<<
>>

§ 5. Общие вопросы правовой терминологии XIII - сер. XVII вв.

К XIII в. завершилась тенденция к вытеснению терминов «закон» и «обычай» из официальных юридических документов. Они присутствуют лишь в летописях, фольклоре и бытовой лексике. Для XIV в.

«царев обы­чай» в летописях - это образ действий государя.124 Хотя здесь сказалось давление «греческой веры», важно отметить, что в XV-XVI вв., когда тер­мины вновь получили юридическое звучание, они вернулись со страниц трудов христианских теоретиков права и философов, хорошо знавших гре­ческую традицию.

В смысле государственного законодательства «закон» в XIII в. уже не встречается. «Правосудие митрополичье» упоминает термин всего один раз (ст. 33) в чисто религиозном значении «епитимьи по закону».125 Вместе с потерей юридического значения термины стали характеризовать нечто единое - веру и традиции народов. Один и тот же эпизод унижения рус­ских князей в Орде характеризуется в одном случае как закон, в другом -как обычай.126 В.В. Колесов отметил частое присутствие «обычая» в жити­ях, поучениях, сказаниях - церковной литературе вообще, причем он часто употребляется как аналог слова «закон».127 Особо отметим, что слова, а не термина. Именно «бытовая фривольность» употребления могла возник­нуть вне связи с официальной юриспруденцией в результате постоянного оперирования связкой «обычай - закон».

В Московском государстве, где средневековое право достигло выс­ших религиозных форм, сами по себе обычаи имели место, развивались и даже перерастали в торгово-предпринимательские нормы на Севере. В грамотах XV в. и Судебниках XV-XVI вв. термины «закон и обычай» в обобщающем значении вообще отсутствуют. Эта ситуация вызвана тем, что правосознание Московской Руси отличалось уважением к законода­тельной градации, оперировало четкими указаниями на форму права, дабы исключить возможность альтернативного понимания этой формы. Каждый вид носителя правовой нормы - грамота, приговор, уложение, Судебник -занимал собственную нишу в существующей системе.

Русскому праву мо­сковского периода вообще свойственно стремление к предельной ясности выражения. В построении статей судных грамот и Судебников присутст­вует скрупулезная подробность описания диспозиций, ситуаций и право­применительной области. В качестве примера укажем, что ст. 60 Судебни­ка 1550 г. предписывает губным старостам способ судебных действий и здесь было бы вполне уместно употребить обобщающий термин, т.е. запи-

124ПСРЛ. Т. 7. М. 2001, с. 194.

125 ПРП. Вып. третий. М. 1956, с. 428.

126 ПСРЛ. Т. 8, с. 795, 807.

127 Колесов В.В. Мир человека в слове Древней Руси. М. 1986, с. 126-128.

204

сать, что судопроизводство ведётся по закону. Однако русское правосоз­нание идет другим путем. Для него важно исчерпывающе точно указать на конкретные стороны и источники права, используемые в процессе. И ста­тья записывает, что надо «судить по царевым губным грамотам, как в них написано». Такое, как бы растянутое внешне, с повторениями, построение статей свойственно всему русскому средневековому праву.

Государственная власть и правосознание лиц, причастных к теорети­ческой юриспруденции, не признавали обычаями акции, противоречащие христианской этике и морали. Борьба с аномалиями обычаев составляла важное звено политики и Святые Русской Православной Церкви отстаива­ли ее необходимость. В XIV в. преп. Кирилл Белозерский настоятельно ре­комендует великому князю «смирить дурные обычаи».128 Государственная власть признает лишь те обычаи, которые не противоречат праву и органи­чески сливаются с ним. До некоторой степени это делает излишним при­менение самого термина «обычай» в официальной юриспруденции. В юридических документах XV-XVI вв., в официальных актах термин почти повсеместно исчезает. Он отсутствует в Судебниках 1497, 1550, 1589, 1606/07 гг. Это явление XV-XVI вв. характерно и для новгородско-псковской Руси. В летописной традиции, т.е. в бытовой лексике и интел­лектуальной не официальной среде, термины «закон» и «обычай» про­должают применяться достаточно активно, но чаще он используются в ре­лигиозной фразеологии.

Типичны, например, выражения типа «православ­ная вера греческого закона».129 К праву это имеет лишь то отношение, что религиозная теория признала широкой правовой сферой всю совокупность «богоустановленных правил». В общей тенденции к конкретизации право­вой фразеологии появляются в XV-XVI вв. термины крамольник, тать, зажигальник, ябедник и т.д. Характерно, что все такие существительные происходят от соответствующих глаголов. С XIV в. в новгородских рай­онах появляется в грамотах новая терминология. Когда нужно было под­черкнуть происхождение по обычаю и традиции, в документах использу­ется новое понятие - «по старине», «пошлине». Новая фразеология охва­тывает всю совокупность юридических актов: в договорах Новгородского государства указано, что дворецкий живет по «новгородской пошлине», в Новгородской Судной грамоте суд судят «по старине»130 и т.д. Новая тер­минология на территории Московской Руси укореняется не через создание новых обобщающих понятий, а путем словосочетаний старой лексики. Да­же там, где логично было бы употребить выражение «обычно», «по обы­чаю» используются подобные словосочетания. В «Записи о душегубстве» (XV в.) записано: «по старине бывало, что все дворы суживал намест­ник».131 Старое обобщающее значение «Закон Божий», применяющееся

128 Преподобные Кирилл, Феропонт и Мартиниан Белозерские. Спб. 1993, с. 181. '''•'

129 ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. Спб. 1904, с. 2. •

130 ПРП. Вып. второй, с. 248, 212.

131ПРП. Вып. третий, с. 168. , Ч

205

для всей правовой сферы, не препятствует распространению термина «за­кон» для характеристики самых различных неофициальных нормативных предписаний. В «Житии митрополита Филиппа» (XVI в.) это - «закон мо­настырский», «закон царский», «закон господень», «жить по закону» -жить без греха.132

Наиболее часто употребляемый в летописях и бытовой лексике ХП1-XVI вв. термин «обычай» не дает возможностей для оценки официальной юридической терминологии. Однако можно уловить развитие смысла по­нятия. Наиболее значительна здесь бытовая сторона, когда нужно под­черкнуть посредством термина «обычай» традиционный порядок явлений, устоявшиеся бытовые правила.

В XVI в. русскому посольству на Ближний Восток было предписано «обычаи во странох тех писати». ~ Или: «по обычаю на праздник ходят в церковь царь со своим оружением». В XVI в. летопись гласит о жителях Казани: «Обычай бо ихъ бяше из начала лу-кавствовати».135 Здесь же присутствует выражение «христианский обы­чай», которому чужда латинская ересь,136 Как заведенный надлежащий по­рядок представлен обычай в летописном приговоре 1556 г., где государь назначает на военные должности тех, кто «можеть ратной обычай съдер-живати».137 Летопись рассказывает, что во время новгородского разгрома Ивана IV велено было встречать «по обычаю царскому».1 Летописи под­черкивают, что при учреждении опричнины было возвращение к старым обычаям правления. Мартиниан Белозерский (XV в.) писал: «Всегдашний обычай у Бога наказывать за наши прегрешения».139 Иван IV, по летописи, просил: «Не дайте боярам сына моего извести никакими обычаями». Достаточно показательно, что использование слова-термина обычай имен­но в бытовом значении имело, вероятно, место как в XI, так и в XVI вв. Это было во многом обусловлено «сопротивляемостью» народного право­сознания и народной речи тем внедрениям новых юридических понятий и значений, имевшим место в X в. в связи с принятием христианства. Слово «обычай» заменяло в бытовой народной обстановке все виды нормативных установлений и бытовых правил, противопоставленных не всегда легко воспринимаемому государственному законодательству. И в XI, и в XVI вв. такое употребление одинаково. В Типографской летописи св. Феодосии перед смертью в 1074 г. «по обычаю целовал братию». В Новом лето­писце после смерти царя Федора (кон. XVI в.) его супругу повели постри-

132 Цит. по: Федотов Г. Сочинения в 12 томах. Т. 3. М. 2000, с. 124, 136, 176, 191.

133 ПСРЛ. Т. 3, с. 159.

134 Цит. по: Федотов Г. Указ, соч., с. 206.

135 ПСРЛ. Т. 12. Ч. 1,с. 168.

136 Там же, с. 182. .....• '

137 Там же, с. 267.

138 ПСРЛ, Т. 3, с. 256,258. *..•••• . • •.".-.•;•.. 1'

139 Преподобные Кирилл, Ферапонт и Мартиниан Белозерские, с. 248-249. . ''

140 ПСРЛ. Т. 3.4.2. Спб. 1906, с. 531,525. :: ':(•"

141 ПСРЛ. Т. 24. М. 2000, с. 64-65. .; : •.

206

гаться в монастырь «простым обычаем».142 Продолжается использование термина в церковной среде и религиозно-философской литературе. В этой области через него подчеркивается обязательная повторяемость описы­ваемых явлений. Иосиф Волоцкий писал, что обычай употреблять хлеб, воду и вино Господь превратил в сверхъестественное явление - причастие, а обычай кланяться друг другу церковь превратила в поклоны церковных молебнов.143

Именно из бытовой, не юридической лексики слово «обычай» позднее перешло к своему современному значению. «Выход» из юридиче­ской области находился в общем русле преобразования всех правовых по­нятий, из которых важнейший - «закон» - также потерял на время древнее значение. Судьба обоих терминов в терминологии эпохи Московской Руси в этом смысле идентична.

<< | >>
Источник: Рогов В.А., Рогов В.В.. Древнерусская правовая терминология в отношении к теории права. (Очерки IX - середины XVII вв.). М.: МГИУ,2006. – 269 с.. 2006

Еще по теме § 5. Общие вопросы правовой терминологии XIII - сер. XVII вв.:

  1. ЛИТЕРАТУРА
  2. ФАУСТОВСКОЕ И АПОЛЛОНОВСКОЕ ПОЗНАНИЕ ПРИРОДЫ
  3.   ТВОРЧЕСКИЙ ПУТЬ ЛОРЕНЦО БАЛЛЫ И ЕГО ФИЛОСОФСКОЕ НАСЛЕДИЕ
  4. Глава пятая.ЛИЦО, ОТВЕТСТВЕННОЕ ЗА ВРЕД, ПРИЧИНЕННЫЙ «ИСТОЧНИКОМ ПОВЫШЕННОЙ ОПАСНОСТИ»
  5. § 3. Становление и развитие отечественного законодательства о собственности
  6. § 2. Исторические предпосылки становления и развития юридической герменевтики
  7. § 2. Историческая роль римского гражданского права и его значение для современного юриста
  8. Введение
  9. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ
  10. 1. История развития российской правовой системы: формирование и особенности
  11. 4. Основные правовые семьи
  12. § 1. Концепция mens mala в АНГЛИЙСКОЙ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ДОКТРИНЕ XVII — ТРЕТЬЕЙ ЧЕТВЕРТИ XVIII ВВ.
  13. Материально-правовые средства доказывания mensrea
  14. СОДЕРЖАНИЕ
  15. § 5. Образование и книжность в домонгольской Руси и деформация правового состояния в монгольском нашествии
  16. § 8. Об уровне теоретичности средневековой правовой нормы (логика построения, проблема казуальности и архаичности).
  17. § 9. Книжность и юридические знания русского монашества в XIV-XVI вв. (на примере монастырских уставов)
  18. Терминологический словарь
  19. «Исагога» («Эпанагога») и «Василики» - законодательное воплощение идеала церковно-государственных отношений
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -