<<
>>

§ 4. Понятие и характеристика «права». Соотношение права и правды

Современная наука совершенно недостаточно уделяет внимание ре­лигиозной сущности связанных с правом древних явлений. Между тем, са­ма русская религия (православие) в точном смысле означает не что иное, как прославление права (право=славие).

Эта правая религия и право - од­нозначны в духовно-нравственном отношении. Уже первые летописные свидетельства христианской эпохи употребляют термин «право» во взаи­мосвязи с правой верой. Владимир I (конец X в.) говорит, что Бог утвер­ждает в христианских странах «веру правую и несовратную». «Правость» веры заключается в широкомасштабном противодействии силам зла, врагу

33 Там же, с. 103.

34 Там же, с. 106.

35 ПСРЛ. Т. 6. Вып. 2. М. 2000, с. 118.

36ПВЛ,с. 53;ПСРЛ. Т. 7. М. 2000, с. 140.

243

рода человеческого, козни которого губительны для естественного состоя­ния людей. Вера русская и греческая всегда определяются летописями как «правая вера».37 В учении русских религиозных теоретиков о праве оно всегда выступает как одна из форм религии (правой веры) и эти обе со­ставляющие представляют собой совокупную основу вселенского спасения

38

человечества.

В русской юриспруденции уже в до христианский период отсутству­ет употребление понятия «право» в сопричастном отношении к западному «leg» (закон). Это указывает на то, что духовно-ценностное отношение к праву в христианское время, обладающее таким же свойством словоупот­ребления, не было результатом революционного нововведения. Просто тенденции (правовые и языковые) язычества совпадали в этом смысле с эпохой христианства. В древнейшем юридическом документе договоре с Византией 911г. термин «право» присутствует в первой же статье, но не в легальной трактовке. Он характеризует некое «правое» со­стояние, которое достигается между греками и Русью в ходе судебных процедур: «многажды право судихом».39 В дальнейшем тексте договора, где установлены конкретные нормы и правила употребляется уже другое понятие - «закон» (ст.

ст. 4, 15). Правовое состояние сторон в договоре, честно участвующих в спорах и тяжбах, не лгущих, определяется произ­водным термином «правда». Лицо лгущее, действующее вопреки справед­ливости, «да погубит правду свою» (ст. 12). В договоре 944 г. «правая и вечная» любовь между греками и Русью является как конечным юридиче­ским результатом, правовым следствием документа (ст. 16). В тексте до­говора 971 г. сам документ назван «правым», поскольку отражал в глазах сторон их стремление к справедливому миру.41 Истоки такого понимания «правости» в договорах с греками уходят в глубокую древность. Если само слово «право» сформировалось на праславянском уровне до «распада» племен и образования государств, то понятие права как справедливой сис­темы, как «правизны» состояний имело место еще на уровне индоевропей­ской общности. В литературе установлено, что в глубокой древности «лево - право» в ритуалах, обрядах и бытовой деятельности было адекватным отражением «плохого - хорошего».42

37 ПСРЛ. Т. 2, с. 827. .'^ ,,./".,.,:,, ,.,

38 Преподобный Иосиф Волоцкий. Просветитель. М. 1995, с. 119.

39 ПРП. Вып. первый, с. 6. "' ' ''''' ' "

40 Там же, с. 35. ''"* ;Д

41 Там же, с. 52.

42 Бенвенист М. Общая лингвистика. М. 1974; Бенвенист Э. Словарь индоевропейских социальных терминов. М. 1995; Гарднер М. Этот правый, левый мир. М. 1967; Золота­рев A.M. Родовой строй и первобытная мифология. М. 1966; Иванов В.В. Топоров В.Н. Славянские языковые моделирующие семиотические системы (Древний период). М. 1965; Они же: Исследования в области славянских древностей. М. 1974; Они же: О языке древнего славянского права (к анализу нескольких ключевых терминов). В но­вейшей работе В. Колесова «право - лево» рассматриваются исключительно как на-

244

С принятием христианства одновременно проходили процессы син­теза и конфликтности идей язычества и православия, деформации старых и усвоение новых юридических категорий. Достаточно логично в этих со­прикосновениях двух культур укоренилось некое сверхъюридическое по­нятие, объединяющее ценности уходящего языческого времени и непо­грешимость христианства.

Эту роль стала выполнять широко употребляе­мая в языческое время категория «правда». Понятие получило многоас­пектный характер, объединяло одновременно юридическую, практиче­скую, философскую, религиозную сторону явлений, совокупность спра­ведливых правил, комплекс чисто юридических норм, божественную уста-новленность и т.д.43 В древнейших документах (Синодальный список цер­ковного Устава Владимира I) присутствует именно такое содержание: «На Страшном суде, перед тьмою ангелов, где ни от какого дела нельзя скрыться, не поможет никто и никому, только правда избавит от вечной муки в огне и вечной смерти».44 В XI в., когда шло составление Русской Правды, теоретик и, возможно, один из составителей кодекса Иларион Ки­евский употреблял понятие «правда» в смысле объединения всех сторон плодотворной государственно-юридической деятельности, куда входили правосудие и справедливость. Он указывал, что Владимир I утвердил Русь «правдою, мужеством и смыслом».45 С корнем «прав» в русском языке имеется набор слов государственно-юридического смысла: управить, пра­вило, правеж, правительство и т.д. В череде слов с корнем «прав» летописи особенно выделяют слово «править», т.е. устанавливать своей властью го­сударственно-юридический порядок, соответствующий «правде». В сред­невековом русском правосознании управление страной было адекватно управлению миром со стороны Господа («Бог управит своим промыс­лом»).46

Название первого русского судебника - Русской Правды фиксирует отличие русских значений от западных. Последние четко названы строго легальным термином «leg» (Салический закон и т.д.). Русское название «правда» обладает максимальной широтой смыслового значения. Сделать по «правде» подразумевало элемент высшего божественного вмешательст-

правления и сторонность без анализа юридического смысла (Колесов В.В. Слово и де­ло. Из истории русских слов. Спб.ГУ. 2004, с. 571-582).

43 Еще в XIX в. отмечалась связь славянского слова «правда» с корневым значением в санскрите «parivada», где основа «vada» связана с обвинением, a «pan» означает спор, борьбу.

Следовательно слова отражают значение древности - «судебный спор», а право и правда у славян генетически связаны с индоевропейским языковым состоянием (Ле-онтович Ф. Старый земский обычай, с. 125). В лингвистике анализ отношения к индо­европейскому уровню слов, связанных с понятиями закон и право, сделал французский исследователь Э. Бенвенист (Бенвенист Э. Словарь индоевропейских социальных тер­минов. М. 1995, с. 299-312).

44 ПРП. Вып. первый, с. 245.

45 Иларион. Слово о законе и благодати. М. 1994, с. 75. 46ПСРЛ. Т. 3. Спб. 1841, с. 8.

245

ва. Во время борьбы Ярослава Мудрого со Святополком (XI в.) Ярослав констатирует: «Суди меня, Господи, по правде, да скончается злоба греш­ных».47 Подобное «расширенное» понимание права с выходом за рамки чисто юридических представлений было в XI-XVII вв. постоянным и ус­тойчивым. Можно дать определение средневекового русского понимания права в современном лексическом выражении. Право - это широкое поле установлений юридических, бытовых, религиозных, морально-нравственных, которые регулируют состояние тварного мира в целом (в том числе с животным миром, природой, запредельным и загроб­ным состоянием и т.д.). Юридическое право (установления государст­ва) - наиболее обязательная к выполнению часть этой системы, кото­рая проявляется в различиях, тяжести и характере ответственности.

Общая взаимосвязь употребления слов право и правда до XVII в. имеет сложную взаимосвязь, правда употребляется значительно чаще пра­ва. Наряду с этим интенсифицируется применение слова закон в юридиче­ском смысле.48 В известной мере ситуации способствует «библейская тео­ретика». В Книге Притчей Соломоновых сказано, что власть «узаконивает

49

правду». Становление понятия закон как конкретизированного правом норматива имеет менее сложную картину, нежели историческое соотно­шение понятий право и правда. Комплекс слов с корнем «прав» в целом обозначает приведение людей и явлений в некое состояние справедливо­сти, в состояние должного. Например, «править» предполагало достиже­ние со стороны властей такой реальности, которая адекватна правде.

Имеющиеся в литературе трактовки слов с корнем «прав» данные не юри­стами, порой совершенно не созвучны с истиной. В комментариях на изда­ние «Слова» митрополита Илариона утверждается, что слова с корнем «прав» имели в древности значение «утвердить - утверждать» в прямом и переносном смыслах. Например, «законную заповедь оправдати».50 Пола­гаем, смысл слов оправдать и установить - совершенно различный. Оправ­дать - установить идентично с состоянием, соответствующим правовому положению. Утвердить - привести явление в незыблемое состояние.

В исторической ретроспективе термины «право» и «правда» восхо­дят к единому смысловому значению еще языческой старины. Не случайно

47 ПСРЛ. Т. 4, с. 209.

48 Хотя в московский период употребление слова закон в светско-юридическом смысле обнаружить тяжело, производные от термина довольно часты. Это свидетельствует о том, что «закон» как нормативно-государственное явление был понимаем, его суть «чувствовали». Монастырским уставам XV—XVI вв. известно «беззаконие» в смысле нарушения общественного порядка. Беззаконие есть неправомерное отобрание имуще­ства. В уставе преп. И. Волоцкого автор ссылается на «неписаный закон - земский обычай», вполне соответствующий понятию государственного закона (Древнерусские иноческие уставы. М. 2001, с. 53, 144).

49Прит. Сол. 8.15.

50 Дерягин В.Я. Светозарский А.К. Комментарии. В кн.: Иларион Слово о Законе и Бла­годати. М. 1994, с. 122.

246

с обозначением через «правду» справедливости государственной реально­сти мы встречаемся на первых страницах летописей.51 При этом «правда» является более широким понятием, нежели «право», и включает в себя по­следствия реальных поступков, всю совокупность правовых результатов, т.е. реализацию права, вместе с божественными карами для действующих неправедно. «Правда» всегда наступает как постулированный результат. В борьбе Ярослава Мудрого с Святополком Окаянным (1015-1019 гг.) нечес­тивца Святополка возмездие настигает в конце жизни: «Его же по правдъ,

52 -г

яко неправедна, суду нашедшю на нъ».

Такое значение «правды» во мно­гом связано с глубоким религиозным смыслом, который приобрели «пра­во» и «правда» еще в языческое время, а затем укрепили при христианстве. Древность процесса прослеживается на основе того, что во многих евро­пейских языках (английский, французский, немецкий, испанский и т.д.) право как явление юридическое (совокупность норм) и право, как правая сторона тела, или совпадают, или имеют однокорневое значение. Известно, что в воззрениях европейских народов за правым плечом человека нахо­дится ангел-хранитель, за левым - бес. Первый - охраняет, второй - со­блазняет. В летописях право как правая сторона и правая деятельность (т.е. правда) употребляются систематически. Во время Любечского съезда (1097 г.) князь Святополк говорит: «Егда се право будет али лжа», «аще право глаголети», «се право будет», «аще есть право», «аще не право».53 В 1169 г. отношения между князьями характеризуются следующим образом: «Сердце их не было право с ними». Или: «слово наше будет право».54 Здесь человек предстает в особом состоянии «правости», исключающем зло перед Богом. Связь «права» и правой стороны тела устойчиво на весь допетровский период. В древний период правда обладает огромной силой и через нее устанавливается состояние правости. В XIII в.: «нам своею правдою басурман одолеть».55 Огромное число раз употребляется правда в сборнике «Мерило Праведное». В договорах Новгорода XII-XIII вв., по наблюдениям Ф. Леонтовича, слово право заменяется словом правда.56 В Новгородском и Псковском кодексах употребляют «судить вправду» как правовое требование. В 1498 г. при венчании на великое княжение Дмит­рия, митрополит официально утверждал русский престол, как «престол правды». Это включало защиту державы, мощь государства, праведное царствование, в котором важнейшее звено составлял «суд правды», т.е.

51 Народное фольклорное правосознание ставит «правду» в приоритетное положение к «закону» и его производным. Древнейший памятник догосударственной старины «Го­лубиная книга» утверждает: «в мире стало правды нет, стали беззакония великие». «В этом мире корень всему правда». «Нет ничего выше правды». (Цит. по: Серяков М.Л. Гоубиная книга. Священное сказание русского народа. М. 2001, с. 292-293).

52 ПВЛ, с. 64. 53ПВЛ, с. 110-111.

54 ПСРЛ. Т. 7, с. 83.

55 ПСРЛ. Т. 7. М. 2001, с. 178. ' :

56 Леонтович Ф. Старый земский обычай, с. 112. ' ' !

247

милость к слабым со стороны судей монарха.57 В XVI в. св. Максим Грек писал, что жизнь вечная достигается тяжким земным путем «для ходящих право по нему».58 Св. Иосиф Волоцкий (XVI в.) писал, что по Божьему ус­тановлению в момент смерти человека, при взвешивании его светлых и темных дел, за правым плечом расположено все богоугодное, за левым -греховное.59 Мышление по принципу «право - лево» было целой системой мировоззрения, включающее юридическое, религиозное и философское.

Антиподом правде в древней лексике выступает «кривда». Уже в X в. в договорах с Византией значится: «Аще кто в Руси или греках сотворит криво».60 Сама же «правда» мыслится как состояние равнозначности Богу. «Владимир же надеялся на Бога и на правду» (1116 г.).61 Связанность права и правды обнаруживается в летописи уже при описании становления дина­стии Рюриковичей (859-862 гг.). Согласно описанию, у славян не стало «правды» при ослаблении власти, а призванные князья должны были «су­дить по праву».62 В X в. «право» употребляется в аналогии и соотносимо-сти с «правдой» при описании волнений и смут 945-947 гг. Княгиня Ольга говорит древлянам: «если меня просите право».63 В летописях зафиксиро­вана формула всесилия правды, как сверх юридической фундаментальной категории. С ее помощью можно добиться невероятного. Для летописей характерно выражение, когда само чудо совершается «силой честного кре­ста и правды».64 Уже в XI-XII в. «правда» означала одновременно истин­ность и справедливость. «Тако право есть, аки ти и молвити» (XII в.). «Право ти молвлю, сии кресть есть» (1152 г.). И рек ему: «княже, право ти молвлю» (1161 г.). «Мстислав воззрел на Божию правду и силу честного креста» (1171 г.).65 Таким образом, уже в первые века Руси термин «право» может означать как юридическое явление, так и правое поведение и со­стояние, т.е. право как справедливость. В 1071 г. приближенный князя го­ворит восставшим: «То ти вамо право поведали».66 Одновременно слово «неправда» выступает как противодействие богоугодной действительно­сти, как противоестественное состояние человека. Поэтому княжеские

с существующими нормами и прави­лами религии и права. Например, «править десятину Святой Богороди­це».75 В договорах Новгорода XII в. с немецкими городами стороны в спорном деле «свою правду возьмут».76 В памятниках XIII в.: «управятся сами по своему суду».77 В Псковской Судной грамоте XV в. сказано: «без неправы человека не погубите».78 В Новгородской Судной Грамоте XV в. все присутствующие на суде судьи и добрые люди «должны судить вправ­ду».79 Грамота разъясняет, что «судит право» - значит «судить справедли­во».80 Вообще для XV в. характерно такое построение законодательных ак­тов, при котором добавление в конце термина «вправду» обычно делалось с целью утверждения силы документа или силы целования креста (особой юридической процедуры). Состояние правоты в документах понимается аналогично современности. В договоре Смоленска с Готским берегом: «ес­ли прав будет, то 100 гривен серебра за сором ему взята».81

В XIII-XV вв. «правда» присутствует в другой группе источников, связанных с деятельностью княжеской (государственной) власти, но с не­которыми другими оттенками. В договорах князей с Новгородом целова­ние креста проходит «вправду», без лживости.82 В Уставе князя Всеволода (XV в.) - «по токмо правде избавит от второй смерти и вечной муки», «от огня негасимого».83 Вообще на протяжении всего средневековья устойчива связка «суд - правда». Например, «сотвори суд и правду» - в посланиях св. Максима Грека (XVI в.). Отсюда следует, что «правда» мыслилась как од­на из форм неискаженного состояния, первоначальная божественная фор­ма. К XVI в. термин «правда» стал покрывать собой значения многих спе­циальных юридических терминов-понятий, упрощая широтой значений нюансы и оттенки чисто юридических словоупотреблений. «Псковичи не по правде бьют челом на своего наместника» (1510 г.).84 «Неправда» также употреблялась в таком же широком спектре негативных состояний. Васи­лий III (1512 г.) возложил опалу на каширского вассала «за его неправду» и город у него отнял.85 Казань Василию III «неправду учинила» перед его послами. Изменное смоленское дело велось «вправду» посредством обы-

75ПРП. Вып. второй, с. 41, ст. 3. . , ,f, .,,f. .......

76 Там же, с. 126, ст. 9.

77 Там же, с. 73, ст. 11. " ' ''!

78 Там же, с. 286, ст. 3.

79 Там же, с. 215, ст. 25,27. • ., ; :.

80 Там же, с. 212, ст. 42.

81 Там же, с. 73, ст. 10. . .

82 Там же, с. 135, ст. 23.

83 Там же, с. 165, ст. 15.

84 ПСРЛ. Т. 13. Первая половина, с. 12. , ,

85 Там же, с. 15. •

250

сков. В конфликтах времен малолетства Грозного князья просят друг у друга «правду», дают «правду».87 При венчании на царство Ивана IV Бог сажает его «на престол правды» для суда людей «правдою». «Правда» во всех этих случаях мыслится выше юридического права.89 Одновременно в XII-XVI вв. русская юридическая терминология не употребляет термин «право» в значении совокупности юридических норм или нормативных ус­тановлений. Обычно он означает лишь состояние справедливости, подобно тому, как сказано в Псковской Судной грамоте: «судит право по крестному целованию», «как право перед Богом».90 Но понимание права как норма­тивной системы не было забыто. В летописях удалось обнаружить уни­кальный случай употребления понятия для характеристики нормативной системы. Во 2-й Софийской летописи эпизод дан при описании западной и восточной христианской обрядности (XV в.). Эта область отношений в правосознании Московской Руси относилась к юридической сфере. Лето­пись гласит, что во время богослужения «вострубят в трубы и органы, и гусли по фряжскому праву»91 (по византийскому). Остается загадкой, по­чему нормативное значение понятия права проявляется столь редко. Но в качестве версии можно предполагать, что распространение и утверждение современного (нормативного) понятия права проходило не без влияния ев­ропейских воззрений.

В той же 2-й Софийской летописи мы имеем еще более любопытное употребление термина «право» в качестве субъективной принадлежности человека (т.е. субъективное право). «Изневолил нас царь и право свое от­дали ему». В XVII в. в источниках по истории раскола и старообрядчества понятие субъективного права присутствует весьма часто по принципу «мое право», «нет права», «иметь право».

Связка «право - правда» имеет отношение к важной философско-правовой категории русского правосознания, обозначаемой словом «исти-

86 Там же, с. 25. . .•с юридической стороной, и упор делался на элемент истинности судебной процедуры (правосудие). Последняя есть способ конкретного достижения «права -правды». И Судебник, и Домострой в глазах их создателей направлены на достижение богоугодной реальности. Конечную «победу» права русские

92 ПСРЛ. Т. 7. М. 2000, с. 14. it

93 Там же, с. 35. ,.; ,., . . ......

94 Стоглав, изд. Д.Е. Кажанчикова, с. 77. ,,; ; < 95ПСРЛ. Т. 2, с. 351. , w: , ^

96 ПСРЛ. Т. 13. Первая половина, с. 197. ;

97 Там же, с. 267.

98 Гейзенберг В. Язык и реальность в современной физике. В кн.: Шаги за горизонт. М. 1987, с. 217.

252

теоретики понимали как одновременно юридический, религиозный, нрав­ственно торжествующий акт - Страшный Суд Господа. «Исполненное» в ходе Страшного Суда право выполняло свою функцию и исчезало, как в широком, так и в юридическом смысле. В этой теории все земные творе­ния человечества - наука, философия, искусство, экономика имели по от­ношению к «праву» (правосудию) подчиненное значение и исчезали рань­ше «завершения права». Последнее является самым последним актом земного состояния, после акта Страшного Суда и оно исчезает. С этого завершения исчезает земная разобщенность состояний времени, простран­ства, права и т.д., наступает новый период вечности их во всеобщей гармонии. Одновременно воплощается в реальность принцип всеобщего всеединства мироздания, человек в запредельном мире переходит в со­стояние гармонии со своей божественной, духовной сущностью, в состоя­ние блаженства в Боге.

В XV в. покрываемое «правдой» понимание «права» в духовно-нравственном аспекте разделилось на два направления. Первое имеет ок­раску чисто юридическую и указывает на отсутствие в правовых актах противозаконного обмана. В конце договора Ивана III с Новгородом (1471 г.) крест целуют «вправду, без всякой хитрости».99 Судебник 1550 г. бук­вально изобилует подобной «бесхитростностью». В философской и быто­вой лексике употребление производных от права более интенсивное. Вто­рое направление теоретически более значимое и объединяет понятием «правда» всю совокупность разнообразных значений справедливости, в том числе - правовых. В этом смысле понятие содержится в Судебниках XVI-XVII вв. Из этого направления вырастает кризис старых понятий в XVII в. и возникновение позитивистских подходов к новой терминологии петровского времени. В Уложении 1649 г. «правда» встречается как дос­тижение истинности конкретными участниками процесса, это - «общая правда».100 Языковеды обратили внимание на то, что в XVII в. слова с кор­нем «прав» становятся очень распространенными в бытовой лексике и пе­реписке (правеж, неправа, справа, справка, допросить, справить, исправить и т.д.).101 Даже на бытовом уровне употребления они имеют непосредст­венное отношение к юридическим действиям. Это проявление процесса семантического дробления связки «право - правда». Она создает предпо­сылки для близящегося охвата термином право совокупности правил-нормативов.

99 ПРП. Вып. второй, с. 255, ст. 38.

100 ПРП. Вып. шестой, с. 108, ст. 148; с. 117, ст. 173; с. 116, ст. 170.

101 Панкратова Н.П. Элементы делового языка в частной переписке XVII века // Древ­нерусский язык. Лексикология и словообразование. М. 1995, с. 37^1.

253

<< | >>
Источник: Рогов В.А., Рогов В.В.. Древнерусская правовая терминология в отношении к теории права. (Очерки IX - середины XVII вв.). М.: МГИУ,2006. – 269 с.. 2006

Еще по теме § 4. Понятие и характеристика «права». Соотношение права и правды:

  1. Неслучайно для характеристики реально существовавшего соотношения права и закона в правовых системах Древнего мира
  2. IX. Общие итоги второго периода в истории науки уголовного права в России
  3. IV. Состояние науки уголовного права к началу шестидесятых годов XIX в.
  4. 2. Источники права Древней Руси и проблема правовой регірпиии
  5. Глава IIIМЕНТАЛИТЕТ И ЯЗЫК
  6. М. Ю. Лермонтов
  7. § 25. Общее понятие о человеке 
  8. Глава 2. Книга «Россия и Европа» – новое слово в историософии
  9. ОТЗЫВЫ НЕОФИЦИАЛЬНЫХ ОППОНЕНТОВ НА АВТОРЕФЕРАТ ДИССЕРТАЦИИ
  10. ОБ ИДЕЙНЫХ И СТИЛИСТИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ И МОТИВАХ ЛИТЕРАТУРНЫХ ПЕРЕДЕЛОК И ПОДДЕЛОК
  11. Глава V Законодательство XII таблиц и право Квиритов
  12. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ
  13. Соотношение свободы и равенства
  14. Приложение I (для коммунистов): "Перлы" диалектики марксизма
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -