<<
>>

Глава 14. Революции 1917 года и национально-государственное строительство. Республика Башкурдистан

64. Организационно-правовое оформление башкирского нацио­нального движения. Накануне революции 1917 года население России, по данным Ю. В. Бромлея, равнялось 170 млн человек, и почти 57 % из них составляли представители 194 наций, народностей и этнографиче­ских групп[283].

Историческая территория Башкортостана была разделена на Уфимскую и Оренбургскую губернии. Также часть башкир компактно проживали на территориях Вятской, Пермской и Самарской губерний. Уфимская губерния состояла из Белебеевского, Бирского, Златоустов­ского, Мензелинского, Стерлитамакского и Уфимского, Оренбургская - Верхнеуральского, Оренбургского, Орского, Троицкого и Челябинского уездов. Власть в уезде осуществляли исправник, назначаемый губерна­тором, уездное дворянское и земское собрания, полицейское управление и др. Уезды, в свою очередь, состояли из волостей и сельских общин, управляемых выборными старшинами и старостами.

Социально-экономическому и политическому положению башкир­ского населения дореволюционной России посвящена довольно обшир­ная русская литература: художественная (JI. H. Толстой, Г. И. Успен­ский, М. E. Салтыков-Щедрин, Ф. Д. Нефедов, Д. H. Мамин-Сибиряк), публицистическая (H. В. Ремезов, H. А. Крашенинников), историческая (Д. П. Никольский, H. П. Ерошкин и многие другие).

Русские авторы обращали внимание передовой общественности глав­ным образом на грабеж башкирских земель и лесов, национальное угнете­ние, насильственную русификацию и навязывание православия. B конце XIX - начале XX века в русской литературе муссировался вопрос «Выми­рают ли башкиры?». Писатель-публицист H. А. Крашенинников выпустил книгу под названием «Угасающая Башкирия», в которой повествовалось об угасании когда-то свободного и богатого башкирского народа. Однако исследователь башкирского края и народа М. А. Круковский отмечал, что «в семье народов, населяющих Россию, башкиры занимают далеко не по­следнее место как по своей численности, так и по этнографическим осо­бенностям и живучести племени»[284].

Имеющиеся статистические материа­лы и публикации подтверждали правоту М. А. Круковского. Так, Р. Г. Ку­зеев определяет «общую численность башкир по данным 1920 года в 950­1 050 тысяч человек»; Б. X. Юлдашбаев называет цифру 1 154 471; P. М. Раимов - 1 186 тыс., Ф. А. Фиельструп - 1 306 тыс. человек[285]. Име­ются и другие данные о количестве башкир. B сборнике документов и ма­териалов «Урал и Прикамье. Ноябрь 1917 - январь 1919» указывается чис­ленность башкирского населения в 1917 году - 1 732 800 человек; в книге Т. Давлетшина - 2 млн; такая же цифра названа М. Муртазиным; в фарма- не (приказе) № 1, изданном Башкирским центральным шуро (советом) 11 ноября 1917 года, называются вновь 2 млн человек[286]. Из вышеназван­ных данных, как считает С. Ф. Касимов, наиболее близкими к истине яв­ляются подсчеты Ф. А. Фиельструпа.

М. М. Кульшарипов, обращаясь к этнодемографии башкирского на­рода в начале XX века, берет за основу данные известных специалистов С. И. Брука и В. М. Кабузина, которые, опираясь на материалы переписи 1917 года, проведенной по распоряжению Временного правительства, установили, что башкир в России насчитывалось 1 732 800 человек[287].

Несмотря на дискриминацию в области образования[288] при содейст­вии национального купечества и буржуазии особое место в народном просвещении занимали светские мектебы и медресе. Медресе, по мне­нию исследователя данного вопроса JI. LU. Сулеймановой, по сути пред­ставляли университетский тип учебного заведения, способствовали фор­мированию собственной демократической интеллигенции[289]. Среди них можно выделить ученых Мухаметсалима Уметбаева, Хади Мунира, Мухаметшу Бурангулова, A.-3. Валидова, поэтов-писателей Акмуллу, Мажита Гафури, Шайхзаду Бабича, Даута Юлтыя и др. B своих произве­дениях они показывали прошлую историю башкирского народа, его героическую борьбу против колониального гнета, утверждали историче­ское право башкир на национальное самоопределение. Дети обеспечен­ных башкир получали образование в университетах Москвы, Санкт- Петербурга, Казани, Германии, Швейцарии и Турции.

K примеру, один из лидеров башкирского национального движения Шариф Манатов обу­чался в Швейцарии.

Таким образом, к началу XX столетия башкирский народ имел свою интеллигенцию, вхожую в научную и политическую элиту России тех времен, хорошо знакомую с программными документами политических партий и трудами ученых по решению национального вопроса в России и осведомленную об опыте федеративного устройства США и других стран. Они являлись носителями развитого национального самосозна­ния. Это позволило им выделиться из общемусульманского движения в начале 1917 года, выступить под самостоятельными лозунгами за об­разование автономного Башкортостана путем выделения башкироязыч­ных районов Южного Урала из Российской федерации и реализовать эту идею.

После Февральской революции большой размах приобрело общему­сульманское движение в России, которое возглавила мусульманская фракция Государственной думы, где в качестве представителя уфимских мусульман работал A.-3. Валидов. Первого мая 1917 года по инициативе мусульманской фракции состоялся I Всероссийский мусульманский съезд. Ha съезде развернулась острая дискуссия по поводу национально­государственного переустройства бывшей Российской империи.

Ахмедбек Цаликов, ответственный за проведение съезда, выступил с позиций единства мусульманской нации. Свой доклад он завершил сле­дующими выводами: «1) Россия должна стать унитарной парламентской народной республикой; 2) национально-культурная автономия мусуль­ман должна найти свое признание в Конституции России[290]».

Идея национально-культурной автономии была поддержана делега­цией казанских татар, которые в свою очередь ратовали за единую тюр- ко-татарскую нацию, в состав которой включали и башкир как часть та­тарского этноса. Забегая вперед заметим, что отрицательное отношение части татар к башкирской автономии сохранилось не только в период борьбы башкир за свою республику, но и после ее признания централь­ной Советской властью в марте 1919 года[291]. Следует заметить, что о та­таро-башкирских отношениях в годы революций, Гражданской войны, в период образования БАССР и ее становления имеется большое количе­ство документов и публикаций. Ha основе их обобщения историки С. Ф. Касимов и М. М. Кульшарипов приходят к выводу, что «лидеры татарского движения проявляли великодержавные притязания, в первую очередь к башкирам» " . B основе этого лежали, помимо других причин, и экономические интересы. Как пишет М. М. Кульшарипов, «дело об­стояло так, что многие татарские деятели, особенно правого толка, вы­ступали защитниками интересов татарской буржуазии, ведущей посред­ническую торговлю между рынками центральной России и Средней Азии, Казахстана, которая давала баснословные прибыли... Татарскому торговому капиталу не были нужны никакие государственные границы, таможенные барьеры, национальные различия внутри мусульман Рос­сии»[292]. Угрозу своим интересам в автономии Башкортостана видели и представители татарской буржуазии, занимающиеся добычей золота и других полезных ископаемых на башкирских землях.

И татарское крестьянство было заинтересовано в уравнительном пе­рераспределении башкирских вотчинных земель. Как писала татарская газета Юлдуз, «у наших башкирских братьев очень много земли... Если произвести справедливый передел, то от башкирских аулов отойдет часть их земель...»[293]. Один из лидеров татарского национального дви­жения М. Султан-Галиев в своем докладе «О татаро-башкирском вопро­се» на II Всероссийском съезде коммунистических организаций народов Востока по данному вопросу говорил следующее: «Башкиры по своему экономическому положению занимают лучшее положение и являются более обеспеченными землей и после Февральской революции на долю каждого башкирина пришлось минимум по 40-50 десятин... B среднем на каждого татарина приходится 2,1 десятины, а может и меньше, земли»427. Тем не менее в острой дискуссионной борьбе баш­кирская делегация в составе 58 человек совместно с азербайджанской, казахской, крымско-татарской делегациями отстояли идею федеративной России на основе территориальной автономии. Однако башкирская деле­гация не была удовлетворена резолюцией съезда по земельному вопросу, которая предполагала ликвидацию вотчинного землевладения башкир.

B связи с этим группа башкир в количестве 50 человек, в основном из числа делегатов Всероссийского мусульманского съезда, 17 мая 1917 года в Оренбурге провела организационное совещание, на кото­ром решили созвать первый всебашкирский съезд. Была установлена норма представительства - два делегата от каждой волости, где прожи-

гг 428

вали башкиры .

B конце июня 1917 года было образовано бюро Союза башкирского народа, которое начало издавать газету «Известия бюро башкирского Союза» на башкирском языке, затем получившей название «Башкорт». Национальной интеллигенцией в башкирских деревнях была развернута агитация за территориальную автономию и работа по проведению баш-

429

кирских съездов .

Первый Всеобщий съезд башкир проходил в г. Оренбурге с 20 по 27 июля 1917 года. Ha нем было поддержано решение Всеобщего мусульманского съезда, созванного в Москве, о том, что «системой управления, широко обеспечивающей интересы и права российских мусульманских народностей, является демократическая республика на национально-территориально-федеративных началах. Национально­сти же, не имеющие специальных территорий, пользуются националь­но-культурной автономией». Ha съезде были приняты следующие ре­шения:

1. Об управлении Башкурдистаном. Здесь ставился вопрос о выделе­нии территорий в окрестностях Урала с преимущественным в численном отношении проживанием башкир и других тюркских народностей для осуществления территориальной автономии. Допускалась возможность переселения башкир и других тюркских народностей на эту территорию путем обмена земель с другими народностями, которые проживали на данной территории по различным причинам.

2. По вопросу местного управления. B решении подчеркивалось су­ществующее тогда положение, согласно которому «башкиры со своего землевладения платят налоги земствам больше того, что они сами выру­чают и больше чем другие народности...». B связи с этим ставился во­прос о том, что «местные самоуправления должны быть организованы отдельно и приспособлены к тому, чтобы денежные средства, посту­пающие от башкир, были расходуемы на них самих». Ha Центральное шуро была возложена задача организации волостных шуро, с тем чтобы последние осуществляли руководство выборами в земства. Только через выборы, то есть законным путем, башкиры «соответственно своему ко­личеству должны (были) добиться мест и осуществить свои особенности быта и языка, обычаев и встать на путь узаконения таковых».

3. По земельному вопросу. Bce леса, горные богатства, недра, мине­ральные и рыболовные воды объявлялись достоянием всего башкирского народа. Земли, находящиеся во владении башкир как достояние всего башкирского народа, не могли быть отчуждаемы в частную собст­венность. Bce земли, отобранные у башкир, должны быть возвращены башкирскому народу и предоставлены исключительно безземельному и малоземельному башкирскому населению. Распределение земель было возложено на Главный Башкирский Земельный Комитет (ГБЗК). Излиш­ки земельных участков должны были быть распределены между едино- верами, родственными башкирам племенами.

4. O суммах, капиталах и имуществах башкир. Речь идет о создании башкирского национального фонда за счет возвращения разными прави­тельственными учреждениями денежных и материальных средств, соб­ранных у башкирского народа. Караван-Сарай, как национальное здание, построенное за счет сил и средств башкир и мещеряков, был объявлен национальным имуществом башкир. B этом здании намечалось разме­щение башкирского Центрального шуро и других башкирских и мусуль­манских учреждений. Для реализации данной резолюции была создана специальная финансовая комиссия.

5. По делам просвещения. Резолюция состояла из следующих раз­делов:

- об обучении и воспитании в школе;

- общие положения о светских школах;

- о духовной школе;

- об инструкторах;

- об управлении школой;

- о правах учителей;

- о содержании учителей;

- вопросы внешкольного образования;

- подготовка учителей и других служащих по линии просвещения;

- вопросы просвещения, требующие немедленного проведения B жизнь;

- некоторые общие основы просвещения в Башкурдистане.

Предусматривалось создание светской системы образования, со­стоящей: а) из начальной школы, б) повышенной школы, в) средней школы, г) ремесленных и специальных школ. Ставился вопрос о все­общем, обязательном и бесплатном образовании с 8-летнего возраста. C 4-го года обучения в начальной школе для мальчиков в обязательном порядке, для девочек по желанию вводился русский язык как отдельный предмет. Специальные и ремесленные школы среди мусульман должны были открываться в обязательном порядке. B них направление обучения приспосабливалось к местным нуждам.

Многие положения данной резолюции имеют актуальное значение и на сегодняшний день. B этом отношении заслуживает внимания учет национального фактора в организации системы просвещения, решение вопросов управления школами, содержания учителей и т. д. Так, пре­дусматривалось, что при министерстве просвещения каждого субъек­та Федерации (в том случае, если Россия будет унитарным государст­вом, - при централизованном министерстве) для каждой национальности будет организован самостоятельный отдел. Малочисленные националь­ности могли организовывать совместный отдел. Инструктор для нацио­нальных школ должен был быть представителем данной националь­ности.

Для управления школой избиралось коллегиальное управление. B состав управления входили все учителя данной школы, представите­ли родителей детей, обучающихся в школе, и один представитель от ме­стного управления. Школьное управление могло ведать средствами шко­лы, ремонтом, приемом и исключением учеников и их воспитанием. Ho вмешиваться в методы обучения и в школьную программу не имело пра­ва. Предусматривалось бесплатное предоставление квартир учителям. Учитель, оставивший должность после 20-летнего стажа, мог получать пенсию в размере основного оклада, после 15-летнего - две трети оклада.

6. 06 организации войска. B резолюции говорится о необходимости формирования башкирских полков, с тем чтобы они находились «на ро­дине самих башкир».

7. 06 отношении к войне. B решении съезда было записано: «...съезд находит нужным скорейшее прекращение кровопролития, на условиях без захвата чужого имущества и без выплаты какой бы то ни было сто­роне убытков и с условием проведения в жизнь национально­политических прав народностей».

8. 06 Учредительном собрании. Съезд отметил, что «башкиры жела­ют национально-территориальную автономию и поэтому на Учредитель­ное собрание должны посылаться лица, исключительно защищающие эту линию и способные отстаивать интересы башкир и при условии принад­лежности их к башкирской национальности». Делегатам Учредительного собрания разрешалось вступление в блок с другими партиями и нацио­нальностями при условии поддержки ими идеи национально­территориальной автономии.

9. По женскому вопросу. B резолюции провозглашалось равенство женщин и мужчин в политических и гражданских правах. Вопросы ду­ховного и семейного порядка отнесены в ведение Духовного Собрания. Съезд обязывал соответствующий подотдел Башкирского Центрального шуро «посылать на места женщин-специалисток для подготовки баш­кирских женщин к существующим положениям и решительно при­ступить к открытию специальных школ для воспитания растущих женщин».

10. O направлении двух представителей от башкир на Всероссийское мусульманское шуро.

11. O переписи населения и о необходимости внимательного отно­шения к данному мероприятию.

12. O солдатах-дезертирах. B резолюции подчеркивается: «...дезертирство солдат и недоставка их в соответствующие судебные органы для башкирского народа является черным пятном и для государ­ства - вредным». Съезд считал, что «дезертирство и скрывание дезерти­ров должно быть прекращено».

13. Об участках по выборам в местное управление. B резолюции съезд выразил озабоченность по поводу размещения комиссий по выбо­рам в основном в русских деревнях, что может сорвать выборы среди мусульман. B связи с этим было выдвинуто и требование о размещении выборных участков в районах с преимущественным проживанием му­сульманского населения, в мусульманских деревнях.

14. Было принято Положение о Башкирском шуро. Шуро должно бы­ло состоять из 7 человек. Членам шуро служба в других учреждениях запрещалась. Bo всех волостях организовывались отделы Центрального шуро. B каждый отдел выбиралось от 3 до 5 человек, если волостное шу­ро считало необходимым, то от 5 до 8 человек.

От имени съезда была послана телеграмма в Казань, в которой под­держивались усилия «волжских братьев» по созданию национально­культурной автономии. B телеграмме отмечалось, что «перед башкир­ским народом стоит еще более трудная задача - завоевание территори­альной автономии Башкурдистана как отвечающая жизненным и эконо­мическим интересам башкирского народа и являющаяся единственным путем освобождения его родной страны Башкурдистана от векового эко­номического угнетения».

Второй всебашкирский съезд проходил 25-29 августа 1917 года в г. Уфе. Там были приняты следующие резолюции: «О национально­культурной автономии», «О блоке», «О даче наказа кандидатам», «По вопросу Караван-Сарая», «О взаимоотношениях шуро башкирского на­рода с национально-культурной автономией», «Взаимоотношение с ко­митетами», «О типографии». Ha нем также был избран новый состав Башкирского Центрального шуро в количестве 12 человек.

Значение Второго съезда заключается в том, что он подтвердил ре­шения и резолюции Первого Всеобщего съезда башкир. Дополнительно к ранее принятым решениям на Втором съезде рассматривался вопрос установления отдельного списка башкир для выборов в Учредительное собрание, что впоследствии было реализовано. Был поднят вопрос о взи­мании национальных налогов, которые должны были быть направлены на удовлетворение духовных, социальных, просветительских потребно­стей башкирского народа. B резолюции «Взаимоотношение с комитета­ми» содержалось требование: «...деньги, собираемые для земельных ко­митетов и крестьянских Советов, должны быть выделены и башкирским крестьянским Советам на одинаковых правах».

Отделу местного управления Башкирского Центрального Совета бы­ла поставлена задача - добиться проведения этих решений в жизнь.

Таким образом, в июне 1917 года организационно оформилось баш­кирское национальное движение, в качестве главного лозунга которого выступила идея территориальной автономии Башкортостана как федера­тивной части демократической России.

65. Политико-правовые взгляды лидеров башкирского нацио­нального движения. Обращаясь к идейным истокам башкирского на­ционального движения, следует признать, что идея федеративной России на автономных началах населяющих ее народностей и наций со своими этнотерриториями была довольно популярной и выступала в качестве решения национального вопроса. B отечественной исторической литера­туре очень подробно описана эволюция взглядов по национальному вопросу партии большевиков и их вождей - В. И. Ленина и В. В. Ста­лина[294]. Однако по идеологическим причинам за бортом исследования оставались программы иных партий, мысли, теории других ученых, мыс­лителей или же им не давалась объективная оценка. B последние годы положение поправляется. Так, Т. С. Иванова в своей докторской диссер­тации рассматривает развитие политико-правовых идей о федерализме и автономии в России в начале XX века[295]. Программы по национальному вопросу других партий достаточно подробно проанализированы в док­торской диссертации А. В. Никонова4’2. Авторы книги «Федерализм в России» отмечают: «Главным политическим требованием националь­

ной буржуазии (в начале XX столетия. - 3. E., А. E.) было предоставле­ние автономии в пределах Российской империи. B числе первых борцов за автономию была буржуазия Финляндии, Польши, Прибалтийского края. Лозунг об автономии поддерживали украинцы и белорусы»[296].

Известный русский социолог Питирим Сорокин, обращаясь к про­блемам переустройства России после февральской революции, в работе «Автономия национальностей и единство государства» писал: «Приме­нительно же к России необходимость национальной автономии (само­управления) требуется с особой силой. Народностей в ее составе мно­жество. Знать одновременно нужды, скажем, бурят или армян или что необходимо для мордвы и украинцев - короче, знать нужды всех народ­ностей России не может никакое правительство...»[297]. Питирим Сорокин национальную автономию рассматривал как широкое национальное са­моуправление с использованием национальных языков в соответствии со своими обычаями и законами. B целом автономия с греческого языка буквально переводится ісак самозаконие (греческое autos - сам, noraos - закон) и означает, таким образом, предоставление широкого самоуправ­ления части государства с правом на законодательную деятельность. Реализация данного права возможна в государствах с федеративным уст­ройством. Изучение документов, касающихся деятельности башкирского национального движения и первого башкирского правительства, приво­дит нас к выводу о том, что именно вышерассмотренное нами содержа­ние вкладывали в понятие «автономия» лидеры башкирского народа в начале XX столетия. B этом отношении заслуживает особого внимания «Резолюция об общероссийской федерации и отношении Башкурдиста- на к этой федерации». Она была принята на Учредительном съезде Башкурдистана как автономной части России 14 декабря 1918 года, и в ней отражено отношение башкирского национального движения к го­сударственному устройству России. Данный документ представляет и сегодня огромный интерес для государствоведов. B связи с этим счита­ем целесообразным изложить основные его положения с сохранением стилистики.

Будущее России Всебашкирский учредительный съезд видел как фе­деративную, советскую, демократическую республику, состоящую из союза автономных национально-территориальных штатов, равных в по­литических и других правах.

Союзная власть состоит из союзной палаты с равным количеством представителей от каждого штата, союзного правительства и союзного парламента. Ни одна из национальностей и ни один из штатов, сколько бы они не были велики по численности населения, по мнению съезда, не могут иметь представителей в составе союзного правительства более од­ной трети данного правительства.

Bo главе союзного правительства стоит союзный президент, выбран­ный союзной палатой депутатов на один год. Президент не может быть избираем подряд два года из одной национальности или штата.

Резиденция союзной власти охраняется войсками штатов, одинаково­го количества от каждого штата.

Ведению союзной власти съезд делегировал следующие полномочия:

1) защита общих интересов всех штатов союза; 2) объявление войны и заключение мира; 3) заключение договоров с иностранными государ­ствами по всем вопросам, касающимся всего состава союза; 4) общее руководство вооруженными силами всех штатов, во всех случаях ка­сающихся всего союза; 5) определение налогов и пошлин, налагаемых пропорционально на все штаты для поддержания союза; 6) социальное законодательство; 7) установление уголовного права; 8) заведывание же­лезными дорогами, телеграфом, имеющими общегосударственное значе­ние; 9) меры и вес; 10) таможенные пошлины; 11) чеканка монеты (моне­та и другие ценные знаки могли иметь особые подписи на официальном языке отдельных штатов); 12) банковское законодательство; 13) законо­дательство о банкротстве; 14) авторское право; 15) эмиграция и имми­грация; 16) союзная власть не должна получить право, дающее возмож­ность сконцентрировать все экономические и культурные богатства в том штате, где она имеет пребывание, а наоборот, на нее должна быть возложена охрана экономическо-культурной независимости каждой на­ции и каждого штата; 17) союзная власть может иметь привилегию ис­пользования природных богатств всего союза, если это необходимо для покрытия расходов союза, кроме того, союзной власти предоставляется право контроля над соотношением экономических сил штатов.

Ha союз возлагалась обязанность принимать самые энергичные меры для освобождения национальностей и окраин от последствий экономиче­ской политики династического периода.

Города и экономические центры, населенные национальностью, под­чинившей себе, на основе этой политики, окружающий их край, должны находиться в ведении местных штатов, они не должны быть оставлены в руках живущей внутри и в окрестности их великорусской националь­ности.

B каждом штате для национальностей, не получивших территориаль­но-национальную автономию, как полагал съезд, должна была предо­ставляться широкая свобода в вопросах духовной, национальной и куль­турной автономии.

Башкурдистан, как подчеркивалось в первом пункте резолюции, вхо­дил в состав России как один из национально-территориальных штатов.

Сведения, каким виделось руководству башкирского правительства государственное устройство Башкурдистана, имеются в Положении об автономии Малой Башкирии, разработанном им в январе 1918 года[298]. B пункте 1 говорится, что Башкирия составляет нераздельную часть России и представляет собой автономно-управляющуюся страну парламентского типа. B нем курултай объявлялся высшим органом самоуправляющейся Башкирии, которому принадлежала вся полнота власти на ее территории. Депутатами курултая могли быть лица обоего пола не моложе 22 лет без различия национальности и веры, избираемые всеобщим, прямым, рав­ным и тайным голосованием по одному от каждых 5 000 душ населения волостного земства (пункт 17). Предусматривалась неприкосновенность депутата. Были установлены предметы ведения курултая, к ним относи­лись все вопросы, за исключением тех, которые по «Резолюции об обще­российской федерации и отношении Башкурдистана к этой федерации» были делегированы в ведение союзной власти (России).

Исполнительным органом курултая являлось правительство Башки­рии, которое состояло из шести человек: председателя, товарища (замес­тителя) председателя и 4 членов (пункт 71). B том же пункте было спе­циально оговорено, что для обеспечения национальных прав русских, проживающих на территории Башкирии, согласно пропорциональному количеству русского населения, членами правительства могут быть лица русского происхождения, HO BO всяком случае не более трех и не менее одного.

Отдельный раздел посвящен судебной власти. Предусматривалось, что на территории Башкирии учреждаются мировые и общие судебные органы, действующие на основании общегосударственных законов с подчинением их Российскому Правительствующему Сенату, который для них являлся кассационной инстанцией. B тех случаях, когда сторо­нами выступали исключительно башкиры, применению подлежали за­коны, изданные курултаем на основании обычного права башкир и ша­риата.

B положении также были предусмотрены неприкосновенность лич­ности (пункт 8), гражданство Башкирии, которое приобреталось только по факту проживания не менее трех лет в одной из волостей Башкирии (пункт 9), и обязанность каждого по защите Российского государства и автономной Башкирии (пункт 10). Пункт 11 гласил: «Из призванных на военную службу образовывалась национальная башкирская военная часть всех родов оружия».

Таким образом, краткий анализ данных документов приводит к сле­дующим выводам:

1) будущее Башкортостана и башкирского народа виделось в нераз­рывной связи с Россией и русским народом;

2) принимались реальные шаги по созданию автономной Башкирии как республики парламентского типа, где бы соблюдались принципы равенства всех граждан независимо от национальной и конфессиональ­ной принадлежности;

3) предусматривалось функционирование независимой судебной вла­сти, и в качестве высшей судебной инстанции должны были выступать судебные органы России;

4) предполагалось сохранение местного самоуправления на уровне волостного и сельского обществ.

66. Провозглашение республики Башкурдистан. 16 ноября 1917года башкирские территории Оренбургской, Пермской, Уфимской и Самарской губерний Башкирским областным шуро были объявлены автономной частью Российской республики. Областным советом был издан Декрет, который вошел в историю как фарман № 2 Башкирского шуро. Областное шуро рассмотрело некоторые вопросы административ­но-территориального устройства, государственного и судебного строи­тельства. Так, в тех волостях, где автономное управление вводилось сра­зу, были образованы кантоны.

B этих кантонах в ведение башкирских революционных организаций перешли: надзор за общественным спокойствием; земские, государст­венные, земельные и мирские сборы и расходование их; суд; управление земельными, лесными, водными и путейскими делами; милиция; народ­ное просвещение и продовольствие.

До декабрьского учредительного съезда в ведении существующих государственных учреждений остались дела по выборам в Учредитель­ное собрание, войско и содержание семей военнослужащих, почта, теле­граф, железные дороги, банки, страхование, косвенные налоги. Для управления делами, имеющими общее значение для русских и башкир, временно был организован Оренбургский башкирский комиссариат.

Волостные земства были подчинены кантонным управлениям и Баш­кирскому Областному совету.

B состав кантонного управления входили гласные существующих уездных земств и представители районных башкирских советов. Они должны были вести дела по законам, издаваемым Областным советом. Для заведывания делами кантонного управления Областным советом назначался кантонный начальник. Мировые судьи временно исполняли свои обязанности.

Для разбора дел мировых судей при Областном совете был организо­ван высший юридический отдел, в юрисдикции которого находились гражданские и административные дела. Тяжбы между русскими и баш­кирами подлежали рассмотрению совместно с представителями юриди­ческого отдела и Оренбургского окружного суда.

B фармане была поставлена задача о возврате присвоенных капита­лов в распоряжение Областного совета.

Об издании Башкирским шуро фармана № 2 было помещено сооб­щение в газете «Правда» от 22 ноября 1917 года.

Учредительный съезд Башкурдистана проходил с 8 по 20 декабря в г. Оренбурге. Прежде всего съезд единогласно утвердил объявленную Областным шуро территориально-национальную автономию Башкурди­стана. B ознаменование провозглашения Башкурдистана было принято решение открыть одно высшее медресе (университет) и музей. B целях подготовки кадров для Башкирского правительства было учреждено два­дцать стипендий, десять из которых должны были быть использованы для обучающихся за пределами России. Было решено в будущем прово­дить день торжества территориально-национальной автономии Башкур­дистана.

Следующая резолюция касается национально-государственного уст­ройства тюркских народов России.

Было принято решение по возможности создать Туркестанскую, Башкурдистанскую и Казахстанскую области и объединить их в один союз с одним правительством, которое состояло бы в союзе с другими правительствами России.

B целях удовлетворения экономических интересов тюрок Южной и Средней Азии был поставлен вопрос строительства железной дороги в Туркестане через северный Иран. Южная часть Каспийского моря должна была остаться в совместном владении стран Туркестана, Азер­байджана и Туркмении.

Для мусульман Северного Кавказа и Дагестана предусматривалось создание отдельной области, состоящей из мелких штатов. Было выдви­нуто требование предоставить автономию Крыму.

Областной съезд считал, что гарантированное развитие националь­ной культуры, науки, государственности и использование земли, а также других природных ресурсов во благо коренного народа возможно только при условии «твердого включения в международные законы» вышепере­численных прав наций и народностей.

Съезд рассмотрел и вопросы управления Башкурдистаном. Област­ным съездом к ведению Башкурдистана были отнесены следующие функции: сохранение общественной безопасности; сбор и расходование прямых (земских и окладных) налогов; суд; распоряжение вооруженны­ми силами, землею, недрами, водами и т. д. и охрана их; народное обра­зование; содержание милиции; народное продовольствие, кооперация и мелкие кредиты. B ведении общероссийских правительственных учре­ждений областной съезд оставил «продовольствие войска и их семей, почту, телеграф, железные дороги, банки, вексельные дела и косвенные долги».

Был образован Предпарламент Башкурдистана в количестве 22 чле­нов. Предпарламенту предоставлялось право назначать министров. Так­же было учреждено и Правительство со следующими отделами: 1) внут­ренних дел, 2) военный, 3) финансовый, 4) экономический, 5) народного образования, 6) юстиции, 7) земледелия. B целях охраны общественного порядка создавалась милиция.

B отдельном постановлении было объявлено отделение религии от государства и равноправие всех религий. Было признано, что Духовное управление, будучи автономным, по своей линии имеет право открывать духовные и другие духовно-культурные и просветительские учреждения (мектебы, медресе, библиотеки и пр.).

B связи с разделением территории Башкортостана на кантоны, на ку­рултае было принято Положение о кантональном управлении.

Кантональное управление образовывалось кантональным съездом. Оно состояло из кантональной думы и кантональной управы. Первая кантональная дума впредь до ее избрания по особому избирательному закону состояла из уездных земских гласных данного кантона и из пред­ставителей районных башкирских советов - тубак-шуро числом по од­ному представителю из каждого совета.

Члены кантональной думы избирали одного председателя думы и не менее двух членов управы. Председателя кантональной управы выбирал кантональный съезд.

Волостное и местное самоуправление сохранялось. Уездные земские учреждения подлежали упразднению. Кантональные учреждения отве­чали за социально-экономическое и культурное развитие подведомст­венной им территории. Кантональной думе было предоставлено право составлять и издавать обязательные для местного населения постанов­ления.

Большой интерес представляет принятая съездом резолюция по зе­мельному вопросу. Было объявлено, что «все земли, разграниченные Ку­рултаем автономной Башкирии, являются неотъемлемой собственностью всего трудового народа Башкирии и в частную собственность отдаваемы не могут». Сохранялось мелкообщинное землевладение. Bce земли, ото­бранные у башкир при царском правительстве или проданные за ни­чтожную плату со всеми лесами, недрами, горными и рыболовными бо­гатствами, подлежали переходу в распоряжение Управления земледелия Правительства Башкирии и распределению между трудовым населением Башкирии без различия пола, возраста, национальности и религии. Также в распоряжение Управления земледелия были переданы все заводы, фаб­рики и иные предприятия, доходы от хозяйственной деятельности кото­рых должны были поступить в общенародный фонд Башкирии. Bce зе­мельные сделки, совершенные между башкирами и частными лицами, акционерными и отдельными обществами путем нарушения прав башкир и обмана, были объявлены недействительными и подлежали отмене.

Правом получения земли пользовались коренные жители и припу- щенники, проживающие в пределах Башкирии до 27 февраля 1917 года, без различия пола, возраста, религии и национальности.

Заслуживает особого внимания резолюция, касающаяся вопросов по­селения на территории Башкирии и выселения из ее пределов. Поскольку вокруг решения этой проблемы Башкирским правительством в историче­ской литературе имеется очень много противоречивых суждений, счита­ем необходимым привести здесь некоторые выдержки данной резолю­ции, чтобы читатель сам мог ознакомиться с первоисточником.

B ней говорится: «Завоевание башкирским народом своих прав на политическое существование в том и должно заключаться, что он отныне не будет служить игрушкой в руках беззастенчивых политико-эконо­мических авантюр, а наоборот, сделавшись полным хозяином своей соб­ственной родной земли, кормившей и поившей его предков с незапамят­ных времен, свободно разовьется в культурно-экономическом отноше­нии, сохранит без всякого вмешательства извне духовную ценность, возьмет свои дела в свои руки и прекратит поселения в Башкирии опас­ных для его существования элементов.

B этом направлении он имеет полное право и должен бороться со всеми пагубными последствиями всех прозелитических мер и законопо­ложений старого правительства, какие особенно усиленно применялись в Башкирии после 20 апреля 1898 года».

Исходя из вышеизложенного, областной съезд по вопросам о поселе­нии на башкирской территории и о выселении из ее пределов постановил следующее:

1. Правом поселения на башкирской территории пользуются только башкиры и другие мусульмане тюркского племени, оставшиеся вне пре­делов автономной Башкирии.

2. Башкирам и другим мусульманам, желающим поселиться в преде­лах Башкирии, должны быть даны Правительством Башкирии субсидии и необходимые материалы для обзаведения хозяйством на новом месте жительства.

3. Bce переселенцы, населившие Башкирию после 20 апреля 1898 го­да путем принудительного отчуждения им земли, как результат разных хищнических законоположений и распоряжений царского правительст­ва, должны обмениваться землями с теми из башкир и мусульман, ко­торые остались вне пределов Башкирии и которые пожелают поселить­ся в ней.

4. Первыми обмену подвергаются переселенцы, поселившиеся в Башкирии по законам 9 ноября 1906 года, 14 июня 1910 года, 29 мая 1911 года.

5. Земли, находящиеся в пользовании переселенцев, насильственно захвативших наделы башкир, пользуясь покровительством старого пра­вительства, передаются прежним владельцам - башкирам.

Была принята отдельная резолюция, направленная на охрану лесов и упорядочение использования лесных ресурсов в интересах местного населения.

B этих целях были учреждены Главный лесной отдел при Управле­нии земледелия и кантональные лесные отделы, в ведение которых были переданы все лесные дела существующих казенных лесных учреждений.

Также были приняты решения о взятии Караван-Сарая в распоряже­ние Правительства Башкурдистана, о командировании представителей в уезды для ознакомления населения с автономией и организацией канто­нальных советов, о возврате Правительству Башкурдистана имущества, капиталов и зданий, насильственно отобранных у башкир и тептярей.

Ha съезде обсуждались также разногласия с Оренбургским мусуль­манским военным комитетом, который, выражая интересы татарских социал-демократов, стоял на унитаристских позициях переустройства России и выступал против территориальной автономии Башкурдистана. По данному вопросу было принято отдельное постановление.

После Всебашкирского учредительного съезда Правительство Баш­курдистана располагалось в Оренбурге в башкирском архитектурном комплексе Караван-Сарай и активно занималось реализацией принятых съездом решений. B тот период город Оренбург находился под властью Советов. Лидеры башкирского национального движения и Правительст­ва Башкурдистана, как свидетельствуют документы, пытались дистанци­роваться от наметившегося раскола среди русских на красных и белых. K примеру, в фармане (указе) № 2 они писали: «...мы не белые и красные, мы башкиры, и наша задача строить свою республику». Тем не менее на основании постановления Военно-революционного комитета мусульман от 3 февраля 1918 года, утвержденного впоследствии Оренбургским во­енно-революционным комитетом, в ночь на 4 февраля 1918 года лидеры башкирского национального движения были арестованы как участники

436

контрреволюции .

06 остроте борьбы между федералистами и унитаристами Заки- Валиди Тоган писал следующее:

«3 апреля мы были арестованы.

Солдаты, взявшие нас под стражу... предъявили фальшивую бумагу, якобы выданную местной Советской властью, начальник тюрьмы отве­тил, что никакого приказа о нашем аресте он не получал, поэтому может принять нас только временно... Позже мы узнали, на чем был основан этот произвол: “Разрешено заключить в советскую тюрьму башкир, ape- стованных Оренбургским мусульманским военным комитетом”, - это решение Оренбургский губернский Совет опубликовал 4 февраля (по новому стилю 18 февраля) в газете “Известия”». Причину ареста сооб­щил A.-3. Тогану его бывший шакирд (студент) в Казани - Мухамет Та­гиров. Он был направлен в Башкортостан Казанским мусульманским шуро «для содействия Оренбургскому Совету в деле разложения баш­кирского движения и правительства». «Co слезами раскаяния на глазах, - писал A.-3. Валидов, - он рассказал мне следующее: “Учитель, мы вас арестовали только для того, чтобы напугать вас и заставить отказаться от идеи самостоятельности башкир”»[299].

B 1926 году Башкирский обком партии, разрабатывая тезисы «Ха­рактеристика башкирского движения», признал ошибочным действия губернских органов Советской власти по аресту лидеров башкирского движения. «В тот момент перед нами прежде всего стояла задача: иметь как можно меньшее количество противников. За Башкирским же прави­тельством в тот период были значительные силы башкирского на-

438

рода» .

^-67. Иные проекты национально-государственного устройства башкир. B связи с арестом всех членов бывшего Башкирского областно­го совета вечером 4 февраля 1918 года состоялось совещание в Оренбур­ге представителей башкирского народа. Ha базе башкирской молодежной демократической организации «Тулкын», созданной 18 декабря 1917 го­да в г. Оренбурге частью делегатов 3-го башкирского курултая, был сформирован Временный революционный Совет Башкортостана (ВРСБ). Это обстоятельство не могло не отражаться на характере деятельности ВРСБ.

Так, в протоколе Учредительного собрания было отмечено, что «цель ВРСБ заключается в том, чтобы продолжить работу бывшего Областного башкирского совета, как касающуюся чисто национальных вопросов башкирского народа»43 '.

Первоначально ВРСБ был признан Оренбургским губернским воен­но-революционным комитетом и Мусульманским военно-револю­ционным комитетом. Ha первом заседании были приняты решения по вопросам:

1) выяснения причины ареста членов Областного совета;

2) возврата ВРСБ собранных от башкирского народа денег в сумме 217 тыс. рублей, которые были конфискованы Революционным комите­том при аресте членов Башкирского правительства;

3) недопущения к работе ВРСБ ни «одного человека из Мусульман­ского военно-революционного комитета, который не признает башкир­ский народ и всеми силами пытается препятствовать его национальным

440

чаяниям» ;

4) организации военно-революционных Советов на местах;

5) организации в Башкортостане земельных комитетов.

Было также решено направить Бахтигарея Шафиева в Петроград в качестве уполномоченного и председателя делегации для утвержде­ния автономии Башкортостана. Об этом была передана телеграмма в CHK РСФСР[300]. Решения 3-го Областного курултая (от 8-20 декабря 1917 года), не противоречащие интересам Советской власти, были ос­тавлены в силе.

1 марта 1918 года на страницах газеты «Башкортостан», которая яв­лялась органом ВРСБ, были опубликованы воззвания ВРСБ «К народу Башкортостана» и «К мусульманской интеллигенции и молодежи, борющейся за автономию Башкирии». B них была поставлена задача осу­ществления провозглашенной автономии на основе Советов. B редак­ционной статье газеты «Башкортостан» подчеркивалось, что «самая большая обязанность ВРСБ, продолжая начатое дело в соответствии с требованиями демократии, передать его в руки всеобщего, полного и демократического, действительно народного съезда. После этого Совет

e 442

сложит с себя все полномочия» .

B конце марта 1918 года ВРСБ был пересмотрен выработанный 3-м Областным съездом проект Положения территориальной автономии Башкурдистана. Политико-правовое положение Башкурдистана в составе федеративной России и взаимоотношения Башкурдистана с союзной вла­стью, а также полномочия последней были оставлены без каких-либо изменений. Проект был отредактирован только в части организации го­сударственной власти внутри Башкурдистана. Внешним органом цен­тральной власти должен был являться съезд Советов Башкурдистана, который для организации и постоянного руководства и надзора за ходом дел избирал Главный совет депутатов. K обязанностям Главного совета депутатов относились:

1) окончательная выработка законов Башкурдистана;

2) приглашение и наем руководителей отделов;

3) созыв съезда Советов Башкурдистана.

K ведению высших органов власти Башкурдистана были отнесены: общественная безопасность; сбор и расходование прямых (земских и т. д.) налогов; суд; вооруженные силы Башкурдистана; распоряжение капиталами, землей, недрами, лесами, водами и т. д., охрана их; народное образование; содержание милиции; народное продовольствие, коопера­ция, мелкие кредиты.

Ha местах взамен уездных и губернских земств учреждались канто­нальные, волостные, сельские Советы депутатов с исполнительными ко­митетами. Руководством для организации кантональных Советов и ис­полкомов временно служило Положение о кантональном управлении, принятое 3-м Областным съездом. B газете «Башкортостан» 17 марта 1918 года была опубликована «Инструкция об организации Советов ра­бочих, крестьянских и солдатских депутатов по территории автономного Башкортостана»[301]. Она была разработана в соответствии с инструкцией, подготовленной в Петрограде для инструкторов по организации Совет­ской власти на местах с учетом особенностей организации местной вла­сти в Башкортостане.

Вопрос о границах автономного Башкурдистана ВРСБ не считался окончательно исчерпанным. Он допускал возможность частичного изме­нения границ в ту или другую сторону с учетом волеизъявления местно­го населения.

ВРСБ принимались меры по организации красных вооруженных сил для защиты советского строя. B г. Оренбурге им был создан башкирский красногвардейский отряд. Мелкие отряды по 10-15 человек создавались также на местах. По сведениям Б. X. Юлдашбаева, общая численность башкирских красногвардейцев достигала тогда во всей восточной Баш­кирии 1 000 человек[302].

Отношение башкир к Советской власти было выражено 26 февраля (по старому стилю) на собрании двухсот башкир - участников Оренбург­ского крестьянского съезда. Там было принято следующее решение: «При условии ненанесения ущерба священному стремлению к башкир­ской территориальной автономии, объявляем, что башкиры будут идти рука об руку с Советами»445.

17 января 1918 года был образован мусульманский (татаро­башкирский) комиссариат в Наркомнаце РСФСР в составе татарских революционеров Мулланура Вахитова, Галимзяна Ибрагимова и баш­кира Шарифа Манатова. Ими было подготовлено Положение о Татаро­Башкирской Советской республике, которое было утверждено 22 марта Наркомнацем. Это обстоятельство обострило конфликт между ВРСБ и Мусульманским военно-революционным комитетом, которые нахо­дились в оппозиции друг к другу. Отрицательно относившийся к терри­ториальной автономии Башкурдистана Мусульманский военно-рево­люционный комитет поддержал проект Татаро-Башкирской Советской республики. Оба комитета были распущены Оренбургским губиспол- комом, выступающим за единую неделимую Россию без всяких авто­номий.

ВРСБ не подчинился решению Оренбургского губисполкома и в на­чале апреля 1918 года переехал в г. Стерлитамак, где вскоре прекратил свое существование[303]^

3 UC 20 ноября 1917 года по 11 января 1918 года в г. Уфе проходило Национальное собрание (Милли меджлис) мусульман тюрко-татар, где в основном были представлены местная буржуазия, духовенство, дво­рянство и офицеры. 16 ноября 1917 года, то есть в день объявления авто­номии Башкортостана, Национальное собрание приняло постановление о создании автономного Урало-Волжского штата (УВШ). B состав этой автономной области должны были войти: вся Казанская губерния, вся Уфимская губерния, западная часть Оренбургской губернии, населенная тюрко-татарами и прилегающая к Уфимской и Самарской губерниям, южная часть Пермской губернии, населенная тюрко-татарами, часть Вятской губернии, прилегающая к Уфимской и Казанской губерниям, населенная тюрко-татарами и черемисами, часть Симбирской губернии, населенная тюрко-татарами и прилегающая к Казанской губернии, а также часть Самарской губернии, населенная тюрко-татарами и приле­гающая к Казанской и Уфимской губерниям.

Урало-Волжский штат, представляя по форме своего правления де­мократическую республику, вместе с другими штатами должен был со­ставить Российскую Федеративную Республику[304].

Тут же была учреждена Коллегия по осуществлению проекта образо­вания Урало-Волжского штата (КУВШ). Однако, несмотря на решение Национального собрания о создании УВШ как парламентской республи­ки, КУВШ решила, что власть в штате должна быть организована на советской платформе[305]. Более того, КУВШ постановила в марте 1918года включить в состав автономного УВШ всю Башкирию. Эти действия КУВШ вызвали протест и со стороны руководства Националь­ного собрания мусульман, и со стороны Временного революционного Совета Башкортостана.

Как известно, члены Башкирского правительства находились в Орен­бургской тюрьме по доносу Мусульманского временного революционно­го комитета, выступающего против автономии Башкортостана. ВРСБ был дан нижеследующий ответ:

«Защищая башкирскую автономию, объявленную Всебашкирским курултаем (8-20 декабря 1917 года), и границы Башкирии, определенные на этом же съезде, Революционный совет Башкортостана всеми силами протестует против постановления самочинно организовавшейся колле­гии Идель-Уральского штата.

Коллегия, действуя против самоопределения наций и игнорируя про­тест башкирской фракции на II (мусульманском) съезде, также принуди­тельно включает в Идель-Уральский штат территорию автономной Баш­кирии.

Революционный совет автономного Башкортостана, признавая Со­ветскую власть и, вместе с тем, отстаивая точку зрения самоопределения наций, всеми силами протестует против насильственного включения территории Башкортостана в состав Идель-Уральского inraTa>>j49.

Эти постановления доводятся до Совета Народных Комиссаров и гу­бернских Советов Оренбурга, Уфы и Казани^Идея Татаро-Башкирской Советской республики была поддержана центром, и 22 марта 1918 года издается Декрет Наркомнаца РСФСР «О Татаро-Башкирской республи-

450 ух - ~

ке» . Декрет подписали: народный комиссар по делам национальностей

И. Джугашвили-Сталин, комиссар по делам мусульман Средней России Мулланур Вахитов, члены комиссариата Манатов, Ибрагимов. Назван­ный документ территорию Южного Урала и Среднего Поволжья объяв­лял Татаро-Башкирской Советской Республикой Российской Советской Федерации.

При определении границ в основу должен был быть положен проект, разработанный башкирскими и татарскими революционными организа­циями (вся Уфимская губерния, башкирская часть Оренбургской губер­нии, Казанской губернии, за исключением чувашско-черемисской части, и прилегающие мусульманские части Пермской, Вятской, Симбирской и Самарской губерний). Окончательное установление границ республики было предоставлено учредительному съезду Советов этой республики.

Политическое и экономическое взаимоотношение западной части республики и Башкортостана подлежало определению учредительным съездом Советов Татаро-Башкирской республики.

Организация комиссии по созыву учредительного съезда Советов была поручена Комиссариату по делам мусульман Средней России.

Однако принципиальная позиция Башкирского правительства и ли­дера башкирского национального движения A.-3. Валидова, активно бо­ровшихся за признание уже существующей Башкирской республики, не дала возможность реализовать идею Татаро-Башкирской республики. Даже после подписания Соглашения об образовании БСР татаро-башки- ристы вели довольно мощную работу против государственности баш­кирского народа, ратуя за создание Татаро-Башкирской республики. Как мы уже отметили выше, по этому поводу Башревком вынужден был об­ратиться в Наркомнац РСФСР. Положение о Татаро-Башкирской респуб­лике было отменено по ходатайствам Башревкома решением Политбюро ЦК РКП(б) от 13 декабря 1919 года[306].

68. Деятельность Башкирского правительства по обеспечению автономии Башкурдистана. B ночь с 3 на 4 апреля 1918 года члены Башкирского правительства были освобождены из тюрьмы во время со­вместного налета башкир и оренбургских казаков.

8 апреля 1918 года состоялась встреча членов Башкирского прави­тельства, в частности 3. Валидова, с представителем Уфимского губерн­ского комиссариата, который вручил письмо Сталина с приглашением 3. Валидова в Москву.

Однако, как пишет в своих воспоминаниях 3. Валидов, «в конце кон­цов мы уяснили для себя, что политика Советов лжива, коварна»[307]. По­этому 3. Валидов и его единомышленники, возглавив борьбу башкирско­го народа, с оружием в руках решили добиваться автономии для Башкор­тостана. Решение башкирских лидеров было поддержано деятелями казахского национального движения на встрече, состоявшейся 20 мая 1918 года[308].

27 мая произошло восстание чехословацкого корпуса, который за­хватил железную дорогу между Челябинском и Омском. 29 мая в Челя­бинске состоялась встреча 3. Валидова с руководителями чехословацкого мятежа, которые обещали помочь оружием для формирования башкир­ских войск.

1 июня в некоторых башкирских волостях Челябинской губернии OT имени Башкирского правительства была объявлена мобилизация, а 7 ию­ня был издан отдельный фарман о воссоздании Башкирского националь­ного правительства и принято обращение к башкирскому народу[309]. Об­ращение заканчивалось словами: «Вставай, башкир, поднимись, мусуль­манин!»[310]. K осени 1918 года был организован башкирский корпус, ко­торый состоял из 7 тыс. воинов. Кроме того, на местах организовывались особые башкирские отряды. Для координации их действий при Военном

Совете Башкирского правительства был образован особый отдел добро­вольческих отрядов436. Главной задачей этих отрядов являлась защита жителей башкирских селений «от нападения красноармейцев»[311]. B июле 1918 года была организована башкирская милиция, которую возглавил А. Биишев.

Башкирским правительством были заключены договоры о признании автономного Башкортостана и оказании помощи башкирскому войску вооружением, снаряжением с Временным сибирским правительством, с Комитетом учредительного собрания (Комуч), возникшим в июне 1918 года в Самаре, и руководством чехословацкого корпуса.

Имелись определенные связи с Оренбургским войсковым правитель-

458

ством во главе с монархически настроенным атаманом Дутовым .

Башкирское правительство считало, что только Учредительное соб­рание может гарантировать строительство демократической России на федеративных началах. Поэтому Самарский комитет, состоящий в ос­новном из социал-революционеров, оно воспринимало в качестве прави­тельства всей России. Член Башкирского правительства Муллаян Хали- ков был направлен в Самару в качестве государственного посланника[312]. B октябре 1918 года Башкирское правительство представило Комучу до­кумент о «Федерации Башкирии». B этом документе подчеркивалось, что Башкирия желает получить автономию и не стремится «к отделению от России»[313]. 1 1 ноября 1918 года он был рассмотрен и одобрен Советом управляющих ведомствами Уфимской директории[314], которая была соз­дана 23 сентября 1918 года на государственном совещании, созванном по инициативе Комуча в Уфе с целью объединения всех существовавших на востоке России белогвардейских правительств.

Директория состояла из пяти человек и имела статус Временного

- 462

всероссииского правительства .

B августе 1918 года Башкирское правительство переехало в Орен­бург, занималось вопросами государственного строительства, установило контакты с Казахским правительством и Революционным правительст­вом Бухары. По предложению Башкирского правительства в Уральском регионе было организовано представительство Хивинского ханства. Бы­ли открыты учительские школы, курсы медсестер, работников телеграфа и телефона, военная школа и военные курсы[315].

Возобновил свою работу Ксе-курултай (предпарламент), избранный 3-м Всебашкирским съездом (курултаем) в декабре 1917 года. 20 сентяб­ря 1918 года им были приняты «Правила к устранению земельных недо­разумений». B них указывалось, что если на частновладельческой земле посев был произведен другим лицом «с разрешения Советской власти или захватным образом», то разрешалось убирать урожай посевщику только при уплате арендной суммы за землю. B Правилах указывалось, что «разобранный у владельцев живой и мертвый инвентарь... подлежит возврату владельцу»[316]. Правила были введены в действие обязательным постановлением № 1. Через некоторое время было принято обязательное постановление № 2, которое также было направлено на регулирование земельных вопросов. Оно обязывало всех землевладельцев и арендаторов представить кантонным и юртовым правлениям сведения о том, какое количество земли имеется в их распоряжении и сколько могут посеять. Постановление запрещало башкирским сельским обществам сдавать землю в аренду и вменяло членам общества в обязанность самим засе­вать свои земли, а юртовым и кантонным земельным отделам предлага­лось устанавливать, какую площадь должны засевать члены общества[317]. Ксе-курултаем был принят закон, касающийся вопросов лесного управ-

466

ления .

Башкирскому правительству фактически приходилось бороться на двух фронтах. Если башкирские войска с оружием против Советской власти отстаивали автономию Башкортостана, то Башкирскому прави­тельству приходилось бороться против шовинистических и великодер­жавных устремлений Временного сибирского правительства. Так, во время работы Уфимского государственного совещания от председателя Совета Министров Сибирского правительства П. Вологодского поступи­ла телеграмма, в которой предлагалось его делегации «не признавать правительства Алаш-Орды, Башкирии... им - только культурную авто­номию, казачьим правительствам - только хозяйственное самоуправ-

467

ление» .

18 ноября 1918 года под флагом восстановления «Единой Великой России» адмирал Колчак провозгласил себя Верховным правителем го­сударства Российского. Bce органы демократического характера: Дирек­тория, Екатеринбургский съезд членов Всероссийского Учредительного собрания, Уфимский Совет управляющих ведомствами, который пред­ставлял Самарское правительство, - были разогнаны.

69. Политико-правовые предпосылки перехода Башкирского правительства на сторону Советской власти. 21 ноября 1918 года колчаковское правительство издало распоряжение о ликвидации Баш­кирского и Казахского правительств, реформировании башкирско-

468

казахского военного корпуса .

B таких условиях Башкирское правительство вынуждено было при­нять решение о переходе на сторону Советской власти, которая в «Дек­ларации прав народов России» от 2 ноября 1917 года, обращении Совета Народных Комиссаров «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока» от 20 ноября 1917 года и «Декларации прав трудящихся и экс­плуатируемого народа», принятой III Всероссийским съездом Советов, декларировала «право народов России на свободное самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства»[318]. Обращаясь к мусульманам, Советское правительство уверяло, что «от­ныне ваши верования и обычаи, ваши национальные и культурные учре­ждения объявляются свободными и неприкосновенными.. .»[319]".

B постановлении III Всероссийского съезда Советов об основных положениях Конституции РСФСР было определено: «Способ участия советских республик, отдельных областей в федеральном правительстве, областей, отличающихся особым бытом и национальным составом, рав­но как разграничение сферы деятельности федеральных и областных учреждений Российской республики, определяется немедленно по обра­зовании Советских республик Всероссийским Центральным Исполни­тельным Комитетом и центральными исполнительными комитетами этих республик[320]. B нем также отмечалось, что «на центральную власть воз­лагается проведение мероприятий, осуществимых лишь в общегосудар­ственном масштабе, и она будет гарантировать права субъектов федера­ции»[321]. K тому времени большевистское правительство признало неза­висимость Эстонии, Латвии, Литвы, что, конечно, не могло не сказаться на решении лидеров башкирского национального движения о переходе на сторону Советской власти.

21 ноября 1918 года правительство Башкортостана рассмотрело во­прос об условиях перехода на сторону Советской власти'73. B тот период

башкирские войска держали фронт от Уфы до Оренбурга на протяжении 400 верст. Положение Красной Армии на Восточном фронте было ис­ключительно тяжелым. B связи с этим Башкирское правительство посчи­тало необходимым немедленно начать переговоры с Советами[322]. Для тгих целей 15 декабря в органы Советов Уфы с проектом соглашения был направлен член Башкирского правительства Муллаян Халиков. Ус­ловия проекта соглашения предусматривали полную самостоятельность Башкортостана во внутренних и экономических делах, подчинение баш­кирских войск советскому командованию с самостоятельным определе­нием всей внутренней жизни. Строительство коммунизма в республике было не обязательно. Правительство РСФСР должно было признать Башкирскую Советскую Республику в составе РСФСР[323].

Процесс подготовки заключения соглашения можно разделить на следующие этапы. Первый из них составляют переговоры представителя Башкирского правительства с Уфимским губревкомом. Они состоялись 30 января 1919 года. B ходе переговоров представитель Башкортостана выдвинул следующие условия:

1) признать башкирскую автономию;

2) предоставить устройство внутреннего управления Башкирии са­мим башкирам и дать охрану внутреннего порядка башкирским отрядам;

3) оказать помощь в формировании регулярного башкирского войска в количестве одного корпуса до 60 000 войска, которое в случае согла­шения будет наступать против Колчака; оказать соответствующую по­мощь в формировании войска киргизам и Туркестану; обеспечить войско всем необходимым;

4) не применять репрессии к тем башкирским деятелям, которые в прошлом действовали против большевиков;

5) прекратить переселение в Башкирию, кроме тюрко-татар;

6) продлить фронт до Челябинска, Троицка, «дабы восточная часть Башкирии не страдала в руках сибирских реакционеров».

После обмена мнениями и некоторых разъяснений М. Халикова на эти условия члены Ревкома ответили нижеследующим:

«1. Стоя на принципе образования советских национальных респуб­лик, мы считаем, что этот вопрос должен быть разрешен на съезде Сове­тов рабочих и крестьянских депутатов.

2. Свое отношение к народностям, входящим в состав бывшей Рос­сийской империи, Советская Россия проводит не на словах, а на деле (пример: республики Эстонская, Латвийская, Литовская, Белорусская). Последовательно развивая свой взгляд, ,Советская Россия с тюрко­татарскими представителями еще в прошлом году намерена была созвать в Уфе съезд по вопросам образования Татарской, Башкирской[324] и т. д. республик. Чехословацкий мятеж и организация белогвардейских банд буржуазными элементами Востока России, в том числе и башкирской буржуазией, отодвинули решение национального вопроса на значитель­ный период времени.

3. Башкирское правительство в том виде, как оно сейчас существует, скорее это есть национальная партия, не могущая претендовать на роль выразительницы интересов трудового башкирского населения; сейчас эта партия готова на определенных условиях признать Советскую власть. Эти условия - признание национальной автономии - благоприятно раз­решаются в первом пункте нашего ответа.

Ввиду отсутствия у делегата точных полномочий и инструкций для ведения переговоров необходимы более определенные мандаты башкир­ских делегатов. Настоящее заседание не носит характера даже неофици­альных предварительных переговоров, является лишь выяснением отно­шения Советской России к национальному вопросу.

По вопросу, возбужденному гр. Халиковым, - о возможности бес­препятственно пробраться через фронт - постановлено снестись с пред­ставителями военной власти»177.

Центральная Советская власть на сообщение Уфимского губревкома о переговорах реагировала телеграммой за подписями Ленина и Сталина следующего содержания: «Предлагаем не отталкивать Халикова, согла­ситься на амнистию при условии создания единого фронта с башкирски­ми полками против Колчака. Co стороны Советской власти гарантия на­циональной свободы башкир полная. Конечно, необходимо наряду с этим строжайше отсечь контрреволюционные элементы башкирского населения и добиться фактического контроля за пролетарской надежно­стью башкирских войск»[325].

B результате первого тура переговоров было достигнуто благожела­тельное отношение Центрального Советского правительства к идее баш­кирской автономии.

Результаты переговоров 8 февраля 1919 года были заслушаны прави­тельством Башкортостана с приглашением представителей башкирского военного корпуса, состоящего из пяти стрелковых и двух кавалерийских полков. B результате переговоров было принято следующее постанов­ление:

«а) Башкирское правительство и башкирское революционное войско обязуются: 1) немедленно по установлении данного договора прекратить военные действия против Советской власти и начать борьбу как с poc- сийской контрреволюцией, так и с мировым империализмом; 2) неук­лонно проводить в пределах Башкирии социалистическую советскую форму правления согласно Конституции Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, принятой V съездом Советов на заседании 10 июля 1918 года;

б) Российская Советская Социалистическая Федеративная Респуб­лика в лице руководящих центральных органов ее обязуется: 1) немед­ленно, не дожидаясь созыва Всероссийского съезда Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, признать Башкирскую Совет­скую Республику в пределах Малой Башкирии, входящую в состав Рос­сийской Социалистической Федеративной Советской Республики в тех границах и в том административном делении, каковые определены ст. ст. 1, 2, 3, 4, 5, 6 положения об автономном управлении Башкирии;

2) оказать всемерную финансовую поддержку Башкирской Советской Республике; 3) немедленно снабдить башкирское революционное вой­ско - корпус, который должен быть доведен до полного состава, всем ему необходимым для борьбы с контрреволюцией, на общих основани­ях с Красной Армией; 4) охрану революционного порядка и спокойст­вия в Башкирской Советской Республике поручить башкирским рево­люционным войскам.

Для окончательных переговоров с местными руководящими и цен­тральными органами Советской власти, Башкирское правительство и башкирское революционное войско делегируют в Советскую Россию следующих лиц, снабдив их мандатами: 1) Мстислава Кулаева, 2) члена Башкирского областного совета Мулладжана Халикова, 3) адъютанта командира башкирского войска Бикбавова, 4) члена Башкирского обла­стного совета Хайретдина Сагитова и 5) солдата 4-го башкирского полка Георгия Карангачева.

Из указанных лиц М. Кулаев и М. Халиков делегируются и в г. Мо­скву для переговоров с центральной Советской властью»[326].

Второй тур переговоров берет свой отчет с заседания Башкирского правительства, на котором территория Малой Башкирии была объявле­на составной частью Российской Социалистической Федеративной Советской Республики под названием «Башкирская Советская Респуб­лика». Ha том же заседании постановили: «...представительство Баш­кирии считать окончательно перешедшим на сторону Советской власти. Обратить оружие против врагов революции, свободы и самоопределе­ния национальностей - Колчака, Дутова и всех мировых империали­стов»[327]. Было также решено создать Временный революционный ко­митет из представителей съезда башкирского'революционного войска.

B этот же день был издан приказ командующего башкирскими войска­ми о переходе на сторону Советской власти с 18 февраля 1919 года и было распространено воззвание командования башкирского войска к солдатам-башкирам в связи с их переходом на сторону Красной Армии[328].

19 февраля 1919 года состоялись переговоры представителей прави­тельства РСФСР с делегацией Башкирского правительства в Уфе. B пе­реговорах со стороны Советской власти присутствовали представитель Наркомнаца М. X. Султангалиев, председатель Уфимского ревкома - Б. Нимвицкий, представители Реввоенсовета РСФСР и V армии; от Баш­кирского правительства - председатель правительства М. Кулаев, член Башкирского областного совета М. Халиков и др.

B ходе переговоров Российская сторона поставила условие неоказа­ния башкирскими войсками сопротивления Красной Армии и пропуска ее войск через территорию Башкортостана в целях уничтожения Колчака и Дутова. Башкирская сторона просила оказать Башкирскому правитель­ству материальную и техническую помощь.

Детали Соглашения и окончательного перехода Башкирского прави­тельства на сторону Советской власти решили обсудить в г. Симбирске в Реввоенсовете Восточного фронта и в Москве. 21 февраля 1919 года со­стоялся I Всебашкирский военный съезд в Темясово, где был избран Временный революционный комитет в составе 12 членов и 6 кандидатов. Ревкому была передана вся полнота власти в Башкирской Советской Республике. Созданному органу высшей государственной власти были также поручены организация на местах городских, кантонных, волост­ных, юртовых и аульских Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов и созыв Всебашкирского съезда Советов. 22 февраля 1919 года Башкирское правительство всю полноту власти передало Временному Ревкому. 23 февраля Башревкомом были организованы следующие ко­миссариаты: Комиссариат внутренних дел, Военный комиссариат, Ко­миссариат просвещения, Комиссариат юстиции, Комиссариат финансов, Комиссариат продовольствия, Комиссариат здравоохранения, Комисса­риат земледелия, Совет народного хозяйства, Комиссариат труда, Ко­миссариат национальностей, информационно-агитационно-организа­ционный отдел, распределительный отдел был поручен секретариату. Также было решено при первой возможности организовать Комиссариат социального обеспечения и поручить дело Комиссариата иностранных дел президиуму Башревкома[329].

Следует отметить, что в состав Временного Башревкома были избра­ны почти все члены Башкирского правительства. Видимо, поэтому даль­нейшие переговоры с представителями Советской власти велись от име­ни Башкирского правительства. Так, предварительный договор с пред­ставителями советского командования, заключенный в Реввоенсовете Восточного фронта 27 февраля 1919 года, подписан председателем цен­трального Башкирского правительства Кулаевым, членом Башкирского областного совета Халиковым и Бикбавовым, являющимся адъютантом командующего башкирским войском. Здесь считаем необходимым при­вести полный текст положений предварительного договора между пред­ставителями советского командования и Башкирского правительства, заключенного в Реввоенсовете Восточного фронта (г. Симбирск, 27 фев­раля 1919 года):

«1) башкирскому народу гарантируется автономия при условии, если власть в Башкирской Советской Республике будет организована на осно­ве Советской Конституции, утвержденной V Всероссийским съездом Советов 10 июля 1918 г.;

2) члены существовавшего Башкирского правительства, администра­тивных учреждений и общественных организаций не подлежат репрес­сиям за свою минувшую деятельность с момента подписания настоящего договора;

3) башкирские войска немедленно прекращают военные действия против советских войск и обращают свое оружие против Колчака, Дуто­ва и других врагов Советской России, подчиняясь указаниям советского командования, или же переходят на территорию, занятую войсками Советской России, причем в этом случае впредь до окончательного со­глашения с Центром переходят в тот район, который будет указан ко­мандованием советской армии. Башкирское правительство отдает соот­ветствующий приказ по армии;

4) Башкирское правительство немедленно выпускает воззвание к башкирскому народу и войскам с оповещением о состоявшемся пред­варительном соглашении и с призывом прекратить борьбу против Совет­ской республики;

5) до окончательного соглашения с центральной властью власть Башкирского правительства не распространяется на территорию, зани­маемую советскими войсками;

6) окончательное соглашение должно быть заключено в Москве, куда

Башкирское правительство и высылает своих полномочных представи-

- 483 телеи» .

Подписали предварительный договор: от Революционного военного совета Восточного фронта - Смилга, Гусев, Каменев; QT Башкирского правительства - председатель центрального Башкирского правительства Кулаев, член Башкирского областного совета Халиков, адъютант коман­дующего башкирским войском Бикбавов.

6 марта 1919 года на экстренном заседании Башревкома предвари­тельный договор был утвержден[330].

Важным результатом второго этапа процесса подготовки Соглаше­ния является признание Башкирского правительства Советской властью.

Из Симбирска делегация Башкортостана выехала в Москву, где про­должались переговоры по уточнению границ республики. Речь шла о включении в состав Башкирской республики некоторых волостей из Златоустовского, Стерлитамакского, Троицкого и Уфимского уездов. Ho в связи с тем, что эти районы были заняты Колчаком, решение вопроса было отложено.

5i_70. Соглашение об образовании Башкирской Автономной Совет­ской Социалистической Республики и создание органов управления республики. 16 марта 1919 года вопрос о договоре с Башкирским прави­тельством был рассмотрен на заседании ЦК РКП(б). 17 марта в Нарком- наце РСФСР состоялось подписание «Соглашения Российского рабоче­крестьянского правительства с Башкирским правительством о советской автономии Башкирии». 20 марта 1919 года Совет Народных Комиссаров на своем заседании утвердил текст Соглашения и передал на оконча­тельное утверждение Всероссийскому Центральному Исполнительному Комитету.

Соглашение было утверждено ВЦИК в тот же день. 23 марта текст Соглашения был опубликован в газете «Известия ВЦИК».

Соглашение состояло из 16 пунктов. Пункты 1, 6, 8, 11 и 13 относи­лись к собственно государственному устройству, формированию право­вой системы и обеспечению законности автономного Башкортостана. B пункте 1 говорилось о том, что БАССР образуется в пределах Малой Башкирии, составляет федеративную часть, входящую в состав РСФСР. Пункт 6 закреплял административно-территориальное устройство БАССР, согласно которому территория республики была разделена на кантоны, которые, в свою очередь, состояли из волостей.

Пункт 8 Соглашения носил бланкетный характер и гласил, что «власть в автономной Башкирской Советской Республике организуется на точном основании Советской Конституции, утвержденной V Всерос­сийским Съездом Советов 10-го июля 1918 года»[331].

B связи с этим есть необходимость более детального рассмотрения первой Конституции РСФСР в части, где говорится о государственном строительстве.

Первым конституционным актом, определяющим федеративные от­ношения в РСФСР, явилась «Декларация прав трудящихся и эксплуати­руемого народа», принятая III Всероссийским съездом Советов[332]. Дан­ная Декларация вошла в полном объеме в первый раздел Конституции РСФСР, принятой V Всероссийским съездом Советов. Пункт 8 главы четвертой содержал основные принципы федеративного устройства РСФСР. B нем говорилось, что «III Всероссийский съезд Советов огра­ничивается установлением коренных начал федерации Советских Рес­публик России, предоставляя рабочим и крестьянам, каждой нации при­нять самостоятельное решение на своем собственном полномочном Советском Съезде: желают ли они и на каких основаниях участвовать в федеральном правительстве и в остальных федеральных Советских уч­реждениях»[333]. Глава первая Конституции 1918 года предусматривала принцип добровольности вхождения республик в РСФСР и принцип де­легирования полномочий республик центральным органам Советской власти. Однако данные принципы не нашли развития в последующих главах первой Конституции Советской России. Так, в главе девятой говорилось о предметах ведения Всероссийского съезда Советов и Все­российского Центрального Исполнительного Комитета Советов. K ис­ключительному ведению съезда Советов были отнесены установление, дополнение и изменение основных начал Советской Конституции и ра­тификация мирных договоров. Совместному ведению съезда Советов и ВЦИК подлежали следующие вопросы:

а) утверждение, изменение и дополнение Конституции Российской Социалистической Федеративной Советской Республики;

б) общее руководство всей внешней и внутренней политикой Россий­ской Социалистической Федеративной Республики;

в) установление и изменение границ, а равно отчуждение частей тер­ритории Российской Социалистической Федеративной Советской Рес­публики или принадлежащих ей прав;

r) установление границ и компетенции областных Советских союзов, входящих в состав Российской Социалистической Федеративной Совет­ской Республики, а также разрешение споров между ними;

д) принятие в состав Российской Социалистической Федеративной Советской Республики новых сочленов Советской Республики и утвер­ждение областных объединений;

е) общее административное разделение территории Российской Со­циалистической Федеративной Советской Республики и утверждение областных объединений;

ж) установление и изменение системы мер, весов и денег на терри­тории Российской Социалистической Федеративной Советской Респуб­лики;

з) сношение с иностранными государствами, объявление войны и за­ключение мира;

и) заключение займов, таможенных и торговых договоров, а равно финансовых соглашений;

к) установление основ и общего плана всего народного хозяйства и отдельных его отраслей на территории Российской Социалистической Федеративной Советской Республики;

л) утверждение бюджета Российской Социалистической Федератив­ной Советской Республики;

м) установление общегосударственных налогов и повинностей; н) установление основ организации вооруженных сил Российской Социалистической Федеративной Советской Республики;

о) общегосударственное законодательство, судоустройство и судо­производство, гражданское, уголовное законодательство и пр.;

п) назначение и смещение как отдельных членов Совета Народных Комиссаров, так и всего Совета Народных Комиссаров в целом, а также утверждение Председателя Совета Народных Депутатов;

p) издание общих постановлений о приобретении и утрате прав рос­сийского гражданства и о правах иностранцев на территории респуб­лики;

с) право амнистии, общей и частичной.

Обращает на себя внимание неопределенность и незавершенность положений, где говорится о законодательстве РСФСР. K примеру, к об­щегосударственному законодательству можно было отнести любой зако­нодательный акт, в частности административный, земельный, лесной и т. д. Кроме того, центральные органы Советской власти оставляли за со­бой право решать любые вопросы, которые они считали необходимыми. Так, пункт 50 Конституции гласил, что «сверх перечисленных вопросов ведению Всероссийского съезда Советов и ВЦИК Советов подлежат все вопросы, которые они признают подлежащими их разрешению». Bce эти моменты в конечном итоге привели к грубому вмешательству во внут­ренние дела автономного Башкортостана и нарушению основных усло­вий Соглашения.

Пункты 9 и 10 Соглашения были посвящены организации отдельной Башкирской армии в целях борьбы «как с Российской, так и мировой контрреволюцией». Она была подчинена общему командованию, и управление ею производилось согласно положению о Красной Армии. Полное вооружение и содержание Башкирской армии производилось на общих основаниях с Красной Армией из общероссийского военного фонда.

Согласно пункту 11 внутренняя охрана и порядок в автономной Баш­кирской республике поддерживались вооруженным пролетариатом рес­публики.

Вопросы организации власти в республике были рассмотрены в пункте 13 и 14 Соглашения. Так, в пункте 13 было предусмотрено: «Вся полнота власти в пределах Башкирской Советской Республики переходит к Временному Революционному Башкирскому Комитету. Для созыва съезда образуется смешанная комиссия из пяти лиц, из коих двух делегирует Башкирский Революционный Комитет, двух Цен­тральная Советская власть, пятый же назначается по соглашению сто­рон в комиссии».

Согласно пункту 14 Башкирский Временный Революционный Коми­тет (или ЦИК Башкирской Советской Республики) и Всероссийский ЦИК взаимно делегировали своих представителей (по два) на правах полномочных членов названных учреждений.

Последний, 16-й пункт гласил о том, что «члены Башкирского Пра­вительства, административных учреждений и общественных организа­ций не подлежат репрессиям за свою минувшую деятельность».

B пунктах 5 и 12 рассматривались вопросы хозяйственного строи­тельства. Так, согласно пункту 5 «железные дороги, заводы и рудники на территории Башкирии остаются в непосредственном ведении централь­ной Советской власти, причем при распределении продуктов местной промышленности запросы и нужды Башкирской Советской Республики удовлетворяются в первую очередь».

B пункте 12 говорится о том, что «для организации Советской власти и проведения культурно-просветительных мер в стране РСФСР оказыва­ет всемерную финансовую поддержку автономной Советской Башкир­ской Республике».

12 июля 1919 года было принято постановление Президиума Высше­го Совета Народного Хозяйства, согласно которому при Башкирском Центральном Исполнительном Комитете был образован на общих осно­ваниях Совет Народного Хозяйства с правами Губернского Совета Народного Хозяйства. Bce постановления Высшего Совета Народного Хозяйства в области заготовки сырья, организации и регулирования кус­тарной промышленности были обязательны для Башкирского Совета На­родного Хозяйства.

B области организации местного хозяйства, как то: постройка и ре­монт шоссейных и грунтовых дорог местного значения, постройка зда­ний для удовлетворения местных нужд, а также организация производст­ва чисто местного значения, Башкирский Совет Народного Хозяйства был самостоятелен и все расходы по этим статьям производились из ме­стных средств.

Изъятие заводов, фабрик, рудников и других предприятий, имеющих общегосударственное значение, из ведения Башкирского Совета Народ­ного Хозяйства производилось на общих основаниях с особого каждый раз постановления Президиума Высшего Совета Народного Хозяйства.

При этом те предприятия, относительно которых раньше было принято постановление о передаче их ведения центральным учреждениям, оста­вались в ведении последних.

Постановление от 12 июля 1919 года в последующем было внесено в текст Соглашения.

После заключения Соглашения предстояла ответственная работа по созданию государственного аппарата нового - советского типа, по строительству взаимоотношений с Федеративным центром, уточнению границ республики, восстановлению разрушенного Гражданской войной хозяйства и преодолению последствий голода. Надо было определиться и со столицей Башкортостана. Заключение Соглашения представителями соседних губернских властей и командирами Красной Армии было вос­принято неоднозначно. Действительную ситуацию того периода доста­точно ярко характеризует циркулярное письмо от 3 июня 1919 года Рев- военкома Южной группы Восточного фронта реввоенсоветам 1-й, 4-й и Туркестанской армий об исправлении ошибок, допущенных отдельными должностными лицами 1-й армии в отношении башкирских солдат и на-

488

селения .

B письме говорится, что выяснились факты абсолютного невежества некоторых политических работников и командиров, нежелание считаться с решениями центральной Советской власти, стремление проводить «свою» политику в вопросе государственной важности и возмутительное попустительство разного рода бесчинствам, творимым злостными пре­ступными элементами:

«1. Так, например, не взирая на то, что член (Реввоен)совета Респуб­лики тов. Смирнов (и) председатель Всероссийской мусульманской во­енной коллегии тов. Султангалиев от имени Центра заявили о недопус­тимости разоружения частей башкирского корпуса и необходимости дальнейшей работы тов. Валидова в качестве командующего означенным корпусом, комиссар I армии отстранил тов. Валидова от командования и запретил ему сноситься с частями корпуса, а один из командиров бригад и начдив с ведома и соглашения комиссаров продолжали утверждать о недопустимости национальных формирований и оставления частей кор­пуса при оружии, т. к. Россия должна быть единой без всяких автономий. Некоторые шли дальше и заявляли, что если Центр и приказал бы не ра­зоружать башкирские части, то приказ не был бы выполнен.

2. Увлеченные своими вождями, уверенные в благожелательном отношении Советской власти к башкирам, солдаты корпуса нашими час­тями коварным образом разоружались и как пленные подвергались изде­вательствам, побоям, разувались и раздевались догола. При этом пред­ставителями нашего командования делались наглые заявления, что то, что терпят башкиры, - это только начало того, что они в дальнейшем должны будут вынести. И такие заявления находили подтверждение в дальнейших действиях: за оскорблениями и издевательствами следовали массовые расстрелы солдат-башкир и их вождей, сторонников Советской власти.

3. Отношение к мирному башкирскому населению полно ужаса. Гра­бежи, аресты, расстрелы, изнасилования женщин нашли себе широкое применение. Едва ли не каждая деревня облагалась контрибуцией день­гами и натурой. За невнесение денег расстреливались революционные деятели Башкирии, поэты, художники. У башкирского населения, не за­нимающегося хлебопашеством, отбирался последний хлеб, приобретен­ный ими. Одна из виднейших женщин Башкирии, учительница, была изнасилована в один день 21 красноармейцем и как пленница отдана в распоряжение проходимца.

4. Такое же недоверчивое и подозрительное отношение к башкирам практиковалось и советскими учреждениями. Насаждались «чисто рус­ские» ревкомы из представителей кулацких переселенческих элементов, ранее враждовавших с башкирами и эксплуатировавшими их. Органами власти на местах отпускались огромные средства на борьбу с «белогвар­дейскими бандами» башкир. He наблюдалось стремления достигнуть соглашения с представителями автономного Башкирского правительства, а в передовых статьях официального органа говорилось даже о необхо­димости ареста Башкирского ревкома, впоследствии заключившего со­глашение с Советской властью. Распоряжение Ревсовета Востфронта об отпуске 50 000 пудов муки голодающему населению Башкирии не было исполнено.

Bce конфликты и недоразумения, безусловно могущие возникать, не должны разрешаться без участия уполномоченных представителей Баш­кирского правительства при реввоенсоветах армий и политотделах диви­зий. B борьбе с башкирскими контрреволюционерами ни в коем случае не следует опираться на русское поселенчество, в большинстве зажиточ­ное и живущее эксплуатацией башкир».

Письмо подписано от имени Революционного военного совета Юж­ной группы армий В. Куйбышевым и Новицким[334].

После подписания Соглашения часть башкирских войск была пере­брошена в Петроград для борьбы с Юденичем, а основные полки - на Восточный и Польский фронты. A в это время, несмотря на неурожай и голод в Поволжье, в Уфимской губернии работало 6 продотрядов питер­ских рабочих. По количеству изъятого у населения хлеба Уфимская гу­берния заняла тогда второе место среди всех губерний и областей РСФСР. B 1919 году в Уфимской губернии было заготовлено 15 млн пу­дов хлеба, 25 млн яиц, изъято 36,7 тыс. голов крупного рогатого скота.

B следующем голодном 1920/21 хозяйственном году у населения было отобрано хлеба 10,6 млн пудов, мяса - 535 тыс. пудов, масла - 18 тыс. пудов, яиц - 11 млн штук, меда - 10 тыс. пудов[335].

B целях спасения голодающих и оказания помощи пострадавшему от белых населению Башкортостана, Советское правительство ассигновало аванс на 1919 год в размере 150 млн рублей. Однако, по мнению предсе­дателя Башревкома A.-3. Валидова, эта помощь в большей степени имела пропагандистское значение и не дошла до населения.

Как считают историки, в результате красного террора и голода баш­кирское население в годы Гражданской войны 1918-1921 годов потеряло более полумиллиона человек. Эти последствия до сих пор сказываются на демографической ситуации в Башкортостане.

B связи с захватом территории Башкортостана армией Колчака Баш- ревком с середины мая по 20 августа 1919 года находился в эвакуации в г. Саранске. Там он проводил большую работу по упорядочению взаимо­отношений органов государственной власти и управления и центральных ведомств, формированию башкирских войск и налаживанию хозяйствен­ной жизни на освобожденных от белых территориях Башкортостана. 14мая 1919 года Башревком на своем заседании организовал Совет уполномоченных для работы в освобожденных от белогвардейцев рай­онах Башкортостана[336].

17 мая 1919 года состоялось организационное заседание Башревкома, где все отделы были объединены в семь главных комиссариатов.

Ha этом же заседании в Башревком были кооптированы H. В. Зарец­кий и X. Ю. Юмагулов в качестве представителей ВЦИК. Тогда же было принято обращение в ЦИК РСФСР, в котором была дана характеристика башкирскому национальному движению и выражен протест активному вмешательству центральных ведомств и учреждений во внутренние дела

492

автономии .

28 мая Башревком направил письмо в Центральную мусульманскую военную коллегию (ЦМВК), в котором просил ЦМВК «дать категориче­ский приказ всем своим агентам на местах и представителям в частях со строгим запрещением всякой явной или тайной агитации против Совет­ской Башкирии и башкирской красной армии»[337]. B этом же письме Баш­ревком просил ЦМВК ответить на следующие вопросы:

«1. Признает ли ЦМВК башкирский народ как отдельную от татар самостоятельную нацию?

2. Признает ли ЦМВК “Соглашение Российского Рабоче­крестьянского правительства с Башкирским правительством о башкир­ской советской автономии”... и Башкирскую Советскую Республику и отдельную башкирскую армию?

3. Может ли ЦМВК гарантировать Башкирскую республику и баш­кирскую армию от вредной агитации татарских деятелей на фронте, направленной против Советской Башкирии и создания отдельной баш­кирской армии?»[338].

B начале июня от ЦМВК был получен положительный ответ[339].

30 мая 1919 года Башревкомом было направлено отношение в Совет Народных Комиссаров РСФСР о недопустимости агитации против баш­кирской автономии и необходимости отменить Положение о Татаро­Башкирской республике[340].

Второй этап деятельности Башревкома начинается после его возвра­щения из Саранска в Стерлитамак, с 21 августа 1919 года. Башревком и его органы, в частности Башкирский комиссариат по делам продоволь­ствия (Башкомпрод), известили о начале своей деятельности на террито­рии Башкортостана соседние Оренбургский и Уфимский губревкомы. Башкомпрод запретил вывоз продуктов и сырья с территории Башкорто­стана, были высланы заградительные отряды.

22 августа 1919 года состоялось заседание Башревкома, где рассмат­ривались следующие вопросы:

1) об издании приказа и воззвания к населению о начале работы Башвоенревкома по непосредственному управлению Советской Башки­рией;

2) доклад председателя Башвоенревкома Юмагулова и члена Ревкома Карамышева, командированных в Уфимский губревком для выяснения взаимоотношений;

3) об установлении взаимоотношений со Стерлитамакским рев­комом;

4) об образовании кантонных ревкомов;

5) о Совете уполномоченных;

6) об установлении взаимоотношений с Оренбургским и Пермским губревкомами;

7) об организации на местах милиции и установлении связи.

По всем вопросам были приняты соответствующие решения.

26 августа 1919 года был издан приказ № 1 Башревкома о вступлении его в непосредственное управление Башкирской республикой. Согласно приказу с 26 августа 1919 года Башкирский военно-революционный ко­митет приступил к непосредственному управлению Башкирской Совет­ской Республикой.

Bce граждане и учреждения в пределах Башкирской Советской Рес­публики с этого числа подчинялись непосредственно Башкирскому во­енно-революционному комитету через его соответствующие органы и учреждения (центральные, кантонные, волостные и пр.).

Bce учреждения и служащие в них должны были оставаться на своих местах и продолжать свою работу, исполняя все распоряжения, исходя­щие от Башкирского революционного комитета и его местных органов.

Виновные в приостановлении работ подлежали Военно-рево­люционному трибуналу Башкирской Советской Республики[341].

B августе - сентябре 1919 года Башревком занимался главным обра­зом установлением и уяснением отношений с Уфимским и Оренбург­ским губревкомами. Последние, воспользовавшись эвакуацией Башрев- кома в Саранск, занимались хлебными заготовками (продразверсткой) на территории республики. Башревком пытался вести в отношении кресть­янства самостоятельную политику. Это ясно видно из телеграммы от 20августа 1919 года Уфимского губревкома и Уфимского губкома РКП(б) в ВЦИК с сообщением о действиях Башревкома в области продо­вольственных заготовок. B ней отмечалось, что «большинство Башкир­ского правительства - бывшие левые эсеры», которые проводят «про­грамму социализации земли в противовес советской»49*.

Ha своем заседании президиум Оренбургского губисполкома и губ­кома РКП(б) о националистических действиях Башревкома отмечал: «Из Башкортостана совершенно запрещен ввоз хлеба в Оренбургскую губер­нию... Объявленная Башревкомом свободная торговля тормозит продо­вольственную работу, создает вредную агитацию, над которой они наме­ренно работают».

По этой причине Уфимский и Оренбургский губревкомы отказались передать решение продовольственных вопросов в ведение Башревкома. По данному вопросу с соответствующей телеграммой обратился в ВЦИК и Башревком. B ней он просил «дать категорическое указание: является ли Соглашение Российского Рабоче-Крестьянского правительства с Баш­кирским правительством о советской автономии Башкирии обязатель­ным для всех органов республики как местных, так и центральных, или губернские и уездные власти и даже отдельные представители Центра могут по-своему изменять данное Соглашение?». B ответ Президиум ВЦИК издал распоряжение Башревкому приостановить прием дел и вы­слать в Москву своих представителей для разработки плана организации органов Башкирской республики. Уфимский губревком дважды (30 авгу­ста и 8 сентября) принимал постановление, в котором предлагал «в сроч­ном порядке опубликовать приказ по малой Башкирии на территории Уфимской губ., (действующий) впредь до установления срока и органи­зации местной Советской власти Центром, о безусловном выполнении

населением распоряжений органов и агентов власти Уфимского губрев- 499

кома» .

B свою очередь Башревком отказался опубликовать распоряжение ВЦИК и на своем заседании от 31 августа 1919 года постановил свой приказ № 1 о вступлении в непосредственное управление территорией Башкирской республики не отменять. Там же было решено «издать осо­бое распоряжение в добавление к п. п. 2 и 3 приказа № 1 в том смысле, что приказ этот, до особого распоряжения, не касается продовольствен­ного дела на территории Уфимской губернии, отходящей БССР согласно 500

договору» .

Результатом работы Башревкома является Постановление ВЦИК «О передаче Башкирскому революционному комитету всего аппарата управления и об организации управления на территории Башкирской Советской Республики».

Согласно постановлению Всероссийский Центральный Исполни­тельный Комитет предписывал Оренбургскому, Уфимскому, Пермскому, Екатеринбургскому, Челябинскому и Самарскому губернским комитетам не распространять в дальнейшем свои действия на территории Башкир­ской Советской Республики. При этом весь аппарат управления с его имуществом, не исключая продовольственного, который создан губерн­скими властями на территории Башкирской Советской Республики, оста­вался на своих местах с подчинением его Башкирскому революционному комитету. Вместе с аппаратом управления подлежали передаче личный состав управления, канцелярии и т. п. Для сдачи архивных дел при гу­бернских властях создавались комиссии из представителей Башкирского революционного комитета и губернских властей.

Народный комиссар продовольствия Башкирской Советской Респуб­лики назначался по соглашению Башкирского революционного комитета и Народного комиссариата продовольствия РСФСР и как в области заго­товок, так и распределения проводил общую продовольственную поли­тику РСФСР. Снабжение Башкирской Советской Республики производи-

501

лось непосредственно из центра .

Представители Башкирской республики при Всероссийском Цен­тральном Исполнительном Комитете сносились с Всероссийским Цен­тральным Исполнительным Комитетом, Советом Народных Комиссаров и народными комиссариатами непосредственно.

20 октября 1919 года президиум Башревкома во изменение своего решения от 17 мая 1919 года создал следующие комиссариаты и учреж­дения: а) внутренних дел, б) военный, в) здравоохранения, г) просвеще­ния, д) социального обеспечения, e) почт и телеграфов, ж) финансов,

з) продовольствия, и) государственного контроля, к) труда.

Комиссариат внешних сношений решили не организовывать. При секретариате был создан отдел внешних сношений, который находился

ело

под непосредственным ведением председателя Башвоенревкома ".

Совет народного хозяйства решили именовать «Всебашкирский со­вет народного хозяйства» (ВБСНХ). Комиссариат по национальным де­лам решили не создавать, а был организован при НКВД отдел по нацио­нальным делам.

Для управления делом статистики БСР было создано Центральное управление по делам статистики.

Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, саботажем и преступлениями по должности была организована самостоятельно с не­посредственным подчинением президиуму ревкома и была именована «Башкирская чрезвычайная комиссия...» (БЧК).

C октября 1919 года по январь 1920 года происходила передача орга­нов управления, учреждений и из соседних губерний, на территории ко­торых создавалась Башкирская республика, в ведение Башревкома. По просьбе Башкирского представительства в Москве Президиум ВЦИК уполномочил своего представителя при Башревкоме Артема (Ф. А. Сер­геева) разрешать совместно с Башревкомом спорные вопросы во взаимо­отношениях с соседними губерниями[342].

B дальнейшем события разворачивались следующим образом.

28 апреля председатель Башревкома A.-3. Валидов был вызван в Мо­скву и оставлен там для организации мусульманских воинских формиро­ваний на Украинском фронте. B мае во ВЦИК работала комиссия, кото­рая разрабатывала Положение о внутреннем устройстве Башкирской АССР. A.-3. Валидов приглашался на заседания этой комиссии. Ко­миссией, несмотря на возражения высшего должностного лица БАССР A.-3. Валидова, 19 мая был принят декрет «О государственном устройст­ве БАССР» за подписями Калинина и Ленина, в соответствии с которым:

1) аппарат государственной власти Автономной Советской Башкир­ской Республики складывался согласно Конституции РСФСР из мест­ных Советов депутатов, Центрального исполнительного комитета Баш­кирской республики и Совета народных комиссаров Башкирской рес­публики;

2) для управления делами Автономной Советской Башкирской Рес­публики были учреждены народные комиссариаты: а) внутренних дел с управлением почт и телеграфов, б) юстиции, в) просвещения, г) здраво­охранения, д) социального обеспечения, e) земледелия, ж) продовольст­вия, з) финансов, и) Совет народного хозяйства с отделами труда и путей сообщения, к) рабоче-крестьянской инспекции; иностранные дела и внешняя торговля оставались целиком в ведении центральных органов РСФСР; военными делами ведал Башкирский военный комиссариат, не­посредственно подчиненный ближайшему (Заволжскому) окружному военному комиссариату; борьба с контрреволюцией оставалась в веде­нии республиканских органов Всероссийской чрезвычайной советской комиссии, образуемых Всероссийской чрезвычайной комиссией по со­глашению с Башкирским советом народных комиссаров;

3) в целях сохранения единства финансовой и хозяйственной полити­ки РСФСР по всей территории республики комиссариаты продоволь­ствия, финансов, Совет народного хозяйства с отделами труда и путей сообщения, рабоче-крестьянской инспекции и управление почт и теле­графов при Народном комиссариате внутренних дел оставались в непо­средственном подчинении соответствующих народных комиссариатов РСФСР с обязательством исполнения инструкций и распоряжений по­следних;

4) народные комиссариаты внутренних дел (без управления почт и телеграфов), юстиции, просвещения, здравоохранения, социального обеспечения и земледелия были признаны автономными в своих дейст­виях и ответственными непосредственно перед Башкирским централь­ным исполнительным комитетом;

5) необходимыми финансовыми и техническими средствами Авто­номная Советская Башкирская Республика снабжалась из общих средств РСФСР.

26 августа 1920 года дополнительным постановлением ВЦИК отдел труда Автономной Советской Башкирской Республики был выделен из БашСНХ в самостоятельный Комиссариат труда с непосредственным подчинением народному комиссару труда РСФСР.

Таким образом, данный декрет констатировал форму государствен­ного устройства Башкирской АССР, сходную с формой государственно­го строительства РСФСР, с подчинением ключевых комиссариатов рес­публики общероссийским. Такое положение неоднозначно было при­нято в республике. Так, лидер башкирского национального движения A.-3. Валидов в письме своим единомышленникам писал: «Центр отни­мает все экономические богатства Башкортостана, а также подчиняет себе его политические органы, нам оставляет нечто вроде культурно-на-

w 504

циональнои автономии» .

А.-З. Валидов писал в своих «Воспоминаниях», что его возражения против указанного декрета членами комиссии, готовившей настоящий документ, не были приняты во внимание. Ha его замечание о том, что конструирование внутреннего устройства БАССР непосредственно Цен­тральной Советской властью нарушает Соглашение 1919 года, В. И. Ле­нин ответил: «...наше с вами соглашение - лишь клочок бумаги, кото­рый никого ни к чему не обязывает»[343].

Несогласные с декретом члены Башревкома в середине июня 1920 го­да в знак протеста оставили свои посты и разъехались по республике. 17 июня 1920 года в д. Ново-Усманово прошло совещание, на котором была принята декларация. B ней говорилось: «Ввиду великодержавных русских тенденций, всячески тормозящих развитие нацменьшинств, не­доверия Центра к башкирским коммунистам, башкирские ответственные работники покидают Башкирию...»416. 21 июня 1920 года Башкирский обком РКП(б) на своем экстренном заседании рассмотрел вопрос «О создавшемся в Башкирии безвластии в связи с отъездом почти всех членов правительства, наркомов и ответственных работников»[344], было принято решение создать новый ревком из надежных кандидатов, вы­двинутых Башкирским обкомом РКП(б).

26 июня 1920 года Башкирским обкомом РКП(б) был создан Времен­ный военно-революционный комитет, состав которого был доложен по телефону секретарю ЦК РКП(б) H. H. Крестинскому и утвержден затем Политбюро ЦК РКП(б). По телефону было сообщено, что Политбюро «постановило считать его башкирской властью, преподать ему прежние указания о необходимости строго соблюдать утвержденную ВЦИК Кон-

508

ституцию Башкирии...» . Таким образом, Декрет ВЦИК и CHK РСФСР

«О государственном устройстве БАССР» признавался Центральной Со­ветской властью в качестве Конституции БАССР. Опыт государственно­го строительства в Башкирской ACCP был распространен и на другие советские республики[345]. C образованием Союза CCP в 1924 году анало­гичным же образом были построены взаимоотношения между Союзным центром и союзными республиками. Так, сравнительный анализ декрета «О государственном устройстве БАССР» от 19 мая 1920 года и тех по­ложений Конституции СССР, где речь идет о народных комиссариатах ( оюза CCP и союзных республик (главы 8 и 10 Конституции СССР), по­казывает, что Союзным республикам в области социально-эконо­мической жизни предоставлялись те же права, которые были декретиро­ваны Башкирии ВЦИК РСФСР в мае 1920 года. Согласно статье 52 Кон­ституции CCCP были созданы следующие объединенные комиссариаты СССР: Высший Совет Народного хозяйства; продовольствия; труда; фи­нансов и рабоче-крестьянской инспекции. Эти комиссариаты в своей деятельности были обязаны осуществлять директивы соответствующих народных комиссариатов Союза CCP (статья 68 Конституции СССР). Гаким образом, при создании Союза CCP на деле была реализована ста­линская идея автономизации, сущность которой заключается во введе­нии принципа двойного подчинения исполнительных органов власти республик, что в конечном итоге привело к созданию жесткой вертикали власти и унитаризации страны.

Следующий вывод заключается в том, что с июня 1920 года вошло в практику назначение руководства республики Башкирским обкомом РКП(б), которое продолжалось вплоть до 1990 года. Таким образом, в 1920 году в БАССР произошел переход власти от избранных населени­ем представителей к партийным функционерам.

По Соглашению от 20 марта 1919 года столицей Башкирской Совет­ской Республики временно было определено с. Темясово, расположенное ныне в Баймакском районе. Окончательное решение вопроса предостав­лялось съезду Советов. Выбор с. Темясово в качестве временной столи­цы, по-видимому, был определен, прежде всего, прохождением в данном населенном пункте 21 февраля 1919 года I Всебашкирского военного съезда, образовавшего Башревком. Однако в связи с наступлением Кол­чака Башревком оттуда был эвакуирован и в августе 1919 года он оста­новился в г. Стерлитамаке. Вначале свое нахождение в Стерлитамаке Башревком считал временным, до приведения будущей столицы - с. Те­мясово - в надлежащий вид для размещения всех своих учреждений. Об этом Башревкомом было принято соответствующее постановление[346]. Хотя г. Стерлитамак, как и Уфа и Оренбург, не был в составе молодой республики, тем не менее он находился всего в 3—4 верстах от ее грани­цы. И на основании этого Башревком 6 октября 1919 года обратился в Президиум ВЦИК с ходатайством о включении г. Стерлитамака в Баш­кирскую республику.

Из Москвы по телефону было сообщено о необходимости получе­ния согласия у Стерлитамакского уездного ревкома на временное при­соединение г. Стерлитамака к территории БСР. B середине октября 1919 года Башревком вошел с соответствующим ходатайством в Стер- литамакский уездревком. B нем указывалось, что «нахождение Башво- енревкома (Башревкома) вне сферы своей власти ставит не только его самого с учреждениями, но и всю республику в зависимость от стерли- тамакской уездной власти, что является ненормальным»[347]. Однако ре­шениями Стерлитамакского уездревкома от 18 октября 1919 года и Президиума ВЦИК от 2 ноября 1919 года в ходатайстве Башревкому было отказано. Довольно интересной является позиция председателя Уфимского губкома РКП(б) Т. С. Кривова. Так, в телеграмме Башрев­кому он указывает, что Стерлитамак «является городом территории РСФСР, и поэтому все сепаратные и самочинные действия... (Башрев­кома) недопустимы и являются посягательством на интересы дружест­венной Российской Федерации»[348]. Как видно, в данной телеграмме лидер коммунистов Уфимской губернии рассматривает Башкирскую республику как иностранное государство по отношению к РСФСР. Та­кое отношение к автономии Башкортостана со стороны руководителей соседних губерний серьезно препятствовало созданию органов госу­дарственной власти и управления новой республики. Ha это обстоя­тельство обращает внимание в своих воспоминаниях и Заки Валиди Тоган, которого Оренбургский губисполком и губком РКП(б) называли

«пророком башкир, вокруг которого произошло национальное объеди-

513

нение» .

B результате ведения переговоров представителями Башревкома и центральными органами государственной власти Российской Федерации, 15 января 1920 года Президиум ВЦИК принял решение создать комис­сию по вопросу о передаче r. Стерлитамака Башкирской республике. При этом предусматривалось передать город во временное пользование сроком на 10 лет[349].

Окончательно вопрос о r. Стерлитамаке был решен по ходатайству I Всебашкирского съезда Советов (25-28 июля 1920 года). Декретом ВЦИК от 12 августа 1920 года г. Стерлитамак был включен в состав тер­ритории Башкирской республики и стал ее столицей.

При исследовании данного вопроса надо иметь в виду, что автоно­мия Башкортостана была провозглашена в ноябре 1917 года в г. Орен­бурге и там же были созданы первое башкирское правительство и пар­ламент. Правительственные учреждения размещались в Башкирском народном доме - Караван-Сарае, представляющем собой культурно­архитектурный комплекс, построенный башкирами в первой половине XIX века. 27 января 1918 года Наркомнацем он был передан башкир­скому народу[350]. После возвращения Башревкома в Стерлитамак из Са­ранска в октябре 1919 года рассматривался вопрос о размещении прави- гельства Башкортостана в Оренбурге. Однако в связи с тем, что Орен­бург был перегружен штабом 1-й армии, Киргизским ревкомом и орен­бургской властью, Башревком решил остаться в Стерлитамаке. Кроме іого, как мы уже выше отметили, Оренбург находился на большом рас­стоянии от территории Башкирской республики, а Стерлитамак - рядом с ее границей511'. B 1922 году столица БАССР была переведена в Уфу.

По Соглашению от 20 марта 1919 года Башкирская республика была разделена на следующие административно-территориальные единицы, именуемые кантонами: Джигитовский, Кипчаковский, Усерганский, Бур- зян-Тангауровский, Тамьян-Катайский, Аргаяшский, Кудейский, Табын- ский, Юрматинский, Ток-Чуранский. B состав кантонов входили волос­ти, а в состав волостей - села, деревни. Кантонами управляли кантональ­ные исполкомы (кантисполкомы), избираемые кантональными съездами Советов, а волостями и селами - соответствующие исполкомы, избирае­мые Советами.

Сразу же после освобождения территории Башкирской республики от белогвардейцев не было возможности созывать съезды Советов и соз­давать кантисполкомы на легитимной основе. Исключение составил лишь Ток-Чуранский кантон, который на своем съезде 6-8 июля 1919 года избрал кантисполком в составе 7 человек и 5 кандидатов. По­этому на местах временно были созданы кантревкомы, которые действо­вали по инструкции Башревкома. Согласно инструкции:

1) до организации кантонных исполнительных комитетов Советов Военно-революционный комитет Башкирской Советской Республики в каждый кантон назначал кантонный революционный комитет из трех лиц. Сюда входили товарищ, высланный ревкомом республики; кан­тонный военный комиссар; местный работник, преданный делу Баш­кирской Советской Республики, - коммунист или сочувствующий, или более или менее известный работник, сочувствующий Советской вла­сти; последнего предлагали двое первых и сообщали об этом ревкому республики;

2) кантонному ревкому предоставлялось право кооптации необходи­мых работников;

3) кантонный ревком, обладая полнотой власти в пределах кантона, непосредственно подчинялся ревкому республики;

4) кантонный ревком имел право издавать свои приказы;

5) кантонный ревком организовывал на местах все органы как эко­номического, так и административного управления; он брал в свое веде­ние со всеми делами и имуществом те органы, которые были организо­ваны либо губернскими, либо уездными властями, не допуская деятель­ности какой-либо организации без своего ведома;

6) приемка дел и имуществ от губернских и уездных учреждений производилась через комиссию кантонного ревкома;

7) работники существующих учреждений оставались на своих мес­тах, подчиняясь кантонным ревкомам;

8) кантонный ревком проводил выборы в сельские и волостные Сове­ты, созывал кантонный съезд Советов;

9) время созыва кантонного съезда Советов назначалось с согласия ревкома республики;

10) кантонный ревком, организовав милицию, устанавливал непо­средственную связь с ревкомом республики и с соседними кантонами;

11) кантонные ревкомы давали ревкому республики через каждые две недели информационные отчеты5 7.

15 марта 1920 года на съезде представителей кантревкомов было принято Временное положение о кантональных военно-революционных комитетах Башкирской Советской Республики. Предметом ведения кант­ревкомов являлись:

1) проведение в жизнь всех постановлений Всебашкирского военного ревкома;

2) разрешение вопросов, имеющих чисто местное для данной терри­тории значение и не изъятых декретами Башревкома из ведения кантона;

3) принятие мер по культурному и хозяйственному развитию кан­тона;

4) объединение всей советской деятельности в пределах территории кантона.

Кантонным военным ревкомам принадлежало право контроля за дей­ствиями как сельских Советов и волостных исполкомов, расположенных в пределах кантона, так и находящихся в тех же пределах всех прави­тельственных учреждений, не входящих в число отделов военного рев­кома (за исключением действующей армии), с немедленным доведением о своих действиях до сведения Всебашкирского ревкома в случае реви­зии отделов.

Для выполнения всей работы, подлежащей ведению кантонного ревкома, при нем были организованы отделы: 1) управления, 2) воен­ный, 3) юстиции, 4) труда, 5) социального обеспечения, 6) народного образования, 7) почт и телеграфа, 8) путей сообщения, 9) продовольст­вия, 10) государственного контроля, 11) Совета народного хозяйства, 12) финансов, 13) земледелия, 14) здравоохранения, 15) статистики,

16) коммунального хозяйства, подотдел при отделе управления, и

17) кооперации.

Открытие и закрытие отделов производилось военным ревкомом HO соглашению с соответствующими народными комиссариатами.

Bo главе отделов военного ревкома ставился заведующий, избирае­мый военным ревкомом. Народный комиссариат мог заявить отвод из­бранного заведующего. B случаях разногласия вопрос разрешался Баш- ревкомом.

Отделы военного ревкома состояли в его подчинении.

Народные комиссариаты давали свои подведомственные распоряже­ния через кантонные военные ревкомы. Военные ревкомы были обязаны выполнять распоряжения народных комиссариатов. B случае несогласия с последними военные ревкомы, не приостанавливая работу, опротесто­вывали их перед Башревкомом.

Таким образом, к середине 20-х годов прошлого столетия в БАССР была установлена жесткая вертикаль власти в лице военно-револю­ционных Советов и создана многоступенчатая система управления рес­публикой.

Кантонное деление БАССР было ликвидировано в августе 1930 roflaj

<< | >>
Источник: Еникеев 3. И., Еникеев А. 3.. История государства и права Башкортостана. - Уфа: Китап, 2007. - 432 с.. 2007

Еще по теме Глава 14. Революции 1917 года и национально-государственное строительство. Республика Башкурдистан:

  1. Оглавление
  2. Глава 14. Революции 1917 года и национально-государственное строительство. Республика Башкурдистан
  3. Глава 20. Развитие системы законодательства Республики Башкортостан
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -