<<
>>

Рабочий день.

Четыре периода в истории продолжительности рабочего времени.—Длительность рабочего дня на предприятиях XVIII века. — Вольнонаемный труд как толчок к распространению ночной работы.

— Продолжительность рабочего дня детей и подростков на предприятиях, работающих круглые сутки, и только днем.—Первые рабочие волнения в связи с продолжительностью* рабочего дня для детей н подростков. — Беспорядки на Вознесенской мануфактуре в 1844 году п закон 7 августа 18-15 года об ограничении ночной работы детей. — Борьба между предпринимателями центрального и петербургского районов за сокращение продолжительности рабочего дня. — Связь между использованием техники, продолжительностью рабочего дня н ночной работой. — Промышленный кризис 80-х годов н вопрос об ограничении рабочего дня детей. — Закон 1882 года н его результаты. — Санкционирование нарушений ограничительных правил законодательными актами 1890 года. — Распределение рабочего времени. — Сверхурочные работы.— Промышленный крпзпе в начале XX столетия. — Вопрос о продолжительности рабочего времени в особых совещаниях 1905—1907 г.г. — Удлинение рабочего дня. — Рост числа нарушений ограничительных правил н законов. — Рабочий день малолетних п несовершеннолетних рабочих в годы реакции.— Период расцвета промышленной деятельности в предвоенные годы. — Война, милитаризация промышленности н как повлияла она на продолжительность рабочего дня.

В истории рабочего дня на фабриках и заводах России можно наметить четыре главнейших периода.

Пор вый — до начала XIX века. В этот период, благодаря доминирующему значению труда крепостных, мы встречаем некоторые попытки урегулировать продолжительность рабочего дня только в горнозаводской промышленности. В остальных же отраслях промышленности вопрос о количестве рабочих часов разрешался, главным образом, отдельными предпринимателями, в зависимости от их желания и потребностей.

В это время значительной разницы в зависимости от территории, где были расположены предприятия, мы не обнаружим.

Второй период от начала XIX века до крестьянской реформы — пптересен все усиливающимся использованием труда вольнонаемных рабочих. Договоры свободного найма уже сами но себе предполагают некоторое урегулирование вопроса о продолжительности рабочего дня. Действительно, в этот период фабрично-заводские предприятия все более и более приближаются к одному и тому лее количеству рабочих часов, и нарушение этих норм, установившихся путем обычая, зачастую воспринимается рабочей массой каы игнорирование каких-то правил, будто бы введенных законодательной властью.

Третий период, начавшийся с крестьянской реформой, заканчивается началом 80-х годов, когда были изданы первые законы, ограничивающие эксплуатацию малолетних и несовершеннолетних рабочих. Этот период

характерен значительной продолжительностью рабочего дня, одинакового как для взрослых, так и для детей и подростков обоего пола.

В 60—80-х годах перед русской фабрично-заводской промышленностью, благодаря отмене крепостного права, открылись колоссальные возможности. С реформой 1861 года отпала одна из серьезпейших причин технического застоя. Завоевания заграничной техники получили новое поле для широкого применения, и на русских фабриках и заводах наметился чрезвычайно важный процесс механизации производства.

Понятно, что это явление в первую очередь должно было отразиться на продолжительности рабочего дня и параллельно с этим иа заработной плате рабочих.

Вшив нами уже неоднократно отмечалось, что предприятия, находящиеся в губерниях центрального района, поддавались технической революции значительно медленнее, чем, иапрнмер, фабрики и заводы Петербургской губернии. Благодаря этому наименьшее чнсло рабочих часов и наибольшая заработная плата имели место именно на предприятиях, технически более •совершенных, и, наоборот, наибольшую продолжительность рабочего дня часто с не только относительно, по и в абсолютных цифрах меньшей заработной платой мы встретим в Московской, Владимирской и других губерниях Центрального района.

Петербургские фабрики, принужденные привлекать рабочую силу из центральных губерний, должны были оплачивать ее значительно дороже, и поэтому они стремились прогрессировать в техническом оборудовании предприятий, дабы таким путем обезвредить дороговизну рабочих рук. Но так как лучшие и техническом отношении предприятия требуют более производительной работы, то ночная работа иа петербургских фабрпках встречалась значительно реже, чем на фабриках и заводах других губерний. В это же время московские, владимирские и другие предприятия, имея возможность использовать большие запасы дешевой рабочей силы, не столь настойчиво стремились к технически лучшему оборудованию и конкурировали с петербургскими, благодаря более дешевой силе, которую использовали и днем и почыо. Потому-то количество рабочих часов в сутки па предприятиях Центрального промышленного района было значительно выше, чем па фабриках, например. Петербургской губернии. Все эти обстоятельства в связи с разразившимся в 80-х годах кризисом способствовали изданию закона 1 июня 1882 года об ограничении работы малолетних и несовершеннолетних. Начавшаяся с 60-х годов конкуренция между московскими и петербургскими фабрикантами окончилась победой последних. Петербургским фабрикантам удалось отстоять ту мысль, что кризис окончится тогда, когда будут запрещены ночпые работы, сокращеп рабочий день и т. д. Вспомпив, что предприниматели Центрального района могли отчасти успешно бороться с петербургскими именно благодаря продолжительности рабочего для и т. п., нам станет понятна позпцня, занятая столичными фабрикантами.

Ослабленные промышленным кризисом, москвичи уступили и согласились на издание ряда ограничительных правил. С этого момента в истории рабочего дня молодежи начался новый, четвертый период, который продолжался до самой Октябрьской революции. Он характерен той непрестанной борьбой, которая велась вокруг этих законов. Правда, в значительном большинстве эти правила точно пе соблюдались, но во всяком случае рабочая масса повела энергичную борьбу за их исполнение.

Кроме того, так как подростки представляют собою неотъемлемую часть класса промышленных рабочих, уменьшение числа рабочих часов в отношении несовершеннолетних отзывалось на продолжительности рабочего дня н взрослых рабочих. В постоянной борьбе капитала с рабочим классом законы о продолжительности работы детей и подростков то исполнялись, то предавались забвению, смотря по обстоятельствам. Если рабочий класс являлся в данный момент

РАБОЧИЙ ДЕНЬ Н РАБОЧИЙ ПКРВО,1

117

силой организованной, способной отразить новое наступление капитала, последний с этим считался и молча выполнял законы о труде малолетних и несовершеннолетних. Но как только рабочий клас. дюдАрлнянном ли промышленного кризиса или голода, или по каким-либо другим причинам, ослабевал, организация его не представлялась уже столь кренкочспаяпной, капитал начинал свое наступление и в первую очередь — по линии иди полной или частичной отмены законов о труде детей н подростков. Так продолжалось до Октябрьской революции 1917 года, когда законодательство о детском и подростковом труде пошло по совершенно другому направлению, а продолжительность рабочего дня для каждого возраста была определена соответственно интересам рабочего класса и советского государства.

Б отношении количества рабочих часов на первых фабриках и заводах точных сведений не имеется. Лишь в некоторых источниках указывается, что малолетние и несовершеннолетние рабочие были заняты столько же часов, сколько и взрослые. В отношении последних, принимая во внимание, что по Уложению царя Алексея Михайловича (1649 года) даже чиновники правительственных канцелярий должны были работать 12 часов в сутки, можно предположить, что рабочий депь исчислялся для них во всяком случае большим количеством часов. Более ясное представление имеем мы о рабочем дне детей и подростков в XVII веке относительно поташных заводов боярина Морозова.[53] Как отмечалось уже ранее, морозовские крестьяне с большой неохотой шлп работать на поташные заводы, оказывая в этом отношении самое решительное сопротивление всем попыткам боярина.

Невидимому, условия труда были действительно кошмарны, если даже в то жестокое время дети закабаленных крестьян, имея пред собою ту же перспективу прожить бесправными людьми, отказывались нттп на эту работу, несмотря на то, что боярин сулил им после нескольких лет нолнуто свободу. В конце концов на •'будное дело» попадали беднейшие крестьянские семьи, которым действительно терять было уже нечего п которые при всем напряжении своих сил не могли уплатить денежный оброк. Только эта материальная зависимость делала их более уступчивыми, п взрослые крестьяне шлп на заводскую работу вместе со своими несовершеннолетними детьми. Рабочий день не был строго определен, но во всяком случае он был очень велик, достигая зачастую 16—17 часов. Принимая во внимание, что техника в то время совершенно отсутствовала и вся работа производилась ручным способом, станет понятным, почему эта работа считалась в то время настолько тяжелой п изнурительной. А ведь число рабочих часов не изменялось от возраста рабочих н одинаково относилось как ко взрослым, так и к малолетним и несовершеннолетним рабочим. Однако, даже в то время злоупотребление 16—17 часовым рабочим днем не всегда проходило совершенно безнаказанно. Невидимому, существовали предприятия, где рабочее время ограничивалось меньшим количеством часов. Так, когда боярин Морозов попробовал использовать в м. Павловском труд 100 молодых работников по договору свободного найма, последние через короткое время запротестовали против установленных практикой часов работы.

Бот. что писал об пх работе боярский приказчик: таких «огурщиков* в Павловском не бывало, работать ленивы гораздо: работали два дня только до обеда, п у пас два дообедья записаны за один день, а они почитают за два дня; а будить себя до солнечного всхода пе велят, приставов и меня бранят и пе слушают... и, не отлросяеь у пристава, с работы ходят рано,

а до солнца будить себя не велят, а сказывают, что ряда, у них была, что отнущать с работы рано, а будить их, как солнце взойдет».

Конечно, это известие недостаточно точно, но оно интересно, как одно из наиболее ранних.

Первая четверть XVHI века ознаменовалась, как отмечалось выше, открытием целого ряда фабрик и заводов. Промышленность, насаждаемая в полупринудительном порядке, примерно те же методы усвоила и в отношении рабочей силы. На ряду с мастерами и ремесленниками на предприятия, в особенности частные, в больших количествах посылались «праздношатающиеся» малолетние дети, нищие, бродяги, солдатские женки, просто не имеющие пристанища и т. д. и т. д. Понятно, что с таким материалом можно было обращаться довольно свободно. Рабочие, посланные на фабрики и заводы в принудительном порядке, должны были безропотно спосить многочасовую работу. Так, например, на полотняном заводе, устроенном в 1706 году в Москве, работало несколько десятков подростков, при чем продолжительность рабочего дня была довольно велика. Работа велась зачастую и в сумерки, при освещении помещения сальными свечами, которые покупались специально для «вечерового снденшг».[54] На многих фабриках в отношении продолжительности рабочего дня брали за образец правила, существовавшие в Адмиралтействе, которое заведывало военными верфями. ГІо регламенту от 5 апреля 1722 года работа в период с 10 марта по 10 сентября начиналась в 41/» утра и кончалась в 7 часов вечера, т.-е. продолжалась 14V-2 часов. В это число входит также и тот получасовой перерыв от 11 до 11 часов 30 мии. дня, который полагался на завтрак. Таким образом, продолжительность рабочего дня для первой четверти XVIII века можно определить прнмерпо в 14 часов как для взрослых, так и для несовершеннолетних рабочих.

2 сентября 1741 года были изданы правила о рабочем дие для каченных суконных и каразейных фабрик. Согласпо этого регламента в весенние и летние месяцы работа начиналась в 4 часа утра, а уже в 10 часов объявлялся 2 часовой перерыв, после которого работа продолжалась до 9 часов вечера. Таким образом, рабочий день определен был в то время в 15 часов. В зимние месяцы (октябрь—январь) работа хотя н выполнялась в другие часы, но продолжительность ее оставалась прежней.3

Такой же распорядок был принят и на Екатеринославской сукопной и чулочной фабрике. Положение 1789 года прямо определяло рабочий день в 15 часов. А ведь из 890 рабочих на долю только одних малолетних от S до 15 лет приходилось 66 чел., при чем из остальных рабочих значительную часть составляли несовершеннолетние в возрасте от 15 до 18 лот. Положение же 1789 года, говоря о продолжительности рабочего дня, никакого различия пи по полу, ни по возрасту не делало.

В XVIII веке большинство фабрикантов придерживалось 15-часового рабочего дня, при чем работа почти без исключения велась только дневная. Несколько иное, более благоприятное для рабочих, положение создалось па горных заводах. Благодаря исключительному интересу, который проявлялся в то время к этой отрасли промышленности, правительство установило но отношению к деятельности горнозаводских предприятий более действенный надзор. Государственная власть несколько ранее и более энергично вмешалась в те условия работы, которые практиковались на казенных горимх предприятиях, и вследствие этого работа зачастую ограничивалась здесь лишь 12 часами. Но следует отметить, что рабочие, в большинстве случаев приписные крестьяне, получали возможность работать сдельно

и сверхурочно, благодаря чему 12-часовой рабочий день нередко фактически превращался в 15-часовой. В отношении же прправненпя к количеству рабочих часов взрослых, детей и подростков как на предприятиях обрабатывающей, так и добывающей промышленности положение оставалось одинаковым.

В начале XIX века был издан ряд указов, относящихся к вопросам управления казенными фабриками. В распоряжениях о продолжительности рабочего дня правительство почти всегда ограничивалось стереотипної'} фразой, предлагающей, чтобы «фабричпые мастеровые не более 12 часов в сутки работою были заняты».1 Кроме того, мы имеем, налрпмор, сведения, что иа с.укоипой фабрике кпязя Барятинского работа продолжалась 11 часов, на шелковой фабрике Дудышкипа — 9 часов, иа полотняных фабриках Крапнв- никова 8 —12 часов, на бумажной фабрике Хлебникова —12 часов, Попова — 12 часов, Ртищевой —11 часов, на стеклянных заводах: Мальцевой — 12 часов, Фомы Мальцева —12 часов и т. д.

Хотя указанное относится к продолжительности рабочего времени в течение целых суток, но фактически в начале XIX века только иа очень немногих фабриках работа производилась ночыо. В подавляющем же большинстве предприятия работали в промежуток времени от 4—5 часов утра до 8— 9 часов вечера. Тот факт, что 12-часовая работа считалась в то время наиболее нормальной, подтверждается еще следующим случаем. В 1811 году министерство внутренних дел командировало па Красносельскую фабрику своего чиновника по поводу целого ряда жалоб, принесенных рабочими на предпринимателей. Расследуя взаимоотношения между работодателями и рабочими, ретивый чиновник, кроме всего прочего, обнаружил ряд вопиющих неправильностей, допущенных администрацией. Одна из этих неправильностей заключалась в том, что продолжительность рабочего дня, по свидетельству самих рабочих, не превышала 10 часов. Сенат в виду замеченных недостатков решпл издать для этой фабрики новое положение, которое урегулировало бы все недоразумения. Это и было сделано в 1813 году, прп чем в одном из пунктов нового положения указывалось, что рабочий депь должен продолжаться для всех работников, независимо от их пола и возраста, не менее 12 часов в сутки.[55]

Так было в первые годы XIX столетия. Во вторую четверть положение несколько изменилось под влиянием более усиленного использования труда детей и подростков. Потеряв право приобретать крепостных к фабрикам и заводам, купцы-предприниматели принуждены были обратиться к договорам свободного найма. Вполне попятно, что в первую очередь стали эксплуатировать дешевую рабочую силу детей, подростков и женщин. Собственно говоря, детский и подростковый труд начинает играть в развитии русской промышленности значительную роль именно со второй четверти XIX века. Тяжелая, изнурительная фабричная работа, детей должна была привлечь к себе общественное внимание. Если 12 — 13-часовой рабочий день тяжело отражался па взрослых рабочих, то что же можно сказать о детях и подростках? И вот, с 30-х годов, очень мягко и осторожно, пачнпают высказывать «вольные мысли» о тяжести такой продолжительной работы для несовершеннолетиях. Так, в 1835 году министр финансов Канкрнн в поданной нм докладной записке писал, что надо Припять какие-то меры, дабы дети «пепод- вергаемы были изнурению слишком продолжительной дневной работой».[56]

Правда, мера, предлагаемая Капкрпиым, весьма оригинальна: он предлагает, чтобы сами хозяева «по мере удобности» пеклись о малолетних рабочих, но во всяком случае известную роль она все же сыграла. Боясь, что издание и опубликование общего распоряжения, ограничивающего произвол поыещика-предпрпнимателя, возбудит в среде крепостного населения мысль о «неповиновении», правительство пе выходнт за пределы рассылки строго секретных циркуляров. Такой циркуляр и был разослан в связи с волнениями крестьян, принадлежащих помещику Груздеву. В нем указывалось, что губернские и уездные предводители дворянства должны наблюдать, чтобы помещики нрн учреждении фабрик н заводов избегали обращения крестьян целыми селениями к фабричным работам, чтобы посылаемым на работу давались некоторые льготы и «чтобы помещики пеклись о содержании и благосостоянии людей», не изнурял трудами слишком тягостными н принимая в соображение пол, возраст и силы каждого».[57] Комитет министров являлся столь ярым противником всяких ограничительных правил, стесняющих волю помещика, что даже зная, какой интерес проявлял к настоящему делу' Николай I, решался отказать в утверждении этого секретного циркуляра. И только решительное вмешательство царя принудило их вновь вересні,треть свое решение и согласиться на рассылку циркуляра.

Гораздо энергичнее и решительнее выдвигалось требование о сокращении рабочего дня для малолетних и несовершеннолетних рабочих в других слоях населения, а, именно среди промышленных рабочпх. Так, на суконной фабрике Вогеля в Воронеже в 1840 году происходили волнения среди рабочих иа почве исключительно тяжелых условий работы для детей п подростков в связи с большой продолжительностью рабочего времени. По указанию самих приказчиков этой фабрики, несовершеннолетние наравне со взрослыми начинали работу в 3 часа ночи, а кончали ее в 9 часов вечера. На завтрак, обед и т. д. им полагалось 3—4 часа, и таким образом рабочий день для детей 10—12 лет определялся в 14—16 часов. Такая нродолжн- тельиость его представляла собою далее в то время явление довольно редкое.

Одновременно с регламентацией рабочего дня н некоторым сокращением его фабриканты стали весьма интенсивно пользоваться для работы своих предприятий ночным временем. Это особенно ярко выявилось во время сильных беспорядков, происшедших в 1844 году па Вознесенской мануфактуре, в Дмитровском уезде Московской губернии. В результате было произведено правительственной комиссией довольно тщательное обследование, которое заодно исследовало вообще условия труда на московских фабриках и заводах.[58] Московский гражданский губернатор гр. Капнист в рапорте своем за 1844 год предложил ряд мер, которые должны были повести к ограничению как ночной, так и дневной работы, в особенности для малолетних и несовершеннолетних рабочих.[59] Вопрос этот обсуждался па заседании московского отделения Мануфактурного совета, при чем выяснилось, что иочтн на всех 23 бумагопрядпльнях п 10 шерстопрядильнях с тремя тысячами малолетних производится ночная работа. Последняя стала столь популярной лишь со времени болеее усиленного использования труда вольнонаемных рабочих, и главным образом в губерниях Московской, Владимирской и др., в противовес техническим завоеваниям Петербургской и смежных с ней губерний со сравнительно дорогой рабочей силой. Таким образом, этот процесс, начавшийся лишь во второй четверти XIX века, оформился и закончился уже к 40-м годам. Во всяком случае, на указанном заседании Мануфактурного совета крупнейшие московские фабриканты того времени, Лепешкии и Скуратов, довольно решительно объявили, что запрещение нанимать малолетних в ночное время вызовет необходимость полного прекращения ночных работ, отказ от использования труда детей и подростков и вообще причинит их предпринимательской деятельности значительный материальный ущерб, что в свою очередь может иметь своим результатом вздорожание продукции.

Что касается продолжительности рабочего дня, то, но свидетельству самих фабрикантов и заводчиков, на всех предприятиях Московской губернии в то время существовало по этому вопросу некоторое единообразие. Так, на тех фабриках, которые действовали круглые сутки, и днем и ночью, работа велась двумя сменами, которые, работая в общей сложности 11— 11% часов, чередовались между собой каждые шесть часов, после непрерывной 5'Д—53/гчасовой работы. Хотя фабриканты и думали показать этим, что благодаря таким перерывам дети-рабочие не чувствуют всей тяжести 11-часовой работы, но, как мы увидим ниже, именно этот 6-часовой перерыв и сказывался на здоровья не только детей, но и взрослых особенно губительно. Конечно, фабрикант из такого распределения рабочего дня извлекал пользу. Так как выдержать ll-часовую работу под-ряд почти невозможно, и во всяком случае к копну дня производительность рабочего делается ничтожной, фабрикант, предоставляя рабочему в середине дня несколько часов отдыха, выгадывает па том, что при таких условиях и во вторую половину дня рабочий даст примерно ту же производительность. Но дело в том, что так продолжаться долго не может. Не успевая отдохнуть в течение 6-часового перерыва от утомления, полученного во время первой половины рабочего дня, едва-едва набрав силы для второй смены, рабочий очень быстро изнашивает свой организм. Постоянное недосыпание, отсутствие каких-либо развлечений, воздуха, света и т. д. подтачивают силы рабочего, и через несколько лет он делается инвалидом, который работает теперь уже почти даром. Это относится ко взрослым рабочим, а тем более к детям и подросткам, для которых московские фабриканты создали те же самые условия работы. Неокрепший организм детей еще более быстро поддается губительному действию 6-часовой смены, и в итоге вырастает слабее, больное и надорванное поколение. Понятно, что вследствие этой и других подобных причин русские фабрики и заводы почти не знали в то время рабочего в возрасте 40 — 50 лет. Л ведь в нормальных условиях в этом возрасте мужчина находится ещо в полной силе.

Что касается продолжительности рабочего времени на предприятиях, работающих только днем, то, но свидетельству московского отделения Мануфактурного совета, она достигала обыкновенно 13*/в—14 часов работы за исключением перерывов. Большей частью работы начинались в 5 часов утра и заканчивались в 8 часов вечера, при чем в течение этого времени рабочим полагалось 1—1% часа па обеденный перерыв.[60] Такое распределение рабочего времени и число рабочих часов были одинаковы почти на всех предприятиях Московской губернии и применялись ко всем рабочим без различия пола и возраста.

Несмотря на то, что 13'/°—14-часовая дневная работа отражалась на организме детей и подростков во всяком случае не хуже, чем 11—11 ’/2-часовая ночная работа, фабриканты в виду поднявшихся разговоров о вреде столь продолжительного рабочего дин стали отыгрываться именно на количестве рабочих часов. Московское отделение Мануфактурного совета, а за ним и министерство финансов признали, что "Предполагаемое вредное влияние ночной работы, ослабляемое привычкою, вполне вознаграждается сокращением рабочего времени и продолжительным отдыхом».

Единственные уступки, которые фабриканты готовы были сделать, заключались в освобождении от ночной работы (от 12-часов ночи до 6 часов утра) малолетних до 12 лет, но 13—14-часовая работа днем должна была остаться для них неизменной. Жертва, которую готовы были принести предприниматели, не представится слишком тяжелой, если вспомнить только, что главная, подавляющая масса малолетних рабочих приходилась иа долю детей в возрасте от 12 до 15 лет. — При этом московский губернатор граф Капнист счел необходимым глубокомысленно заметить, что предполагаемая мера «для сих последних (т.-е. для рабочих) не может быть с л и шком о б р е м е и и т е Л І1 п о и».

Беспорядки на Вознесенской мануфактуре, всколыхнувшие даже правительственные сферы, так или ппаче должны были привести хотя бы к формальному опубликованию каких-то ограничительных правил. Считая, однако, что правила эти, во-первых, пе должны «стеснить» владельцев мануфактур «в пх расчетах», а во-вторых, что рабочие нанимаются на предприятия добровольно, на известных им условиях и, следовательпо, будто не почитают ночную работу обременительной для себя, и, в-третьих, принимая во внимание, что «прекращение на яих (предприятиях) ночных работ расстроило бы расчеты учредителей и причинило бы нм убытки», и Мануфактурный совет, и губернская власть, и министерство финансов и, наконец, комитет министров сошлись на том, чтобы издать закон о запрещении употреблять на работы в ночное время детей только до 12-летнего возраста.

Такой закон был издан 7 августа 1845 года.[61] До того времени не существовало, как указывал в своем заключении министр финансов, • каких бы то ии было законодательных актов, запрещавших или разрешавших продолжительную ночную работу для малолетних рабочих. Теперь, в связи с изданием закона 1845 года положение изменилось.

Если после всесторонних обследований условий фабричной работы детей и подростков закон запрещал ночную работа- только для пе большой группы детей, не достигших 12-летнего возраста, то этим самым он впервые с а и к ц и о и и р о в а л, официально разрешил изнурительную 11 -часовую ночную и 14-часовую дневную работу для малолетних и несовершеннолетних рабочих свыше 12 лет. В этом смысл закона 1845 года, в этом его интерес.[62]

В других районах создалось примерно такое лес положение, как в Московской губернии. Центральные губернии эксплуатировали труд детей и подростков по одному шаблону, н рабочий день на их предпрнятнх нро- доллсался те же 13—14 часов, с проявляющейся тенденцией к еще большему удлинению рабочего дня. На петербургских фабриках рабочий день отличался главным образом меньшим использованием ночного времени. Издаваемые во вторую четверть XIX века положения для казенных фабрик также определяют продолжительность рабочего дня минимально в 12 часов, редко указывая на работу в течение круглых суток.

Таким образом, мы впднм, что в этот период продолжительность рабочего дня несколько повышается, получая косвенное отражение в ряде законодательных актов, вся ограничительная часть которых заключается обычпо в установлении мнппмальной продолжительности рабочего дня.

В связи с усилением использования вольнонаемной рабочей силы взаимоотношения между предпринимателями и рабочими, казалось, должны были измениться в лучшую для рабочих сторону. Так, по крайней мере, намечалось в первую четверть XIX века. Но сугубо реакционная николаевская эпоха, с одной стороны, ц процесс разложения крепостных форм хозяйства—с другой, поставили рабочую массу перед фактом ухудшения условий их работы.

Несколько иначе сложились обстоятельства в горнозаводской промышленности. Еще в XVUI столетии па многих казенных заводах существовали ограничения в продолжительности рабочего дня для малолетних рабочих. В течение XIX века, кроме Горного устава, был нздан целый ряд положений специально для той или иной группы заводов, но которым рабочий день для детей, не достигших 15-летнего возраста, но должен был превышать 8 часов. Подростки же с 15 до 18 лет обычпо приравнивались к взрослым рабочим, п продолжительность рабочего дня для них определялась, как и для всех прочих, 12 часами.[63]

В 1847 г. для уральских горных заводов были составлены новые штаты, согласио которым малолетние до 15 лет, занятые на заводских работах, должны были работать не более 8 часов в сутки.2

Когда в 1849 году составлялись новые штаты для алтайских горных заводов, обсуждению подверглись также н вопросы, касающиеся продолжительности рабочего дня для малолетних п несовершеннолетних рабочих. Министр финансов, указывая, что статьи 1624 и 248 Горного устава (1806 года) о несовершеннолетних рабочих, а также штаты 1847 года, которыми должны руководствоваться все предприятия горной промышленности, отвечающие условиям уральских заводов, совершенно не подходят для заводов Алтайского района, настаивал на их изменении. Дело в том, что на уральских заводах подростки употреблялись на работах преимущественно с І 5-л спито возраста потому,—объясняет министр финансов, — что «для тех малолетних (т.-е. до 15 лет) нет на тех заводах приличных работ». Иначе обстоит дело иа алтайских заводах, где, но свидетельству того же министра, «таких работ всегда достаточно, особенно на рудниках, где малолетние употребляются для разбора п обогащения руд». В целях предотвратить чрезмерную нагрузку детей «продолжительными, хотя н легкими работами» министр финансов предлагал установить для детей, не достигших 15-летнего возраста,

  1. часовой рабочий день. По ст. 1624 устава Горного дети заводских людей по достижении нмп 12-летнего возраста зачислялись в число подростков и использовались горным начальством «по мере сил их». Для алтайских заводов вводилось, таким образом, в этот пункт уточнение, которое сводилось к тому, что для детей в возрасте от 12 до 15 лет устанавливался 8-часовой рабочий депь, а для подростков от 15 до 18 лет продолжительность рабочего времени исчислялась, за редкими исключениями, так же, как и для полных работников, —12 часами.3

Департамент государственной экономии к общее собрание Государственного совета согласились с предложениями министра финансов, после чего последовало высочайшее утверждение.5

Указанные нормы продолжительности рабочего дня ни в коем случае нельзя считать незыблемыми. Они изменялись для той или иной группы предприятий, а иногда даже для одного какого-иибудь из них в отдельности, в зависимости от специфических условий пли района или самого предприятия. Поэтому на некоторых заводах для тех же малолетних рабочий день продолжался не 8, а 10 часов.

Крестьянская реформа весьма заметно повлияла на продолжительность работ па предприятиях фабрично-заводской промышленности, и только в одной отрасли, а именно в горнозаводской, закон 1861 года не вызвал никаких особых перемен. Оговоримся, что речь идет о предприятиях казенных. Огромные массы приписных крестьян всеми силами рвались уйти от ненавистной им работы, и понятно, что ухудшать их положение, увеличивая рабочий день, не представлялось возможным. Поэтому в Положение 1861 года были перенесены статьи, заимствованные из прежних уставов. Так, детям, не достигшим 12-летнего возраста, воlt;бще запрещалась какая-либо работа, а находящиеся в возрасте от 12 до 15 лет могли работать не более 8 часов, и то только днем.

Но отношению к частным горнозаводским предприятиям регулирование рабочих часов было проведено законом 4 июня 1862 года, который распространял на частные заводы правила, применяемые на казенных.

Несколько сократилось число рабочих часов также на предприятиях артиллерийского и морского ведомств. Согласно положения 1870 года, рабочий день для малолетних, не достигших 15-летнего возраста, ограничивался 10 часами.[64]

Дешевизна труда, особенно в центральных губерниях, создала для фабрикаптов такие условия, при которых вопросы лучшего технического оборудования предприятий отодвигались на задний план. II наоборот, сравнительная техническая отсталость требовала для успешной конкуренции наиболее дешевой рабочей силы, ночной работы и максимальной продолжительности рабочего для. Процесс этот совершился не вдруг, а постепенно и наиболее ярко проявился к 80-м годам XIX столетия.

В течение первых 20 лет после крестьянской реформы политика предпринимателей в отношении количества рабочих часов и ночной работы изменялась в губерниях Центрального района в сторону, худшую для рабочих. С другой стороны, благодаря дороговизне рабочих рук, фабриканты Петербургского, Варшавского районов и Прибалтийского края принуждены были защищаться от конкуренции путем более широкого использования завоеваний техники. Петербургские фабрики,[65] лучше оборудованные, пользуясь более дорогой рабочей силой, являлись ярыми противниками слишком большой продолжительности рабочего дня и ночной работы. А так как в обрабатывающей промышленности условия работы как для взрослых, так и для детей и подростков были совершенно одинаковы, то, выступая за ограничительные законы о труде малолетних, ведя упорную борьбу за сокращение для них рабочего дня и запрещение ночной работы, петербургские фабриканты добивались этим самым, благодаря безусловной связи между работой детей и взрослых, общего понижения числа рабочих часов и сокращения ночной работы.

В 1859 г. при С.-Петербургском губернаторе была образована комиссия, которая должна была обследовать условия работы па фабриках и заводах в Петербурге и его уезде. Обнаружив, что «рабочие допускаются к мапш- нам без объяснения нм свойств механизмов: дети изнуряются чрезмерною работою днем и даже ночыо; обращение с малолетними грубо и жестоко и т. д.»,[66]—комиссия составила проект правил, который был одобрен крупнейшими петербургскими фабрикантами. Относительно продолжительности рабочего дпя детей и подростков проект предлагал установить: 6-часовую работу для малолетних в возрасте от 10 до 12 лет и 12-часовую дли 12 — 14-летних.[67] Департамент мануфактур и внутренней торговли высказался против 6-часового рабочего дня малолетних, считая, что «соблюдение сего правила па деле оказалось бы затруднительным для фабрикантов и еще более для взрослых работников, которые, как известно, нанимают мальчиков и девочек на свой счет». Еще более резко выступили против проектируемых правил предприниматели. Так бумагопрядильные фабриканты братья Хлудовы потребовали, чтобы разрешалось малолетних детей употреблять на работах, пачнпая с ll-летнего возраста, в продолжение 13 часов н вместе с тем пе вводилось бы никаких ограничении для их работы в ночное Время. Если же проектируемые правила будут все же приняты, то, по мнению Хлудовых, «дети, лигаась заработков, будут пребывать в вредной для их возраста праздности и расстроят свое здоровье, находясь, вместо светлого и здорового помещения фабрики, в душной атмосфере своей избы». Тульские ¦фабриканты тоже высказались против каких бы то пи было ограничении в работе детей от 12 до 16 лет, считая, что, во-первых, это нанесет ущерб их предпринимательской деятельности, и, во-вторых, не принесет пользы и малолетним, ибо «развитие сил их, при легкости работы, не может пострадать от ее продолжительности*. Проектируемые правила силу закона не получили, но работы петербургской комиссии были продолжены созданной в том же 1859 г. комиссией при министерстве финансов под председательством Штакельберга, для пересмотра уставов фабричного и ремесленного. Выработапиый проект предлагал, запретив употреблять на фабричной работе детей, ие достигших 12-летнего возраста, установить для всех не достигших 18 лет 12 часовой рабочий день и воспретить для них производство работ в ночпое время.а В дальнейшем, раз иоднлтый вопрос об ограничении продолжительности рабочего дня несовершеннолетних уже ие снимался с повестки дня. Кроме постоянно созываемых комиссий о работе детей и подростков высказывались также и предпринимательские организации. Так московск е отделение мануфактурного совета — эта цитадель предпринимателей центрального промышленного района, требовала, чтобы 12 часовой рабочий день устанавливался для детей уже с 10-летнего возраста.[68] Такое же примерно пожелание выставили москвичи и на съезде фабрикантов и заводчиков в 1870 г., в противовес петербуржцам, которые настаивали на издании ограничительных правил о труде детей и подрастит.8

В начале 70-х г.г. вопросы продолжительности рабочего дня малолетних разбирались в комиссии гр. Игнатьева (1871 г.), которая предложила, чтобы дети в возрасте от 12 до 14 лет работали ие более 8 часов в сутки, а подростки от 14 до 17 лет не свыше 10 часов. Министерство же внутренних дел, обеспокоенное стачечным движением, в своем контр-проекте предложило ограничить рабочий депь 12 — 14-летинх — 6 часами, а подростков всего только 8 часами в сутки. Против этого резко запротестовали, конечно, предприниматели центрального района но главе с председателем

Московской биржи Найденовым, угрожавшие, что проектируемые ограничения гибельно отразятся на развитии отечественной промышленности.[69] В 1875 г. представила свой проект комиссия Валуева, которая признала необходимым установить 6 часовой рабочий день для детей в возрасте от 12 до 14 лет и 8 часовой для перешедших 14-летппй возраст. Ночпая работа по могла продолжаться для первых более 3, а для вторых свыше 4 часов.

Обратимся теперь к данным о количестве рабочих часов малолетних и несовершеннолетних рабочих по производствам и районам в период, предшествовавший законодательству о детском труде. Оговоримся, что приводимые ламп сведения относятся к предприятиям более или менее крупным, с числом рабочих не менее 100 человек.[70] Продолжительность рабочего дня в предприятиях обрабатывающей промышленности* колебалась в довольно значительп ы х пределах.

Так, на двух ватных фабриках она достигала 13 часов, при чем поч- иые работы не производились. Фабрики эти находились в Петербурге, и отсутствие ночных работы является для них характерным. Примерно такова же продолжительность рабочего дня и на бумагопрядильных фабриках, которые по своей многочисленности представляют широкое поле для наблюдений. Мы здесь видим зависимость ночной работы и продолжительности рабочего дии от местонахождения той или иной фабрики. Например, в Московской губернии имелось 13 бумагонрядилен, прп чем на 11 из них производилась ночная работа. То же и в отношении фабрик Владимирской, Рязапской и Ярославской губерний. Совсем иначе обстояло дело на петербургских бумагопрядильнях. Здесь из 14 предприятий только 3 работали круглые сутки. Всего же из 56 бумагопрядильных фабрик, по которым имелись сведения, лишь на 29 производились ночпые работы. Хотя данные эти доставлялись самими предпринимателями, ни от одного из них пе поступило сообщения об освобождении малолетних от ночной работы. Все опи работали наравне со взрослыми. А надо отметить, что на этих 56 предприятиях малолетних рабочих в возрасте до 15 лет насчитывалось 12 197 чел., что составляло по отношению к общему числу рабочих 12,78%- Что касается продолжительности рабочего времени, то ночью опо исчислялось 8 часами, а днем 12 —13'/з часами действительной (за вычетом времени перерывов) работы. Наибольшая продолжительность рабочего дня падает иа губернии Центрального промышленного района.

Следующее довольно значительное производство — бумаготкацкое — также дало интерсспые цифры. Сведения поступили от 40 предприятий, при чем 11 из них находились в Московской губернии, 9 — во Владимирской, 7—в Костромской, но 3 — в Петербургской, Петроковской и Могилевской, 2 — в Рязанской и по 1—в Тульской и Казанской. Па 19 фабриках производилась ночная работа, в которой, по свидетельству самих предпринимателей, »наравне со взрослыми участвуют малолетние и подростки». Число рабочих часов колебалось от 7 до 9 в Могилевской губернии, и до 14 —15 в Московской, Казанской и других. Из общего числа 76 ситценабивных, белильных, красильных и апретурних фабрик 23 приходилось иа одну Московскую губернию. Ничего странного поэтому пет в том, что па 19 предприятиях ночная работа проходила с полным участием малолетних рабочих. Продолжительность рабочего дня в среднем превышала 12 часов, при чем работа начиналась в 5 часов утра, а кончалась в 8 часов вечера. Еще худшие условия работы па льнопрядильных и льноткацких фабриках. Из 18 предприятий, которые представили сведения, па 12 работа

производилась и днем п ночью, прп чем дети употреблялись в работах на таких же точно основаниях, что и взрослые. В некоторых заведениях продолжительность ночной работы ограничивалась 8 часами, но на других она равнялась дневной. На многих предприятиях смены чередовались каждые 6 часов, что, как указывалось ранее, действует на организм человека особенно губительно. Продолжительность дневной работы также достаточно велика, от 1Н/„ до 13 часов. Следует отметить зависимость между сравнительно худшими условиями труда на льнопрядильных и лъпоткацких фабриках її значительным процентом занятых иа них малолетних, к общему числу рабочих (16,76%). Укажем еще, что нз 18 льнопрядильных фабрпкаптов почти все высказались против запрещения как ночной, так и длительной дневной работы.

Интересные сведения имеются по 22 шерстопрядильным фабрикам. Так, по присланным данным, только па 5 нз них производилась ночная работа. По этот незначительный процент получит совсем другую окраску, если обратить внимание на то, что па этих 5 фабриках работали 2 130 рабочпх, в то время как их общее число на 22 прядильнях доходило всего лпшь до 3 568. Таким образом, если отброспть пе интересующие нас мелкие заведення, мы должны будем признать, что в отношении ночной работы шерстопрядильни занимают одно из первых мест. Если к этому прибавить еще, что рабочий день продолжался большей частью 12 —13 часов, что малолетние работали и днем н ночью наравне со взрослыми, что общий процент детей, пе достигших 15-летнего возраста, определяется солидной цифрой (31,19%), то картина сугубой эксплуатации дешевой детской силы вырисовывается достаточно ярко.

Из 103 запрошеппых суконпых фабрикантов более или менее точные сведения прислали только 43, н потому по этому производству придется ограничиться лишь итогами. Ночпая работа производилась главным образом на предприятиях, находящихся в центральных губерниях, при чем кое-где она продолжалась 5 часов. В большинство же случаев каждая смена работала одинаковое число часов, независимо от времени производства работы. Средняя продолжительность рабочего времени укладывается в 127а часов действительной работы. Понятно, что все эти данные в одинаковой мере относятся как к взрослым, так и к малолетним рабочим.

Большое своклосахарпое производство представило сведения по 130 заводам, при чем только 94 из пих эксплуатируют труд малолетних, которых насчитывалось всего лишь 1 815 чел. (около 5%). Ночная работа производилась на большинстве предприятий (73), — в ней совершенно одинаковое участие принимали и детп, и подростки, и взрослые. Нужно отметить, что производство это отличается многочасовой ночной работой. Здесь рабочие были заняты в каждой смене по 12 часов, независимо от времени производства работ. На сахарно-рафинадных заводах картина примерно та же. Лз 34 заводов на 21 работа велась круглые сутки, в две смены, по 12 часов каждая. Как отмечают сами заводчики, никаких льгот для малолетних рабочпх но существовало.

Большее разнообразпе в отношении продолжительности рабочего времени наблюдаем в табачном производстве, которое известно максимальным использованием дешевой рабочей силы детей н женщин. Имеются сведения о 102 фабриках, которые характеризуют степень эксплуатация труда малолетних в различных губерниях. Прежде всего следует отметить, что число детей, работающих в табачном производстве, но отношению к общему числу рабочих составляло в среднем 13,66%- На некоторых фабриках это отношение равнялось всего лишь 1,7%» а иа предприятиях Харьковской губернии доходило до 30,5%. Распределение рабочего времени на разных предприятиях также колебалось очень и очень значительно. Так, на фабриках Киевской губершш, где детский труд применяется в меньших размерах, продолжительность рабочего времени но превышала 7% часов, в Московской губернии она достигла уже в среднем 11, а в Харьковской, дтак и следовало ожидать, была выше средней нормы л колебалась в пределах 13 —16 часов.

Спичечное производство, славившееся наибольшей эксплуатацией труда малолетних, представлено сведениями по 23 предприятиям, па которых средний процент детей равен 33,25%. Отличаясь исключительно низкой заработной платой, большей частью сдельной, и вредностью производства, спичечные фабрики в отношении продолжительности рабочего дня хоть и превышали обычную норму, но пе на много. Правда, известны предприятия, в которых детей заставляли работать 17 часов, но за среднее следует принять 13 часов работы.

Большие колебания в количестве рабочих часов наблюдаются на стекляпцых заводах, так как само производств gt; последппх по своим особенностям таково, что регулярного распределения рабочего времени добиться очень трудно. Время варки стекла па одном и том же заводе различно и колеблется от 12 до 30 часов. В виду того, что даже для привычных взрослых рабочих долгое пребывание около раскаленного стекла невыносимо, обыкновенно              каждые 3 — 4              часа, в зависимости от момента

работы, делают              перерыв              продолжительностью от 15 минут              до І1/» часа.

В таких условиях работали и взрослые и дети. Установить продолжительность рабочего дня иа стеклянных заводах представляется, таким образом, делом довольно трудным. Все же можно принять продолжительность действительной работы в среднем в 7 — 9 часов. Принимая во внимание тяжелые и вредные условия работы в стеклянном производстве, а также значительное число часов, проводимых рабочим на предприятии, даже при частых перерывах это количество рабочих часов надо признать безусловно чрезмерным.

Значительное число малолетних рабочих находим мы на фарфоровых, фаянсовых и гончарных заводах (16,55%), время работы для которых ограничивалось 9 —12 часами и в значительной мере днем.

Несколько более легкие условия работы существовали иа предприятиях но добыче руд              н обработке металлов.              Так, например, в              11 каменноугольных копях              работали              дети только в              возрасте от 12 до              15 лет, при

чем продолжительность рабочего времени ограничивалась для них всего лишь 9 — К) часами. Но кажущееся на первый взгляд облегчепие в смысле сравнительно небольшого числа рабочих часов ухудшается другими условиями труда малолетних. Так, зачастую работать приходилось и ночью, а кроме того, несмотря па изданные ранее правила, на многих копях детей использовали и на подземных работах. На горных и металлургических заводах (сведения имеются но 121 предприятию) работало 4 574 малолетних, для которых рабочий день продолжался 10 —10% часов, при чем ночная работа производилась лишь в некоторых мастерских того или иного завода. Имеющиеся по 150 механическим, машиностроительным и литейным заводам сведения говорят, что и в этом производство эксплуатация труда детей производилась в сравнительно меньших размерах. Так, ночные работы представляли собою явление сравнительно редкое, а число рабочих часов колебалось от 10 до 12. В отношении этого производства имеющийся материал даст возможность отметить характерную подробность. Петербургские заводчики, запрошеипые по поводу предполагавшегося издания ограничительных правил, заявили, что совершенно необходимо, чтобы правила эти были обязательны по всей территории России. При соблюдении этих условий заводчики не являлись противниками их введения. С другой стороны, промышленники центрального района, владельцы предприятий того же типа, высказывались решительно против их издания. Понятно, что на предприятиях этих заводчиков мы встречаемся и с ночными работами и с наибольшей продолжительностью рабочего дня.

Последние сведения, которые мы имеем, относятся к ружейным И патронным заводам. Тут можно отметить почти полное отсутствие ночных работ и 11 часовой рабочий день.

Интересно сравнить наши данные с темн, которые были предварительно собраны департаментом торговли и промышленности по 70 предприятиям в 1871 году.

Производство Процент малол. и иесовер- шеинол. к общ. числу рабочих Рабочих

часов

Производство Процент малол. и несовер- шеинол. к общ. чпслу рабочих Рабочпх

часов

Пеньковое (капати, зав.) 6,0 10 Типограф, и слово- литии 15,5 10
Резинов. изделий . . 6,5 11% Гончарное 16,6 11
Шелковое 8,0 П% Писчебумажиое. . . 17,0 9—12
Стеарип. и мыльное 8,5 12 Винокуренное .... 20,0 6-8
Металлическое . . . 10,5 10—12% Экипажное 22,0 11—12
Табачное

Кожевенное

Шерстяное

Спичечное

12,2

13,2

14,0

15,5

10-11 10—12 12%—13 12 Хлоич.-бумажиое . .

Льняное

Рогожпое

Стеклянное

22.4

28.5

33.0

34.0

И V»—17 10-12% 15 7—9
Эксп. загот. госуд. бумаг 15,6 6% Шляпное и фуражечное 40,0 11
Лесопильное              J 15,5 12

Заканчивая этим обзор продолжительности рабочего дня до проведения в жизнь закона о труде малолетних, мы можем отметить одну характерную особенность, которая состоит в том, что на предприятиях, технически лучше оборудованных, где производство механизировано наиболее глубоко, там малолетние рабочие почти не участвуют в ночных занятиях и, кроме того, число их рабочих часов сравнительно незначительно. Наоборот, те фабрики и заводы, которые, пользуясь своим расположением в местностях с дешевой рабочей силой, не гонялись за техническим оборудованием, отличаются и наибольшим применением ночной работы и значительной продолжительностью рабочего дня как для малолетних, так п для взрослых рабочих.

Так обстояло дело в первый период после крестьянской реформы, вплоть до того промышленного кризиса, который разразился в 80-х годах XIX столетия и коренным образом изменил условия труда малолетних и несовершеннолетних рабочих.[71]

Мы неоднократно ранее указывали, что петербургские фабриканты уже со времени распространеппя вольнонаемного труда в виду дороговизны в их районе рабочих рук стремились конкурировать с другими промышленникам и путем лучшего технического оборудования предприятий. Кроме того, в тех же целях успешного конкурирования, петербургские фабриканты и заводчики старались под видом филантропических и либеральных идей выбить из рук московских фабрикантов их главнейшее оружие — дешевую- рабочую силу и настаивали на ограничении труда малолетних п несовершеннолетних рабочих.

Борьба вокруг законов об охране труда велась очень долго и упорно, начинал с 1845 года. Многочисленные комиссии, совещания и съезды обсуждали вопросы, связанные с сокращением рабочего дня для малолетних и запрещением принимать на фабрики детей определенного возраста. Говорилось много красивых слов и изредка проскальзывали потаи правды. Так, иногда московский фабрикант, обеспокоенный участыо своего предприятия, начнет доказывать, что дети представляют собою наиболее дешевую рабочую силу и ими, мол, в значительной степени держится его заведение, или петербургский, европейски образованный заводчик, желая придать своим соображениям больший вес, укажет, что, злоупотребляя дешевой рабочей силой, предприниматели создают условия, наиболее благоприятствующие- промышленпым кризисам.

Почему вопрос о продолжительности рабочего дня для малолетних вызвал такие горячие споры, когда число их в конце концов было пе так уже велико, — понятно. Ведь вся тяжесть вопроса заключалась в том, что сокращение количества рабочих часов для детей и подростков иемппуемо- повлечет за собой аналогичное уменьшение их и для взрослых.

И вот в 80-х годах вследствие перепроизводства товаров в различных отраслях промышленности, а особенно в хлопчатобумажной, разразился жестокий кризис, который продолжался несколько лет. Предприниматели, застигнутые им врасплох, стали поспешно сокращать производство, многие фабрики закрывались, рабочие рассчитывались целыми массами. Для петербургских фабрикантов настал благоприятный момент выступить за немедленное издание ограничительного закона, который является, мол, едпн- (твенным средством для ликвидации кризиса. Материально обессиленные и в значительной степени напуганные начавшимся среди рабочих брожением,, предприниматели Центрального промышленного района принуждены были сдаться, и 1 нюня 1882 года был принят закон об охране труда малолетних рабочих, который начал входить в силу постепенно с 1883 года п по-настоящему стал применяться с 1885 года. Б основном он сводился к следующему: запрещалось использование труда детей, не достигших 12-летнего возраста, а для малолетних от 12 до 15 лет рабочий депь определялся 8 часовой работой в сутки и пе свыше 4 часов нод-ряд. Через некоторое время, 3 июня 1885 года, были изданы правила, запрещающие ночную работу детей п подростков на хлопчатобумажных, полотняных и шерстяных фабриках. Эти правила вскоре были распространены на все производства по обработке волокнистых веществ.'

Посмотрим теперь, как отразились законы 1882 и 1885 годов на продолжительности рабочего дня малолетних. Богатейший материал по этому вопросу дают отчеты фабричных инспекторов за 1884 и последующие годы.

Б Киевском фабричном округе, ио свидетельству инспектора Новицкого, продолжительность рабочего дня по производствам распределяется следующим образом: на свеклосахарных и рафинадных заводах, которые работают круглые сутки, имеются две смены, работающие ио 12 часов каждая. Здесь мало-

летние работают или по 6 часов или, в нарушение закона, что бывает значительно чаще, и все 12 часов. На табачных фабриках средняя продолжительность работы равняется 10 часам, почему малолетние работают этн часы полностью одной сменой, наравне со взрослыми. Иа суконных фабриках рабочий депь доходят в среднем до 12 часов так же, как и на писчебумажных. В Петербургском фабричном округе, по данным инспектора Давыдова, на тех предприятиях, где взрослые работают по 12 часов, для детей устроены 6-часовые смены. Что же касается тех фабрик н заводов, где рабочий день продолжается от 10 до 14, а иногда п до 16 часов, то здесь малолетние работают посменно 8 часов. Следует отметить, что на предприятиях с указанным числом рабочих часов чаще всего встречаются нарушения закона 1882 года. На бумагопрядильных п ткацких фабриках в большинстве случаев каждая смена малолетних работают по 6 часов, но на некоторых предприятиях, как, например, в товариществе Российской бумагопрядплыш, дети были заняты бессменно по 8 часов. Иа шерстопрядильнях мы встречаемся как с 6-часовой работой на фабрике Ильгецемского товарищества, так и с беспрерывной 8-часовой работой на суконной фабрике Альберта Цепфеля. На писчебумажных фабриках наиболее распространена была 8 - часовая работа малолетних н, в большинстве случаев, без перерывов. Предприятия химических производств предпочитали беспрерывную 6-часовую работ}' малолетних рабочих. Из 11 механических и машиностроительных заводов, на которых употреблялся труд детей, только на одном рабочий день продолжался всего 6 часов, на остальных яге 10 заводах малолетние отрабатывали 8 часов непрерывно. Стеклянные и зеркальные заводы также придерживались такого распределения рабочего времени, п только два завода допускали 8-часовую работу с перерывом в 4 часа, т.-е. от 8 часов утра до 12 часов дня н снова от 4 часов дня до 8 часов вечера. Большое разнообразие встречаем мы на табачных фабриках. На фабрике бр. НІашпал малолетние работали в две смены: от 7 часов утра до 1 часа дня и от 2 часов дня до 8 часов вечера, а всего по 6 часов каждая. Девочки были заняты также в две смепы: от 8 до 12 часов дня и от 4 до 8 часов вечера. На фабрике товарищества -.Лаферм» дети работали в одну смену в течение 8 часов, при чем после первых четырех часов нм давался часовой перерыв. На предприятии Шапошникова малолетние былп заняты от 8 до 12 часов дня и, получив двухчасовой перерыв, продолжали работу от 2 до 6 часов вечера. На фабрике ГНоп- фера работа происходила двумя сменами, по 6 часов беспрерывной работы каждая. В типо-литографиях в подавляющем большинстве случаев практиковалась односменная S-часовая работа с перерывом после первых четырех часов работы.

Далее, весьма интересные сведения имеем мы в отчете фабричного инспектора Янжула по Московскому округу за 1882—1884 гг.[72]

Слабость инспекторского аппарата создала для предпринимателей такие условия, которые наиболее благоприятствовали обходу ограничительных законов. Фабриканты в подавляющем большинстве случаев оставили для малолетних рабочих тот же распорядок рабочего дня, который существовал и до закона 1 июня 1882 года. На случай же инспекторского обследования дети, под угрозой немедленного расчета, должны были скрывать свои лета или прятаться в самые, укромные места. Этому способствовала полная безнаказанность администрации предприятия за парушеяие обязательных правил.

В конце концов в интересующий нас период рабочий день для малолетних рабочих остался почти везде прежним. Так, например, на бумагопрядильных фабриках Московской губернии работа продолжалась или круглые сутки в две смены, по 12 часов каждая (4 прядильни), или только днем, в одну смену, в продолжение 13—13у2 часов. На 2 бумаготкацких

фабриках, подвергшихся инспекторскому обследованию, рабочий день равнялся 127а—13 часам. Такая продолжительность работы относится в одинаковой мере как к взрослым, так и к малолетним рабочим. На 5 прядильных и ткацких фабриках работа велась круглые сутки, и день и ночь, в две смены, которые чередовались каждые 6 часов. В отличпе от прочих предприятий здесь для малолетних были устроены три смены, при чем непрерывная работа равнялась 8 часам. Зато на другой прядильной фабрике работа велась только днем, ио уже в течение 13 часов. На всех предприятиях бумажного производства малолетние участвовали наравне со взрослыми в 12-часовой бессменной работе. В шерстяном и суконном производстве рабочий день продолжался дольше, чем в других. Так, например, на шерстоткацких фабриках дневная смена работала 13 часов, а при работе и днем и ночью — по 12 часов. Из 25 суконных фабрик, о которых имеются сведения, па семи работа днем продолжалась до 15 часов, а на остальных восемнадцати и все 15 часов, а ночью от 9 до 11 часов. Несколько меньшее количество часов были заняты малолетние на шелковых фабриках. Здесь работа продолжалась 10 часов, иногда больше. Худшие условия существовали в красильных и апретурних заведениях, где работали в продолжение 12 — 147g часов, при чем на некоторых применялась смена через каждые 6 часов. Такой распорядок рабочего времени, тяжелый для взрослых рабочих, отзывался на неокрепшем детском оргапнзме особенно губительно.

На остальных предприятиях условия работы были приблизительно те же, а рабочий день в среднем продолжался 12 —13 часов. Значительно тяжелее приходилось малолетним, работавшим на стеклянных заводах, фарфоровых и фаянсовых фабриках. Здесь мы встречаемся и с 15-часовой продолжительностью рабочего дня и с 6-часовыми смепами. Но иа первом месте по невероятно тяжелым условиям работы стоит рогожное производство. На этих фабриках работа продолжалась по 18 часов, и велась она и днем и ночью. Само рогожное производство, как отмечалось нами, предполагает весьма значительный процент малолетних рабочих не только 12—15-летнего возраста, но далее ие достигших и 10 лет. Несмотря на закон 1 июня 1882 года, состав малолетних рабочих па рогожных фабриках почти не изменился, я дети продолжали 18-часовую работу, независимо от того, в какое время суток она производится. В конечпом итоге малолетние на рогожных фабриках работали в течение суток 18 часов, 1 час тратили иа приход и уход с работы, а 5 часов имели для ночного отдыха.

Подведя итоги тем данным, которые мы имеем за 1885 г.[73] по отношению к числу рабочих часов, установленных для малолетних рабочих, по всем округам, мы получили следующие результаты. В 812 заведениях, подвергшихся обследованию инспекции, малолетние в числе 29 745 чел. работали или от 3 до 5 часов, или 6, 67*, 77а п, наконец, 8 часов п более в сутки.

Из числа этих предприятий па 489 работа продолжалась 8 и более часов, на 74 — 67**77* часов. В 166 заведениях дети были заняты в течение 6 часов, и в 83 их работа продолжалась от 3 до 5 часов в сутки. Таким образом, 60,27о всего числа предприятий определили работу детей, максимальным количеством часов, разрешаемых законом 1882 года. Однако, следует иметь при этом в виду, что очень часто фабриканты заставляли работать детей и свыше этой максимальн .й нормы. Ио этому поводу главный фабричный инспектор пишет, что «есть случаи, когда малолетние работают в четыре приема в продолжение 12 часов». Под угрозой неожиданного инспекторского обследования предприниматели проводят такую продолжительность рабочего дпя, конечно, пе открыто, прибегая к различным уловкам. В этих

целях чаще всего они устанавливают рабочие часы для одних и тех лее малолетних рабочих от 7 до 9 часов утра, затем от 10 до 12 часов дня, далее от 2 до 4 часов дня и от 5 до 7 часов вечера. Таким образом, малолетние должны как будто работать всего 8 часов, что не расходится с требованиями закона. Но все дело в том, что это столь неудобное для самого предприятия распределение рабочего времени должно препятствовать контролю фабричной инспекции, так как последняя благодаря установленным этим расписанием частным сменам и перерывам не может выяснить, «почему малолетние в неурочный час находятся в рабочем помещении: потому ли, что они тут работают, или потому, что другого места для отдыха у них нет». Благодаря этому па таких предприятиях малолетние работают не 8 часов, как это установлено расписанием, а столько, сколько и взрослые рабочие, т.-е. чаще всего 12—13 часов.              *              ;

Кроме этого, следует отметить, что на многих фабриках детп работают с тремя—четырьмя перерывами и принуждены проводить на предприятиях по 13, 14, 15 и 16 часов. Не говоря уже о том, как гибельно отражаются на здоровья ребенка частые смены, самый факт такого долгого пребывания в рабочем помещении не может не принести вреда неокрепшему организму малолетних рабочих. Столь продолжительнее пребывание на фабрике лишает их необходимого отдыха и сводит на пет все достижения в области законодательства о труде детей, которое своими положениями о 6- и 8-часовой работе и должно было предотвратить физическое вырождение молодого поколения.

Запрещение работы малолетних или ограничение для них рабочего времени не смогло заметно отразиться на продолжительности рабочего дня и для взрослых рабочих. Дело в том, что фабриканты стали заменять детей в возрасте от 12 до 15 лет подростками 15 —17-летнего возраста, рабочая сила которых расценивалась в то время почти так же низко. Лево, что прп таких условиях, да еще считаясь с тем, что подростки более приспособляются к тяжелой работе, чем дети, не было никаких оснований для сокращения рабочего дня взрослых.

Таково, примерло, то положение, в котором оказались несовершеннолетние рабочие в первые годы после издания ограничительного закона. Промышленный кризис, вызвавший к жизни эти правила, стал к концу 80-х годов ослабевать, п промышленинки центрального района предприняли новое наступление даже против этого, в конце концов мало ограничивающего закона. Независимо от того, долго ли или пет добивались промышленники отмены ограничительных правил, поиятпо, что при такой ситуации не приходилось и думать о более глубоком внедрении закона 1 июня 1882 года в жизнь. Оказывая давление на правительственные органы, фабриканты, не дожидаясь результатов кампании, стали на практике возвращаться к прежним приемам эксплуатации,              ¦

Днем 9 апреля 1890 года можно зарегистрировать первое отступление петербургских предпринимателей с занятых ими позиций. В этот день общее собрание Государственного совета постановило предоставить министру финансов право по соглашению с министром внутренних дел разрешать работу малолетних в возрасте от 10 до 12 лет (!) там, где они уже работают.1 Этим постановлением Государственный совет санкционировал фактически систематически проводимое нарушение закона 1 июня.

Следующая крупная победа фабрикантов центральных губерний имела своим результатом издание закона 24 апреля 1890 года, который вошел в действие с 1 октября того же года. В изменение всех прежних постановлений разрешалось занимать малолетних в возрасте от 12 до 15 лет 6-часовой работой сряду. Кроме того, в стекольном производстве малолетних могли

иснользовывать и на ночной работе. Далее, главному фабричному инспектору предоставлялось право разрешать фабрикантам привлекать к работе детей в воскресные и праздничные дни. Однако, закон этим ие ограничился и кроме всего прочего дал возможность предпринимателям по соглашению с губернаторами употреблять подростков па ночную работу с тем «ограничением», чтобы на следующий день они начинали работать не ранее полудня Весьма существенным представляется нам санкционирование этим законом

  1. часовой работы малолетних, ие достигших 15-летиего возраста, в тех производствах, где работа ведется 18 часов, двумя сменами. «Однообразная работа в течение более 6 непрерывных часов,—-пишет по этому поводу Дементьев, — настолько вредпа, что мы серьезно затруднились бы ответить иа вопрос: что хуже — 9-часовая ли непрерывная работа или 13—14-часовая работа с тремя перерывами иа отдых, как она сплошь и рядом ведется на фабриках Московской губерния*.2

Как отразились эти законы на условиях работы малолетних, дает ясное представление обследование, произведенное Дементьевым. Собранные им подробные данные по трем промышленным уездам Московской губернии: Серпуховском}', Коломенскому и Бронницкому, рисуют картияу тех условий работы, которые создались благодаря успешному наступлеппю промышленников центрального района. Б отношении продолжительности рабочего дня для малолетпих рабочих данные, собраниые Дементьевым, представляют особый интерес, так как опи относятся к Московской губернии, которая возглавляла группировку предпринимателей Нейтрального района.

Принимая среднюю продолжительность недельной работы в 74 часа, Дементьев отмечает, что на многих предприятиях указанных трех уездов применяется самый губительный способ частых и коротких смен, которые совершенно лишают рабочего возможности восстановить свои силы.

Сравнительно более распространенное время дневной работы — это с 5 часов утра до 8 часов вечера с получасовым и часовым перерывом для завтрака и обеда. Беспрерывная работа в течение суток двумя сменами встречается но количеству предприятий гораздо реже, но зато охватывает значительную часть рабочих. Например, такое распределение чаще всего мы встречаем иа предприятиях по обработке хлопка и шерсти. Правда, подобных заведений имеется немного, но количество рабочих, на них запятых, безусловно велико. В подавляющем большинстве случаев, а особенно после закона 24 апреля 1890 года, никаких льгот для малолетних рабочих в этом отношении не существовало.

Наиболее распространена была в то время 13—137*-насовал продолжительность рабочего дня, второе место занимала 12—127»-часовая работа и сравнительно наименьший процент надал на 15—18-часовой рабочий день. Если сравнить, какое количество предприятий работало то или иное число часов, то получим следующее: рабочий депь, длящийся менее 12 часов, мы встретим на 26 фабриках, что составляет к общему их числу 10%; 12 — 12%-часовой рабочий день практиковался па 75 предприятиях (29%);

  1. — 137*-часовая работа существовала на 114 фабриках (44%); 14 — 147* часов работали в 30 заведениях (11,6%) и 15 и более часов на
  2. предприятиях (5,4%).

Если взять аналогичные данные по производствам, то увидим, чти в бумагопрядильных, например, отделениях в четырех случаях работа продолжалась 12 часов, а в трех —137* часов. В ткацких отделениях преобладала 12-часовая работа. На канительных фабриках чаще всего встречается 14-часовой рабочий день. На стеклянном заводе и лесопильнях работа велась

1 «Третье полное собрание законов» т. X, № 6741, 24 апреля 1890 г. Архив Государственною совета, департамент законов, д. Лі 7, 1890 г.

5 Дементьев. Фабрика, что она дает населению и что опа у него берет, стр. 106. Clligt;. 2-е изд.

в течение 12—12'/» часов. На кирпичных заводах наиболее распространена была 13-часовая работа. Кімеиоломпи и химические заводы выделились значительной продолжительностью р абочего дня. Здесь работы велись в теченио 14 часов. Канатные и рогожные фабрики работали и 15% и 18 часов и т. д.

Что касается начала и окончания работ, то здесь мы не встречаем такого большого разнообразия. Как уже отмечатось, чаще всего работа начиналась в 5 часов утра и заканчивалась в 8 часов вечера. Но, например, в Коломенском уезде на трех предприятиях от этого обычая отошли и начинали работу в 2 часа ночи, заканчивая ее в 6 часов вечера, причем за ото время рабочие получали обыкновенно полуторачасовой отдых. Один из заводов Серпуховского уезда умудрились пускать в ход с 12 часов ночи вплоть до 8 часов вечера. Здесь продолжительность рабочего дня равнялась 16% часам. Ясно, что такие условия для малолетних рабочих были непосильны.

На суконных и шерстопрядильных фабриках распределение рабочего времени надо также признать весьма тягостным для рабочих. Работа идет .двумя сменами, таким образом, что одна группа рабочих начинает работу в 4 часа утра и оканчивает ее в 8 часов вечера. За вычетом перерывов действительная работа достигает 13 часов. Другая, ночная смена начинает работу в 8 часов вечера и заканчивает ее в 4 часа утра и, кроме того, наступает дневную во время часового и двухчасового перерывов. Это последнее обстоятельство заметно ухудшает условия работы, ибо рабочий лишается возможности свободно располагать своим отдыхом даже в нерабочее время. Таким образом, хотя ночная работа в общем продолжалась только 11 часов, ио по сравнению с 13-часовой дневной работой она значительно тягостнее.

На бумагопрядильных, ткацких фабриках и в огбельно-красильно- отделочных отделениях смешанных фабрик наиболее распространен был вреднейший распорядок рабочего времени. На этих произво іствах чаще всего практиковались 6-часовые смены. Обыкновенно одна смена работала с 12 часов ночи до 6 часов утра и с 12 часов дия до 6 часов вечера. Вторая смена заменяла ее в промежутки от 6 часов утра до 12 часов дня и от 6 часов вечера до 12 часов ночп.

В отношении распределения рабочего времени прн дневной работе следует отметить, что па практике даже указанный выше порядок не соблюдался. В руках предпринимателей имелся действенный способ увеличить число рабочих часов как для взрослых, так н для малолетних рабочих. Способ этот заключался в объявлении сверхурочных работ. Доклады фабричных инспекторов не оставляют сомнения, что фабриканты не только привлекали, но заставляли рабочих, под угрозой увольнения, принимать участие в этих добавочных рабочих часах. Да кроме того, при яичтожпой оплате труда, ведя нищенское существование, рабочие, в силу своего материального положения, брались за сверхурочную работу, дававшую им небольшой приработок. Какие размеры подчас принимал этот способ увеличения чпсла рабочих часов, мы видим на примере Коломенского машиностроительного завода. Здесь на первый взгляд как будто практиковался сравнительно подлинный рабочий день—11% часов, ио благодаря сверхурочным работам он фактически продолжался 14%—16% часов, иногда достигая колоссальной даже для того времени цифры в 19% — 21% часов работы! Такое положение, может-быть с небольшими вариациями, существовало' иа многих предприятиях.

В 1а92 году было издано положение «О надзоре за благоустройством и порядком на частных горних заводах п промыслах и о найме рабочих на эти заводы п промыслы», по которому совершенно официально разрешалось занимать на работах, правда не в ночное время н не внутри рудников, малолетних, не достигших 15-летнего возраста, в течение 8 часов в сутки.1

Далее, конец 90-х годов ознаменовался, с одной стороны, законом 1895 года 1 о продлении срока действия закона 24 аиреля 1890 года, который, как мы знаем, свел на нет все прежние постановления о труде малолетних, а с другой стороны — изданием закона 2 июня 1897 года, который ограничивал продолжительность рабочего времени и для взрослых рабочих. Признавая, что 14—18-часовая работа представляет собой явление недопустимое, закон определил максимальную продолжительность рабочего дня в 11% часов, а при переходе работ на ночное время общее количество рабочих часов пе должно было превышать 10. Закон этот имел то значение, что «дал толчок к распространению двухкомплектной работы в таких производствах, где не разрешалась почтит работа, и где поэтому на долю каждого комплекта приходилось в среднем около 9 часов». - Однако, все эти ограничения в значительной мере оставались на бумаге и в жизнь проводились очень модленно. Так, например, инженер Преображенский сообщает, что в 1898—1899 гг. в районе Кривого Рога насчитывалось 25 железных рудников, и только па 3 из них работа велась 12-часовыми сменами. На всех же остальвых она производилась только днем и, в нарушение закона, продолжалась за вычетом перерывов, 13 часов.

Особо следует отметить роль закопа 1897 г. в прозводстве сверхурочных работ. В нем указывалось, что сверхурочными работами считаются все те, которые производятся вне утвержденного времени. Они подлежат специальной оплате, и исключение делается лишь для тех из них, которые были включены в договор найма в виду особых технических условий данного производства.

Запрещая принудительное привлечение рабочих к сверхурочным работам и разрешая их только при наличии добровольного соглашения, закон 1897 года, кроме этого, ограничил и пх количество. Каждый рабочий мог быть занят па сверхурочных работах не свыше 120 часов в год. Эта мера, нарушавшая интересы фабрикантов и заводчиков, была отменена циркуляром от 14 марта 1898 года по отношению ко всем тем предприятиям, которые состояли в ведении министерства финансов. Таким образом, промышленники вновь получили возможность широко использовать рабочую силу во внеурочное время. Иод влиянием тяжелых экономических обстоятельств, под угрозой в случае отказа потерять место, рабочие в массе своей принуждены были итти на «соглашение» и подвергать себя тяжелой, изнурительной многочасовой работе, которая, в конечном итоге, им очень мало давала. Так, один рабочий, говоря о своих сверхурочных работах, указывает, что когда он рассчитался, то «за восемь дней с сверхурочными работами получил лишку самую малость. А когда подсчитал расходы домашние, они оказались больше, чем в дни без сверхурочных работ. Бот и барыш. Отказаться от сверхурочных работ' мы не р силах».3

Так на рубеже XX века законы о труде малолетних, в частности в отношении продолжительности их рабочего дня, претворяясь в жизнь, принимали чуждые интересам рабочих, уродливые формы. Конечно, предприниматели, например, Петербургской губернии, которые в силу колкуренции требовали ограничительных правил, не ухудшали условий работы малолетних, хотя бы уже по той причине, что им это было просто невыгодно. Но промышленники Центрального района, для которых проведение в жизнь законов о труде малолетних носило угрожающий характер, всячески старались свести значение этих законов к минимуму. Если провести это легальным, законодательным порядком не удавалось, то они прибегали к другим мерам. Сокрытие малолетних рабочих, перевод их в следующую возрастную группу — подростков, просто игнорирование закона, удлинение рабочего дня путем сверхурочных работ, моральное и материальное давление на детей с целью заставить последних давать фабричной инспекции неверные сведепня — вот те средства, к которым прибегали предприниматели самых различных производств, а в особенности тех, которые пользовались дешевой рабочей [силой в наибольших размерах.

. Посмотрим теперь, как же обстояло дело с продолжительностью рабочего1 дня в начале XX столетия.

Промышленный кризис, начавшийся в самом конце 90-х годов и тянувшийся в продолжение 9 лет, совершеппо изменил политику предпринимателей в отношении продолжительности рабочего дня. Повсеместное сокращение производства, закрытие целого ряда фабрик и заводов, массовое увольнение рабочих и другие обстоятельства, сопровождавшие время застоя и упадка, результатом своим имели значительное понижение заработной платы я соответственное удлинение рабочего дня.

Женщины, подростки и детп, представляя собою наиболее податливый и покорный элемент, почувствовали эту перемену в политике предпринимателей особенно остро. Во-первых, их стали употреблять в тех производствах, которые были признаны вредными, во-вторых, их принуждали участвовать в ночной работе, и в-третьих, рабочий день для детей зачастую значительно удлинялся. Так, например, в одном 1900 году фабричная инспекция зарегистрировала в предприятиях, подчиненных ее надзору, 152 заведения, в которых дети от 12 до 15 лет работали свыше положенной для них нормы, и 30 случаев использования детей па запрещенной для них работе. Кроме того, за этот же год были обнаружены 13 заведений, в которых, несмотря па запрещение, в ночной работе наравне со взрослыми принимали участие также и малолетние. Если рассматривать эти данные по фабричным округам в отдельности, то увидим, что наибольшее чнсло нарушений законов о труде детей приходится на Петербургский округ. Так, в числе 152 предприятий, которые заставляли малолетних работать свыше установленной нормы, было 49 заведений Петербургского округа, 28 — Варшавского, 21— Киевского и т. д. Из 13 случаев использования труда подростков в почное время на производствах, в которых такая работа была запрещена (статьи 122 и 123 Устава о промышленности), шесть приходится на Харьковский и Московский округа, а один на Петербургский. Итак, мы видим, что наибольшее число нарушений значится в Петербургском округе (59), далее в Харьковском (44), затем в Варшавском п т. д. Высокий процент нарушений, наблюдаемый в Петербургском округе, несмотря на сравнительно незначительный процент малолетних рабочих, объясняется в значительной мере тем, что кризис, нарушивший равновесие в промышленной жизни, захватил петербургский район именно в 1900 году.

Углубление кризиса и все большее распространение его по другим производствам и районам отразилось на количестве нарушений весьма сильно. Так, в 1901 году было зарегистрировано фабричными инспекторами уже 249 случаев незаконного удлинения рабочего дня малолетних в возрасте от 12 до 15 лет. И опять, как и в предыдущие годы, наибольшее число нарушений падает на Петербургский и Московский округа (по 59), далее на Киевский (43) и Харьковский (38) и т. д. Почти в полтора раза возросло количество нарушений статей 122 и 123 Устава, которыми запрещалась ночная работа подростков в особо вредных производствах. Кроме этого, необходимо отметить, что, как и раньше, продолжительность рабочего дня малолетних и несовершеннолетних рабочих удлинилась путем принудительных сверхурочных работ. Достаточно указать, что за один 1901 год было подано рабочими 186 единоличных и 2064 коллективных жалоб, в которых указывалось, что предприниматели заставляют рабочих всех возрастов и без различия пола работать во внеурочное время. Ез этих 2250 жалоб, по свидетельству фабричной инспекции, 1756 были признаны основательными. Процент огромный, если принять во внимание, что фа- •бричные инспектора 900-х годов представляли собой типичных чиновников, •которых министерство внутренних дел считало возможным даже использовать в роли своих агентов.

В 1902 году количество нарушений законов о рабочем дне малолетних, обнаруженных фабричной инспекцией, было еще велико, достигая 229 случаев, при чем иа первом месте стоит Киевский округ с 58 нарушениями, далее Петербургский—43 нарушения, Московский и Поволжский— по 40 и Харьковский с 27 нарушениями. Количество жалоб на принуждение к сверхурочным работам достигло в 1902 году солидной цифры. Фабричная инспекция зарегистрировала 3025 таких жалоб.

Вместе с процессом снижения заработной платы мы наблюдаем серьезный и нигде и никем не скрываемый процесс удлинения рабочего дня. Правда, на многих производствах рабочие жаловались на сокращение чпсла рабочих часов, но здесь речь, копечпо, шла о сокращении производства, которое в первую очередь отражалось на заработке рабочего. Реально в этом случае можно говорить о прекращении работ, ибо 2 — 3-часовая работа пли понедельная смена в конечном итоге ставили рабочих в ряды безработных.

До 1905 года число жалоб, приносимых рабочими как единолично, так и в коллективном порядке, продолжало оставаться высоким. В 1903 году фабричные инспектора зарегистрировали 2263 заявления рабочих, из них 2003 исходили от целых групп, в которых указывалось, что предприниматели под угрозой увольнения заставляют их оставаться на работе и в неурочное время; а в 1904 году таких жалоб имелось уже 2899, из которых на долю единоличных приходилось всего лишь 330. Кроме того, в 1903 году было отмечено 1544, а в 1904 году 3566 жалоб на то, что промышленники, нарушая заключенные с рабочими условия найма, увеличивают число рабочих часов, устанавливают другое распределение рабочего времени, принуждают подростков и женщин к ночной работе в запрещенных производствах и т. д. В общем продолжительность рабочего дня подростков в 19Q4 году может быть определена в 10,4 часа, а для детей—официально в 8 часов, а фактически— в 9,1 и более.

Испуганные революцией 1905 года, предприниматели резко изменили •свой тон но отношению к рабочим и стали тихонечко, исподволь заменять наиболее бунтарские элементы качественно худшими, но зато более покорными рабочими, и главным образом женщинами и несовершеннолетними. В первую половину 1905 года продолжительность рабочего дня была значительно сокращена. Причиной 4189 экономических стачек при 306 269 участниках был именно вопрос продолжительности рабочего дня.

Предприниматели пе рисковали нарушать те прежде изданные законы и правила, против которых отчасти и было направлено рабочее движение. По сравнению с прошлыми годами количество иарушеннй, обнаруженных в 1906 году, т.-е. сразу после наступившего «успокоения», значительно ниже. Так, число жалоб, относящихся к принуждению работать сверхурочно, увеличению продолжительности рабочего дня и т. п., достигшее в 1904 году 6465, а п 1905 году 10 тысяч, в 1906 году, благодаря боязнп фабрикантов и заводчиков, опять сократилось до 6039. Отметим еще следующий интересный факт. Число жалоб как результат принуждения к сверхурочным работам изменилось за эти годы значительно сильнее, чем по другим поводам нарушений предпринимателями условий найма. Так, за 1904 год мы имеем 2899 случаев таких жалоб, в 1905 году — 4352 жалобы, а в 1906 году — только 1461. Таким образом, еще раз подтверждается, что вопросы сверхурочных занятий имели безусловно важное значение, и потому предприниматели, наученные горьким опытом, сделали в этой области целый ряд крупных уступок, что н сказалось на данных, относящихся к 1906 году.

И наоборот, число другпх поводов к жалобам, также относящимся к вопросам рабочего времени, менялось не столь резко. Так, в 1904 году их насчитывалось 3566, в 1905 году — 5585 н в 1906 году — 4578. Следовательно, в общем за период этих трех лет по сравнению с предыдущим годом число жалоб по этпм поводам все же увеличилось. Можно считать, таким образом, что рабочий класс, добившийся в революционный период целого ряда уступок, правда, отнятых в последующие годы реакции, из всех нарушений, касавшихся вопросов продолжительности рабочего времени, наибольшее сравнительно значение придавал принуждению работать в сверхурочном порядке. Конечно, надо принять во внимаппе, что на всех этих цифрах отразились последние месяцы 1906 года, когда предприниматели получили возможность возвратиться к прежпей политике «пажима и прижима», и в первую очередь они это сделали в направленні! наиболее для пих выгодном.

Еслп мы попытаемся распределить случаи нарушений правил о рабочем времени, относящиеся к 1906 году, по округам, то увидим, что наибольшее сокращение их числа по сравнению с прошлым годом приходится именно на тот район, в котором раньше нх было зарегистрировано сравнительно много. Так, например, самое значительное количество жалоб на принуждение к сверхурочным работам было отмечопо в 1905 году по Московскому округу — 2255 поводов, а в 1906 году по этому же району имелось только 325 жалоб, т.-е. налицо сокращение жалоб в 7 раз. В Варшавском округе чпсло жалоб на аналогичные нарушения правил упало с 845 в 1905 году до 6 в 1906 году, в Киевском оно понизилось с 229 до. 37. Почти не изменилось положение в Харьковском округе, и только в Петербургском и Поволжском число это чуть-чуть возросло. Что касается жалоб по другим поводам, то здесь картина несколько нная. Так, в 1905 году в Московском округе было зарегистрировано 1713 жалоб по разным поводам, относящимся к нарушениям условий найма о рабочем времени, а в 1906 году это чпсло возросло до 3042. Во всех ¦остальных округах чпсло это упало, при чем наибольшее сокращение наблюдается в Харьковском округе: с 1132 в 1905 году до 511 в 1906 году. Такое выделение Московского округа из всех остальных как в первом, так п во втором случае станет понятным, если мы вспомним, что именно в Московском округе имелось наибольшее количество рабочпх,—это с одной стороны, п что беспорядки и вооруженные выступления в Центральном промышленном районе протекали особенно бурно, с другой стороны.

Под влиянием событий 1905 года правительство стало спешно вырабатывать законопроекты по рабочему вопросу, надеясь таким путем задержать поступательное движение революции. Однако, промышленная буржуазия, требовавшая от правительства уступок политического характера н не соглашавшаяся поступиться хотя бы частью своих прав и возможностей, не поддержала власть в ее начинаниях, и проекты 1905— 1907 г. постигла печальная участь. Они не иолучнли необходимого утверждения И ВС КО I ю же, в годы реакции, были совершенно забыты. Несмотря на отсутствие практических результатов как содержание этих проектов по вопросу о продолжительности рабочего дня, так и та борьба, которая велась вокруг них, представляет большой интерес.

Проектом первой комиссии под председательством министра финансов В. Н. Коковцева было предложено установить 10'/»-часовой рабочий день с полным запрещением для несовершеннолетних производства работ в неурочное время. Комиссия Коковцева не успела еще приступить к совместному обсуждению с промышленниками своего проекта, как последние иод предлогом тяжкого пораження под Цусимой прервали работы комиссии.

Второе совещание по рабочему вопросу было созвано в апреле 1906 г. Министерство торговли її промышленности представило на обсуждение фабрикантов п заводчиков проект закона о продолжительности и распределении рабочего времени, который в отношении детей и подростков сводился к следующим положениям: 1) число часов работы малолетних в возрасте от 12 до 15 лет не может превышать шести п 2) лицам, не достигшим 17 лет, воспрещаются ночные работы. Полгода спустя было созвано третье совещание под председ. министра торговли и промышленности Фнлософова. Проект министерства предлагал- установить, что: а) рабочий день детей от 12 до 15 лет продолжается ке более шести часов в сутки, б) не достигшие 17 лет не могут быть занимаемы в почное время, в) дневная продолжительность работ для всех рабочих, начиная с 15 лет, не должна превышать 107* часов в сутки и г) производство сверхурочных работ допускается по свободному соглашению сторон.

Не возражая против 6-часовой работы для детей, промышленники потребовали, чтобы малолетними считались не достигшие 14 лет, а подростками от 14 до 16 лет.1 Этим самым предприниматели добивались фактически увеличения продолжительности рабочего дня для 14-летних и права употреблять на ночвые работы подростков 16-летнего возраста. Таким образом «поправки» к проекту должны были дать фабрикантам возможность усилить эксплуатацию важной для них группы рабочих.

В феврале 1907 года созвали четвертое совещание. В виду того, что протесты промышленников на прошлом совещании не были приняты министерством во внимание при составлении нового проекта, фабриканты опять повели решительное наступление на возрастные нормы детей и подростков, п ограничение для них продолжительности рабочего дня. Но еще большее значение получил на этом совещании вопрос о ночном времени. Согласно- закона 1882 г. ночным считался промежуток времени между 9 ч. вечера и 5 ч. утра. Проект министерства предлагал считать его с 10 ч. вечера до 4 ч. утра. Таким образом уже и это решение следует считать регрессивным. Однако, промышленники этим не удовлетворились и настаивали, чтобы «ночным временем считался непрерывный шестичасовой промежуток времени между 10 ч. вечера и 6 ч. утра, устанавливаемый правилами внутреннего распорядка данного предприятия», что и было принято совещанием.

Расшифровывая формулу, предложенную предпринимателями, мы увидим, что если правила внутреннего распорядка регламентировали, напр., шестичасовой промежуток между 12 ч. ночи и 6 ч. утра, то дети, не допускаемые к ночным работам, могли быть занимаемы теперь до 12 часов ночи, в то же время как раньше пределом являлись 9 часов вечераНет никаких сомнений, что статья эта ухудшала положение малолетпих.

Но вопросу о сверхурочных работах министерство предлагало,1г[чтобы несовершеннолетние до 17 лет допускались к ним только лишь в случаях крайней необходимости, с таким расчетом, чтобы общее число рабочих часов в педелю не превышало 36 для малолетних и 677s Для всех рабочих, начиная с 15-летнего возраста. Такая постановка вопроса пришлась пе по вкусу предпринимателям, и они потребовали, чтобы для взрослых была установлена иедельпая норма в 75 часов, а для малолетних от 12 до 14 лет в 677s часов. Таким образом продолжительность суточной работы детей доходила бы до 11 часов.2

На этом собственно закончились работы совещания по обсуждению статей законопроекта, предметом которых являлись малолетние и несовершеннолетние рабочие, так как в 1908 г. обсуждались только законопроекты о страховании рабочих.

Итак, мы видим, что в первый период революции 1905 г. правительство вырабатывало законопроекты, которыми думало за счет промышленной буржуазии добиться успокоения в рабочем классе. Однако, фабриканты

1 Стенографический отчет Особого Совещания под председ. Фнлософова, для обсуждения законопроектов но рабочему законодательству (декабрь, 1906 г.).

8 Стенографический отчет Особого Совещания под председ. Фнлософова (Заседания февраль — март 1907 г.). Подробно см. мою кнвгу «История законодательства о труде рабочей молодежи в России», ч. вторая, глава IV, стр. 118 и др.

я заводчики приняли необходимые меры, чтобы оттянуть окончательное решение вопроса. Когда же революционные организации были разгромлены, а реакция торжествовала победу, предпринимателям было уже не трудно оказать на правительство соответствующее давление, чтобы все эти «либеральные» проекты даже не подвергались новому обсуждению. Но независимо от результатов работ этих совещаний интересно отметить, что попытка ограничить рабочий день детей н подростков вызвала со стороны промышленников решительный отпор и, главным образом, именно в отношении последних. И это понятпо. Детский труд уже не играл былой роли, и фабриканты свободно, сравнительно, могли распространяться на тему о необходимости школьного образования и охраны здоровья подрастающего поколения. Но когда дело касалось той возрастной группы рабочих, которая имела большое и постоянно увеличивающееся значение в предпринимательской деятельности, тогда промышленники забывали о своем «человеколюбии», гуманном отношении к «меньшей братии» и выступали единым фронтом против попыток правительства урезать что-либо из их прав и возможностей.

Пока вопросы о продолжительности рабочего дня детей и подростков разбирались в разлпчпым комиссиях и совещаниях, жизнь делала свое дело.

Рабочее движение было подавлено, рабочие организации разгромлены, и предприниматели повели решительное наступление против завоеваний революции. Все это не могло не отразиться в первую очередь на положении вопроса о продолжительности рабочего дня для малолетних и несовершеннолетних рабочих.

Фабриканты и заводчики стали заменять взрослых мужчин женщинами, подростками и детьми, что подтверждается приведенными выше данными о составе и численности рабочей силы. Ясно поэтому, что те нарушения, которые были обнаружены фабричной инспекцией в 1906 и последующих годах, относились главным образом пменио к указанным категориям рабочих. Отметим, что кадры малолетних и несовершеннолетних рабочих были пополнены в этом году в значительной мере за счет разоренных революцией кустарей, в районе работы которых и строились новые предприятия. Путем сильнейшего использования их труда фабриканты и заводчики старались восполнить те убытки, которые они понесли в бурпые революционные дни 1905 года.

Доклады инспекторов отмечают, что сверхурочные работы, к которым рабочие привлекались в принудительном порядке, почти всегда являлись скрытой формой удлинения рабочего дня. В подавляющем большинстве случаев несовершеннолетних рабочих заставляли работать сверх обусловленного времени совершенно бесплатно. Трудно установить, сколько именно часов продолжался при таких условиях рабочий день, но в среднем он вместо полагающихся для взрослых II1/* часов доходил до 13 —14 часов и для малолетних рабочих продолжался не 8 часов, согласно закона 1882 года, а 9 —10, ио многих же случаях даже 11 часов.

В 1907 году промышленный кризис продолжался, и нажнм предпринимателей на рабочую массу усилился. Так, вследствие принуждения к сверхурочным работам рабочими было подано в 1907 году уже І787 жалоб, а по другим причинам, относящимся к продолжительности рабочего дня, — 5S14. Наиболее значительно возросло число жалоб на принуждение к сверхурочным работам по Московскому округу, дошедшее в 1907 году до 865. По другим округам оно хотя п изменилось по сравнению с прошлым годом в ту или иную сторону, ио в относительно небольших размерах. Что касается жалоб по другим нарушениям условий найма о рабочем дне, то следует отметить значительное пх увеличение в Петербургском округе с 579 до 3284 и в Варшавском округе с 79 до 232. В остальных районах число поводов для жалоб и просьб по разным нарушениям условий найма о продолжительности рабочего времени уменьшилось, при чем наиболее сильно в Московском округе, который в прошлом году стоял на первом месте. В 1907 году предприниматели хотя п несколько замедлили процесс замены мужского труда женским и подростковым, но и взрослые рабочие (мужчины) в условиях пореволюционного периода не могли активно противодействовать очередному нажиму фабрикантов.

В Московском н других округах число подростков сократилось и увеличилось число взрослых, притом именно мужчин. Что касается специально малолетппх п несовершеннолетних рабочих, то их положение, в частности в отношении продолжительности рабочего дня, значительно ухудшилось. Дети и подростки работают вместе со взрослыми рабочими, п переход на более удлиненный рабочий день, а также с трехсменной на двусменную работу немедленно отражался соответствующим образом н на условиях работы несовершеннолетних рабочих. Несмотря на некоторое оживление в текстильной промышленности, 1907 год характеризуется общим ухудшением: в положении рабочих. Углубление реакции в следующем 1908 году и наблюдавшийся тогда застой по всем отраслям промышленности способствовали снижению расценок, отмене выдачи пособий за время болезни, удлинению рабочего дня п т. д. Один за другим фабричные инспектора отмечают, что именно в 1908 году предприниматели повели самое решительное наступление на завоеванные рабочими позиции. За 1908 год фабричной инспекцией было зарегистрировано 2229 жалоб и просьб по поводу принудительности свехурочных работ и 3514 жалоб по другим нарушениям условий найма о продолжительности рабочего дня. В отдельности по округам чпсло жалоб на принуждение работать сверхурочно осталось почтн без изменений по Петербургскому округу (467) и незначительно возросло в Московском, Варшавском, Киевском н Поволжском районах. Гораздо сильнее чпсло последних изменилось в Харьковском округе: вместо 57 заявлений, зарегистрированных в 1907 году, мы имеем теперь уже 406. Что касается жалоб, в основу которых легли другие нарушения условий найма о рабочем времени, то по Петербургскому округу мы должны отметить исключительно сильное понижение с 3284 до 754, по Московскому же всего только на 150 жалоб, в Поволжском на 500, а по Киевскому п Варшавскому округам незначительное повышение. Что же касается Харьковского округа, то тут, как її в первом случае, можно констатировать уже большее увеличение чпсла жалоб, а именно со 179 до 590.

В то же время количество жалоб рабочпх на нарушение предпринимателями законов н правил о труде малолетних и несовершеннолетних рабочих, а также заключенных с ннмп условий найма также увеличилось. Вот что говорит инспектор Владимирской губернии о фактической продолжительности рабочего дня: «Нормальная продолжительность рабочего дня, допускаемая для малолетних законом, 8 часов в сутки, как неоднократно уже доказывалось, слишком велика, непосильна детскому организму н сводит на-нет благие пожелания об обучении малолетних. Прн таких условиях допущение примечанием 2 ст. 109 Устава о промышленности наравне со взрослыми 9-часовой работы малолетних в предприятиях, в коих введена 18-часовая работа двумя сменами, — а таких в губернии громадное большинство,— не оправдывается никакими соображениями. Клонящееся как будто к охране труда малолетних требование, чтобы работа эта продолжалась не долее 47* часов сряду, на практике сводится к большему отягощению этого труда. В то время как взрослые рабочие, отработав свою 9-часовую смену, уходят домой, малолетние, работающие четырьмя сменами, после І’/ї-часоиой работы вынуждены «отдыхать», а правильнее сказать — толкаться по фабричному двору, в лучшем случае в конторке илн ином столь же мало приспособленном тесном и антисанитарном помещении, так как специальных помещений для их отдыха не имеется. Уходить домой на столь короткое время, нередко за 2 — 4 версты, и делать вместо 4 — 8 в день

  1. —16 верст им нет смысла: они износят больше обуви и одежды и больше устанут, а в ненастье п холод рискуют здоровьем. Таким образом, вместо
  2. часов в сутки им приходится быть занятыми ІЗ1/» часов, да еще часа l‘/s проходить в оба конца, а всего 15 часов». Конечно, удлинение рабочего дня заключалось не только в этом. На многих предприятиях рабочий день, исключая перерывы, продолжался для малолетних и несовершеннолетних рабочих зачастую и все 10 часов. Но приведенные выше наблюдения инспектора по- Владимирской губернии интересны тем, что показывают, как даже при точном соблюдении закона рабочий день подростка, благодаря несовершенству этого закона, удлинился и переходил далеко за пределы нормы.

В 1909 году чнсло заявленных жалоб и просьб по сравнению с предшествующим годом значительно сократилось, а именно упало с 155 964 случаев до 110 917. Так как все характерные явления для промышленности прошлого года остались почти без изменений и в 1909 году, то и распределение случаев нарушений по отдельным округам осталось примерно тем же. Состав н численность рабочих подвергались столь незначительным изменениям, что и отношение всех отмеченных выше нарушений специально к малолетним и несовершеннолетним рабочим сколько-нибудь значительным переменам не подверглось. Так, в 1908 году фабричной инспекцией было сделано по обнаруженным в связи с работой детей и подростков нарушениям 237 замечаний, а в 1909 году—257. Примерно так же незначительно возросло чнсло замечаний из-за нарушения правил о рабочем времени (с 744 до 820).

В связи с тем, что в 1910 году в затянувшемся промышленном кризисе наступил перелом, число поводов к жалобам рабочих иа заведующих заведениями и их соотношение изменились. Спрос на товар вызвал соответствующий спрос на рабочие руки, главным образом на женщин и подростков. Наибольший прирост получили именно эти группы рабочих. Число взрослых мужчин увеличилось сравнительно незначительно. Однако, здесь следует отметить, что в абсолютных цифрах рост числа взрослых мужчин значительно превышает все остальные. Благодаря наметившемуся подъему крупные предприятия принуждены были, чтобы удовлетворить спрос, пополнить кадры своих рабочих как взрослыми мужчинами, так и женщинами. Что же касается тех мелких предприятий, которые погибли в период упадка и застоя и возродились с ликвидацией кризиса, то они, в массе своей существовавшие благодаря разнице в заработной плате и другим местным условиям. пополняли ряды своих рабочих главным образом детьми и подлетками. По сравнению с прошлым 1909 годом количество жалоб па несоблюдение правил, касающихся рабочего времени, возрасло примерно на 2500.

В 1911 году процесс промышленного подъема продолжался с прежней силой, и мы должны отметить, что за этот год и число рабочих и количество предприятий, подчиненных надзору фабричной инспекции, возрасли каждое примерно на 5 — 5,5%. Характерным для этого года является, с одной сторопы, приостановка процесса уменьшения числа малолетних рабочих и все продолжающийся энергичный рост числа подростков обоего пола, а с другой— возникновение целого ряда мелких предприятий, для которых максимальное использование дешевой рабочей силы обеспечивало успешную конкуренцию с заводами-гигантами. Данине фабричной инспекции отмечают временный рост числа поводов жалоб иа неправильные действия предпринимателей в отношении рабочего времени. Так, принуждение к сверхурочным работам вызвало увеличение числа соответствующих жалоб с 2801 до- 2901, а по другим нарушениям рабочего времени число жалоб возросло на 3000. Нарушения со стороны предпринимателей правил и условий найма, касающихся продолжительности и распределения рабочего времени, относятся к детям и подросткам не в меньшей степени, чем ко взрослым рабочим.

В конечном итоге данные о нарушениях владельцами заведений условий найма в отношении продолжительности рабочего дня могут быть представлены в следующей таблице:1

Округа

Сверхурочные работы

                            =              JL-. gt;

Рабочий -день

Жалобы

единоличные

Жалобы

коллективные

Жалобы

единоличные

Жалобы

коллективные

Петербургский 95 287 29 7 834
Московский 74 1325 45 2 092
Варшавский 27 74 6 743
Киевский 35 111 16 78
Поволжский 37 479 14 115
Харьковский 91 266 20 584

Мелкие предприятия открывались главным образом в губерниях Центрального района, где эксплуатация детского и подросткового труда всегда отличалась особой интенсивностью, и, наоборот, рост круппых промышленных предприятий продолжался в тех губерниях, в которых степень использования труда молодежи не достигала больших размеров. А раз принуждение к сверхурочным работам, иначе говоря, удлинение рабочего дня практиковалось главным образом в губерниях первого порядка, то понятно, что нарушения правил и условий найма о рабочем времени в значительной степени коснулись именно малолетних и несовершеннолетних рабочих. Конечпо, уже сам по себе факт значительного увеличения в процентном отношении группы детей и подростков должен был отразиться на расширении круга несовершеннолетних рабочих, явившихся объектами предпринимательской политики, которая в значительной мере выразилась в удлинении в тех или иных формах рабочего дня. Но, кроме этого, следует отметить интереснейший факт, что наибольшее число жалоб на принуждение к специально пе оплачиваемым сверхурочным работам приходится па те округа и губернии, для которых 1911 год отличается значительным ростом числа малолетних и несовершеннолетиих рабочих. Применение труда детей и подростков приняло в 1911 году особенно широкие размеры на предприятиях по обработке волокнистых веществ, далее — по обработке минеральных веществ, затем в химическом производстве и т. д. В отношении специально малолетних рабочих следует отметить предприятия по обработке пищевых и вкусовых веществ, которые особенно сильно увеличили эксплуатацию детского труда. Значительно возросло число несовершеннолетних и малолетних рабочих в Московском округе, в частности в Московской и Владимирской губерниях, в которых оно и в абсолютных числах было велико, опередив все другие округа и губернии.2 Таким образом, сопоставляя все эти факты, мы приходим к заключению, что начавшийся в 1910 году промышленный подъем имел своим следствием ухудшение условий работы детей и подростков в отношении продолжительности их рабочего дня, и в первую очередь путем принудительного привлечения их к сверхурочным работам.

А это явление объясняется, в свою очередь, прежде всего тем, что оживление в промышленности, сменившее столь долгий период застоя, вызвало к жизни целый ряд новых предприятий, влило свежую струю в старые, открыло перед фабрикантами и заводчиками заманчивые перспективы

удовлетворить так сильно возросшие потребности рынка, породило энергичную предпринимательскую деятельность с явно выраженным стремлением использовать рабочую силу в максимальных размерах я в минимальный ср^к, с наименьшими затратами. Особенно ото относится к тем районам, в которых погибли, не выдержав тяжелого временп промышленной депрессии, мелкие заведения, теперь в связи с общим подъемом вновь ожившие. Этн предприятия создавались главным образом в губерниях центральной России, на развалинах разорившейся кустарной промышленности. Имея возможность конкурировать с крупными предприятиями, существовать на ряду с ними только благодаря использованию более дешевой рабочей силы, этн мелкие заведения заполнили кадры своих рабочих главным образом детьми п подростками, а отчасти н женщинами. Пользуясь сильнейшей безработицей и тяжелым материальным положением рабочих, подобные мелкие заводы и фабрики возобновили самую сильную эксплуатацию малолетних п несовершеннолетних п в первую очередь стали непомерно удлинять рабочий день в значительной мере путем принудительных сверхурочных работ.

Посмотрим теперь, как обстояло дело с продолжительностью рабочего дня для детей и подростков в последующие годы, когда промышленный подъем продолжал прогрессировать не менее энергично. В 1912 году число рабочих, независимо от пола и возраста, возросло па 50 тысяч, но пропорционально одинаково, и таким образом соотношение числа малолетних, несовершеннолетних и взрослых рабочих осталось прежним. Оживление в промышленной жизни, вызывая, с одной стороны, ухудшение в некоторых областях (рабочий день, эксплуатация детей л подростков и т. д.) положения рабочих, с другой — имело своим следствием рост пх классового самосознания, стремление к борьбе за свои экономические и политические права. Последнее обстоятельство безусловно сыграло большую роль в резком увеличении числа жалоб на допускаемые владельцами заведений нарушения. Тот факт, что возросло число жалоб, подаваемых именно коллективным порядком, еще ярче указывает на связь этого явлення с ростом классового самосознания н рабочего движения. Если же мы попытаемся приведенные выше данпые разбить по отдельным фабричным округам, то обнаружим ряд чрезвычайно интересных изменений в положении рабочего подростка, которые могут быть выражены в следующей таблице: 1

Округа

Изменения в среднем числе рабочих, приходящихся на одпо предприятие 2

ІІЗМЄІІВППЯ R КО-

дпчестпе детой п подростков

Изменения п чисде ааыоб па нарушения в области лродожв. рабочего дна

Изменении 0 чнсло замечании, сделанных инспекцией, пообнару-і женим» и работе детой, подростков п аіеиіцпи нарушениям [74]

В аОсод. числах 1

в %%

В абгод. числах | п %% в абсид, числах в %%
Петербургский. . + 6 + 3 494 + 10,0 + 18 1-Ю + 220,0 + 21 + 35,5
Московский .... остал. преж. + 468 + 0,6 + 6 819 +193,0 + 23 + 71,8
Варшавский.... — 1 + 2 743 + 5,7 — 519 — 61,0 + 5 + 6,3
Киевский остал. преж. + 3 756 + 16,7 + 746 + 310,0 + 19 + 23,4
Поволжский.... остал. преж. - 10-1 — 0,6 + 373 + 57,0 — 8 — 11,1
Харьковский . . . + 2 -{-1 153

I

+ 4,2 — 45 - 4,6 + 1 + 1,5
  1. Таблица составлепа памп по материалам фабричной ипспскшш за 1911 и 1912 годы.
  2. «+» означает увеличение, наблюдавшееся в 1912 году по сравнению с предъ- пдущнм годом, «—» означает уменьшение соответствующих величин.

" Проценты всюду вычислены нами с точностью до 0,1, так как в данном случае большее приближенно к пстпшюй цифре не меняет картпны.

Труд детей и подростков.              10

Таким образом, мы видим, что наибольший прирост числа малолетних и нссовершепполетпнх рабочих, как в процентном, так и в абсолютном отношениях, приходится на Киевский округ, в котором наряду с отим «плотность» предприятия осталась прежней. Отсюда можно сделать вывод, что для отого района 1912 год характеризуется стремлением предпринимателей заменить взрослых рабочих более дешевым и податливым трудом детей и подростков. Это не преминуло сказаться и на увеличении числа жалоб, которое в Киевском округе в процентном отношении достигает огромной и наибольшей цифры. Такая жесткая политика киевских фабрикантов и заводчиков сказалась также и вообще иа нарушениях законов о труде несовершеннолетних рабочих, число которых за рассматриваемый период значительно возросло. Суммируя псе эти дапиые по Киевскому округу, мы должны копстатнровать, что наблюдавшийся в предыдущем году процесс дифференциации рабочей силы, процесс мельчания промышленных заведений остался и и 1912 году и имел своим прямым следствием усиление эксплуатации детского н подросткового труда, в частности удлинение рабочего времени.

На втором месте по степени эксплуататорской политики стоит Петербургский округ. Прежде всего уволпчепне числа рабочих в этом районе прошло значительно энергичное роста числа предприятий, и мы имеем налицо ярко выраженный процесс концентрации рабочей силы. Наряду с этим промышлеппость Петербургского округа, поставленная благодаря многочисленным военным заказам в особо благоприятные условия, ие имея всегда в достаточных количествах требуемую рабочую силу, принуждена была обратиться к использованию детского и подросткового труда в значительных сравнительно размерах (10%), чтlt;gt; пе могло в свою очередь ие отразиться соответствующим образом на числе обнаруженных инспекцией нарушений правил и законов о труде детей н подростков. II процентном отношении сильнее всего возросло по Петербургскому округу чнсло жалоб по поводу сверхурочных работ. Объясняется это тем, что рост требовапнй на продукцию петербургской промышленности заставил фабрикантов, не надеясь уже па преимущества лучшего технического оборудования, обратиться к более интенсивному использованию рабочей силы, в частности несовершеннолетних рабочих, с применением как иочных, так и оверхурочиых работ.

В Варшавском округе знаменательным является факт уменьшения среднего числа рабочих, приходящихся на одно предприятие, наряду с которым отмечается увеличение числа малолетних и несовершеннолетних рабочих (15,7%). Однако, все эти изменения настолько незначительны, что почти но повлияли па количество обиаруженных инспекцией парушений в области законодательства о детском и подростковом труде.

Гgt; Харьковском фабричном районе металлообрабатывающая промышленность переживала тяжелое время, и многие заводы принуждены были сократить свое производство. Значительно лучше обстояло дело со стеклянными заводами, на которых процент малолетних и несовершеннолетних рабочих был всегда велик. Общие условия, в которые была поставлена промышленность этого района, привели, с одной стороны, к некоторому углублению процесса концентрации, с другой — к увеличению числа детей и подростков, занятых па фабриках и заводах Харьковского округа. Число жалоб па нарушении в области продолжительности рабочего дня уменьшилось, а количество нарушений правил и законов о труде детей, подростков и женщин, можно считать, осталось прежним. Это говорит о том, что промышленность Харьковского района работала в общем с неполной нагрузкой, по с тенденцией заменить взрослых рабочих несовершеннолетними. Все это, при процессе концентрации рабочей силы, не только исключает возможность значительного удлинения рабочего дня фабричной молодежи, но предполагает в этой области даже некоторое улучшение.

Большой интерес представляют собою явления промышленной жизни в Поволжском округе. Здесь мы имеем незначительное умепыиенне числа занятых детей и подростков, которое сопровождалось соответствующим сокращением количества нарушений изданных об их труде правил и законов, в то время как общее число поводов к жалобам на чрезмерное число рабочих часов, принудительность сверхурочных работ и т. д. в процентном отношении значительно возросло. При всем этом «плотность» предприятия осталась прежней. Это говорит нам за то. что наиболее сильный нажим со стороны предпринимателей был произведен на взрослых рабочих, и что надобность в дешевой рабочей силе детей и подростков ні1 ощущалась здесь так сильно, как в прежние годы. Объясняется это в значительной степени теми затруднениями, которые испытывали в рассматриваемый период предприятия по обработке хлопка.

Бее продолжающееся ухудшение условий работы детей и подростков, в частности выразившееся в удлинении для них рабочего времени, широком применении сверхурочных работ н нарушениях существовавших правил о труде несовершеннолетних, встречаем по Московскому округу. Хотя никаких изменений в среднем числе рабочих, приходящихся на одно предприятие, не произошло, и количество работавших детей осталось прежним, мы должны констатировать все же резкое повышение числа жалоб на допускаемые предпринимателями нарушения законов о работе детей и подростков. Б хлопчатобумажной промышленности Московского района, главным образом в Московской губернии, наблюдался тяжелый период застоя, изредка сменявши йся некоторым оживлением. Зпачптелыю лучше обстояло дело ни крупных предприятиях, которые, ио свидетельству фабричной инспекции, во многих случаях даже расширяли свое производство. Что касается льняных фабрик Московского района, то они были буквально завалены заказами во.еипого ведомства и принуждены были прибегнуть к массовым сверхурочным работам. Примерно то же положение наблюдалось во Владимирской губернии. Бот этп-то обстоятельства, которые, как кажется, на первый взгляд, должны были бы привести к противоположным результатам, способствовали ухудшению условий труда детей и подростков в отношении нродолжи- телшости и распределения рабочего времени. И действительно, мелкие предприятия округа, не имея под собой твердой почвы, переживая то критические для своего производства моменты, то периоды подъема, пе успевая использовать возможности благоприятного момента, существуя наряду с огромными фабриками, работавшими с полной нагрузкой н нуждавшимися в рабочей силе, стремились, во-первых, занять в своих предприятиях главным образом дешевых рабочих — детей, подростков и женщип, а во-вторых, использовать их, выжать пз них все, что только возможно. Вот это обстоятельство н сыграло большую роль н увеличении числа нарушений, допущенных владельцами заведений, в отношении законов о трудо малолетних и несовершеннолетних рабочих. Вместе с тем, вследствие того, что крупные предприятия, заваленные заказами, принуждены были для их выполнения использовать впеурочное время, мы сталкиваемся с увеличением общего числа жалоб на невыполнение условий пайма о продолжительности рабочего дпя и, в первую очередь, на практиковавшееся в широких размерах принуждение к сверхурочпым работам. II точно, сравнивая цифры последних двух лет. мы должны отметить, что в то время как в 1911 году число жалоб по «другим поводам», касающихся рабочего времени, в 1 */а раза превышало количество жалоб па принуждение к сверхурочным работам, в 1912 году это соотношение меняется, и число жалоб на принудительный характер тяжелых и невыгодных работ во внеурочное время ужо превалирует над количеством жалоб, вызванных другими нарушениями условий найма в отношении продолжительности рабочего дня. Ясно, что при той лнхорадочпой работе, которую проявили крупнейшие предприятия Мисков- ского округа, исключить детей и подростков из числа тех рабочих, которые принуждались к сверхурочным работам, представлялось для предпринимателей делом абсолютно невозможным, и потому увеличение числа рабочих часов, которое было проведено по Московскому округу путем массового применения сверхурочных работ, несомненно, в сплъпейшей степени отразилось на положении малолетних и несовершеннолетних рабочих, для которых продолжительность рабочего дня, таким образом, возросла сравнительно еще сильнее, чем для взрослых рабочих. Параллельно с этим в мелких предприятиях рабочий день увеличивался уже совершенно открыто, под угрозой увольнения непокорных подростков.

Суммируя указанные выше явления, мы должны отметить, что в 1912 году в области рабочего дня положение детей и подростков значительно ухудшилось. Правда, в некоторых районах число жалоб и обраиіений рабочих по этим поводам уменьшилось, но на конечном результате это не могло отразиться. Так, в тех округах и губерниях, в которых число малолетних и несовершеннолетних рабочих составляло наибольшую часть общего числа детей и подростков, мы как раз и встречаемся с ухудшением условий труда, в частности с удлинением рабочего дня. Это относится к таким фабричным округам, как Петербургский, Московский, Киевский.

Особый интерес представляют собою те данные, которые относятся к 1913 году, к последнему году довоенного периода. Говоря об общем положении промышленности в этом году, необходимо отметить сильнейшее оживление, которое выразилось в увеличении числа как предприятий, так и рабочих; при чем по всем решительно округам резко двинулся вперед процесс концентрации рабочей силы. Что касается роста рабочих кадров, то в этом году наибольшее увеличение в процентом отношении имели мы по группе детей (12,3%), дичее у подростков (11,7%) и только потом уже у взрослых рабочих (7,3%). Рассматривая размеры роста числа малолетних и несовершеннолетних по каждому фабричному округу в отдельности, мы можем установить, что сравнительно большое увеличение в процентах дала эта группа рабочих в Петербургском округе — 5,9% по отношению к числу детей и подростков, зарегистрированных к 1 января 1913 года. В Харьковском округе увеличение это равняется —17,9"/о, в Московском —12,5%, в Поволжском 8,1% и в Варшавском — 3,4%. Объяснение этих цифр следует искать в положении промышленности каждого округа в отдельности. И действительно, доклады фабричных инспекторов Петербургского района отмечают значительное оживление, наблюдаемое ими в 1913 году в металлообрабатывающем производстве, которое потребовало увеличения рабочих кадров. Недостаток в рабочей силе принудил предпринимателей широко использовать труд рабочей молодежи, и только по одной Петербургской губернии мы имеем сильный рост этой группы рабочих (32%). В другой, например, губернии Петербургского округа, Новгородской, недостаток в рабочей силе особенно заметно отразился па малолетнпх рабочих, число которых возросло иа 25%, и главным образом иа спичечных фабриках и стеклянных заводах.

Приблизительно то же положение наблюдаем мы и в Московском округе, предприятия которого увеличили чнсло занятых на них детей и подростков примерно на 12.5%.

В общем число поводов к жалобам иа парушения условий пайма, касающихся продола,-птельности рабочего дня, сократилось с 10 355 н 1912 году до 3 950 в 1913 году.

В отношении детей и подростков инспекцией было сделано в это время 69 замечаний против 55 предыдущего года по нарушениям со стороны предпринимателей соответствующих законов. В Варшавском, Поволжском н Киевском фабричных округах особых изменений по сравнению с прошлым годом не произошло. Наибольшее увеличение числа малолетних п несовер-

шеннолетнлх наблюдалось по заведениям Киевского округа. Однако, п оно не внесло какпх-либо серьезных изменений в количество жалоб на удлинение рабочего дня, принуждение к сверхурочным работам н т. д.; чнсло жалоб в итоге понизилось с 986 до 672 случаев, при чем в противоположность предшествующему году количество жалоб на нарушения в области сверхурочных работ несколько превысило количество обращений но другим случаям несоблюдения условий найма, касающихся продолжительности и распределения рабочего дня.

IJ Варшавском п Поволжском округах число нарушений правил о рабочем времени несколько повысилось. Наиболее интересным в положении этих округов является общий для них факт, который заключается в сокращении числа замечаний, сделанных инспекцией по обнаруженным ею случаям неправильного применения законов о детях, подростках н женщинах. Правда, снижение это очень незначительно, но оно все же говорит если пе об улучшении в положении малолетних н несовершеннолетних рабочих, то во всяком случае о неухудшеннн условий пх труда в отношении продолжительности рабочего времени. И действительно, в 1913 году в этих округах мы не обнаружили ничего, что могло бы изменить в ту или иную сторону положение рабочей молодежи. Число рабочих увеличилось так лее, как и количество предприятий; одни отрасли промышленности находились в благоприятных условиях, другие, наоборот, переждвалн трудное время; некоторые предприятия работали интенсивно п даже обращались к помощи сверхурочных работ, а другие должны былп сокращать число рабочих, нз шести педель работать только четыре н т. д.

Совсем пначе обстояло дело в Харьковском округе. Здесь мы прежде всего сталкиваемся с высокой цифрой прироста в группе детей н подростков, которая выразилась по отношению к нх чпслу па 1 января 1913 года в 17,9%. Объясняется этот высокий процент в значительной мере расширением табачпого и спичечного производств в Орловской п Пензенской губерниях и большими заказами военного ведомства, данными суконным фабрикам Харьковского округа (Тамбовская п Пензенская губершш), на которых процент детей и подростков был сравнительно велпк. И, наоборот, как раз но отношению тех предприятий, которые занимают сравнительно меньшее количество малолетних н несовершеннолетних, главным образом по производству машин, 1913 год оказался очень тяжелым. Производства во многих случаях принуждены были пойти на сокращение числа рабочих (Екатерннославская губерния), что, однако, по указанной выше причине па общий итог числа детей н подростков не оказало сколько-нибудь большого влияния.

Как же отразилось это явление на продолжительности рабочего времени для детей н подростков ио всем округам? Если в 1912 году число поводов к жалобам на нарушения правил п условий найма в отношения продолжительности рабочего дня достигало 263 855, то в 1913 году оно упало до 8 098, при чем наибольшее снижение мы наблюдаем по группе «разных поводов». Что же касается жалоб на принудительный характер сверхурочной работы, то чпсло их сократилось весьма незначительно. Число замечаний, сделанных инспекцией по обнаруженным ею случаям обхода законов о труде детей, подростков н женщин возросло не на много, с 80 до 85. Таким образом, в Петербургском округе по сравнению с прошлым годом, несмотря па более широкое привлечение к работам детей н подростков, условия труда последних в отношении рабочего времени, принимая во внимание общоимлерскне цифры, даже несколько улучшились. Объясняется это главным образом тем, что производства Петербугского фабричного округа, технически оборудованные значительно лучше предприятий других районов, вследствие сравнительной дороговизпы рабочпх рук л требований производительной и внимательной работы, никогда не применяли в больших размерах работы в ночное нремя н не удлиняли рабочего для так, как это практиковали па произвол- етвах Центрально-промышленного района. Больше того, по этим же причинам петербургские фабриканты и вели в XIX веке столь упорную борьбу за ограничительные законы о детском и подростковом труде, которые должны были уже в свою очередь повлиять на продолжительность рабочего дня для всех возрастных групп рабочих.

Для нарушений фабрикантами законов о труде детей и подростков в 1913 году никаких особых данных пе имелось, ибо наблюдавшееся оживление относится к технически хорошо оборудованному производству но обработке металлов, на котором установленный распорядок рабочего времени ие изменился. Несколько иначе обстояло дело со сверхурочными работами, которые всегда сопровождают подъем тон или иной отрасли промышленности. II здесь, как мы видим, число жалоб на принудительный характер этих работ продолжает оставаться высоким.

Кроме того, следует отметить, что в 1912 году весьма большое число жалоб на нарушения условий найма объяснялось в значительной мере тем, что именно в этом году произошел столь резкий и исключительно сильный сдвиг в застойном состоянии промышленности и рабочего движения, нарушивший существовавшее ранее соотношение сил, — это с одной стороны, а с другой — ие во всех районах промышленность переживала подъем. В некоторых фабричні,їх округах она находилась в весьма тяжелом положении. Иное наблюдаем мы в 1913 году, когда расцвет промышленности захватил все почти районы, а рынок обнаружил исключительную емкость. Тогда в рабочей силе стал ощущаться недостаток, следствием чего явилось увеличение числа детей и подростков иа предприятиях Петербургского округа. Л это обстоятельство, в свою очередь, повлекло за собою более осторожное отношение к рабочей массе прилегающего района, некоторое смягчение жесткой политики промышленной буржуазии. Отсюда уже недалеко до сокращения числа нарушений правил и условий найма о рабочем дне.

Между тем, общее оживление в производствах по обработке минеральных, пищевых и вкусовых веществ, которые занимают видное место в промышленности Харьковского округа, и значительный рост числа вновь открывающихся предприятий создали условия, наиболее благоприятствующие усилению эксплуатации малолетних и несовершеннолетних рабочих, тем более, что, отстоя далеко от таких округов, как Петербургский и Московский, которые благодаря отсутствию рабочей силы принуждены были пойти на улучшение условий труда детей и подростков, предприятия Харьковского округа были застрахованы от ухода рабочей силы в другие районы. В результате всех этих явлений налицо ухудшение условий труда рабочих, независимо от их пола и возраста.

И отношении продолжительности рабочего дня в этом районе мы можем отметить огромное увеличение — с 916 на 9 010, т.-е. па 982,5"/«.— числа, соответствующих жалоб, ирн чем поводами к этим жалобам почти и равной мере служат как принуждение к сверхурочпым занятиям, так и вопросы, связапные с числом рабочих часов, распределением смен, их количеством п т. д. Отмеченное выше увеличение числа несовершеннолетних рабочих ужо само но себе предполагает, в связи с ростом числа жалоб па неправильности в области рабочего дня, ухудшение в положении детей и подростков и указывает, что харьковские предприниматели повели новое наступление на слабую, дешевую и вместе с тем наиболее легко поддающуюся эксплуатации рабочую силу. Если ко всему этому прибавить, что число замечаний, сделанных инспекторами по нарушениям законов о труде малолетних и несовершеннолетних рабочих, возросло с 66 до 130, т.-е. почти на 100%, в то время как по двум другим округам цифра прироста не превысила 14, а но трем даже уменьшилась, то вопрос о фактическом удлинении продолжительности рабочего дня для детей п подростков, занятых в предприятиях Харьковского округа, разрешается нами в утвердительном смысле.

В этом же 1913 году министерством торговли и промышленности было произведено весьма интересное обследование продолжительности рабочего времени па предприятиях как фабрично-заводской, так и горной промышленности, которое выявило истинное количество рабочих часов, обязательных для несовершеннолетних рабочих. Данные этого обследования могут быть выражены в следующей таблице.1

1. Фабрично-заводская промышленность.

Число часов

Число рабочих

Взрослые

Несовершеннолетних обоего пола

Муж. иол. Жен. пол.
Ниже 8 часов 7 025 1005 1461
8 часов 90 389 10 081 12 523
От 8‘Д ДО amp;"/lt; ч 4 395 4 310 1265
9 часов 229 974 200 711 57 426
От 9% до 9аД ч 05 861 18 556 9 624
10 часов . . ; 304 065 155 075 61 450
От 10‘Д до 10% ч 116 301 57 651 62 160
11 часов 49 466 16 889
От И'Д до 11*Д 119825 30304
12 часов 117061 13103
Итого 1 164 362 573 685 205 915

2. Горная промышленность.

Число часов

Число р а б о gt; Взрослые

I и X

Подростков обоего пола

Муж. пол. Жоп. пол.
И иже 8 часов 14 168 97 478
8 часов 42 915 859 2 785
От 8‘Д до 8’Д 272 68
9 часов 12 301 546 653
От 9‘Д до 9% 2 303 208
10 часов 130 208 4 421 9 447
От 10‘Д до 10% 22 643 223 1263
11 часов 9 976 1053 932
От И до 11gt;Д ч 5 989 22
12 часов 39 944 451 1590
Итого 280 781 7 650 17 452

Что касается продолжительности рабочего дня по группам производств в зависимости от возраста и пола рабочего, то следующая таблица дает об этом вполне ясное представление: 1

Средняя продолжительность рабочего дня (без сверхурочных) но группам производств в 1913 г. (в часах).

Группы провзводств

И

с а Я 13 Й 3

*3 ..

(О §н аgt; с* »* Ef П О

О о Л

о

3

в

гг

ш

О)

R -

О и

Всех рабочих обоего пола

Средняя продолжительность рабочего дпя (в часах)

М ужчпп

Женщин

о

о

Р. и

ге 3

РЭ

Ь

о

р-

Я я .2 О П в

. и

о S3 г- и

ЛБ

^ 1=7

о

О

ЛИ

?3

Й

О

Л

% ~ ® о С к

С 3

Jg

К]

I. Обработка хлопка ....
  1. » шерсти             
  2. » шелка             
  3. » льва и пеньки. V. Смешали, произвол, по

обраб. волоки, веществ .

  1. Бумажпое п полиграфическое производство . . .
  2. Обработка дерева ....
  3. Обработка металла и машиностроение              

IX. Обработка минеральных

веществ

X. Обработка животных продуктов

  1. Обработка пищевых продуктов              
  2. Химическое производство
  3. Добыча нефти             
  4. Прочно производства . .
505 000 147 201 36 646 87 393

45 721

88008

116665

316 042

188883

48 142

298010 68420 230-14 4 727

1,56
  1. 1,21 1,28

1,08

1,19

1,27

1.17

1,12

1,03

1,51

1,14

2,6-1

1.18

9,4

10,1

9.8

9.8

10,0

  1. 10,2

9.7

  1. 10,0

10.5

9.9

8.5

8.8

  1. 10,2 10,0 10,1

10,0

9,3

10.3

9,8

  1. 10,0

10,6

9.7

8.5

8.8

9,5
  1. 10,2

9,4

Ф,2

9,2

10.3

9.8

  1. 10,2

10.5

10.6

8,2

7,9

8,0

7,5

8,0

8,0

8,0

8,0

  1. 8,0

8,0

7.8

  1. 10,0
  1. 9,9

9.8

  1. 10,2

9.4

10.4

10,1

10,1

10,1

9,4

10,2

10,0

9.8

10,0

9,6

10.3

9.8

  1. 10,0

1СД

10.3

6,2

8,0

  1. 7,5

8,0

8,0

8,0

8,0

7.8

8,0

8,0

7,0

Итого по предприятиям, подчиненным фабричной

инспекции

„ , (Подземн. раб. Добыча РУД- -{шверхи. ,

Добыча пскоипс-) Подземн. »

мых углей . . 1 Поверхи. »

„ , 1 Подземн. » Добыча соли . . 111оверхц ,

Добыча золота 1 Подземн. » и платины . . (Поверхи. »

Прочие ископаемые

Обработка полезн. ископаемых.

1 971 202 11 006
  1. 960 81805 24 848

612

6107

16160

  1. 135 17 712 18202
1,31
  1. 1,45

1.29

  1. 1,00
  1. 1,19
  2. 1,05 1,60
9,85

9.2

  1. 10,1

9,7

10,2

9.2

8.2

9.9

10.3

10.3

100

9.2

  1. 10,1
    1. 10,2
  1. 8,2
  1. 10,2 10,3
9,90

10,1

10,4

9.8

0,4

8,0

  1. 10,6 9,6
7,88

8,0

8,0

9,05

10,2

9,9

  1. 10,0
  1. 10,4
9,75

9.0

9,8

10,0

  1. 10,0
7.90І

8,0

U то го по предприятиям, подчиненным горной инспекции

Фабрпчно-зпп. предприятиям при горных

246703 67 222 1,25 9,85

9,70

9,82

9,70

9,85

9,80

7,95

7,70

9,90

10,10

9.70

9.70

7,98
Всего 2217 905

l,30j 9,85

9,05

9,90| 7,88*| 9,65

9,75 7.W)

1 С. С т р у и п з и н. Заработная плата п пропзводптельпость труда, стр. 79.

Из этой таблицы видно, что рабочий день детей н подростков ио половому признаку почтн не отличался, и в той же отрасли промышленности мальчики и девочки, юноши и девушки работали примерно то же количество часов. Если же это равновесие н нарушалось, то обычно в ущерб малолетним и несовершеннолетним мужского пола. Далее важно отметить, что малолетние в 8 производствах фабрично-заводской промышленности из 14 работали восемь н более часов в сутки и что ни в одном из производств рабочий день пх не продолжался менее Iі/» часов. Что касается подростков, то в 7 производствах они были заняты более 10 часов в сутки, а в остальных 7 обычно около 9[75]/» часов. Что касается горной промышленности, то здесь при слабом сравнительно использовании малолетних рабочий день подростков длился несколько меньше.

Таким образом, мы видим, что в предприятиях фабрично-заводской промышленности несовершеннолетние рабочие в отношении нродолжптелЬ- ностп рабочего дня находились в гораздо худших условиях, чем женщины п даже взрослые мужчины. Так, большее сравнительно число взрослых рабочих было занято в течение 10 часов непрерывной работы, в то время как подростки в массе своей работали в течение 10—10% часов. В предприятиях горной промышленности для наибольшего чпсла подростков обоего пола, женщин и мужчин, при чем для каждой из этих групп это число превышало 50% всей массы рабочих, продолжительность рабочего дня исчислялась 10 часами. Интересно отметить, что 34,4% общего числа мужчин, 20,4% женщин и 33*/,, всего количества подростков работали даже свыше этой нормы. Следовательно, налицо значительно худшее положение несовершеннолетних по сравнепню со взрослыми рабочими. А нужно еще принять во внимание, что особенности детского и юношеского организма делают долгую непрерывную работу особенно тягостной.

Экономическое положение рабочего класса ухудшилось за последний год перед войной но всем направлениям, вызывая рабочую массу иа путь организованной борьбы за свои экономические н политические права. И этот рост борьбы, рост сознательности рабочих масс лучше всего характеризуется данными о числе забастовок.

Наибольшее число забастовок, вызванных причинами экономического порядка, приходится на те, поводами к которым послужили вопросы заработной платы. По сравнению с последними вопросы продолжительности рабочего дня и распределения времени работ представляли для рабочей массы менее актуальное значение. Так, например, за 1911 год было зарегистрировано всего лишь 37 стачек, причиной которых было недовольство числом рабочих часов, принудительными сверхурочными работами н т. п., при чем ио отношению к общему числу забастовок это составляет 8%. Из них в пользу рабочих закончилось всего лишь 10 забастовок, компромиссным решением—б н поражением рабочих—21.1

В последующие годы, в годы растущего рабочего и революционного движения, эти соотношения меняются не только в процентах, НО II в абсолютных числах. Так, в 1912 году было зарегистрировано уже только 35 стачек, вызванных вопросами рабочего времени, при чем теперь но отношению к общему числу забастовок это составляет лишь 1,7%. При этом в пользу рабочих закончилось 7 забастовок, компромиссом—10, а поражением—18.2

Стачечное движение все розросталось, требования повышались, н за 1913 год мы имеем уже 55 забастовок, причинами которых явилось недовольство длительностью рабочего дня, его распределением н пр. Из них закончились удовлетворительно для рабочих 7, отказом в предъявленных требованиях — 3lt;» и компромиссом — 18.3

Начиная с первой мобилизации 1914 года, условия работы детей и подростков продолжали ухудшаться. Выше мы. уже отметили, что войиа вызвала сильнейший кризис рабочей снлы, который имел своим прямым следствием энергичное использование труда женщин п несовершеннолетних рабочих. Некоторые отрасли промышленности, в связи с закрытием заграничных рынков, оказались в тяжелом положении и принуждены были пойти на сокращение производства, но зато все предприятия, работавшие на войну, не успевали выполнять заказы военного ведомства. Лихорадочная деятельность этих фабрик и заводов требовала рабочей силы все больше и больше. Женщины, подростки, детп, беженцы п, наконец, военнопленные — все это попользовалось в максимальных размерах. Обязательные сверхурочные работы и удлинение рабочего дня стали обычным явлением в предприятиях, работавших на войну. Поенное время стало прикрытием для предпринимателей, которые свой каждый новый нажим объясняли задачами обороны страны. Фабричная инспекция не могла уже с прежней легкостью разрешать конфликты между рабочими и работодателями, а какой-либо самостоятельный протест со стороны первых расценивался как «измена отечеству». Забастовки и стачки вызывали расчет п отправку молодежи на фронт, а улпчиые демонстрации беспощадпо подавлялись вооруженной силой.

Запрос, внесенный социал-демократической фракцией Государственной Думы в шопе 1916 года[76] о стачечном движении, говоря о причинах, ого вызвавших, отмечает между прочим, что «чрезмерная напряженность работы, обязательные праздничные н сверхурочные работы, вызывая исключительную переутомлеипость рабочих, также приводят к конфликтам. Так, на Сестрорецком оружейном заводе в Сестрорецко возник конфликт на ночне отказа лекальщиков вследствие переутомления работать обязательно сверхурочные часы». Недостаток рабочей снлы на юге России привел к изданию 9 марта 1915 года закона, по которому разрешалось впредь до окончания военных действий привлекать к ночным н подземным работам на каменноугольных конях женщин н малолетних. Согласно этому закону, малолетние рабочие могли быть заняты на подземных работах днем не свыше 8 часов, а ночыо — пе более 6 часов в сутки. Предприниматели воспользовались новыми правами, предоставленными нм этим законом, в самых широких размерах. Как нами уже выше было отмечено, закон этот, с одной стороны, немедленно отразился на числе детей и подростков, запятых в каменноугольной промышленности, с другой — придал силы предпринимателям, создав условия, благоприятствующие проведению дальнейшей политики прижима и нажима. Непомерно тяжелые условия работы и возвращение к дореформенной продолжительности рабочего дня вызывали рабочих на борьбу за свои права путем забастовок, стачек, выступлений и т. д. Так, в январе 1915 года, в Пензенской губернии дважды бастовали рабочие суконной фабрики «администрации» но делам А. С. Казнцына. Б забастовке участвовали как взрослые ткачи, в количестве 172 чел., так н рабочие аппаратного отделения и малолетние прпсучалыцики в числе 216 чел. Последние прекратили работу иа два дня и добились успеха. Работа теперь должна была продолжаться уже не 10, а 8 часов в одну смену.[77] В апреле того же года в Елизаветпольской губернии бастовали 16 шелкомотальных фабрик с 1 270 рабочими. По свидетельству фабричной инспекции эта забастовка вызвана в значительной мере большим числом рабочих часов при вредных н тяжелых условиях труда. «В точение II1/» часов в день рабочие, занятые размоткой коконов, напряженно сидят на одном месте, пристально вглядываясь в тонкие инти 30—40 разматываемых ими

коконов; ири этом руки работающих находятся в течение работы в горячей воде, на коже рук нередко появляются трещины, из которых сочится сукровица, и т. д.» [78] Это относится в равной мере ко всем рабочим, независимо от пола и возраста. Забастовка 16 фабрик, проведенная дружно и организованно, дала небольшие результаты. Поденная плата была несколько увеличена, а число рабочих часов сократили с 11VS до 11. В октябре 1915 года бастовало в течение З1/* дней 12108 рабочих бумагопрядильной фабрики компании Богородско-Глуховской мануфактуры. В числе многочисленных требовании рабочие выставили требование сокращения рабочего дня.[79] Забастовки в октябре 1914 года на костромской льнопрядильной фабрике, в июне 1915 года на фабриках в Костроме, в августе на всех предприятиях Иваново-Вознесенска, закончившиеся расстрелами, были вызваны чрезвычайно тяжелым экономическим положением рабочих масс.11 Почти всегда бастующие рабочие ставили но главу угла вопросы заработной платы и продолжительности рабочего дня, который, как результат военного времени, был зачастую равен и для взрослых и несовершеннолетних рабочих. Там же, где формально дети и подростки работали как будто меньшее число часов, там эта разница сглаживалась посредством широкого применения обязательных для всех сверхурочных работ.

Война и ее экономические последствия углубили политическую и классовую борьбу и привели в 1917 году к Февральской революции. Однако, свержение самодержавия и переход власти в руки промышленной буржуазии пе принесли с собою каких-либо особых перемен в положении рабочей массы. Разруха и голод создали чрезвычайно тяжелые материальные условия жнзпи, которые, конечно, пе могли улучшиться от отмойы закона 9 марта 1915 года, которая была проведена 1 нюня 1917 года. Небольшие уступки, сделанные под влиянием все возрастающего недовольства среди широких масс, в области иочиой работы женщин и подростков (постановление Временного правительства от 8 августа 1917 года) яе могли сколько-нибудь существенно ослабить эксплуатацию дешевой рабочей силы, тем более, что министрам труда и промышленности было предоставлено право делать из правила соответствующие изъятия. Фабрики и заводы сокращали свое производство, увольняли рабочих, промышленность переживала сильнейший, казалось, совершенно непоправимый кризис. «Полное истощение в сфере производительного труда н дезорганизация производства, всемерное расстройство и распад транспортной сети, близкое к окончательному краху состояние государственных Финансов и — как последствие всего этого—доходящий до голода продовольственный кризис, абсолютная нехватка топлива и средств производства вообще, прогрессирующая безработица, громадное обнищание масс и т. д.», вот как было охарактеризовано тогдашнее экономическое положение в резолюции VI съезда РСДРП (б.)‘ Оно имело своим следствием чрезвычайное ухудшение экономического положения рабочих, перед лицом которого сравнялись и малолетние н несовершеннолетние, и взрослые рабочие фабрично-заводской промышленности.

Неудовлетворенность завоеваниями Февральской революции, страх перед коитр-революдней, продолжающаяся война и сугубо тяжелые условия существования ускорили ход событий, приведя рабочий класс к Октябрьской революции. Только после Октябрьского переворота и сейчас же после него был издан декрет, действительно охраняющий труд малолетних и иесовершенно- летних рабочих от безудержной эксплуатации предпринимателей. В дальнейшем законодательство о труде детей и подростков продолжало прогрессировать, при чем впервые именно после Октябрьской революции в выработке тех или ипых постановлений, касающихся их труда, принимала самое близкое участие сама рабочая молодежь.

  1. Рабочий период (число рабочих дней в году).

Праздники и рабочие дип в XVII веке. — Рабочие дни и месяцы в зависимости от характера производства и социального состава рабочих. — Работа в праздничные н воскресные дни. — Крестьянские наказы в Екатерининскую комиссию. — Победа кустарной промышленности в начале XIX века п рабочий период. — Рабочие дни п дни отдыха в добывающей промышленности. —Крестьянская реформа, и как отразилась она па рабочем периоде в предприятиях добывающей и обрабатывающей промышленности. — Борьба за сокращение числа рабочих дней в году. — Вопрос о рабочем периоде в годы первой революции. — Европейская войпа и число рабочих дней в году.

Нельзя получить вполне закончепное представление об эффективной, действительной работе детей и подростков, пе коснувшись вопроса об их рабочем периоде, т.-е. числа рабочих и нерабочих дней в году. Значительным препятствием при изложении этой темы является отсутствие специальных данных, относящихся к малолетним и несовершеннолетним рабочим. Есе, что имеется по этому вопросу, приложимо ко всем рабочим вообще. Объясняется это тем, что длина рабочего периода была невидимому одинакова для всех рабочих, независимо от пола и возраста. Да, собственно говоря, иначе и быть ие могло, ибо разница в числе рабочих дней для детей и взрослых создала бы в деятельности фабрик и заводов тяжело преодолимые н убыточные для владельцев затруднения.

Вследствие того, что данные о рабочем периоде относятся ко всей рабочей массе в одинаковой степени, они были уже неоднократно освещены в специальных исследованиях (Балабанов, Пажитнов и др.), а потому подробно останавливаться на них не представляет интереса.

В описании тульского оружейного завода приводится материал (1663 года), из которого явствует, что число рабочих дней иа этом заводе доходило до 300. Цифра огромная и внушает пекоторое сомнение в ее реальности. По этоту поводу К. Л. Пажитнов отмечает, что «тульские оружейники работали сдельно, и притом обычно у себя на дому, ио крайней' мере в описываемый период. Повидимому, данную цифру нельзя считать типичной для наших горных заводов при определении количества обязательных рабочих дней в году».1 Однако, все же следует отметить, ио нашему мнению, что в XVII веке даже те заводы и фабрики, которые пользовались трудом свободных рабочих, а не крепостных крестьян, даже они фактически получали рабочую силу главным образом в принудительном порядке. Поэтому, несмотря на работу на дому, нельзя совершенно отрицать, что тульские оружейники работали в течепие 300 дпей в году. Администрация завода могла, во-первых, заставить их работать в праздничные дин просто путем приказа, а во-вторых — путем дачи такого большого количества работы, что тульским рабочим для ее выполнения волей-неволей приходилось работать и в дни отдыха. Как мы увидим ниже, такая форма удлинения рабочего периода встречалась на протяжении всего периода истории капиталистической России. Кроме того, тульский завод, первый оружейный завод, имел огромное государственное значение, и, конечно, соблюдение дпей отдыха не было для пего столь обязательным, о чем говорится и в Уложении царя Алексея Михайловича (1649 года), по которому: «воскресный день никого

РАБОЧИЙ день и рабочий период

157

не судить и в приказах ие сидеть и никаких дат ие делати, опричь самых нужных г о с у д а р с т в е и и ы х дел».1 Далее Уложение подробно останавливается на перечне неприсутственных дней, отмечая, что относится это ие только к правительственным учреждениям, ио и ко всем частным предприятиям. Исключению подлежит только торговля съестными припасами.

Праздников было установлено в то время много: дет. рождества, святого богоявления, сырная неделя, первая педеля великого поста, страстная неделя, семь дпей пасхи и другие религиозные праздники, день рождения даря, царицы, их детей и т. д. Таким образом, по примерному подсчету, кроме пятидесяти двух воскресных дней, всякая работа «опричь самых нужных государственных дел[80] замирала еще в течение 40 дней в году. Следовательно, 92 нерабочих дня и 273 рабочих надо признать для того времени наиболее типичными. 2

Своеобразные условия разного типа предприятий требовали и особых, к ним приноровленных, правил о рабочих дпях и днях отдыха. Так, например, Регламент Адмиралтейства 1722 года устанавливал, кроме обычных дней еще 2 месяца в году, с 10 ноября но 10 января, в которые работа не производилась. Объясняется это постановление тем, что и указанные месяцы работа в Адмиралтействе вообще останавливалась независимо от правил 1722 года. Отметим, что тот лее Регламент постановил, что за эти дни заработная плата не выдается.

Подобные «отпуска» существовали и на предприятиях горной промышленности, для многочисленного населения Уральского района, которое было привлечено к заводским и рудокопным работам. Более или менее способные отрабатывали оброк не только за себя, но и за членов своих семейств, что ставило крестьян в исключительно тяжелые материальные условия. Земледелие являлось для них главнейшим занятием, и, считаясь с этим, горное управление (Берг-коллегпя) подтвердило в 1726 году необходимость увольнения мастеровых и работных людей и течение года па одну неделю для половых работ. Благодаря же сокращению выдачи, иногда в половинном размере, за эти дни того провианта, который полагался не только фактическому работнику, но и членам его семьп, а зачастую и вычета жалованья за это время, все значение этого распоряжения об отпусках сводилось па нот. Вообще лее даже на казенных предприятиях того времени, па которых условия жизни и работы были песравнепио лучше, чем на частных, теядепцня уменьшить число нерабочих дней проявлялась неоднократно. У лее в 1723 году начальник уральских горных заводов Геннин писал: «Понелсе здешний народ безмерным леностям подверисен, который ради не токмо определенными неделями и господскими праздниками довольствуется, но еще многие от обычая я лености празднования умножили, того ради, кроме недель господских праздников и государскпх ангелов, с работ не отпущать». 3

Стремясь использовать рабочую силу в наиболее широких размерах, Гендин установил кроме 52 воскресных дней еще 23 праздничных, нерабочих дня, приказав строго наблюдать, чтобы остальные 290 дней были полностью использованы уральскими горпыми предприятиями.

Вопрос о размерах рабочего периода интересует нас не с точки зрения интенсивности работы фабрично-заводских предприятий, а в отношении нагруженности рабочего люда. Поэтому мы считаем ошибочным принимать для уральских заводов число рабочих дпей в 250, основываясь только иа «штатных росписях». Надо считаться еще с тем, что рабочих заставляли работать в дни отдыха. Правда, обычно в таких случаях рабочие получали

особую плату, но во всяком случае влияние пагруженности и перегруженности па здоровье рабочих от этого ие уменьшалось.

Поэтому нет ничего странного в том, что выше уже неоднократно упомянутый немецкий ученый и путешественник Паллас не раз отмечал, что приписные к заводам крестьяне настолько перегружены «заводской барщиной», что у них абсолютно не остается времени для земледельческих работ. Они заняты целый день в течение круглого года, пе имеют дней отдыха, а тем более «недель отпуска», так, что «едва можно у них сыскать следы земледелия».[81]

I? наказе, данном депутату в Екатерининскую комиссию, государственные черносошные крестьяне тоже говорят, что направление на заводскую работу они получают в «самые страдные дни», не успев закончить полевых работ.[82]

В ХПП веке в предприятиях обрабатывающей промышленности, особенно частновладельческих, число рабочих дней в году было крайне высоким. Если формально, путем обычая установился порядок празднования целого ряда дней, то зато принуждение работать в эти дни проводилось не менее энергично. И это явление настолько укоренилось, что Военная коллегия, отдав в 1749 г. на Московскую суконную фабрику, принадлежавшую купцу Болотину, 400 нодростков-ученпков гарнизонной школы, сочла возможным требовать, чтобы эти ученики в свободное от фабричных занятий время, т.-е. в воскресные и в праздничные дни, обучались военному делу. И Воеппая коллегия и II ра- внтельствуютий Сенат совершенно по считались с необходимостью предоставить рабочим подросткам дни отдыха, и поэтому когда впоследствии иа этой фабрике вспыхнули среди рабочей молодежи сильнейшие беспорядки и правительственное расследование обнаружило, что ученики гарнизонной школы работали па фабрике и воскресенья и в праздники, то никакого нарушения существовавших правил в этом факте ие усмотрели, и владельцам фабрики он в вину поставлен не был.

На Екатервнославский чулочпой фабрике были официально установлены 117 нерабочих дней, но владельцы се компенсировали себя в этом отношении, с одной стороны, продолжительностью рабочего дня, с другой — сверхурочными работами в праздничные и воекреспые дни.[83]

На частной суконной фабрике, принадлежавшей подполковнику Ивану Осокину в Казани, рабочий период был по сравнению с другими удлинен. Пользуясь бедственным положением своих рабочих, Осокнн с большой легкостью принуждал их к работам в праздники и воекреспые дни.1

Обследование этого предприятия показало и общем, что рабочий период на суконной фабрике Осокина достигал крайне высокой для того времени цифры—26 рабочих дней и месяц или 312 дней в год.

На других поесессионных фабриках количество рабочих дней колебалось сравнительно в небольших пределах, при чем формально это число не превышало 250—265.

Б первую четверть XIX века наметился рост кустарной промышлеиности, а с другой стороны, создался особый разряд так называемых «кабальных рабочих». Лено, что при таких условиях число рабочих дней в году должно было если не возрасти, то во всяком случае остаться прежним.

За этот период особенно интересна судьба правительственного циркуляра от 18 июня 1830 года, которым предписывалось, чтобы во все торжественные дни, в которые «на основании узаконений судебные места от

присутствия и училища от учения свободны, ни где казенных н других публичных работ производимо не было, распространяя спе правило на все работы, производящиеся как в столицах, так и вне оных и в крепостях вольными пли казенными мастеровыми и арестантами, за исключением только экстренных случаев, где от отлагательства может произойти вред построениям, ущерб казне л остановка сообщений». 1 Последняя фраза служила для предпринимателей хорошей лазейкой, и несостоятельность этого приказа, несмотря па благие намерения законодателя способствовать развитию в населении религиозности и почитания царских дней, сказалась очень скоро. Так, уже через год петербургский военный генерал-губернатор довел до сведения всех ведомств, что «в настоящих обстоятельствах праздность рабочего народа обращается ему во вред, оставляя свободное время предаваться пьянству и разным непорядкам, почему в отвращение сего зла высочайше повелено: дозволить желающим производить работы во все дни табельных праздников».

ІЗ XIX воке на дворянских фабриках крестьян постоянно принуждали к работе в воскресные п праздничные дни. Конфликты между крестьянами п помещпкамп-фабрп кантам и на этой почве не прекращались, но крепостное право не позволяло правительству вмешиваться и эту область взаимоотношений между вотчинными крестьянами и их хозяевами.

Что касается свободных рабочпх, ис связанных крепостной зависимостью, н даже тех малолетних, которых в таком большом количестве поставляли для фабрик и заводов приюты и сиротские дома, то для них число рабочих дней в году устанавливалось на тех же основаниях.

Рабочий Василий Герасимов, за революционную пропаганду среди рабочих и солдат осужденный в 1875 году особым присутствием сената к 9 годам каторжных работ, оставил после себя записки, в которых подробно останавливается па том периоде своей жизни, когда он вместе с другими детьми 11—12-летпего возраста был направлен из сиротского дома на Кренгольм- скую мануфактуру. Невероятно тяжелые условия работы и жизни рабочих этой мануфактуры, которые в конечном итоге привели к целому ряду крупных беспорядков, усугублялись, по свидетельству Герасимова, обязательной работой в воскресные п праздничные дни. II это при 16-часовой ежедневной работе. Дети не только не составляли исключения, но. наоборот, представляя собою наиболее забитую п покорную рабочую силу, именно они выносили на своих плечах жестокий произвол, царивший на Кренгольмской мануфактуре. Пе довольствуясь ежедневной 16-часовой работой этих маленьких белых рабов, администрация фабрики приставила к ним специальных надсмотрщиков, па обязанности которых лежало щедро, но жалея детских сил, раздавать работу в праздники и воскресные дни, следя за тем, чтобы пи одна минута не пропадала даром. 13 случае неповиновения или протеста на детей в нзобплпп сыпались розги, кулачные расправы, штрафы н сидение в карцере.

На Урале, Алтае и в других районах добывающей промышленности благодаря наличию огромного числа рабочих, еще теспо связанных с землею, мы встречаемся с более детально разработанными правилами о рабочих и праздничных днях.

Так, например, указ 19 мая 1819 года подтвердил необходимость увольнения всех мастеров н рабочих людей для производства нолевых работ в перпод времени с 1 июля по 1 сентября, при чем рабочие одних заводов пользовались 20-дневным, а других — ЗО-дневяым отпуском. Однако, точное выполнение этого указа гибельно отразилось бы на работе этих предприятий, пбо 2-месячный срок слишком мал для безболезненного проведения отпуска той огромной массы рабочих, которая была занята на предприятиях добывающей промышленности. Поэтому в том же указе оговаривалось право администрации, в целях сохранения плана работ, увольнять рабочих для полевых работ в том количестве, как это позволяют условия данного района. Таким образом, этим отпуском пользовались далеко не все рабочие, а сравнительно небольшая пх часть. В общем же число рабочих дней в году как для казенных предприятий горной промышленности, так и для частных, пользовавшихся трудом казенных мастеровых, исчислялось в 250, и эта цифра фигурировала в программах-минимум казенных заводов.

Принуждение же к сверхурочным работам в праздничпьте и воскресные дни, н без того удлинявшее годовой рабочий период, было официально узаконено правительственным распоряжением от 19 августа 1824 года. В коночном итоге чнсло нерабочих дней, как указывает и К. А. Пажитнов, ие превышало 56, включая сюда и те 20 дней, которые полагались в страдное время для исправления сельскохозяйственных работ.

В связи с отменой крепостного права вопрос о числе рабочих и нерабочих дней в году получил совершенно ипоо разрешение, особенно в горнозаводском районе. Прежде всего выше отмеченные условия отмены крепостного права своим прямым следствием имели уменьшение того контингента рабочих, который в дореформенное время пользовался так называемым «летним отпуском», т.-е. па лето бросал фабричную работу и возвращался домой.

Подтверждение этому мы находим в результатах обследования, произведенного Дементьевым в трех наиболее промышленных уездах Московской губернии, которое показало, что из общего числа рабочих только 14,1°/0 уходят па полевые работы.

Но увеличение числа рабочих дней шло вместе с тем и по другой линии. Промышленный капитал, стремясь использовать каждый свободный час, поставил рабочего в такие условия, что даже прп всем своем желании он но мог уйти на полевые работы без риска лишиться всех ранее заработанных денег.

В отношении соблюдения праздничных и воскресных дней на механических и ручных производствах существовала заметная разница, которая обусловливалась различием в оборудовании этих предприятий. Дементьев на основании своего обследования высчитал, что в конечном итоге число рабочих дней на предприятиях с машинным производством колебалось в пределах 276 — 280 дпей, а с ручным производством — от 266 до 270.

Появление в 80-х годах прошлого столетия первых законов, регулирующих эксплуатацию труда малолетних, вызвало к жизни целый ряд обследований положения рабочих, условий пх труда и быта со стороны, во-первых, фабричной инспекции и, во-вторых, ряда экономистов. Среди собранного ими огромного материала мы найдем также п интересущне пас сведения о наиболее типичной для рассматриваемого времени длине рабочего периода. Число праздников, во время которых работы не производятся, чаще всего достигает 29. Так, например, пз 47 фабрик, подвергшихся в этом отпошеипп обследованию Дементьева, на 29 число нерабочих дней доходило до 29, па 13—от 30 до 35, па одной—52, и только на 4 фабриках оно не превышало 23. Царские дин, за празднование которых так ратовал еще Николай I, по свидетельству современников, почти нигде не соблюдаются. Вообще длительность годового рабочего периода была далеко не так мала, как можно было бы это предполагать на основании большого числа праздников.

Ведь нужно нрппнмать во внимание не столько тот распорядок, который официально утвержден государственной властью, а тот, который установила практикой сама жизнь... А жизнь принуждала рабочих пренебрегать, не пользоваться своим правом на дин отдыха, зачастую работая и в праздничные к в воекреспые дни.

Когда Русское техническое общество, разрабатывая в 70-х 'годах вопросы условий труда малолетних и несовершеннолетних рабочих, обрати-

лось к предпринимателям, спрашивая их мнения насчет предполагаемых статей закона о труде детей, то почти все, они, а в особенности имеющие своп фабрики и заводы в губерниях Нейтрального промышленного района, высказали свое отрицательное отношение к запрещению ставить на работы детей и подростков как в ночное время, так и в праздничные дни, объясняя это или необходимостью дать рабочим лишний заработок, или стремлением предупредить развитие среди инх «праздности и безделия», или же интересами предприятия. Так, например, владельцы стеклянных заводов писали, что «избежать работ (детей и подростков) ночных и праздничных невозможно в виду того, что всякая отсрочка выработки дорогой массы, когда таковая готова, слишком значительно повлияла бы на ценность изделий». [84] А ведь на этих 65 заводах работало около 2 000 несовершеннолетних, т.-е. 24,88% всего числа рабочих. О том же самом говорят владельцы и других предприятий, главным образом хлопчато-бумажной промышленности, в которой процент малолетних и несовершеннолетних рабочих был сравнительно очень велик.[85]

Законодательство 80-х годов об охране труда малолетних, конечно, ие могло обойти молчанием вопрос о продолжительности рабочего периода для малолетних п несовершеннолетних рабочих. В высочайше утвержденном 1 июни 1882 года мнении Государственного совета был пупкт, который гласил, что «малолетние, имеющие менее 15 лет от роду, не могут быть занимаемы работою между 9 часами вечера и 5 часами утра, а также в воскресные и в высокоторжественные дни». Но вынесение такого решении, которое явилось, с одной стороны, результатом ожесточенной борьбы между петербургскими п московскими фабрикантами, с другой — как ¦следствие начинающегося промышленного кризиса, вызвало сильнейшую реакцию, которая нашла свое отображение в наступлении на этот закон фабрикантов п заводчиков Центрального промышленного района. Нужно отдать справедливость, атака на ограничительный закон велась упорпо и умело.

Б конечном итоге выработанные правила пролежали еще несколько лет без движения, а потом вступили в силу в весьма урезанном виде. Фабриканты требовали не только понижения ограничительпого возраста, ио и предоставления им права вносить те или иные изменения п распределение рабочего времени несовершеннолетних рабочих. Ликвидация промышленного кризиса и последовавшее за этим усиление промышленной буржуазии привели в конце концов к изданию закона 24 апреля 1890 года, который свел па пет многие из важнейших достижений первых ограничительных законов. По интересующему нас вопросу этот закон предоставил фабричной инспекции право разрешать предпринимателям занимать детей и подростков в воскресные и праздпичпые дпп.а

Если бы такая формулировка, закона была принята в начале 80-х годов, когда только был создан институт фабричных инспекторов, почти сплошь состоявший из либеральной интеллигенции, тогда, по всей вероятности, этот пункт закона пе получил бы столь широкого применения на практике. По в 90-х годах штат фабричных инспекторов успел перемениться, самые лойяльпые инспектора, как опасные социалисты, были уволены, промышленная буржуазия окрепла. Ясно, что при таких условиях возлагать особые надежды па то, что фабричные инспектора не будут давать разрешении на работу детей и подростков в праздничные и в воскресные дни, уже не приходилось. Закон 24 апреля 1890 года санкционировал работу в дни

отдыха, и, несмотря па свою «ограничительную» формулировку, вполне удовлетворял требованиям предпринимателей. II поэтому нет ничего странного втом, что, введенный на короткий срок, он, под давлением фабрикантов и заводчиков, имел силу в течение еще очень долгого времени.

Итак, мы видим, что в этом случае практика пе расходилась с законодательством. Последнее отвечало интересам предпринимателей, способствовало удлинению рабочего периода не только для взрослых рабочих, по также и для детей и подростков. Под влиянием острой нужды, под давлением законов малолетние п несовершеннолетние рабочие не знали воскресений н праздников, тратили свои силы для того, чтобы капиталистическое предприятие приносило своему владельцу наибольшие прибыли.

Опубликование в 1894 — 1895 годах новейших статистических данных, относящихся к фабрично - заводской промышленности, дало возможность К П. Ленину сделать точный подсчет числа рабочих дней в году для различных отраслей промышленности. «Мы произвели, — пишет В. И. Ленин.— подсчет соответствующих данных «Перечня» («Перечень фабрик и заводов» 1897 г.) относительно тех крупных фабрик (имеющих 100 н более рабочих), которые занимают, как мы впдели выше, около % всего числа фабрично-заводских рабочих. Оказалось, что среднее чпсло рабочих дней в году составляет но разрядам: А (100—499 рабочих)— 242; В (500 — 999 рабочих)— 235; С (1000 и более рабочих) — 273, а для всех крупных фабрик — 244 дней. Если же определить среднее число рабочих дней в году на одного рабочего, то получим 253 рабочпх дня в году — среднее число дли рабочего крупной фабрики. Из всех 12 отделов, на которые разделены производства в «Перечне», только в одном среднее число рабочпх дней оказывается для низших разрядов меньше 200, н именно в XI отделе (питательные продукты): А—189: В—148; С — 280. На фабриках разряда А и В этого отдела занято 110 588 рабочих = 16,2% всего числа рабочих на крупных фабриках (655 670). Заметим, что в этом отделе соединены совершенно разнородные производства, например, свеклосахарное н табачное, винокуренное н мукомольное н нр. Ио остальным отделам среднее чнсло рабочих дней па одну фабрику следующее: А — 259: В—271; С — 272».[86]

Таким образом, мы видим, что данные Дементьева, относящиеся лишь к трем уездам Московской губершш, полностью находят себе подтверждение в цифрах, характеризующих этот вопрос применительно к фабрично-заводской промышленности всей Европейской России, которые в то же время окончательно убеждают нас в безусловной зависимости размеров рабочего периода от характера производства (ручное пли механическое), степени концентрации в нем капиталов п рабочей снлы.

В 1897 году был издан закон о рабочем времени фабрично-заводских рабочих, который разрешал привлечение рабочих к внеурочным работам, не оговоренным в договоре, только при добровольном, без всякого принуждения, соглашении между работодателями и рабочими. Однако, циркуляром от 1-1 марта 1898 года он был . отменен. Этот же циркуляр установил 66 праздничных и воскресных дней, при чем через два года это чнсло было доведет» до 69. Таким образом, длина рабочего периода в то время равнялась 299 — 296 дням.

Конечно, рабочая масса не могла покорно сносить такое ухудшение условий труда, и в моменты усилении рабочего движения все чаще и чаще выдвигалось требование урегулирования вопроса о годовом рабочем периоде. Ныше мы уже отметили, как из года в год росло чнсло жалоб рабочпх на неправильное распределение рабочего времени, принуждение к сверхурочным работам и т. д. Трудно установить, какая часть нз них относилась непосредственно к несоблюдению дней отдыха, но несомненно, что она была велика. Об этом говорит фабричная инспекция, об атом говорят те забастовки, во время которых так часто выставлялись требования о сокращении числа рабочих дней в году.

Борьба была упорная, и зачастую фабричным рабочим удавалось добиться успеха лишь путем насильственного введения сокращенного рабочего дня или установления обязательных дней отдыха. Однако, когда волна рабочего движения спадала, фабриканты возвращались к прежним условиям работы.

В этом отношении крайне характерен 1905 год.

9 января взволновало правительственные круги и промышленную буржуазию. Необходимо было успокоить рабочие массы, внести хотя бы формальное, фиктивное улучшение в их положение. Так, непосредственно в результате январских событий были созданы правительственные комиссии, сначала петербургская ВІидловского, а затем под председательством министра финансов Б. Н. Коковцова, уже в общеямлерском масштабе. Проект комиссии Коковцова предлагал включить в расписание праздничных дней кроме воскресений еще 17 дней. При этом допускался целый ряд изъятий, в особенности но отношению к рабочим, занятым на непрерывных и вспомогательных работах. В специальном примечании отмечалось, что lt;¦в росписи вне дней, в которые малолетние п подростки не могут быть занимаемы работою, должны быть включаемы все воскресные и те праздничные дни, в которые не полагаются работы для взрослых рабочих».[87] Таким образом несовершеннолетние в той же степени зависели от многочисленных «исключений», что и взрослые рабочие.

В дальнейшем вопрос о числе рабочих дней в году дебатировался в особых совещаниях, созванных правительством в годы первой революции, для проработки законопроектов ио рабочему вопросу. На третьем совещании под председательством министра торговли и промышленности Философова (декабрь 1906 г.) промышленникам был предложен проект закона о рабочем времени, н котором, на ряду с сокращением продолжительности рабочего дня, предлагалось уменьшить число обязательных праздничных дней.- Обрушившись иа статьи проекта, сокращающие число рабочих часов, предприниматели, конечно, не протестовали против увеличения рабочего периода. На следующих совещаниях вопрос об увеличении числа дней отдыха даже и не поднимался. Так разрешался этот вопрос в правительственных комиссиях п министерских канцеляриях. Но жизнь говорила другое.

Разлившееся широкой волной, небывалое по своим размерам стачечное движение привело к тому, что или фабриканты спешили, во избежание применения со стороны рабочих методов революционной борьбы, сами пойти на уступки и легко соглашались на увеличение числа дпей отдыха, или. в случае проявления с их стороны упорного противодействия, рабочие многих фабрик и заводов вводили это принудительным порядком. Каждая забастовка сопровождалась предъявлением целого ряда требований; иа ряду с главнейшими из них. как-то: требования о 8-часовом рабочем дне, увеличении заработной платы и ряд других политического характера, мы зачастую встретим н требования об отмене обязательных работ в воскресные н праздничные дни или о специальной, чаще всего в двойном размере, оплате за это время.8

После подавления революционного движения, когда рабочие организации были разгромлены и реакция торжествовала, фабриканты и заводчики немедлеппо же стали возвращаться к условиям работы дореволюционного периода. На ряду с понижением оплаты, увеличением продолжительности рабочего дня они стали сокращать число дней отдыха и, под угрозой уволь- пення, принуждать к работе в воскресные дни и праздники.

В предприятиях добывающей промышленности положение рабочих было еще более тяжелым, так как здесь в случае надобности легче всего было сослаться иа специфические особенности производства, которые требуют, мол, непрерывности в работе и т. д. Исследователь положения рабочих на сибирских золотых приисках В. Семевский отмечает, что количество дней отдыха, согласпо заключаемым рабочими договорам, редко превышало 13 — 15. «Официальное издание министерства финапеов «Россия в конце XIX века»,— пишет К. А. Пажитнов, — констатирует, что па нефтяных промыслах работа производится непрерывно днем и иочыо, в будни и праздники (кроме немногих очень больших праздников), в две смены по 12 часов каждая»».

В годы войны, когда вся промышленность, вся жизнь страны была направлена па удовлетворение нужд фронта, когда лозунг «защиты родины» открыл перед фабрикантами огромные перспективы, когда одни за другими издавались временные правила, фактически сводившие все прежние завоевания в области рабочего законодательства к нулю, тогда на ряду с увеличением продолжительности рабочего дня стало уменьшаться и число дней отдыха. Сверхурочные работы захватили не только вечерние и ночные часы, по и самые «священные» праздники. Милитаризация промышленности и приспособление ео к нуждам войны создали в этом отношении чрезвычайно благоприятные условия. Под угрозой мобилизации можно было почти безнаказанно проводить «реформы», тем паче, что война призвала на фабрики н заводы огромное число неквалифицированной рабочей силы, жешцнн и детей, которые первое время покорно поддавались нажиму прим ышлеиной буржуазии.

Однако, после временного затишья, в связи с ростом политического и классового сознания, российский рабочий класс начинает активную борьбу за улучшение своего экономического положения, и в 1916 году налицо уже сильное организованное рабочее движение. Правительство зорко следило за ростом забастовочной волны, п обпшрпое дело «О мерах борьбы с рабочими забастовками»,1 начатое еще и 1913 году, точно фиксирует причины тех или иных беспорядков и те требования, которые выставлялись бастовавшими и па удовлетворении которых они настаивали. II среди причин экономического характера на ряду с наиболее острыми вопросами, как-то: о заработной плате, дороговизне, недостатке продуктов и т. д., мы найдем и требования о сокращении продолжительности рабочего дня, сверхурочных работ, соблюдении дней отдыха. И нужно отметить, что недовольство слишком большим числом рабочих дней проявлялось очень резко II зачастую служило поводом к небольшим однодневным забастовкам.

Увеличение числа рабочих дней в году, при рабочем дне н без того ненормально удлиненном, и заработной плате, отстающей от стоимости жизни, сыграю известную роль в общей массе других причин, повлекших за собою ухудшение экономического положения рабочего класса и приведших его к революции 1917 года.

<< | >>
Источник: Вл. Юл. ГЕССЕН. ТРУД ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ В ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ РОССИИ ОТ XVII ВЕКА ДО ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ. ТОМ ПЕРВЫЙ. ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКВА * 1927 *. 1927

Еще по теме Рабочий день.:

  1. Течение срока, определенного периодом времени, начинается на следующий день после календарной даты или наступления события,
  2. Желание иметь больше свободного времени — один из трех основных мотивов открытия собственного on-line бизнеса. Однако, в действительности желание это редко исполняется. Полный рабочий день быть начальником самому себе — занятие, отнимающее и время, и нервы. Поэтому предлагаю вам насколько советов, как снять излишнее напряжение в работе и сэкономить время:
  3. Рабочий день
  4. Обычный рабочий день в компании "Х"
  5. Продолжительность рабочего времени и время отдыха
  6. Положение служащих и рабочих Тюмени в начале ХХ века
  7. Сверхурочные работы. Ненормированный рабочий день
  8. Понятие и виды рабочего времени и времени отдыха
  9. Рабочее время и время отдыха
  10. Рабочий день.
  11. Круглосуточный рабочий день и неограниченный круг обязанностей председателя правления
  12. НЕНОРМИРОВАННЫЙ РАБОЧИЙ ДЕНЬ
  13. РАБОЧИЙ ДЕН
  14. Роль товара "рабочая сила" на рынке у Маркса
  15. Расчёт цены труда, или т.н "цены рабочей силы"
  16. Модель рабочего дня продавца (хлеба и воды)
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -