СборникаЬатов аварского народа, составленный в XI веке Омар-ханом QYмма-хан) авар­ским (умершим в 1082 году). Путем собирания местных обычаев аварский правитель старался установить однообразные адаты для своих владений. Кроме старых обычаев, в сборник Омара вошло много новых, возникших в его время адатов. Омаровский сбор­ник применялся в аварских судах до новейших времен, и есть известия о том, что еще после Шамиля сборник Омар-хана принимался аварами в руководство при разборе дел местными судьями *.

2. Сборник адатов Кайтаха, XII век. Он составлен местным уцмием [76] Рустем-ханом из народных адатов и частью из постановлений составителя сборника. По преданию, сборник отдан был ханом на хранение и для руководства кадию (судье) селения Киша; к нему обыкновенно обращались все жители Кайтаха (особое владение в Южном Да­гестане) за справками и указаниями в сомнительных и спорных случаях. Сборник со­ставлен на арабском языке, теперь имеется русский перевод [77]. Сборник разделен на восемь глав, заключающих более 100 отдельных статей. B начале каждой главы (кро­ме первой, составляющей как бы введение) стоит в виде заглавия однообразная фор­мула: «Кто будет беречь рот свой, того и голова будет спасена» Такой же формулой заканчивается целый сборник. По своему содержанию сборник Рустема принадлежит к числу важнейших памятников древнего права кавказских горцев. При всей сжатости и сравнительно небольшом составе сборника в нем мы находим указания на главней­шие институты, разъясняющие древний общественный и частноправовой быт горцев Южного Дагестана. Таким образом, сборник Рустема содержит ряд данных касательно политического и административного строя южнодагестанских общин в XII веке. Тако­вы статьи об «обществах», из каких состояло древнее Кайтахское владение, о приеме в общество сторонних лиц и переходе из него отдельных членов в другие общества, как и об отделении сел от Кайтахского владения *, о «противоречии» обществу и подчинении его адатам, о народных собраниях, беках (правителях отдельных общин), кади и судьях, «стариках» фюдовых старшинах), чоушах (наших детских при князьях) и пр.; упомина­ются отдельные классы узденей, чанков и рабов. Есть, далее, адаты, касающиеся военно­го (о походах, выезде по тревоге и пр.) и религиозного (о постах и молитвах) быта гор­цев. Из частноправовых адатов записаны в сборнике правила о браке (отказе жениха от брака), завещаниях и обязательствах — их исполнении, в особенности путем «барамты» (кража и грабеж скота и другого имущества, производимые, по обычаю, истцом у род­ственника или односельца ответчика-должника, не удовлетворяющего своего кредитора своевременной уплатой долга). C особенной же подробностью изложены все главней­шие институты права уголовного и процесса. Кроме общих адатов об ответственности «общества» по преступлениям его членов, о подстрекательстве к преступлению и пр., сборник Рустема содержит целый ряд адатов по отдельным видам преступлений личных («канлы» — кровомщение, убийство, поранение и другие обиды, прикосновение и увоз женщин и пр.) и имущественных (воровство, грабеж, поджог, сокрытие и насильное завладение чужим имуществом).

Наконец, в процессуальных статьях сборника Рустема излагаются древние адаты касательно состава суда, обвинения и вызова к суду, дока­зательств, в особенности присяги с «тусевами»[78] и исполнения приговора путем «при­мирения» или барамты (см. выше).

3. Сборник Кайтагских адатов, XVI век. Он составлен Кайтагским уцмием Ахметом, сыном уцмия Гасана-али (умершего в 1588 году). B сборнике изложены древние адаты, главным образом, по вопросу о правах владетелей и так называемых чанков, т. e. особого класса, образовавшегося из детей от неравных браков владетелей и беков. Правила, из­ложенные в этом сборнике, вошли позже в общую практику во всем Дагестане х.

4. Перевод с арабского о существующих в Бежидском округе адатах. Мы нашли этот сборник во втором томе рукописного собрания адатов, принадлежащего университетской би­блиотеке, и относим его к древнейшим сборникам, не только ввиду первоначального арабского текста, но и ввиду самого содержания и системы изложения сборника, вообще резко отличающегося от новейших сборников и во многом напоминающего сборник Рустем-хана QQI век). B особенности буквальным почти сходсгвом отличаются статьи о неявке на молитву, о постах, тусевах (соприсяжниках), переходе в другие «общества», поселении кого-либо в «чужой деревне», о кражах, прелюбодеянии, насильном взятии чужого имущества и пр. B нашем сборнике есть, кроме того, статьи, в которых изложе­ны самобытные адаты, не встречающиеся в рустемовском сборнике и принадлежащие к древнейшим кавказским обычаям, например, о молотьбе хлеба в мельнице и отводе воды, о кошении сена раньше общества, посеве хлеба на чужой земле, пастьбе скота и пр. Есть основание думать, что собственно «перевод» адатов Бежидского округа (в Юж­ном Дагестане) составлен в новое время (чуть ли не в 60-х годах) в виде извлечения из нескольких древних арабских сборников, бывших исстари в употреблении в отдельных «наибствах» округа [79] и сведенных в нашем «переводе» в один общий сборник. Bo вся­ком случае «перевод» имеет характер свода партикулярных адатов по каждому найбству: «перевод» состоит из пяти отдельных частей, из коих в каждой собраны местные адаты окружных наибств (именно — Дидойского, Капучинского, Анцухского, Ухнадальского и Джурмутского)[80].

Что касается горцев Северного Кавказа, то, сколько нам известно, до конца прошлого века у них не было в употреблении ни официальных, ни частных сборников принятых адатов к Первые сборники адатов появляются у кабардинцев в конце прошлого века, вскоре после учреждения (в 1793 году) в Кабарде Верхнего пограничного суда, состав­ленного из местных представителей и из русских чиновников [81], между прочим, и для апелляционного разбора решений родовых судов (состоявших из туземных владельцев и узденей, без участия русских чиновников) [82]. B руководство членов Верхнего суда, для большинства которых были вовсе неизвестны местные адаты по преданию, и составлен был, как можно полагать, первый сборник кабардинских адатов, известный в источни­ках под общим названием: «Древние обряды кабардинцев».

5. Древние обряды кабардинцев. Ссылки на «древние обряды» и извлечения из них мы на­ходим в так называемом «Народном условии после прекращения чумы», 1807 год [83], в осо­бенности же в сборнике кабардинских обрядов 1844 года (см. ниже п. 10). Мы встречаем здесь целый ряд ссылок и извлечений из «древних обрядов», или «судейских обрядов», «судебного обряда», «кабардинского обряда», известного также под именем «прав, имею­щихся в суде»[84]. Князь Голицын, под руководством которого составлен был «Сборник кабардинских адатов» 1844 года, поясняет в своем рапорте 26 февраля 1844 года, № 343, что в тетради о «кабардинских древних обрядах» (составляющей 1-ю часть представлен­ного им сборника) он «мог сделать некоторые замечания (в особых графах, по статьям) касательно разницы, существующей между показаниями стариков и тем, что внесено в «Книгу для руководства в приговорах судебных»; но прочие племена в первый раз подверглись изысканиям по этому предмету»[85]. Как видно из собственноручных замечаний, сделан­ных князем Голицыным по отдельным статьям сборника 1844 года, в состав упомянутой «книги», бывшей в то время в употреблении в кабардинских судах, входило несколько сборников. B числе последних упоминаются «древние обряды», различающиеся от двух других памятников — «народных условий» 1807 года и «дополнительного обряда». Судя по цитатам и ссылкам сборника 1844 года на статьи «древнего обряда», из последнего взято в первый до 30 параграфов, трактующих о положении князей, узденей и других сословий, о суде, преступлениях и наказаниях. Статьи именуются числами и сводятся в главы, имевшие свои особые заглавия. Вообще, по всему видно, «древние обряды» составляли довольно значительный сборник, заключавший в себе адаты не только ка­бардинцев, но и их соседей — малкарцев. B сборнике адатов последних, представленном князем Голицыным одновременно с кабардинским сборником 1844 года, помещены в извлечении правила о калыме у малкарцев, взятые из «Древних обрядов кабардинцев» и «Народного условия после прекращения чумы» 1807 года. Здесь ясно указывается на то, что первый памятник издан раньше второго.

6. Народноеусяовие посяе прекращения чумы \ 10 июля 1807 года. Это, собственно, «мас­лагат», народный «ряд», принятый кабардинцами на общем народном собрании, после бывших перед этим замешательств [86], и установивший новый modus vivendi между отдель­ными классами горцев путем пересмотра «древних обрядов» и формулирования адатов в новом сборнике, известном под приведенным названием. O пересмотре старых адатов на народном собрании в 1807 году категорически говорится в сборнике 1844 года: «...опи­сываемых обрядом, т. e. адатом или обычаем народным, управлялись все народные дела в Кабарде до чумы; потом 1807 года июля 10-го сделано, по настройству духовенства, с согласим князей и узденей, в отмену прежних обычаев по закону Магомета, народное условие» о суде и пр.[87] B позднейший сборник кабардинских адатов 1844 года вошли це­ликом или с незначительными изменениями до 30 статей, взятьгх: из «народного условия» и трактующих о суде — его организации, в особенности о суде по адату и шариату, об от­ношениях различных сословий, о выкупе пленных, о посемейных разделах поселян, о де­сятинах духовенства, также о семейных отношениях — калыме, отношениях между мужем и женою, о преступлениях и пр. [88]

Основные начала кабардинских адатов, сформулированные «народным условием» 1807 года, практиковались без всяких существенньгх изменений до 20-х годов, именно до «прокламаций», объявленных в 1822 году генералом Ермоловым всему кабардинско­му народу. B «прокламациях» и основанном на них «Наставлении кабардинскому суду»[89] установлены некоторые более или менее значительные изменения в «древних обрядах» и «народном условии». Вместе с изменением отношений привилегированных сословий к подвластным более точно разграничена компетентность адата, шариата и русских за­конов; затем, ввиду того что по более важным решениям кабардинского суда положено допускать жалобы окружному начальству, 13-й статьей «наставления» установлено: «В тех случаях, дабы начальство тем с большею основательностью могло рассматривать таковые решения, владельцы, уздени и депутаты простонародные обязываются занять­ся составяением правия на законах и обычаях сего народа, для дел всякого рода, которые по рассмотрении начальством могут быть исправлены и утверждены для единообразного по оным исполнения». Ввиду изложенного правила можно полагать, что времени, по­следовавшему за изданием «наставления», принадлежит составление третьего сборника кабардинских адатов, известного под названием Дополнительный обряд».

7. Аопоянитеяъный обряд, вошедший с «древними обрядами» и «народным условием» в состав упомянутой выше «Книги дяя руководства в приговорах судебных»[90]. Оба памятника, послужили главным материалом при составлении (имеющегося в нашем рукописном собрании) сборника 1844 года и могли быть изданы на основании приведенной выше 13-й статьи «наставления» 1822 года [91]. Из дополнительного обряда» вошло значитель­ное число статей в наш сборник, главным образом, о сословных отношениях в Кабарде; есть правила о сельских старшинах, праздниках, пастьбе скота и его краже, о пчельни­ках, затем о женитьбе, калыме, разводе, левирате и наследстве.

8. Описание юридических обычаев осетин, 1836 год [92]. Составление его стоит в связи с об­щим вопросом, возбужденным еще в конце 20-х годов бывшим министром финансов Канкриным, о необходимости всестороннего изучения быта различных кавказских племен. B 1827 году Канкрин представил по этому предмету особый проект, удостоив­шийся Высочайшего утверждения. Для описания края на месте было командировано несколько лиц, которым дано было особое наставление и программа работ. Сведения собирались в течение нескольких лет и затем в начале 1835 года, по представлении министром финансов, разрешено было издать собранный материал, причем редактиро­вание издания поручено В. Легкобытову, принимавшему деятельное участие в работах по изучению края. B результате было официальное издание: «Обозрение Российских владений за Кавказом» (СПб., 1836). Bo II части (с. 192—200) этого замечательного по тому времени труда мы находим весьма обстоятельное «описание юридических обычаев осетин», значительная часть которых, как известно, занимает северную часть внутренне­го Закавказья. Описание это составлено по сведениям, собранным на месте А. Яновским. Он специально изучал быт осетин и, между прочим, собрал тщательные сведения о главнейших их адатах (арьдау)[93]. Сведения об осетинских обычаях изложены в 29 статьях и касаются права уголовного (в особенности о кровомщении) и процесса (о присяге); есть также довольно подробные данные о семейных отношениях (о левирате, купле жен, многоженстве и пр.) и наследовании имущества.

Заслуга возбуждения вопроса о необходимости ближайшего изучения обычного пра­ва горцев и составления из собранных сведений особых сборников принадлежит мест­ному Управлению мирными горцами Северного Кавказа. B трех докладах, представлен­ных в 1841-м и 1842 году подполковником Бибиковым [94] бывшему главнокомандующему Головину, изложены подробно мотивы и сами основания работ по собиранию сведений о кавказских адатах[95]. Основания эти состояли в собирании сведений о кавказских адатах, главным образом, горцев Северного Кавказа (черкесов, осетин, чеченцев и кумыков), и затем в составлении общего свода адатов, который бы по рассмотрении и утверждении правительством мог служить руководством по внутреннему управлению горцами.. Со­биранием сведений об адатах предложено было руководить местным начальникам от­дельных частей Северного Кавказа. Им предписано было избрать для этого способных лиц из членов местных судов и штабных офицеров, которые бы посредством личных расспросов и показаний горских старшин и стариков, наиболее знакомых с туземными обычаями, могли с успехом исполнить предложенную работу. B то же время выработана была (тем же подполковником Бибиковым) единообразная программа, по какой пред­полагалось приступить к изучению и собиранию адатов. Программа эта охватывала главнейшие вопросы о сословных отношениях, о суде и делах, решаемых по адату, за­тем - о наследовании по обычаю и завещанию, об отношениях семейных фодителей к детям, мужа к жене) и, наконец, о преступлениях и наказаниях [96]. Изложенная программа далеко не отличается полнотой, в ней недостает многих существенных вопросов. B осо­бенности следует пожалеть о том, что в программу не были введены такие вопросы, как о родовом и общинном устройстве и управлении горцев — о их родах и «обществах», внешних отношениях между ними и внутреннем их наряде — об организации народных собраний, о родовых и сельских старшинах, об устройстве аулов и семейных общин (доселе существующих у всех горцев) и пр. Нет также множества вопросов по вещно­му и обязательственному праву; вовсе не затронуты, например, капитальные вопросы о формах землевладения на Кавказе или об обычаях по орошению полей [97]. Нужно впро­чем заметить, что при ближайшем исполнении программы она расширялась новыми вопросами, вводившимися в круг наблюдения при самом собирании данных!.

Вместе с тем обращено было внимание на необходимость ближайшего ознакомления и приведения в известность мусульманского шариата. Горское управление предполагало пе­ревести на русский язык шариатские книги, бывшие в то время в упогреблении на Кавказе; для чего предписано было приискать между туземцами лиц, хорошо знакомых с русским и арабским языками, или же войта в сношение с Казанским университетом, где преподаются восточные языки[98]. Впрочем, о дальнейшем ходе и результатах этих предположений мы не встретили в источниках никаких сведений.

K осуществлению предположений по собиранию сведений об адатах приступлено было в 1843 году. Руководство этим делом взяли на себя начальники отдельных частей Кавказа — генерал Фрейтаг 1) князь Голицын, Ольшевский, Несторов и Завадовский [99]. B том же году представлен был сборник адатов Фрейтагом, руководившим работами по описа­нию быта чеченцев и кумыков [100]; в следующем (1844) году составлены князем Голицы­ным три «тетради» с описанием адатов кабардинцев, малкарцев и дигорцев [101], и Несторо­вым — тетрадь адатов горцев Владикавказского округа (чеченцев и осетин) [102]. B 1845 году генерал-майор Рапшиль [103] представил собрание адатов черкесов Черноморской линии [104]. Что касается сведений об адатах горцев Кубанской области (Правого фланга Кавказ­ской линии), то, как видно из официальной переписки Горского управления, дело это с самого начала не нашло сочувствия в местном начальстве и вообще не привело ни к каким результатам. Начальник области уведомлял в 1843 году, что «по неимению офи­цера, которому можно бы было поручить дело, требующее весьма большой заботливости, продолжительных и постоянных занятий о собирании сведений об адате, предписание по этому предмету до сих пор остается без исполнения». B следующие годы делались не­однократные напоминания об ускорении работ и принимались другие меры, но все рас­поряжения и заботы Центрального управления Кавказа не привели ни к чему — в 1849 году начальник Правого фланга доносил, что по недостатку лиц, которым можно было бы по­ручить изучение горских обычаев Кубанской области, не могуг быть доставлены сведения, требуемые Горским управлением. Ha этом, сколько нам известно, дело и остановилось [105].

Составление общего свода сведений об адатах, собранных в отдельных областях, по­ручено было в 1845 году Генштабом капигану Ольшевскому, который и исполнил пору­чение через два года х. Вслед за тем от местных начальников были потребованы допол­нительные сведения по новой программе, составленной Ольшевским (главным образом, по двум вопросам — о количестве калыма и штрафов за различные преступления). Све­дения по дополнительной программе были доставлены в 1849 году[106].

Таким образом, благодаря инициативе и настойчивости лиц, стоявших во главе Гор­ского управления Кавказом, в течение 40-х годов предпринят был и исполнен целый ряд описаний адатов горских племен Кавказа. Правда, местное управление не успело вполне осуществить конечной цели — составить вполне удовлетворительный свод, который был бы «верным изображением сущности так называемого адата и мог бы впоследствии слу­жить руководством начальству, замещая собою доселе малоизвестные основания этого первобытного права кавказских горцев»[107]. По крайней мере, из источников не видно, чтобы свод Ольшевского или какой-либо частный сборник адатов отдельных областей был принят правительством за руководство в судебно-административной практике края; но все это не умаляет «научного» значения работ, исполненных целым рядом деятелей Кавказа 40-х годов. Самое беглое изучение сборников этого времени показывает, что в них записано немало драгоценных данных, очень хорошо иллюстрирующих многие стороны правового быта кавказских горцев. Мы и сделаем общий обзор каждого из та­ких сборников в отдельности.

9. Описание гражданского быта чеченцев и кумыков с объяснением адатного их права и нового управления, введенногоШамияем, 1843 год. Сборник этот составлен Голенищевым-Кутузовым и Лобановым-Ростовским под руководством бывшего начальника Левого фланга Кавказ­ской линии генерал-майора Фрейтага I [108]. Подлинный сборник представлен был в 1843 году при рапорте от 26 июня за № 102. Через два года, впрочем, оказалось, что ни сборник, ни рапорт не находятся в делах Горского управления, почему генералу Фрей- тагу и было предложено выслать в штаб копии обоих документов, что и было испол­нено [109]. Этот-то второй экземпляр сборника 1843 года, собственноручно подписанный Фрейтагом, имеется в подлиннике в нашем рукописном собрании [110]. Bo время самих

работ по собиранию материалов для означенного сборника Фрейтаг значительно изме­нил и расширил предложенную ему программу. B рапорте 1843 года, при котором был представлен сборник, генерал Фрейтаг объясняет, что «при составлении правил суда по адату у чеченцев и кумыков, для большей полноты и ясности предмета, потребовалось изложить вкратце и историю управления, существовавшего у этих народов. Желая при­том изобразить перемены, которые распространившееся в последние годы на Кавказе учение мюридизма произвело в нравах некоторых обществ, я приказал в статье о чечен­цах упомянуть вкратце и о новом управлении, введенном в последнее время Шамилем у этого народа» k Сборник Фрейтага состоит из четырех отделений:

I. Чечня.

II. Владение Кумыкское.

III. Сведения по программе об адате, или cyde,y чеченцев.

IV. Сведения по программе об адате, или cyde,y кумыков.

Первое отделение разделяется на три главы, второе — на две. Программа первых двух глав одинакова в обоих отделениях. B них трактуется: а) об общественном устройстве (о происхождении племен, праве поземельной собственности, разделении народа на клас­сы и отношении их между собою, управлении, происхождении князей и их отношениях к другим сословиям и о духовенстве) и б) о суде по адату (о происхождении адата, о кро- вомщении, воровских делах, адатном разбирательстве, о семейных отношениях, наслед­стве, завещании и опеке). B отделении о Чечне прибавлена отдельная глава — «О новом управлении, введенном Шамилем». B последних двух отделениях даны дополнительные ответы по пунктам общей программы Горского управления.

Сборник Фрейтага (особенно «Чечня» и «Владение Кумыкское») совершенно выхо­дит из программы, предложенной Горским управлением. Это весьма обстоятельное ис­следование со значительным запасом данных, взятых из преданий и современного быта народа; но тем не менее это не то «описание» народных обычаев, в каком нуждалось Горское управление Кавказа и ради которого было предпринято изучение быта кавказ­ских горцев. Такие трактаты, как о «призвании» и «изгнании» чеченских князей QTypAO- вых), о «происхождении адата», «новом управлении Шамиля» и т. д., вовсе непригодны и неуместны в сборнике, предназначавшемся для практических целей Горского суда и управления. Труд Фрейтага может быть назван «объяснительной запиской» к сборнику адатов. Tyr не стоит на первом плане то, что именно требовалось в данном случае Гор­ским управлением,— вполне объективное, догматическое описание и кодифицирование адатов — материал, который был бы пригоден для предстоявшего составления «общего свода» кавказских адатов. Тем не менее как исследование обычного права горцев описа­ние Фрейтага до настоящего времени не утратило важного научного значения. Сведе­ния, собранные и объясненные в «описанию> генерала Фрейтага, представляют доселе едва ли не лучший источник для ознакомления с правовым бытом чеченцев и кумыков. Недаром этим сборником (собственно первым отделением) так усердно пользовался Берже — один из известных знатоков быта горцев в 50-х годах.

10. Полное собрание древних обрядов кабардинцев и прилегающих к ним племен (малкарцев и дигорцев), 1844 год. Сборник этот составлен под руководством начальника Ценіра

Кавказской линии, генерал-майора, князя Голицына, при сотрудничестве ротмистра Да­выдовского и майора Шарданова, на основании показаний почетных стариков из горцев х, B состав этого сборника входят три самостоятельных памятника, изложенных в отдель­ных «тетрадях», каждая за особой подписью князя Голицына, именно:

а) Кабардинские древние обряды. Эта «тетрадь» состоит из 12 глав (содержание которых вполне соответствует программе, предложенной Горским управлением) и 127 статей; кроме того, более 50 статей с особой нумерацией изложено в виде прибавлений к от­дельным главам, прибавления эти состоят из извлечений, целиком или с некоторыми из­менениями, из «древних обрядов» (до 1807 года), «народного условия» 1807-го и «допол­нительного обряда» 20-х или 30-х годов (см. выше). Собственно новых статей, взятых из преданий, по показаниям стариков, насчитывается до 60; в остальных статьях сборник представляет лишь переработку старых памятников кабардинских обычаев. Ha полях этой тетради князь Голицын собственноручно делал «примечания» к отдельным статьям с ука­занием на их источники — из преданий ли, по показаниям стариков или же из упомянутых выше сборников, причем указывается нередко на различие статей по старым источникам и новому сборнику, иногда же цитируются и сами адаты по прежним сборникам;

б) Древние обряды балкарцев и других соседних обществ — хуламцев, чегемцев, урусби- евцев, карачаевцев и безенгиевцев [111]. Здесь, как и в предыдущей тетради, насчитывается 12 глав; между ними разбиты 56 статей, расположенных по той же самой программе, как и «древние обряды» кабардинцев. K первой статье о калыме прибавлены извлечения из «древнего обряда» и «народного условия» 1807 года;

с) Древние обряды дигорского общества (осетин) — тоже из 12 глав и 56 статей, без всяких пометок об их источниках.

Сборник князя Голицына как нельзя лучше приспособлен к целям, ради которых он составлен. B нем нет ни одной статьи исторического содержания, вообіце с характером «исследования», как это мы видели в предыдущем сборнике Фрейтага. Труд Голицы­на — весьма удачный опыт систематического описания и кодификации адатов соглас­но программе, предложенной Горским управлением. Как переработка существующего материала (старых сборников, бывших в употреблении в горских судах) по показаниям местных «стариков» настоящий сборник может действительно считаться «верным изо­бражением сущности адата»[112].

11. Сведения об адате, или суде по обычаям, кавказских горцев Владикавказского округа (осетин и чеченцев), 1844 год. Сведения эти собраны капитаном Норденстренгом K Сборник со­стоит из предисловия (о племенах, населяющих Владикавказский округ) и пяти глав (до 150 статей), расположенных соответственно с программой Горского управления о со­словиях, адате (суде по адату), наследовании, семейных отношениях и о преступлениях и наказаниях. Здесь нет строгого разграничения адатов осетин и чеченцев. B каждой главе излагаются общие адаты с указанием лишь в некоторых местах на частные адаты того или другого племени. Мы считаем подобное изложение значительным недостат­ком настоящего сборника. Совместное изложение адатов таких существенно различ­ных племен, как осетины и чеченцы, во всяком случае затрудняет специальное изучение обычаев отдельного племени.

12. Собрание сведений, относящихся к народнымучреждениям и законоположениям горцев — ада­ту (черкесов бывшей Черноморской линии), 1845 год. Сборник этот составлен по по­ручению окружного начальства штатным смотрителем Екатеринодарского войскового училища (бывшим судьей Екатеринодарского окружного суда) войсковым старшиной Кучеровым на основании показаний старшин черкесских аулов [113]. Статьи (95) разделены на семь глав — о сословиях (первые пять глав), суде по адатам (процессе и уголовном праве) и наследстве (собственно гражданском праве). Труд Кучерова во многом сходен с приведенным выше сборником Фрейтага: каждая глава представляет самостоятельное исследование, в котором автор излагает адаты критически, определяет их значение, со­став и пр. [114] Для своего времени «Собрание...» Кучерова было замечательным явлением, как первый обстоятельный опыт специального изучения юридических обычаев черкес­ского племени, известных у нас в то время в печати лишь по отрывочным сообщениям путешественников и лиц, имевших случай наблюдать быт этого племени [115]. Описание Кучерова имеет большую цену для нас, главным образом, потому, что оно касается ча­сти племени, ныне не существующей на Кавказе (вследствие переселения в Турцию в 60-х годах): работа Кучерова является чуть ли не единственным специальным исследо­ванием адатов черкесов Черноморья, довольно обстоятельно знакомящим нас с тогдаш­ним бытом этого потерянного для нас племени.

13. 06 адате и о нравах и обычаях племен, обитающих на северной покатости Кавказского хреб­та, на которых этот суд основан, 1847 год. Сборник этот составлен капитаном Олъшевским по поручению Горского управления и представляет общий свод сведений об адатах, собранных в 1843—1845 годах. Свод состоит из 139 статей, распределенных на семь глав, по плану, значительно отступающему от первоначальной программы, по какой соби­рались сведения об адатах в 1843-м и следующих годах. Первые две главы посвящены исследованию общего вопроса о значении адата и шариата, а затем специальному изло­жению адатов, касающихся суда, управления и сословных отношений; следующие гри главы объемлют частноправовые адаты, относящиеся к наследственному праву, опеке, союзу родителей и детей и союзу супружескому со всеми его основными института­ми; наконец, последние две главы специально трактуют об адатах по преступлениям и наказаниям. Труд Ольшевского — не простая компиляция отдельных сборников, быв­ших в его рассмотрении *, но самостоятельная и критическая их разработка, значитель­но пополненная, по показанию самого Ольшевского, собственными его наблюдениями и расспросом туземцев. Bo время своих работ по составлению свода адатов автор почти год прожил в Кабарде и Кубанской области со специальною целью проверить на месте и дополнить имевшиеся уже в его распоряжении материалы новыми данными, каких не­доставало в этих материалах [116]. B особенности нужно поставить в заслугу Ольшевскому то, что в свое описание адатов он ввел некоторые данные, самостоятельно им добытые касательно адатов горцев Правого фланга Кавказской линии (Кубанской области), от­куда, как мы уже знаем, окружным начальством вовсе не было доставлено никаких све­дений об адатах местных горцев. K сожалению, составитель свода не позаботился снаб­дить его указаниями на источники, откуда взята та или другая статья, как это сделано князем Голицыным, сборник которого представляет также свод статей из нескольких разновременных памятников. Оттого при изучении свода Ольшевского сразу трудно определить происхождение отдельных статей; для этого нужен немалый труд сличения свода с тем материалом, какой был в распоряжении Ольшевского. Составитель свода довольно точно устанавливает везде племенные и местные различия и особенности в адатах отдельных обществ и племен — в этом отношении свод Ольшевского стоит го­раздо выше сборника Норденстренга, нестрого различающего адаты двух различных племен — осетин и чеченцев. C другой стороны, свод Ольшевского далеко не объемлет всего материала, на основании которого он составлен. Свод вообще отличается обоб­щением детальных правил, встречающихся в сборниках адатов отдельных местностей, что не всегда ведет к «верному изображению сущности адата». B местных сборниках (например, князя Голицына и др.), бывших в распоряжении Ольшевского, встречается немало любопытных деталей по отдельным адатам, вовсе не введенных в свод Ольшев­ского. Некоторые статьи свода (например, 17-я — «Какие дела разбираются в настоящее время адатом»)[117] излагают только общий взгляд по данному вопросу, но не дают по нему категорических и подробных правил, а в них-то, собственно, и вся суть такой работы, как свод Ольшевского. Наконец, в своде Ольшевского, подобно сборнику Фрейтага, на­ходим целый ряд статей общего или исторического содержания [118], вовсе неуместных в «своде», предназначавшемся для исключительно практических целей местного суда и управления. Указанные недостатки свода, вероятно, и были причиной тому, что он не был принят в «руководство» в Горском управлении. Впрочем, местное управление не оставляло мысли довести до конца дело составления свода адатов и потому, тотчас по получении сборника Ольшевского и, как мы уже знаем, по его же указаниям, пред­ложило местным начальникам доставить дополнительные сведения, главным образом, о размере калыма и штрафов за различные преступления. Таким путем и были действи­тельно доставлены в 1849 году в Горское управление следующие три дополнительных сборника[119]:

14. Выписка о нравах и обычаях горцев Владикавказского военного округа.

15. Сведения о величине калыма и о штрафах в обществах чеченских и кумыкских племен.

16. Сведения о калыме и штрафах по адатам черкесов Черноморской кордоннойлинии.

«Выписка...» составлена комиссией, учрежденной во Владикавказе «для разбора на­родных дел»[120], и состоит из девяти глав и 65 статей, в которых изложены адаты шесги

обществ чеченских и пяти осетинских [121]. «Сведения...», собранные во втором памят­нике, составлены Андреевским городским судом (кумыков) и почетными старшинами надтеречных и сунженских деревень (чеченских)[122]. «Сведения...» эти состоят из трех от­дельных «тетрадей»: а) «Сведения об адатах у жителей надтеречных деревень» (2 статьи),

b) «Сведения об адатах у кумыкских народов» (10 статей) и с) «Сведения об адатах у чеченцев надсунженских деревень» (6 статей). Наконец, последнее собрание сведений о черкесах, состоящее всего из двух статей, составлено Кучеровым как дополнение к большому его сборнику 1845 года [123].

Перейдем к обзору сборников второго тома рукописей, принадлежащих теперь уни­верситетской библиотеке. B этом томе помещено 12 сборников адатов Терской и Да­гестанской областей конца 50-х — первой половины 60-х годов настоящего столетия. K сожалению, здесь нет официальных документов, относящихся к переписке Горского управления по собиранию сведений об адатах, и потому нам приходится руководство­ваться по этому вопросу лишь теми недостаточными указаниями, какие мы могли найти в печати [124].

Собирание сведений об адатах, предпринятое Горским управлением Кавказа в 60-х годах, стоит в связи с современными судебно-административными преобразованиями на Кавказе, произведенными на основании «Положений об управлении областями» и «Инструкции для окружных начальников» (1860). B последней принято за правило, что суд по адату и шариату отправляется, между прочим, по «особым правилам, постепенно составляемым на основании опыта и развивающейся в них потребности»[125]. Это-то дело составления правил для руководства местного управления и суда на основании адатов, по каким жили и судились горцы, и поручено было окружным начальникам, предста­вившим в течение первой половины 60-х годов собранные ими материалы [126]. По по­казаниям очевидцев, в конце 60-х годов существовали в горских обществах сборники адатов; по ним разбирали дела в народных судах, и в нужных случаях при судебном разбирательстве и на собраниях народных «прочитывали» из книг подходящие к делам адаты [127]. Пржецлавский сообщает о Дагестане вообще, что «для решения подлежащих разбору суда дел собраны к руководству сведения о существующих в каждом обществе, по преданиям, адатах и внесены в книгу, хранящуюся при управлении вместе с книгой для записывания последовавших решений»[128]. To же самое было и в горских обществах Терской области. B конце сборника адатов чеченцев Нагорного округа, составленного в 1864 году, находим следующее сообщение о порядке собирания сведений об адатах: «Все эти сведения об адатах составлены из примеров, бывших уже в суде, и из показа­ний депутатов суда; за погрешимость этого сборника положительно ручаться нельзя, так как и сами туземцы не имеют адатов положительных, а все их адаты изменялись в продолжение многих лет и оставались только изустными, и с течением времени многие изменения эти утеряны в памяти народа. Вообще народ и в настоящее время, видя необ­ходимость, применяясь к настоящему положению жизни общества, изменить который... либо из старых адатов, охотно делает это; в таком случае дело нашей власти — постепен­но указывать народу на необходимость изменения и давать должное направление имею­щим составиться народным постановлениям» (относительно адатов) h Для изменения и отмены старых адатов, как и вообще для собирания их в сборники и книги, учреждались по обычаям горцев народные собрания, как это было, например, в 1859 году, при изме­нении у осетин старых обычаев, оказавшихся «вредными» (см. ниже).

Из терских сборников 60-х годов в нашем распоряжении находятся два сборника ада­тов Осетинского округа и три сборника округов Нагорного, Ингушского и Кумыкского. Остаются еще округа: Кабардинский, Аргунский, Чеченский и Ичкерийский, относи­тельно которых мы не имеем сведений, были ли в них составлены в 60-х годах сборни­ки месшых адатов или нет. Нет сведений также об адатах горцев Кубанской области. B нашем издании помещаются следующие пять сборников адатов Терской области:

17. Описание вредных народных обычаев, существовавших в туземных пяеменах Военно- Осетинского округа до настоящего времени, 1859 год.

18. Сборникобъгчаев (адатов), существующиху туземцев Осетинского округа, 1865 и 1866 годы.

19. Сборник адатов жителей Нагорного округа, 1864 год.

20. Краткое описание обычаев, существующихмежду туземцами Ннгушского округа, 1864-й или 1865 год.

21. Сборник адатов жителей Кумыкского округа, 1865 год [129].

Выше уже указано на составление первого сборника «с общего народного согласия», именно «на общем величайшем народном сборе» (собрании), и на меры исполнения принятых на этом собрании изменений в существовавших обычаях, признанных на­родом «вредными» и замененных новыми обычаями [130]. Из циркуляра, приложенного к «Описанию...», видно, что пересмотр осетинских адатов на народном собрании 1859 года предпринят был по инициативе местного начальника округа, полковника Кундухова, в присутствии которого народное собрание осетин произвело пересмотр местных адатов и отменило те из них, которые оказались «вредными и несоответствующими духу насто­ящего времени, обременительными и разоряющими домашнее благосостояние». Время издания «Описания...» определяется 102-й статьей следующего сборника (см. № 18) осе­тинских обычаев, указывающей на издание «Описания...» в 1859 году [131]. Отмена старых обычаев и замена их новыми, как видно из заключительной статьи сборника, одобрены народом за подписью 30 «доверенных от общества» лиц, и затем особым циркуляром утверждены начальником округа, полковником Кундуховым. «Описание...» состоит из 22 пунктов; в каждом из них излагаются сначала «обычаи, существовавшие до настоящего времени», затем в параллельном тексте — обычаи, «постановленные на будущее время». K обычаям, признанным вредными, отнесены: кровомщение (по убийству, поранению, изнасилованию и пр.), левират, сватовство малолетних, древние обычаи присяги, не­которые свадебные обряды и обычаи завещательные, «идольские» и похоронные об­ряды (старые обычаи родопочитания). K «Описанию...» приложена особая статья «О по­минках по умершим» с таксацией поминальных расходов. По поводу пересмотра обычаев на собрании 1859 года начальник Осетинского округа полковник Кундухов обнародовал циркуляр, в котором изложены интересные сведения о тех же самых обычаях, о каких шла речь на упомянутом собрании осетин, вместе с определением мер по наблюдению за ис­полнением новых «обрядов», установленных народным собранием K

Остальные четыре сборника Терской области составлены под руководством окруж­ных начальников «из бывших уже в суде примеров», частью же по показаниям депутатов окружных судов и «сведущих по сему стариков». Адаты изложены в общих чертах по однообразной программе, касающейся главным образом уголовного права и процесса; есть также отдельные главы о браке, семейных и наследственных отношениях и обяза­тельствах, в особенности возникающих из долговых отношений [132].

Из сборников адатов Дагестанской области, изданных в 60-х годах, имеется в нашем собрании рукописей семь отдельных тетрадей, содержащих в себе следующие сборники дагестанских адатов (не вошедшие в данную книгу. — Изд.):

22. СборникадатовДаргинского округа, составленный в 1865 годуДаргинским окружным управлением [133].

23. Сборники адатов, существующих в Гунибском округе Среднего Дагестана[134].

24. Сборник адатов, существующих в Казикумухском округе[135].

25. Сборникадатов, уществующихмеждужителямиАндийского округа K

26. Адаты, существующие в Кюринском ханстве [136].

27. Сборник адатов, уществующих в Кайтаго-Табасаранском округе[137].

28. Сборник адатов, существующих в Самурском округе [138].

Главным содержанием исчисленных сборников служат адаты по уголовному пра­ву — об убийстве и кровомщении, нанесении ран и других обид, прелюбодеянии, во­ровстве и пр. Кроме того, в некоторых сборниках изложены адаты, относящиеся к праву вещному (Сборники Кюринского и Кайтаго-Табасараыского округов), семейственному (гунибск., кюринск.), наследственному (кюринск.) и обязательственному — о продажах, долгах, торговых сделках, товариществе и пр. (гунибск., казикум., кюринск., кайтагск.). Наибольшей полнотой и системой отличается даргинский сборник: в I-II главах изло­жены адаты процессуальные, в III— XIII гл. — адаты уголовные и в XJV и XV гл. — адаты частноправовые. Есть сведения также о существовании других сборников дагестанских адатов, не вошедших в наше собрание рукописей. Таковы три сборника адатов горцев Темир-Хан-Шуринского округа (в Северном Дагестане), именно: горцев бывшего Тар­ковского владения, Мехтулинского ханства и наибства Приулакского [139].

Кроме сборников адатов, составлявшихся по инициативе и под руководством мест­ного Горского управления, сохранились также частные записки отдельных лиц, имевших возможность наблюдать на месте быт отдельных горских племен и вносивших в свои записки нередко очень важные данные относительно адатов кавказских горцев. Многие из таких записок, особенно начиная с 20-х годов настоящего столетия, представлялись правительству, получавшему через то возможность ближайшего ознакомления с обы­чаями местного населения Кавказа. B настоящее время целый ряд записок подобного рода хранится в Военно-учетном архиве Главного штаба в Петербурге, отчасти также в Московском архиве Министерства иностранных дел. Есть, кроме того, известия о запи­сках, хранящихся в частных книгохранилищах. Считаем не бесполезным указать здесь на известные нам записки, содержащие сведения об адатах кавказских горцев и, сколько нам известно, доныне не обнародованные в печати [140].

B Военно-учетном архиве Главного штаба находятся следующие рукописи, содержа­щие описание быта различных кавказских племен:

1. Опыт истории о черкесах, и в особенности о кабардинцах.

2. Общие замечания о закубанцах.

3. Дагестан.

4. Записки о грузинах, хевсурах и других закавказских народах.

Исчисленные записки принадлежат академику Буткову, специально изучавшему быт кавказских племен во второй половине 20-х годов настоящего столетия. Судя по извле­чениям, сделанным H. Дубровиным из записок Буткова, последние заключают немало материала, непосредственно относящегося к обычному праву горцев h

5. Записки Тучкова. Они относятся, главным образом, к племенам, населяющим Закав­казье, — грузинам, хевсурам и др.

6. ОписаниеЛбхазии, 1828 год. Записка штабс-капитана Блома [141]. Собраны не лишен­ные интереса сведения о разделении горцев на общества и аулы, об их экономическом положении и юридических обьшаях.

7. O черкеских народах. Рукопись поручика Новицкого [142]. Это очень важный источник, дающий обстоятельные сведения о быте черкесов и, между прочим, об их адатах. По отзыву Дубровина, «сведения, собранные автором, отличаются наибольшей полнотой и достоверностью из всех ему современных и служат прекрасным материалом для изуче­ния современного состояния черкесов»[143]. Содержание записки: наименование племен, границы, политическое разделение, народонаселение, разделение народов по происхо­ждению и религии, язык, разделение на сословия, народные постановления — суд при­сяжных и пр., союзы, гостеприимство, торговля, военные силы, способы ведения войны, преимущество шапсугов перед прочими племенами в военном отношении, вооружение, разбои на море [144].

8. ОписаниеЛбхазии. Рукопись поручика Бларамберга [145], составленная в 1831 году. Она заключает в себе военно-статистическое обозрение страны, заключенной между Мин- грелией, крепостью Анапа, Черным морем и северо-западной частью Кавказского хреб­та. Сведения, сообщаемые о черкесском и абхазском племени, касаются его истории, разделения на общества и деревни, устройства аулов, военных обычаев, управления, промыслов, торговых обычаев и разделения на сословия.

9. Географическо-статистическое обозрение земли, населенной народом Лдехе. Рукопись пору­чика Вларамберга \ Собраны сведения, между прочим, о разделении черкесов на обще­ства, границах их поселений, политическом разделении, происхождении и характере черкесов, разделении их на сословия и об обязанностях каждого из них; о народном богатстве — земледелии, скотоводстве и пр.; об образовании, народных постановлениях и суде, аталычестве и усыновлении, браке, гостеприимстве, преступлениях, торговле и военном устройстве.

10. Топографическое описание северной покатости Кавказского хребта от крепостиАнапа до ис­тока реки Кубани и исчисление народов Адыге. Рукопись поручика Вларамберга [146]. Есть данные о местных условиях горской жизни, разделении черкесов, или адыге, на поколения и общества, о местах, занимаемых каждым обществом, и их составе.

11. Описание народов, обитающих на пространстве земель по левую сторону Военно-Грузинской дороги, к югу от хребта Кавказских гор, кзападу до реки Урюха Q/pyxa), протекающей в земляхВоль- шой Кабарды, и к северу до Кабардинских гор, именуемых по-черкесски Арык. Рукопись поручика Вларамберга [147]. Собранные в этой рукописи сведения не лишены интереса для изучения состояния осетинского народа в начале 30-х годов. Для нас важны данные о разделении осетин на общества — тагаурцев, куртатинцев, чемитинцев, аллагирцев и дигорцев, об их земледелии и скотоводстве, оборонительных мерах, управлении и путях сообщения.

12. Сведения о горских народах. Черкесы закубанские [148]. Рукопись составлена в 1830 году и за­ключает в себе общий взгляд на положение горских народов — черкесов, кистов, осетин, кумыков, аксаевцев, ногайцев, абхазцев и лезгин, затем описание черкесов с указанием на их поколения и обычаи.

13. Рукопись Генерального штаба поручикаЩербачева[149]. Она касается быта черкесского пле­мени и абазинских поколений абхазского народа. Автор указывает число дворов и душ каждого общества, местожительства и перечисляет главнейшие фамилии владетелей. B конце рукописи сообщаются сведения о хлебопашестве, скотоводстве, торговле, пу­тях сообщения и об отличительном характере народов.

14. Ногайцы внутри Кавказской губернии, частью кочующие, частью постояннымиусадьбами расположенные [150]. B этой рукописи есть, между прочим, замечания о разделении ногайцев на колена, об их перекочевках, скотоводстве и обычаях.

15. O положении Карабача. Рукопись Прушановского [151]. Содержится ряд данных о юриди­ческих обычаях татар Закавказья (в Елисаветпольском уезде).

16. Замечания обАдиге [152]. Есть сведения о разделении черкесов на племена; переимено­ваны фамилии дворян, управлявших обществами, у которых не было князей.

17. Этнографический очерк черкесского народа. Генерального штаба полковника [153] барона Сталя. Записка эта составлена в 1849 году после 3-летнего пребывания барона Сталя за Кубанью. B 1852 году автор привел первоначальные свои заметки в порядок и дополнил их при помощи поручика Омара Берсеева, абазехского уроженца. Записка эта заключает в себе описание обычаев черкесов Правого фланга Кавказской линии (ныне Кубанской области); есть также отчасти описание других племен, обитающих на северном склоне Кавказского хребта — осетин, абазинцев (или абхазцев) и татарского племени (ногай­цев). Из переписки Горского управления по собиранию сведений о кавказских адатах в 40-х годах видно, что в 1846 году главный начальник края поручал начальнику Правого фланга Кавказской линии возложить на состоявшего в то время при Генеральном штабе штабс-капитана барона Сталя собирание сведений об адатах горцев Правого флан­га [154], но поручение это не состоялось. Как сообщал нам барон Сталь (ныне живущий в Одессе), его записка составлена им вполне самостоятельно, без всякого поручения со стороны Горского управления. Эту-то записку и доставил нам автор для извлечения из нее данных, относящихся к обычному праву кубанских черкесов, за что мы приносим барону Сталю искреннюю признательность. Записка барона Сталя для нас тем более драгоценна, что, как уже сказано выше, несмотря на все заботы Горского управления, официальным путем не было добыто в 40-х годах никаких сведений об адатах горцев Правого фланга. Пробел, имевшийся по этому предмету в нашем рукописном собрании, вполне возмещается извлечениями из «Этнографического очерка» барона Сталя. B 3-м отделе нашего собрания адатов мы помещаем в извлечении богатые данные, записан­ные в упомянутом очерке, именно: о племенном составе кубанских черкесов, об адате, маслагате и шариате, аталычестве, усыновлении, кровомщении, воровстве и хищниче­стве, семейной жизни (о браке и положении черкесской женщины), наследстве, праве поземельной собственности, гостеприимстве, поединке, куначестве, военных обычаях, сословиях, народных обществах и собраниях и судебной расправе[155]. B последних двух главах помещен нами перевод«дефтера» — вечевого акта, составленного в 1841 году на народном собрании черкесских племен и установившего modus vivendi (букв.: образ жизни. — Изд.) этих племен, и перевод «Тарикатного учения» — памятника, сколько из­вестно, впервые появляющегося в печати в нашем издании h

18. Краткое описание восточного берега Черногоморя и племен, его населяющих. Рукопись Карлгофа [156]. Записка эта заключает в себе описание племен черкесского, абхазского, сванетов, мингрель­цев и гурийцев. Сведения о черкесах состоят в описании топографического положения за­нимаемой ими страны, политического их устройства, управления, юридического быта, ре­лигии, промышленности и торговли, образованносш и военного искусства[157].

Для изучения обычного права кавказских горцев представляют немаловажный инте­рес также записки, хранящиеся в частных книгохранилищах. Нам известны следующие записки[158]:

19. 06 обществах чеченского племени.

20. 06 обществах осетинского племени.

21. O черкесахзакубанских.

22. 06 образе войнъгу черкесов и дагестанцев[159].

23. Ъыдержки из записок о Г. X. Зассе.

24. Торы и Чечня (Записки подполковника Генерального штаба Пассека).

25. Из путешествия по Мингрелии в 1862 году. (А. П. Берже) [160].

Материалы по обычному праву кавказских горцев сгруппированы в настоящем изда­нии по племенам, населяющим Северный и Восточный Кавказ, в следующих 6 отделах:

Отдел первый. Переписка Кавказского горского управления по собиранию сведений об адатах в 40-х годах настоящего столетия.

Отдел второй. Адаты черкесов бывшей Черноморской кордонной линии (по сборни­ку Кучерова, 1845-й и 1849 год).

Отделтретий. Адаты черкесов Кубанской области (по записке барона Сталя, 1849 год).

Отдел четвертый. Адаты горцев Терской области:

I. Кабардинцев (по сборнику князя Голицына, 1844 год, и «прокламациям» генерала Ермолова, 1822 год).

II. Малкарцев (или балкарцев), урусбиевцев и карачаевцев (по сборнику князя Голи­цына, 1844 год).

III. Осетин (по сборникам: а) Яновского, 1836 год; b) Норденстренга, 1844 год; с) князя Голицына, 1844 год; d) Комиссии для разбора народных дел, 1849 год; e) на­родного собрания осетин, 1859 год; f) полковника Кундухова (циркуляр), 1859 год, и g) Горского управления, после 1865 года).

IV. Чеченцев (по сборникам: а) генерала Фрейтага, 1843 год; b) его же, 1843 год; с) Норденстренга, 1844 год; d) Комиссии для разбора народных дел, 1849 год; e) и Q че­ченских старшин, 1849 год; g) начальника Нагорного округа, 1864 год, и h) начальника Ингушского округа, 1865-й или 1866 год).

V. Кумыков (по сборникам: а) генерала Фрейтага, 1843 год; b) его же, 1843 год;

с) Андреевского городского суда, 1849 год, и d) окружного начальника, 1865 год).

Отдел пятый. Свод адатов горцев Северного Кавказа (Ольшевский, 1847 год).

Отдел шестой. Адаты дагестанских горцев (Комаров, 1868).

Ф. И. Леонтович

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Ф.И. Леонтович. Кавказ: Адаты горских народов. — Нальчик,2010. Вып. IV. — 384 с.. 2010

Еще по теме Мы изложим здесь несколько замечаний об известных нам собраниях местных адатов в древнее время, а затем скажем о сборниках, составленных в 40-х и последующих годах под руководством местного Горского управления.:

  1. ПРЕДИСЛОВИЕ
  2. Мы изложим здесь несколько замечаний об известных нам собраниях местных адатов в древнее время, а затем скажем о сборниках, составленных в 40-х и последующих годах под руководством местного Горского управления.
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -