<<
>>

§ 2. Обязательственное право в Московской Руси конца XV - середины XVIII вв.

Общая характеристика

В обязательственном праве рассматриваемого периода прояви­лись весьма противоречивые тенденции. Если в XVI в. наблюдается активизация договорных отношений, которая способствовала усиле­нию договорных связей, то спустя столетие была подготовлена почва для ограничения договоров в податных сословиях.

В силу этого на фоне преобладания имущественной ответственности постепенно раз­вивается ограничение сделок в среде податных лиц.

К концу XV в. оформились основные виды обязательств, боль­шинство договоров, связанных с недвижимостью, требовало пись­менной формы, и государство совершенствовало делопроизводство в этой области.

В XVI в. споры о земле становятся подавляющими во всех сосло­виях. Известна масса актов о продаже, пожаловании, обмене и аренде земельных наделов.

Обязательства и договоры в Судебнике 1497 г.

В Судебнике 1497 г. договоры представлены весьма не полно. Купля-продажа упоминается в ст. ст. 46, 47, условия ее не раскрыты, главное внимание уделяется присутствию свидетелей сделки, которые могли бы подтвердить ее содержание при спорах. Чаще всего гово­рится о договоре займа (ст.ст.6, 38, 48, 55), но его содержание также не закреплено. Указывается на возможность назначения судебного поединка при спорах, при рассмотрении дел о займах присутствуют в суде "лучшие люди". Повторяется старая формула Русской Правды о займах разорившегося купца: при злостном банкротстве он мог про­даваться в рабство, а при "бесхитростном" получал специальную гра­моту о рассрочке выплаты долга от государственной администрации. По договору найма (ст. 54) наймит, покинувший хозяина раньше сро­ка, "найма лишен" (то есть терпит убытки). Кроме того, указано на возможность участия в договорах женщин, стариков и малых детей (ст. 52), отпуск холопов на волю предстает как особая договорная форма, закрепленная документами (ст.18).

Иски о земле (ст.ст. 61-62) базируются на строго определенных границах между земельными владениями. Устанавливается давность (три-шесть лет) по земельным спорам. И это все, что сказано об обязательственном праве, тогда как в практической жизни земельные сделки и аренда имели масштабный характер. Ситуацию конкретизирует ст.2, которая обязывает судей "никакого жалобщика не отсылать", а "давать ему суд". Таким обра­зом, суды принимали любые иски по любым делам.

При заключении любых сделок выделяются два главных момен­та: документальное оформление любого договора для возможности обращения в суд (отсутствие документов было причиной назначения судебного поединка); свободное волеизъявление сторон (любых со­словий) при определении содержания большинства условий сделок. Сделка оформлялась письменно в нужном количестве копий, датиро­валась, на документе ставили подписи свидетели, указывалось имя дьяка, скрепившего грамоту печатью; в нем перечислялись все усло­вия сделки, подробно описывались земельные границы участка. Практически вся земля в обжитых районах была документально опи­сана, и судам лишь оставалось решать дела на основе содержания предъявленных документов.

Обязательства и договоры в Судебнике 1550 г.

Судебник 1 550 г. сохранил суть и принципы Судебника Ивана Ш. Изменения коснулись договора займа. Он мог заключаться с "кабалой на услужение" и без "кабалы" с обычными процентами. Во втором случае лицо оставалось полностью свободным и отвечало лишь иму­ществом (ст. 36). Займ с "кабалой", то есть обращение в "кабальное холопство", был разновидностью феодального найма и оформлялся соответствующим документом. Поэтому Судебник запрещал "холо- пить" феодалам феодалов (детей боярских) - они предназначались для службы государю (ст.ст. 81-82). Услужение в городах в любом случае не вело к зависимости без соответствующего договора (ст.81). Кроме того, Судебник запрещал сделки с "родовыми вотчинами" (ст.85), и злостный купец-банкрот уже не обращался в рабство, а "от - рабатывал долг до погашения" (ст.ст.

85, 90). Таким образом, имуще - ственная ответственность по обязательствам в Судебнике укрепляется с появлением феодального варианта зависимости должника в виде долговой кабалы и отработки долга "до искупа".

Дальнейшее развитие обязательственного права

Во второй половине XVI-первой половине XVII вв. обязательст­венное право развивалось по нескольким направлениям. Совершенст­вовалась правовая регламентация сделок. Движимое имущество на­ходилось в свободном обороте, в распоряжение недвижимостью ак­тивно вмешивалось государство, сделки на землю всех сословий ог­раничивались и контролировались. Особое внимание уделялось дого­ворам займа, купле-продажи земли, залогу земли и договору найма (кабального). В документах о владении недвижимостью часто упоми­нается возраст в 15 лет, по достижении которого лицо вправе было совершать сделки. Сужаются права Церкви на совершение сделок с недвижимостью. Большинство видов сделок с недвижимостью ста­вится под контроль государства.

В договоре займа, который в быту был основной формой преодо­ления хозяйственных трудностей, государство стало использовать так называемые правежи. Это битье батогами на площади с целью заста­вить должника выплатить долг, поскольку имущественная ответст­венность "не срабатывала". Если в республиканском праве при займе государственная администрация контролировала имущественную от­ветственность сторон и заставляла кредитора выяснять платежеспо­собность должника до заключения сделки, то в московском праве та­кого не существовало, да и экономическая ситуация была, видимо, более тяжелой. Указ 1555 г. гласил, что за 100 руб. на "правеже стоя" месяц, больше месяца экзекуция запрещалась. Если месячное наказа­ние не помогало, должник отдавался кредитору ("головою до искупа") для отработки долга.

Государство применяло и принудительное прекращение взима­ния процентов по долгам с целью облегчения участи должников. В 1555 г. Новгородской земле было дано право выплаты долгов без процентов на один год.

Имели место случаи отмены процентов всем служилым людям на пять лет. До нас дошли специальные указы об отсрочке выплаты долгов на несколько лет потерпевшим бедствие и погорельцам и возврате их без процентов (например, при пожарах 1560 г.). В 1588 г. было введено весьма жестокое правило, согласно которому стоять на правеже нужно было для "выколачивания" про­центов с долга за 15 лет. В 1626 г. было установлено, что сумма про - центов, взимаемых с долга, не должна превышать его величину. Дей­ствовавшее правило предписывало, что на правеже могли стоять только за виновные действия, хотя суть "вины" определить довольно трудно.

В первой половине XVII в. неоднократно издавались указы о за­прете покупки, аренды, заклада городских посадских фондов феода­лам , Церкви, "беломестцам" и т.д. Отчужденные земли возвращались в посады, часто безвозмездно. В основе сохранения массива земель в статичном состоянии лежало стремление государства стабилизиро­вать состав налогоплательщиков и служилых людей. Этим объясняет - ся принятие весьма последовательных законов о вотчинах и церков­ных землях.

Церковные земли пользовались налоговыми льготами, государ­ство охраняло светское служилое землевладение в соответствии с Уложением о службах 1556 г. В середине XVI в. Церкви было запре­щено приобретать земли в посадах и ограничено право приобретения ею вотчин. С 1551 г. земли "за долги" могли переходить к Церкви только с разрешения государства. Постепенно ограничивались вклады "по душе" (на случай смерти).

Хотя полностью взять под контроль сделки с землей не удава­лось, к концу XVI в. установился "стабильный", распределенный по сословиям и обложенный налогами земельный фонд. "Смута" начала XVII в. расшатала его устои, и государство многочисленными указа­ми восстанавливало прежнее состояние (частично путем конфискаций у "изменников"). Весьма заметной становится тенденция к взаимному обращению имущественных взысканий у феодалов и подвластных им лиц, с преимуществом обеспечить обязательства феодалов за счет по­следних.

Договор найма приобретает типично крепостнические чер­ты, когда должник "служит" у кредитора, отрабатывая задолженность. Государство вмешивалось и в отношения купли-продажи, в указе 1620 г. установлены "твердые цены" на стоимость вещей по претен­зиям кредиторов (коня, коровы, иного скота и т.д.).

Обязательства и договоры в Соборном Уложении 1649 г.

В Уложении 1649 г. отражена достаточно развитая для того вре­мени система обязательств. Но на нем сказались и крепостнические тенденции, чем объясняется некоторая "размытость" положения субъ­ектов обязательств из разных сословий.

Обязательства по договорам в Уложении преобладают. Оно предписывает имущественную ответственность при нанесении ущер­ба. Сделки, заключенные в состоянии опьянения, считались недейст- вительными. Имущество в договорах должно принадлежать контр­агентам на законном основании. Прекращение договоров имело место при их исполнении, расторжении, смерти лица. В некоторых случаях государственным органы принудительно прекращали договоры или продлевали их. Согласно общему правилу, смерть должника могла служить основанием для переноса имущественной ответственности на его родственников (жена, дети, братья), но проследить конкретное содержание такой ответственности не представляется возможным (ст. 132 гл.10). Во всяком случае, статья об этом, помещенная в главе "О суде", не упоминает сословности лиц и имеет, видимо, общее значе­ние. Ответственность по долгам распространялась на все виды иму­щества, есть прямое указание, что взыскания обращаются на "поме- стья, вотчины и живот" (ст. 142 гл.10).

Купля-продажа регламентируется в различных главах Уложения, условия ее базируются как на товарном обмене, так и сословности участников. Основой выступало свободное волеизъявление сторон. Для воинских чинов покупка имущества и провианта предписывалась "без всякого насилия" по "прямой цене". Цена зависела от рынка и го­сударственного регулирования.

Применивший насилие покупатель или обманщик-продавец возмещали разницу "прямой цены" (гл. 7). При совместном ведении торговых операций потерявший свою часть денег или товаров в результате стихийного бедствия или грабежа не выплачивал "товарищу" никаких убытков (ст. 276 гл. 10). Продажа поместных земель в "вотчину" разрешалась только с "именного госу­дарства указа" (ст. 9 гл. 17). Вотчины в свободном обороте были только купленные, с соответствующим документальным оформлени­ем. На родовые и выслуженные вотчины существовало право "родо­вого выкупа" родственниками (сроком в 40 лет). Купля-продажа кре­стьян Уложению неизвестна, они являлись самостоятельным субъек­том договоров. Но законодатель не проводил грани между крестьяна­ми и их имуществом: при возврате беглых прежним хозяевам забира­лось все их движимое имущество.

Для рассмотрения судами споров по займам требовалось офор­мить договор в письменной форме при нескольких свидетелях. За не - грамотных лиц письменные договоры составляли священники или дьяки (ст. 246. гл. 10). Частичное возвращение долга фиксировалось в документе во избежание претензий. Запрещалось взимать проценты при займах, сумма долга оговаривалась в письменном документе (хо­тя она могла быть и выше взятой суммы - своего рода обходной "ма­невр"). Этот запрет основывался на постановлениях Церкви, посколь- ку христианство запрещает мздоимство (ст. 255 гл. 10). Уплата долга полностью также фиксировалась в документе при свидетелях. Если взявший взаймы пропивал долг, то он отдавался кредитору до полной отработки (ст.206 гл. 10). Но приоритетной была имущественная от­ветственность. По всей видимости, пьянство представляет собой единственный случай личной ответственности, в других ситуациях ответственность должника переносилась на его родных. Разоривше- муся вследствие стихийного бедствия или в результате грабежа заем­щику предоставлялась рассрочка сроком до трех лет в выплате долга без процентов. Он давал подписку о невыезде и представлял поручи­телей. В случае смерти должника или его бегстве взыскания перено­сились на его родственников и поручителей (ст.ст. 203, 204 гл. 10). По истечении трех лет должник отдавался кредитору "головою до иску- па", то есть до полной отработки долга. Но, видимо, во всех случаях прежде отработки применялся правеж. Закон устанавливал месяц правежа за 100 руб. долга. После этого имущество должника распро­давалось, а сам он начинал положенную отработку недостающей суммы.

Существовали сословные запреты на продажу имущества за дол­ги. Дворье, лавки торговцев и посадских людей в городах продава­лись посадской общине и не могли переходить к феодалам "беломе­стцам" (ст. 269 гл. 10).

Мена движимого имущества была свободной, хотя во избежание последующих претензий обмен оформлялся документально в присут­ствии свидетелей. Мена поместий регистрировалась и проводилась через государственные органы (ст. 2-3 гл. 16), поскольку все поместья были "переписаны" для всех "чинов". Обмен производился из расчета один к одному, пустошь на пустошь. Примерно так же осуществлялся обмен вотчинами.

Требовалось документальное оформление и договора поклажи. Без того имущественные претензии судами не принимались. Для слу­жилых воинских чинов поклажа могла осуществляться без такого оформления, но при свидетелях. Разновидностью поклажи был заклад имущества за деньги, при просрочке выплаты имущество переходило в собственность хранителя.

Система ответственности в Уложении весьма тщательно разрабо­тана. Если имущество погибало от стихийного бедствия или вследст - вие грабежа вместе с имуществом хранителя, то решался вопрос о полном прощении долга. Если погибало только имущество заложен­ное , то убытки распределял суд. При случайной гибели заложенного скота ("без хитрости") требовалась к уплате половина его стоимости (ст.ст. 194, 197 гл. 10). Лицо, закладывающее имущество, могло опе- чатать его своей печатью, и трогать его запрещалось. Нарушение пе- чати влекло полную имущественную ответственность нарушителя (ст. 195. гл. 10).

Дарение сколько-нибудь значительных вещей должно было до­кументально оформляться при свидетелях, даже если это касалось родственников, дабы избежать споров и претензий. Для дарения не - движимости требовались регистрация и разрешение государственных органов.

Подряд на выполнение каких-либо работ имел, видимо, широкое распространение. От сторон зависело, какие доказательства они могут предъявить суду в случае спора. Окончательно вопрос решался судом (ст. 193 гл. 10). Уложение специально оговаривает ювелирные и вы­сокоценные подряды. Порча украшений, алмазов, драгоценных кам- ней обязывала мастера выплатить стоимость испорченной вещи по оценке сторонних экспертов. Кроме того, возвращалась и сама вещь (ст.272-274 гл.10). Это правило можно признать действующим для всех форм подряда.

Найм мог быть имущественный и личный. Имущественный найм зависел от условий договора на основе свободного волеизъявления сторон. Возвращались оговоренная сумма и само имущество. Особое значение имел личный найм, отражавший потребности хозяйства в свободном труде. Уложение устанавливало, что крестьянам "вольно поступать в найм" без оформления крепостей. Но здесь требовалось соблюдение пропорций между государством и владельцем поместья в исполнении повинностей (ст.32 гл.11). Найм подразумевался самый различный: обработка земли, охрана имущества, хозяйственные рабо­ты и т.д. Если договор был связан с сохранностью имущества, то на - емное лицо выплачивало его стоимость при повреждении или сгора­нии.

Договор перевозки через реки или в иной форме осуществлялся по взаимному соглашению сторон. Подробно он не регламентиро­вался, но существовало правило (гл. 9), согласно которому перевозка лиц, состоящих на "государевой службе", при ее исполнении осуще- ствлялась бесплатно.

Обязательства из причинения вреда строились по общему прави­лу, согласно которому убийство животного влекло возмещение двой­ной стоимости ущерба. Однако в ряде случаев закон устанавливал твердые штрафы за истребление имущества.

Аренда недвижимости (земли, водоемов и т.д.) имела широкое распространение в крестьянской среде. Основную роль играли здесь свидетели, способные в случае споров подтвердить условия договора.

<< | >>
Источник: В.А. Рогов. История государства и права России IX - начала XX вв. Учебник. М.: МГИУ,2000. - 256 с.. 2000

Еще по теме § 2. Обязательственное право в Московской Руси конца XV - середины XVIII вв.:

  1. , М., 1976. Гавзе Ф.И. Обязательственное право (общие положения).
  2. Основные тенденции развития обязательственного права.
  3. 3. Обязательственные права учредителей (участников) должника (на примере акционерного общества)
  4. ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ПРАВО. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
  5. Тема 25. Понятие обязательства и обязательственного права
  6. ТЕМА 4. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ МОСКОВСКОЙ РУСИ (XIV–XVII вв.)
  7. Памятники нрава Московской Руси
  8. Государственное устройство Московской Руси
  9. Обязательственное право
  10. ТЕМА 7.СУДОУСТРОЙСТВО И СУДОПРОИЗВОДСТВО (ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО) МОСКОВСКОЙ РУСИ (XIV–XVII вв.)
  11. Общие понятия обязательственного права
  12. § 6. Итоговые теории «широкого права» в Московской Руси. Концепция преп. Максима Грека
  13. ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ПРАВО
  14. § 2. Источники права Московской Руси (конец XV- середина XVII вв.)
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -