Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

Глава 15. Конституционные основы формирования и развития БАССР

71. Понятие советской автономии. He только образование, но и становление Башкортостана как автономной республики сопровожда­лось межнациональными конфликтами, вооруженными столкновения­ми и даже репрессиями в отношении коренного населения.

Изучение литературы, анализ документов показывает, что в основе этого лежало разное понимание местными советскими работниками и коммунистами, а также представителями башкирского национального движения тер­мина «автономия» и отношение к созданию автономного Башкорто­стана.

Лидеры башкирского национального движения в своих программ­ных документах, в частности в «Резолюции об общероссийской феде­рации и отношении Башкурдистана к этой федерации», предусматрива­ли, что автономный Башкортостан как субъект Российской Федерации будет обладать довольно широкими полномочиями. Отношение боль­шевиков и их вождей к решению национального вопроса и строитель­ство федеративного государства советского типа в нашей стране в 20­5 1 8

30-е годы достаточно изучены . Поэтому в настоящей работе остано­вимся лишь на том, какое содержание вкладывали в понятие «автоно­мия» местные (Башкирской республики) коммунисты и советские ра­ботники. Сохранился ряд документов, имеющих отношение к данному вопросу. Так, в «Манифесте о созыве Всебашкирского съезда Советов» говорится: «Башкирия первая проделывает мировой опыт федеративно­го (союзного) сожительства автономных (самостоятельных) советских республик...»[351]. B нем придается международное значение автономии Башкортостана и подчеркивается, что «Башкирия первая не на словах, а на деле зовет угнетенные народы Востока и разбросанные по всему земному шару колонии к освобождению и прокладывает пути этого освобождения»[352].

B данном документе впервые встречается понятие «буржуазная авто­номия», которая трактуется как «полная независимость от трудящихся и полнейшая, безусловная и безоговорочная зависимость от паразитов

eA1 тт- 5°2

її эксплуататоров» ' . По мнению авторов данного документа, «эту автономию и проповедовали башкирские националисты»[353]. B манифесте творилось, что «федерация является временной переходящей формой строительства жизни на новых коммунистических началах, что только тесный экономический союз советских республик всего мира сможет восстановить разрушенное империализмом народное хозяйство и при-

u 524 лл

вести к созданию единого налаженного всемирного хозяйства...» . Xo- тя авторы документа грешат утопическими мечтами о мировой револю­ции, тем не менее их отношение к федерации как к временному явлению было реализовано в последующем при строительстве советского госу­дарства.

25 июля 1920 года состоялся I Всебашкирский съезд Советов, где среди прочих вопросов была дана оценка декрету ВЦИК и CHK РСФСР от 19 мая 1920 года - «...объединяющий хозяйственные органы Совет-

525

ской Башкирии с мощным экономическим аппаратом РСФСР» .

Ha этом съезде одновременно на пост Председателя БашЦИК и CHK БАССР был избран известный противник автономии Башкор­тостана Г. Шамигулов, который еще в феврале 1918 года как член Мусульманского военно-революционного комитета в Оренбурге ини­циировал арест членов Башкирского правительства. Он повел антибаш- кирскую политику, допустил массовые репрессии против местного на­селения, что вызвало повстанческое движение в Башкортостане в 1920­1921 годах[354].

Под влиянием этих событий происходила трансформация отноше­ния руководителей БАССР и местных партийных деятелей к вопросу автономии Башкортостана. Так, в воззвании БашЦИК и Башкирского обкома РКП(б) «Ко всем гражданам республики» по поводу соглаше­ния с повстанцами, принятого в ноябре 1920 года, говорилось: «...даже целые группы населяющей Башкирию русской народности, по старой привычке господствующей нации, продолжают проявлять в своих от­ношениях к башкирским массам совершенно недопустимые в условиях советской действительности проявления шовинизма, не желая мириться с признанной всем трудовым народом РСФСР автономией Башкирской республики»[355].

B письме Башкирского обкома РКП(б) «Всем кантонным комитетам партии и комячейкам» от 8 февраля 1921 года отмечалось: «...когда только была декретирована автономная Башкирия... почти все соседи и местные работники отнеслись к этому явлению явно отрицательно... Многие товарищи смотрели на автономные республики в России и во­обще на советскую автономию как на временное, хотя и необходимое зло, которое нельзя было не допустить ввиду некоторых обстоятельств, но с которым нужно бороться, чтобы со временем устранить его»[356]. B этом же письме говорилось о разных формах советской автономии: административной, широко политической, расширенной и высшей. По мнению секретариата Башкирского обкома РКП(б), «советская автоно­мия не есть нечто застывшее и раз навсегда данное, она допускает самые разнообразные формы и степени своего развития, от узко администра­тивной автономии (немцы Поволжья, чуваши и т. д.) она переходит к более широкой политической автономии (Башкирская, Киргизская рес­публики), а затем от широкой политической автономии к еще более рас­ширенной ее форме (Туркестан и Украина), наконец, от этого типа к высшей форме автономии - к договорным началам (Азербайджан)[357].

B тезисах Башкирского обкома РКП(б) по национальному вопросу к VI областной партийной конференции подчеркивалось право башкирско­го народа на самоопределение. Более того, утверждалось, что «...всякое вооруженное выступление башкирской массы во имя завоевания своих

прав, прав на самоопределение, нельзя считать случайным явлением, и

530

это отнюдь не доказывает их контрреволюционных стремлений» . B данных тезисах самоопределение башкир трактуется как «право на управление самими собой, т. e. управлять той страной, где они самооп­ределились»[358], а «советская автономия есть не что иное, как сумма всех этих институтов (имеется в виду организация национальных школ, осу­ществление правосудия на родном языке, развитие национальной куль­туры, привлечение к государственной службе «по возможности из мест­ных людей, знающих быт, нравы, обычаи и язык местного населения и лучших людей из туземных народных масс»[359]'2. - 3. E., А. E.), облеченных в украинскую, туркестанскую, киргизскую, башкирскую, татарскую и т. п. формы»[360].

Аналогичные, но в более развернутом виде меры по политическому, социально-экономическому и культурному развитию в отношении более 65 млн «невеликороссов», куда были отнесены армяне, украинцы, бело- руссы, киргизы, башкиры, татары, немцы Поволжья и т. д. - всего 33 на­циональности, были предусмотрены в резолюции по национальному во­просу X съезда РКП(б), который состоялся 8-16 марта 1921 года[361].

B мае 1921 года в Башкирскую ACCP был направлен представитель Наркомнаца РСФСР при правительстве БАССР, который считал главны­ми своими задачами следить за распоряжениями как учреждений, так и отдельных лиц на предмет их соответствия национальной политике, ус­тановленной на X Всероссийском съезде РКП(б); «принимать срочные меры» по приведению законодательства РСФСР в соответствие с мест­ными условиями и особенностями[362].

Таким образом, в 1921 году намечается поворот как центральных, так и республиканских органов государственной власти к нуждам и интере­сам башкирского народа, самоопределившегося в форме автономии на своей исторической этнотерритории, и определяются контуры политики правящей партии и советского государства в отношении автономных республик.

72. Решение II Всебашкирского съезда Советов. Следующий этап (период) конституционного развития БАССР характеризуется определе­нием правового положения БАССР в системе советского государства, поиском путей установления взаимоотношений между органами го­сударственной власти БАССР и РСФСР. Руководство БАССР не удов­летворял Декрет РСФСР от 19 мая 1920 года «О государственном уст­ройстве БАССР», и на II Всебашкирском съезде Советов БашЦИК было поручено возбудить ходатайство перед ВЦИК РСФСР о пересмотре дан­ного документа. B проекте резолюции «О государственном устройстве БАССР» было предусмотрено: «Признавая, 1) что современное правовое положение БАССР, как части Российской Советской Федерации, неопре­деленно и не отвечает бытовым, экономическим и политическим усло­виям страны, 2) что декрет от 22 мая 1920 года о государственном уст­ройстве БАССР не совсем ясно определяет компетенции башкирской государственной власти и не может явиться базой для установления пра­вильных отношений правительства БАССР к органам общефедеративной власти и к отдельным ведомствам управления Башкирией и 3) что неоп­ределенность общего правового положения БАССР и, в частности, неоп­ределенность компетенции ее правительства чрезвычайно неблагоприят­но отражается на внутренней жизни страны и является тормозом для советского строительства, II Всебашкирский съезд Советов признает не­обходимым и поручает БашЦИК войти через Совет (национальностей) Наркомнаца РСФСР с ходатайством в ВЦИК об издании нового декрета о государственном устройстве БССР, согласованного со следующими основными положениями:

1) БАССР является неразрывной частью Российской Советской Фе­дерации, входящей в нее на началах, определяемых Всебашкирским съездом Советов и утверждаемых ВЦИК.

2) Государственная власть в БАССР принадлежит Всебашкирскому съезду Советов, а в промежутки между сессиями - БЦИК и Башсовнар- кому, конструируемым на точном основании Конституции РСФСР и от­ветственным в своей деятельности перед Всебашкирским съездом Сове­тов и ВЦИК.

3) Для представления интересов БАССР и заключения экономиче­ских договоров правительству БАССР предоставляется право иметь свои полномочные представительства при правительстве РСФСР и ЦИКах советских республик и областных автономных союзах, входящих в со­став Российской Советской Федерации.

4) Компетенция правительства БАССР в отдельных областях управ­ления основывается на следующих принципах:

а) иностранные дела, внешняя торговля и военное дело относятся к исключительной компетенции общефедеративной власти, причем в ка­сающихся этих областей управления вопросах, непосредственно затраги­вающих местные интересы БАССР, правительству ее предоставляется право участия в их разрешении;

б) в областях управления, подведомственных наркоматам почт и те­леграфов, путей сообщения и финансов, правительство БАССР обязано выполнять все декреты общефедеративного правительства, касающиеся этих областей. Учреждения этих ведомств конструируются по плану, принятому общефедеративным правительством, и возглавляющие эти отрасли управления лица избираются Башсовнаркомом по соглашению с соответствующими наркомами РСФСР и утверждаются БЦИК;

в) в областях управления, подведомственных Совету народного хо­зяйства и Наркомпроду, правительство БАССР обязано руководствовать­ся общими планами, вырабатываемыми BCHX и Наркомпродом РСФСР, с тем чтобы при выполнении этих планов принимались в первую очередь во внимание интересы населения и развитие страны. Конструкция учре­ждений этих ведомств и порядок назначения возглавляющих их лиц тот же, что и для ведомств, указанных в предыдущем пункте “б”;

г) все остальные области управления составляют компетенцию правительства БАССР, от которого зависит как конструкция ведающих этими областями учреждений, так и направление их деятельности, с обя­зательством согласования проводимой в них политики с общими прин­ципами советского строя, выражаемыми деятельностью соответствую­щих общефедеративных учреждений;

д) отношение всех существующих в Башкирии ведомств, за исклю­чением военного, к правительству БАССР строится на началах полного подчинения всех ведомств правительству, которое одно является ответ­ственным за их деятельность перед общефедеративной властью.

5) B случаях необходимости в дополнении или изменении каких- либо декретов и распоряжений общефедеративной власти, вытекающих из местных условий и обязательных для исполнения правительством БАССР, согласно предыдущим положениям (§ 4, пп. “б” и “в”), а также в случаях возникновения вопросов внешней политики, торговли и военно­го дела, непосредственно затрагивающих интересы БАССР, правительст­ву БАССР предоставляется право через представительство (при прави­тельстве) РСФСР или через особо уполномоченных лиц входить в ВЦИК с ходатайством о соответствующем изменении декретов, распоряжений и принимать участие в разрешении указанных выше вопросов внешней политики, торговли и военного дела. Действия декретов и распоряжений, в отношении которых возбуждено ходатайство об изменении, приоста­навливается в пределах БССР до рассмотрения ходатайства ВЦИКом».

B результате на основании решения Президиума ВЦИК РСФСР от 4 августа 1921 года для урегулирования взаимоотношений между хозяй­ственными органами РСФСР и БАССР была образована комиссия с уча­стием представителей от отдельных ведомств РСФСР и БАССР на пари­тетных началах, которая в 1921-1922 годах определила правовой статус Башсовнархоза, наркоматов продовольствия, земледелия, социального обеспечения и др.

Ha II Всебашкирском съезде Советов башкирский язык наравне с русским был признан государственным и было принято решение об обя­зательном его изучении во всех учебных и военно-учебных заведениях. Данное решение сыграло важную роль в развитии башкирского языка.

Представляет интерес принятие II съездом постановления об амни­стии в отношении лиц, содержащихся в местах лишения свободы на тер­ритории БАССР и не представляющих явную опасность для Советской власти[363]. Следует отметить, что хотя по Конституции РСФСР амнистия была отнесена к ведению федеральных органов власти, тем не менее присутствующие на съезде представители ВЦИК и Наркомнаца РСФСР не возражали против принятия акта амнистии. Видимо, либерализм представителей центра по данному вопросу объяснялся желанием как-то успокоить башкирское население, значительная часть которого прини­мала участие в повстанческом движении в 1920-1921 годах. Ha наш взгляд, такие же мотивы присутствовали при принятии съездом резолю­ции «О борьбе с бандитизмом», в которой были предусмотрены меры уго­ловного наказания виновных, спровоцировавших башкирские выступления.

Таким образом, в 1921 году новое руководство Башкирской ACCP пришло к выводу, что Декрет ВЦИК и CHK РСФСР от 19 мая 1920 года «О государственном устройстве Башкирской АССР» тормозит социаль­но-экономическое развитие республики. Это доказывает правоту первого состава Башкирского правительства, который, не согласившись с данным декретом, ушел в отставку.

73. Конституция БАССР 1925 года. После объединения РСФСР с другими независимыми республиками в Союз CCP и принятия Консти­туции CCCP в 1924 году коренным образом изменился политико­правовой статус РСФСР как суверенного, независимого государства. Она становится равной среди семи равных советских социалистических рес­публик. Естественно, в соответствии с новыми политико-правовыми реа­лиями была принята новая Конституция РСФСР, хотя в постановлении XII Всероссийского съезда Советов, утвердившего текст Конституции 1925 года, он был назван «измененным текстом Конституции»[364].

B структуре Конституции РСФСР была выделена глава 4 «Об авто­номных советских социалистических республиках и областях», в кото­рой устанавливались принципы формирования в них органов государст­венной власти, порядок принятия основных законов (Конституции СССР). Статья 44 Конституции РСФСР гласила: «Основные законы (Конституции) автономных советских социалистических республик, а равно дополнения и изменения этих основных законов (Конституций) принимаются их съездами Советов, представляются на утверждение Всероссийского ЦИКа Советов и вносятся на окончательное утвержде­ние Всероссийского съезда Советов»[365].

Первая Конституция Башкирской ACCP была разработана в 1924— 1925 годах и утверждена V Всебашкирским съездом Советов 27 марта 1925 года.

Следует отметить, что Конституция БАССР 1925 года в юридической литературе должным образом еще не изучена и ей не дана соответст­вующая оценка. Так, В. К. Самигуллин в своей диссертационной работе «Конституционное развитие Башкортостана» данную Конституцию рас­сматривает в контексте конституций БАССР, принятых в 1937 и 1978 го­дах, и всем трем Конституциям дает общую характеристику[366]. Такой подход правомерен, поскольку все три Конституции - социалистическо­го государства, им присуща переоценка классового момента и ставка на социалистическую форму собственности. Однако Конституция БАССР 1925 года во многом отличается от последующих конституций и тем бо­лее в ней не указана, вопреки утверждению В. К. Самигуллина, руково­дящая роль правящей партии.

Конституция состояла из 93 статей, четырех разделов и восьми сле­дующих глав: I. Общие положения; II. O взаимоотношениях Башкирской Советской Социалистической Республики с Российской Социалистиче­ской Федеративной Советской Республикой и Союзом Социалистиче­ских Советских Республик в области законодательства и управления; III. Бюджетные права Башкирской Социалистической Советской Респуб­лики; IV. O предметах ведения Всебашкирского съезда Советов Башкир­ской Советской Социалистической Республики; V. O Центральной вла­сти; VI. O местной власти; VII. Об избирательных правах; VIIL O гербе, флаге и месте пребывания правительства Башкирской Советской Социа­листической Республики.

Данная Конституция БАССР была подвергнута ревизии комиссией Президиума ВЦИК (в дальнейшем - Комиссия), и по многим положени­ям этой Конституции были сделаны поправки и замечания, а некоторые из них отвергнуты.

Хотя Конституция БАССР 1925 года не была утверждена ВЦИК РСФСР, тем не менее многие ее положения действовали до принятия Конституции БАССР 1937 года. Часть из них нашла свое развитие в те­кущем законодательстве. Ценность Конституции заключается также в том, что она дает представление об уровне правосознания авторов проек­та Конституции БАССР и руководителей республики, об их понимании места БАССР в системе Советского государства.

Так, статья первая Конституции БАССР гласила, что Башкирия яв­ляется автономной республикой Совета рабочих, крестьянских и красно­армейских депутатов, свободно входящей в состав РСФСР и через нее объединяющейся в Союз Социалистических Республик, свободно опре­деляющей форму своих взаимоотношений с общефедеративной властью и форму участия в общефедеративном правительстве РСФСР.

Однако Комиссия исключила данную статью из текста Конституции, так как она противоречила статье 13 Конституции РСФСР. Комиссия считала, что Российская Федерация построена не на основе свободного договорного объединения отдельных республик, а на принципе выделе­ния из состава Российской республики отдельных национальностей в автономные республики с утверждения верховных органов РСФСР (ста­тья 13 Конституции РСФСР). Комиссия ВЦИК на основании того, что термин «государство» не может быть применен в отношении автоном­ных республик, отвергла статью 3 Конституции БАССР, где говорилось, что Башкирская республика, будучи национальной социалистической советской республикой - государством рабочих и крестьян, входит на основе федерации в состав Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, а через посредство ее и в Союз Советских Со­циалистических Республик. Было исключено из текста Конституции и право правительства Башкирской ACCP на осуществление амнистии по мотивам противоречия данной статьи Конституции СССР, так как со­гласно пункту «ц» статьи 1 Конституции Союза CCP право амнистии принадлежало верховным органам Союза CCP и ЦИК союзных респуб­лик (статья 69 Конституции СССР).

Относительно статьи 16, которая объявила земли, леса, недра, воды, а равно фабрики и заводы, железнодорожный, водный и воздушный транспорт и средства связи собственностью трудящихся БАССР, Комис­сия сделала замечание, что данное положение повторяет статью 15 Кон­ституции РСФСР, хотя в данной статье в качестве субъекта собственно­сти определяются трудящиеся БАССР, а не РСФСР.

B статью 23, где речь идет об объединенных комиссариатах БАССР, была внесена поправка о том, что они осуществляют в своей деятельно­сти не только директивы, но и задания соответствующих наркоматов РСФСР. После статьи 25, где речь идет о полномочиях ЦИК БАССР, Ко­миссия предложила внести еще одну статью в следующей редакции: «Съезду Советов, ЦИК БАССР и президиуму последнего принадлежит право законодательной инициативы по всем без исключения вопросам, входящим в компетенцию законодательных органов РСФСР и СССР».

Статья 26 предусматривала довольно интересное положение о том, что «распоряжения общесоюзных и объединенных наркоматов Союза Советских Социалистических Республик и Российской Социалистиче­ской Федеративной Советской Республики могут быть приостанавливае­мы постановлением правительства Башкирской Советской Социалисти­ческой Республики, когда они противоречат действующим законам СССР, РСФСР и Башкирской Советской Социалистической Республики или когда проведение их в жизнь грозит расстройством хозяйственной или политической жизни Башкирской Советской Социалистической Рес­публики с уведомлением о том соответствующего органа центральной власти».

Ha данную статью была внесена следующая поправка Комиссии ВЦИК: «Распоряжения объединенных наркоматов РСФСР могут быть приостанавливаемы Центральным исполнительным комитетом БАССР или его президиумом лишь в исключительных случаях; равным образом они могут быть приостанавливаемы при явном несоответствии их Кон­ституциям и законоположениям СССР, РСФСР и БАССР».

Статья 27 предоставляла Правительству Башкирской Советской Со­циалистической Республики «право контроля и ревизий, в согласии с действующими законами Союза CCP и РСФСР, деятельности всех нахо­дящихся на территории Башкирской Советской Социалистической Рес­публики правительственных учреждений и предприятий, непосредствен­но подведомственных центру и не входящих в состав народных комисса­риатов и управлений Башкирской Советской Социалистической Респуб­лики, - с доведением об этом до сведения центрального учреждения». B данную статью Комиссией ВЦИК была внесена только редакционная поправка.

B статье 29 речь шла о законодательных полномочиях БАССР. B ча­стности, она предусматривала, что в пределах прав, предоставленных Башкирской Советской Социалистической Республике, ее законодатель­ные акты имеют обязательную силу на территории Башкирской Совет­ской Социалистической Республики.

Комиссия ВЦИК сделала замечание о том, что статья 29 проекта по­вторяет статью 48 Конституции РСФСР, не указывая пределов самостоя­тельности БАССР в области законодательства и управления. Поэтому она предложила заменить эту статью следующими статьями:

1. По линии общесоюзных и объединенных наркоматов CCCP и РСФСР ЦИК и CHK БАССР предоставляется, в пределах и в соответст­вии с действующими узаконениями CCCP и РСФСР, право издания по­становлений.

2. По линии автономных наркоматов ЦИК и CHK БАССР имеют пра­во издания законодательных актов по вопросам, не отнесенным к исклю­чительному ведению законодательных органов CCCP и РСФСР.

Забегая чуть вперед, заметим, что данная проблема является актуаль­ной и в настоящее время.

B Конституции была предусмотрена возможность осуществления БАССР амнистии. Так, статья 30 предусматривала, что правительство Башкирской Советской Социалистической Республики осуществляет право амнистии: а) общей, в соответствии с направлением политики Рос­сийской Советской Федеративной Социалистической Республики в этом вопросе, и б) частной - в отношении осужденных судами Башкирской Советской Социалистической Республики, за исключением осужденных за контрреволюционные преступления и приговоренных к высшей мере наказания (расстрелу) за иные преступления.

При этом в примечании предусматривалось, что издание актов общей амнистии может иметь место лишь после рассмотрения их в порядке надзора Президиумом Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета. Таким образом, за БАССР было сохранено в определенных условиях право амнистии.

B статье 31 указано, что право непосредственных сношений с Цен­тральным Исполнительным Комитетом и Советом Народных Комисса­ров Российской Советской Федеративной Социалистической Республики принадлежит только Центральному исполнительному комитету, его пре­зидиуму и Совнаркому Башкирской Советской Социалистической Рес­публики. Комиссией ВЦИК была сделана поправка о том, что «действие настоящей статьи не распространяется на случаи обжалования в верхов­ные органы РСФСР местными Советами и их исполнительными комите­тами постановлений и распоряжений высших органов власти БАССР». Таким образом, права местных Советов в значительной степени были расширены.

По главе III, в которой речь идет о бюджетных правах БАССР, Ко­миссия сделала следующее замечание: порядок рассмотрения бюджетов автономных республик в Конституциях ACCP не представляется целесо­образным и он должен быть установлен законодательством РСФСР.

Относительно статьи 40, в которой речь шла о предметах ведения БАССР, Комиссия посчитала, что утверждение положений о централь­ных органах власти БАССР, проекта изменения внешних границ БАССР по согласованию их с правительством РСФСР и правительствами соот­ветствующих автономных республик, вопросы финансового и налогово­го характера согласно законоположениям CCCP и РСФСР не могут быть отнесены к ведению БАССР.

Многие положения Конституции БАССР были оставлены без изме­нения. Часть из них нашла свое развитие в законодательстве БАССР, а некоторые непосредственно функционировали до принятия Конституции БАССР в 1937 году. K таковым относится статья 8, которая в качестве официальных языков объявила башкирский и русский языки; статья 10 о вовлечении башкирских женщин в общественную жизнь; статья 18 о проведении экономической политики с учетом бытовых особенностей и хозяйственных форм Башкирии; статьи 42-84 о государственном уст­ройстве БАССР; статьи 85-90 о выборах в Советы и др.

Особенностью Конституции БАССР 1925 года является то, что в со­ответствии с господствующей в советской юридической науке теорией O единой советской Конституции, выдвинутой наркомом юстиции Д. Кур­ским, многие положения Конституции БАССР, в которых речь шла о правах и свободах граждан и социальных гарантиях трудящихся, были исключены из текста с мотивировкой, что они отражены в Конституции РСФСР.

Таким образом, Конституция БАССР 1925 года закрепила сложив­шуюся к тому времени систему органов государственной власти в рес­публике и заложила основу развития республиканского законодательства с учетом местных и национальных особенностей. Она ценна не только как правовой источник того периода, но и как памятник политико­правовой мысли эпохи революционных преобразований общества. B це­лом с принятием Конституции БАССР 1925 года и Конституции РСФСР того же периода завершается становление Башкортостана как советской социалистической автономной республики.

74. Конституция БАССР 1937 года. Конец 30-х годов прошлого столетия, как известно, характеризуется резким ужесточением политиче­ского режима, свертыванием остатков партийной и советской демокра­тии, массовыми репрессиями «врагов народа» и раскулачиванием луч­шей части крестьянства. B Башкирской ACCP борьба с «врагами народа» приобрела национальную окраску: под флагом борьбы с «националиста- ми-валидовцами» была репрессирована почти вся национальная интел­лигенция: ученые, писатели, артисты и даже композиторы. Особый урон был нанесен и башкирскому крестьянству, традиционно занимающемуся скотоводством. B БАССР крестьянин, имеющий лошадь или две коровы, причислялся к кулацкому сословию и подлежал раскулачиванию. По свидетельствам очевидцев, бывших сотрудников НКВД, план по аресту «националистов-контрреволюционеров» спускался сверху и для его вы­полнения приходилось расстреливать по приговорам «троек» даже не­грамотных крестьян, поскольку сельская интеллигенция из числа спе­циалистов сельского хозяйства уже была уничтожена[367].

Обращаясь к сущности советского государства того времени, А. С. Емелин считает, что «к середине 30-х годов в CCCP было в основ­ном создано тоталитарное государство, характеризующееся полным кон­тролем со стороны государственной власти над всеми сферами жизни общества, фактической ликвидацией политических прав и свобод, при­менением массовых репрессий...»[368]. Другой автор - В. И. Хрисанов, обращаясь к тем временам, считает, что «с конца 20-х годов начинается новый этап развития политической системы советского общества, когда демократические институты государственного управления начинают подменяться командно-административной системой управления», наибо­лее характерной чертой которой «является выдвижение на первый план роли государственного аппарата, его увеличение и сращивание с партий­ным аппаратом»[369]. Т. С. Иванова в своей докторской диссертации тоже приходит к выводу, что в 30-е годы в стране утвердилась администра­тивно-командная система управления государством'41.

И. А. Исаев вводит понятие «государственно-партийный социализм», который, по его мнению, просуществовал с 1930-х до начала 1960-х го­дов[370]. Период 60-90-х годов он называет кризисом социализма[371]. B пе­риод перестройки с легкой руки М. С. Горбачева вошел в оборот термин «командно-бюрократическая» («административно-командная») система. Им стали оперировать журналисты, публицисты и ученые при характе­ристике как эпохи «сталинизма - тоталитарного социализма», так и эпо­хи «застоя - кризиса социализма».

Отметим основные моменты, которые, на наш взгляд, характеризуют административно-командную систему управления государством:

1) монополия государства на все виды ресурсов (людских - как тру­довых, природных и других материальных) и произвол в экономической, социальной и духовной сферах, тотальная идеологизация, а также жест­кая централизация и концентрация всех видов власти и бюджетных средств в центре (регионы, как союзные и автономные республики, так и области и края, были бесправны);

2) сращивание всех видов бюрократического аппарата (партийного, государственного и общественных организаций) в единое целое (напри­мер, действующие в эпоху социализма общественные организации, такие как Общество охраны природы, ДОСААФ, находились под контролем партийных органов и к руководству ими допускались только номенкла­турные работники);

3) номенклатурность и корпоративный дух партийных и государст­венных аппаратов (чужие, как правило, к власти не допускались, чинов­ники превращались в винтики бюрократической машины, никакая ини­циатива не допускалась);

4) вождизм (коллективы трудящихся, население районов, городов, областей, республик отчитывались перед генеральным секретарем КПСС);

5) создание армии людей путем образования все новых и новых при­вилегированных бюрократических структур, которые заинтересованы в сохранении и упрочении этой системы.

B период господства административно-командной системы управле­ния государством в БАССР, как и в целом в стране, были приняты две конституции: в 1937 и 1978 годах. Следует признать, конституции авто­номных республик, как и Башкирской АССР, не обойдены вниманием ученых-юристов. B советское время, вполне естественно, они подверга­лись формально-юридическому анализу с позиций марксизма-ленинизма. Наиболее полная характеристика конституций автономных республик дана в работах Б. П. Железнова, Ф. М. Раянова, 3. Г. Еникеевой[372]. B постсоветской литературе конституции автономных республик подверг­нуты анализу в работах В. К. Самигуллина, Т. С. Ивановой[373]. He ос­паривая выводы вышеназванных авторов, считаем необходимым отме­тить здесь следующие моменты. Как известно, конституции автономных республик в тот период принимались только после принятия Консти­туции РСФСР. Согласно пункту «б» статьи 19 Конституции РСФСР

1936 года конституции автономных республик подлежали утверждению Верховным Советом РСФСР. Эта норма была отменена при принятии Конституции РСФСР в 1978 году. B условиях административно­командной системы, как мы уже отметили, не допускался плюрализм мнений в общественной жизни, в конституционном законодательстве тем более. Поэтому конституции всех автономных республик похожи друг на друга как близнецы-братья. Характеристика, данная, например, Консти­туции Якутской ACCP 1937 или 1978 года, вполне корректна и по отно­шению к Конституции БАССР тех времен.

Прежде всего следует отметить, что в отличие от Конституции 1925 года в последующих конституциях Башкирская ACCP была призна­на социалистическим государством рабочих и крестьян (Конституция

1937 года), общенародным государством (Конституция 1978 года) и в них широко и вполне в демократическом духе были продекларированы права и свободы гражданина (свобода слова, печати, собраний и митин­гов, уличных шествий и демонстраций, на объединение в общественные организации). Однако Башкирская ACCP как государство и субъект федерации была лишена возможности издавать законы для реализации вышеуказанных институтов. Совершенно очевидно, что институты граж­данского общества в тот период не могли быть реализованы в законо­дательстве ни автономной, ни союзной республики, ни Союза ССР.

B качестве положительного явления следует отметить то обстоятель­ство, что в этих конституциях предпринята попытка отойти от марксист­ской идеи объединения законодательной и исполнительной власти в сто­рону парламентаризма. Так, статья 21 Конституции БАССР 1937 года гласила, что Верховный Совет Башкирской ACCP является единствен­ным законодательным органом Башкирской АССР. Однако конституци­онное закрепление КПСС в качестве руководящей и направляющей силы советского общества, ядра его политической системы привело к сращи­ванию партийного и государственного аппаратов, и поэтому многие во­просы регулировались не посредством права, а путем издания совмест­ных партийных и правительственных директив.

Конституция БАССР 1937 года осуществила ряд серьезных демокра­тических преобразований: были отменены все прежние ограничения в правах отдельных категорий населения; выборы в Советы и народные суды стали всеобщими, прямыми, равными при тайном голосовании; провозглашены независимость судей, неприкосновенность личности и жилища, тайна переписки.

B то же время следует признать, что в результате конституционной реформы 1936-1937 годов были существенно ущемлены права союзных и автономных республик через расширение общей компетенции высших органов власти и управления Союза CCP (статья 14 Конституции СССР). Если по Конституции CCCP 1924 года автономные республики в составе РСФСР и союзные республики имели по 5 депутатов в Совете Нацио­нальностей Союза СССР, то по Конституции CCCP 1936 года в данную Палату избирались по 25 от каждой союзной и по 11 от каждой автоном­ной республики.

Конституция БАССР была принята на чрезвычайном X Всебашкир- ском съезде Советов 23 июня 1937 года и утверждена 2 июля 1940 года Верховным Советом РСФСР. Она состояла из следующих 11 глав, вклю­чающих 114 статей.

Глава I. Общественное устройство.

Глава II. Государственное устройство.

Глава III. Высшие органы государственного управления Башкирской АССР.

Глава IV. Органы государственного управления БАССР.

Глава V. Местные органы государственной власти.

Глава VI. Бюджет Башкирской АССР.

Глава VII. Суд и прокуратура.

Глава VIII. Основные права и обязанности граждан.

Глава IX. Избирательная система.

Глава X. Герб, флаг, столица.

Глава XI. Порядок изменения Конституции.

B целом структура Основного закона БАССР идентична Конституци­ям CCCP и РСФСР, и в тех условиях она не могла быть другой. Несмотря на вышеупомянутые недостатки, Конституция БАССР 1937 года закреп­ляла достижения в политическом, экономическом и культурном развитии республики, которые, безусловно, вопреки массовым репрессиям и обед­нению крестьянства имели место.

Обращаясь к Конституции CCCP 1936 года, В. И. Хрисанов дает ей довольно высокую оценку. Он пишет, что «в течение десятилетий Кон­ституция 1936 года служила своеобразным маяком для советского обще­ства (и не только для него), определяя пути его демократизации». Ска­занное можем отнести и к Конституции БАССР, которая была принята в точном соответствии с конституциями CCCP и РСФСР 1936 года.

75. Конституция БАССР 1978 года. Конституция БАССР от 30 мая 1978 года согласно сложившейся традиции и неписаным законам обще­ственной жизни тех лет была принята только после утверждения Вер­ховным Советом Союза CCP и РСФСР Конституций соответственно CCCP и РСФСР в 1977 и 1978 годах. B отличие от Конституции БАССР 1937 года она не подлежала утверждению Верховным Советом РСФСР. Хотя для работы над проектом Конституции БАССР была создана Кон­ституционная комиссия БАССР, которая работала под руководством первого секретаря Башкирского обкома КПСС, она не внесла ничего но­вого в тот проект конституции, который был «спущен сверху» для его принятия Верховным Советом БАССР.

Отметим, что Конституция БАССР 1978 года базировалась на социа­листической идеологии, принципах права наций на самоопределение, демократического централизма как ленинском принципе национально­государственного строительства. Они предопределяли полное соответст­вие Конституции БАССР Конституциям CCCP и РСФСР.

Конституция БАССР 1978 года содержала немалый демократический потенциал: в статье 2 утверждалось полновластие народа, которое осу­ществлялось через Совет народных депутатов; в ней по сравнению с Конституцией 1937 года почти в два раза выросло число статей о правах и свободах граждан. Ha ограничение административного произвола была направлена статья 52, предоставляющая право гражданам БАССР обжа­ловать действия должностных лиц, государственных и общественных органов. B случаях нарушения закона или превышения своих полномо­чий, действия должностных лиц могли быть обжалованы в суд в уста­новленном законом порядке. Однако из-за отсутствия соответствующего закона данная норма не работала. Положительный заряд несли нормы, гарантирующие: а) осуществление правосудия только судом; б) коллеги­альность и участие народных заседателей; в) открытое разбирательство;

г) презумпцию невиновности; д) ведение судопроизводства на башкир­ском или русском языке или на языке большинства населения данной местности (статьи 140, 143, 146, 148, 149).

Таким образом, Конституция БАССР 1978 года гарантировала права и свободы гражданина, провозглашала законность как принцип осущест­вления власти. Однако поскольку она не являлась законом прямого дей­ствия, суды не могли применять ее нормы при обращении граждан за защитой продекларированных в Конституции БАССР прав. K примеру, не работало положение статьи 52 Конституции БАССР, согласно кото­рому граждане БАССР имели право на возмещение ущерба, причиненно­го незаконными действиями государственных и общественных организа­ций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязан­ностей. Участники экологического движения в БАССР не могли в конце 80-х годов зарегистрировать в органах государственной власти создан­ную общественную организацию, призванную заниматься проблемами охраны природы, в целях получения права юридического лица, хотя в соответствии со статьей 45 Конституции БАССР право на это гаран­тировалось. Государственные органы и суды отказывались принимать заявления, ссылаясь на отсутствие специального закона, к тому же Баш­кирский обком КПСС категорически запрещал рассмотрение подобных заявлений. Поэтому в годы перестройки активно функционировали объ­единения граждан, получивших название «неформалы», поскольку не могли зарегистрироваться и получить права «юридического лица».

Тем не менее Конституция БАССР 1978 года, как и все советские конституции той эпохи, обладала большим демократическим потенциа­лом. C внесенными изменениями и дополнениями в 1989, 1991 и 1992 го­дах она действовала до принятия новой Конституции Республики Баш­кортостан в декабре 1993 года. После отмены статьи 6, закрепляющей руководящую и направляющую роль КПСС, данная Конституция БАССР способствовала проведению демократических реформ в Башкортостане и выступила в качестве правовой базы функционирования Республики Башкортостан как демократической республики парламентского типа.

76. Территориальные изменения в 1921-1934 годах. Как известно, согласно фарману № 2 первоначальная территория автономного Башкор­тостана была определена в границах Малой Башкирии, хотя сама авто­номия провозглашалась на всей территории Уфимской, Самарской и Пермской губерний, населенных башкирами (то есть в границах Боль­шой Башкирии). Малая Башкирия включала в себя южную часть Красно­уфимского, юго-восточную часть Екатеринбургского, юго-западную часть Шадринского, юго-западную часть Челябинского, западную часть Троицкого, Верхне-Уральского, северо-западную часть Орского, север­ную часть Оренбургского, южную часть Осинского, юго-западную часть Бирского, восточную часть Бугурусланского, северо-восточную часть Стерлитамакского уездов. Данная территория была населена в основном мусульманами (95 %)[374].

B дальнейшем Башкирская Советская Республика была также про­возглашена в границах Малой Башкирии[375]. При определении границ Башкирской Советской Республики согласно «Соглашению центральной Советской власти с Башкирским правительством о Советской Автоном­ной Башкирии» от 20 марта 1919 года в ее состав вошли:

- из Оренбургского уезда волости: 1. Бурзянская, 2. Мурапталовская,

3. Имангуловская, 4. Аллабердинская, 5. Таймасовская, 6. Сеитовская, 7. д. Биккулова Ново-Троицкой волости, 8. д. Тимербаева Романовской волости, 9. Кургазинская, 10. Разномойская, 11. Ташлинская, 12. Юмагу- шнская, 13. Бушман-Суун-Каракипчакская, 14. 1-я Каракипчакская,

15. 2-я Каракипчакская, 16. Бурзян-Кипчакская, 17. Семено-Петровская;

- из Орского уезда волости: 1. 1-я Усерганская, 2. 2-я Усерганская,

3. 3-я Усерганская, 4. 4-я Усерганская, 5. 5-я Усерганская, 6. 6-я Усер­ганская, 7. Салиховская, 8. Усерган-Хайбуллинская, 9. Самарская, 10. Фе­доровская, 11. Поимская, 12. Демократическая, 13. Кувандыкская, 14. Канчуровская, 15. Куруильская, 16. Чеботаревская, 17. 1-я Бур- зянская, 18. 2-я Бурзянская, 19. 3-я Бурзянская, 20. Бурзян-Таналыков- ская, 21. Карагай-Кипчакская, 22. Байназаровская, 23. 1-я Тангауровская, 24. 2-я Тангауровская, 25. Воскресенская, 26. Свободная, 27. Канани- кольская, 28. Преображенская;

- из Верхне-Уральского уезда волости: 1. Тамьян-Тангауровская,

2. Кубеляк-Телевская, 3. Катайская, 4. Усмангалинская, 5. Ахуновская,

6. Тептяро-Учалинская, 7. Авзяно-Петровская, 8. Узянская, 9. Кагинская, 10. Белорецкая, 11. Тирлянская, 12. Ломовская;

- из Троицкого уезда волости: 1. Тунгатаровская, 2. Мулдакаевская,

3. Байсакальская, 4. Вознесенская, 5. Поляковская, 6. Сызгинская;

- из Челябинского уезда волости: 1. Мавлютовская, 2. Мухаметкулу- евская, 3. Метелевская, 4. Черлинская, 5. Султаевская;

- из Шадринского уезда волости: 1. Аминевская, 2. Башкиро-Течен- ская, 3. Кунашакская, 4. Тюляковская, 5. Буринская, 6. Байбускаровская,

7. Усть-Багарякская, 8. Кунакбаевская;

- из Екатеринбургского уезда волости: 1. Саринская, 2. Караболь- ская, 3. Кульмяковская, 4. Мякотинская;

- из Красноуфимского уезда волости: 1. Больше-Окинская, 2. Азигу- ловская, 3. Белянкинская, 4. Шакуровская, 5. Тляшевская, 6. Ювинская, 7. д. Юлай Ново-Златоустовской волости, 8. д. Верхний Баяк и Средний Баяк Манчажской волости, 9. д. Яман-Зилга и Средний Бугалыш Сажин- ской волости;

- из Златоустовского уезда волости: 1. Больше-Кущинская, 2. Екате­рининская, 3. Усть-Икинская, 4. Старо-Белокатайская, 5. 2-я Айлинская, 6. Белокатайская, 7. Верхне-Кигинская, 8. Дуван-Мечетлинская, 9. Ибра- евская, 10. Калмакуловская, 11. Мурзаларовская, 12. Насибашевская, 13. Нижне-Кигинская, 14. Сикиязская;

- из Уфимского уезда волости: 1. Урман-Кудейская, 2. Булекей- Кудейская, 3. башкирские селения Иглинской волости, 4. д. Бирючево Надеждинской волости, 5. Бишаул-Унгаровская, 6. Биштякинская;

- из Стерлитамакского уезда волости: 1. Бишкаинская, 2. Кси- Табынская, 3. Дуван-Табынская, 4. Кальчир-Табынская, 5. башкирские селения Архангельской волости, составляющие Инзерскую волость, 6. Бузовьязовская, 7. Миркитлинская, 8. Богоявленская, 9. Калкашевская, 10. Карагушевская, 11. Четырмановская, 12. Зирганская, 13. Арсланов- ская, 14. Бушман-Кипчакская, 15. Аллагуватовская, 16. Азнаевская, 17. Ильчик-Тимеровская, 18. Гирей-Кипчакская, 19. Карамышевская, 20. Макаровская, 21. Юрматынская, 22. Верхоторская, 23. Воскресенская, 24. Татьяновская, 25. Петровская, 26. Федоровская, 27. Дедовская, 28. Мелеузовская, 29. Нордовская;

- кроме того: Кипчакская и Новобашкирская волости Оренбургского уезда, Юмран-Табынская волость Бузулукского уезда, Ичкинская, Сарт- Калмыковская, Карасевская и Катайская волость Челябинского уезда, всего - более 2/5 территории Оренбургской губернии, более 2/5 Уфим­ской губернии, из Пермской губернии - часть территории, равная одному уезду, из Самарской губернии - одна волость[376] (132 волости).

Лидеры башкирского национального движения, объявляя автономию Башкортостана в границах Малой Башкирии, предполагали в дальней­шем расширение границ Башреспублики. Данный вопрос был предметом обсуждения на объединенном совещании в Уфе представителей ЦК РКП(б), Реввоенсовета РСФСР, Башкирского обкома, Уфимского губко- ма РКП(б), Башревкома и Уфимского губревкома еще 14 марта 1920 го­да. Данное совещание постановило: «...принять немедленные меры по определению точных границ Башреспублики». Оно указало на вхожде­ние спорных территорий на основе плебисцитов[377]. Территории Малой Башкирии было явно недостаточно для полноценного развития респуб­лики. B Башкирской республике не было городов, железных дорог, кото­рые соединяли бы ее с внешним миром. K тому же значительная часть этнических башкир оказалась за ее пределами. Однако политика центра, направленная на ущемление прав республики, дискредитация ее руково­дителей, враждебное отношение окружающих областей фактически све­ли на нет процесс расширения границ Башреспублики. Нельзя не согла­ситься с С. Ф. Касимовым, который считает, что «здесь повинна главным образом советская власть, ее центральные органы»[378]. Лишь после устра­нения национальных лидеров башкир от руководства республикой ввиду насущной экономической необходимости начинается расширение границ Башкирской республики.

C августа 1919 года (после возвращения Башревкома из эвакуации) г. Стерлитамак исполнял функции столицы Башкирской республики. При этом он оставался в составе Уфимской губернии, что было ненор­мальным явлением. Двоевластие в городе приводило «к бесконечным недоразумениям»[379]. Однако только 12 августа 1920 года ВЦИК издает декрет «О включении города Стерлитамака Уфимской губернии в состав территории Башкирской республики».

Вопрос о передаче Башкирской республике Стерлитамакского уезда решился на объединенном заседании членов БашЦИК и представителей Стерлитамакского уездисполкома 16 августа 1920 года. Данное заседа­ние признало передачу 15 волостей, имеющих «экономическое тяготение к г. Стерлитамаку, а также по своему географическому и политическому тяготению прилегающих к вышеуказанному центру», целесообразной, а также признало «необходимым переслать эти соображения в Центр и губернию для окончательного утверждения передачи»[380]. 18 ноября 1920 года ВЦИК своим декретом «О включении в состав Башкирской республики 16 волостей Стерлитамакского уезда и о присоединении 5 волостей Стерлитамакского уезда к Уфимской губернии» включает в территорию Башкирской Советской Социалистической Республики

І.Бегеняш-Абукановскую, 2. Дедовскую, 3. Зирганскую, 4. Ишпарсов- скую, 5. Калкашевскую, 6. Куганакскую, 7. Мелеузовскую, 8. Николаев­скую, 9. Нордовскую, 10. Рязановскую, 11. Уршаклинскую, 12. Четырма- новскую, 13. Карагушевскую, 14. Веровскую, 15. Ново-Степановскую,

16. Михайловскую волости. Объединенное заседание президиумов Баш­кирского обкома РКП(б), БашЦИК и представителей Уфимского губкома РКП(б) 2 января 1921 года постановило считать уезд перешедшим с 1 января 1921 года. Из перешедших волостей был образован новый, Стерлитамакский кантон Башкирской республики[381].

Однако включение в состав Башкирской республики г. Стерлитамака с уездом не решило территориальный вопрос (причем в Башреспублику включены были не все волости Стерлитамакского уезда; несмотря на настоятельные просьбы жителей и органов власти Федоровской волости, национальный состав населения, она не была включена в республику, как и еще 4 волости уезда).

Инициатива в вопросе о расширении границ исходила от населения и от правительственных органов Башкирии. Например, на II Всебашкир- ский съезд Советов (июль 1921 года) прибыла делегация с постановлени­ем от населения 17 волостей Белебеевского уезда, проживающего в бас­сейне р. Демы и на левом берегу р. Уршак, о желании присоединиться к БАССР[382].

V Башкирская партконференция (январь 1922 года) принимает реше­ние «настаивать перед ЦК на скором перенесении центра в г. Уфу с при­соединением уездов, тяготеющих к этому городу по национальным иэкономическим причинам» . 23 мая 1922 года БашЦИК представляет в центр докладную записку, в которой содержались тезисы, устанавли­вающие исторические, экономические и национально-культурные осно­вания присоединения к Башкирии всей территории Уфимской губернии. Тезисы эти в общем сводились к следующему:

1. B пределах Малой Башкирии в связи с отсутствием железнодо­рожных и водных путей сообщения и из-за хозяйственной и администра­тивной чересполосицы БССР существовать и развиваться не может.

2. Отсутствие в БССР значительных культурных центров вызывает резкий недостаток в культурных и технических силах, отражающийся на возможности дальнейшего культурного развития Башреспублики.

3. Присоединяемые уезды составляют историческое достояние баш­кир, которые были оттуда частично вытеснены колонизаторской полити­кой царизма.

4. Этнический состав подлежащих присоединению уездов в среднем наполовину башкирский.

5. B экономическом отношении БССР с включением в нее уездов Уфимской губернии представит из себя самодовлеющий промышленный район, обладающий всеми видами необходимого сырья и материалов.

6. Связь Южного Урала со Средним и Северным чисто формальная, не вытекающая из экономических требований, тогда как связь его с Баш­кирией несомненна и базируется на целом ряде жизненных, экономиче­ских и культурно-национальных условий[383].

Шестой пункт тезисов - результат притязаний Уральского экономи­ческого совета на промышленные восточные части Башкортостана. Дан­ные требования Уральской промышленной области также затянули обра­зование Большой Башкирии.

29 мая 1922 года Оргбюро ЦК РКП(б) принципиально соглашается на включение в БАССР Уфимской губернии и рассматривает вопрос об образовании партийных и советских органов будущей Большой Башки­рии. Оно выносит постановление об объединении Башобкома и Уфим­ского губкома РКП(б) во временный (до созыва областной партконфе­ренции) Башобком РКП(б), утверждает состав его президиума. B отно­шении советских органов Оргбюро сохраняет БашЦИК, его президиум и Башсовнарком, Уфимский губисполком вливает в БашЦИК, включив в президиум последнего 4 члена губисполкома. Назначение руководи­телей наркоматов и формирование их коллегий поручает пленуму Баш­кирского обкома РКП(б)[384].

Согласно данному решению 14 июня 1922 года ВЦИК принимает декрет «О расширении границ Автономной Башкирской Советской Со­циалистической Республики». C юридической точки зрения, Уфимская губерния как административная единица прекращает свое существова­ние, а ее уезды: Уфимский, Бирский, Белебеевский и Златоустовский - включаются в состав Башкирской республики. B состав республики пе­редаются также волости Миасского уезда Челябинской губернии: Typro- якская, Сыростанская, Миасская с г. Миасс, а также район горы Магнит­ной и Оврагов Каменных по реке Кызыл[385]. Заседание нового состава президиума БЦИК, которое состоялось 18 июля 1922 года уже в г. Уфе, издает декрет о ликвидации Уфимского губисполкома с передачей его имущества и дел новому составу БЦИК, Уфа становится официальной столицей Башреспублики.

Однако фактически происходит слияние Башкирской республики и Уфимской губернии, с доминированием в руководстве Большой Башки­рии представителей последней. Дело в том, что партийная организация Уфимской губернии (3 200 членов) значительно превышала по числен­ности Башкирскую организацию (1 900-2 000 членов)[386], соответственно при слиянии данных организаций представители Уфимской губернии оказались в большинстве, чем и не преминули воспользоваться: они по­лучили контроль в президиуме объединенного обкома РКП(б), наркома­тах, возглавили ведущие комиссариаты республики[387]. Таким образом, башкиры оказались устраненными от руководства Башкирской респуб­ликой (необходимо учитывать и последствия партийной чистки второй половины 1921 года, когда процент исключенных из партии башкир со­ставил 70,7 от общего числа)’[388].

Дальнейшие изменения территории Башкирской республики в основ­ном были связаны с притязаниями Уральской промышленной области на земли Златоустовского, Миасского уездов, а также Яланского, Аргаяш- ского, Дувано-Кущинского, Кудейского, Тамьян-Катайского кантонов и части Бурзян-Тангауровского кантона.

Как уже упоминалось, согласно декрету ВЦИК от 14 июня 1922 года от Башкирии был отторгнут Яланский кантон. Население и руководство кантона требовали оставить кантон в составе Башреспублики. Еще в мае 1921 года Яланский кантисполком и кантком РКП(б) обращались к руко­водству Башкирской республики с просьбой оставить их в составе Баш­кирской республики. После издания декрета 14 июня 1922 года яланцы возбудили ходатайство по данному поводу и направили с санкции прези­диума БашЦИК делегацию в Москву. Ходатайство было поддержано Наркомнацем и БашЦИК, однако так и не было удовлетворено[389].

Уже после акта 14 июня 1922 года Уралпромбюро вновь подняло во­прос о передаче ему Южного Урала. 10 августа того же года ВЦИК принципиально согласился на эту передачу, а 17 августа 1922 года при­нял декрет «О дополнительном расширении границ Автономной Баш­кирской Советской Социалистической Республики». Согласно этому декрету от Башкирии отошли:

1) заводские волости Уфимской волости (Аша-Балашевская, Минь- ярская, Катав-Ивановская, Симская, Илекская, Еральская, Усть- Катавская, Серпиевская и Караульская);

2) практически весь Тамьян-Катайский кантон (Авзяно-Петровская, Байсакальская, Белорецкая, Вознесенская, Инзерская, Катайская, Кагин- ская, Ломовская, Мулдакаевская, Поляковская, Тирлянская, Тунгатаров- ская, Узянская, Усмангалинская, Ахуновская, Кубеляк-Телевская, Тептя- ро-Учалинская и Тамьян-Тангауровская волости);

3) волости Миасского уезда (Тургоякская, Сыростанская и Миасская) с г. Миасс;

4) а также район горы Магнитной и Оврагов Каменных по реке Кызыл.

K Башкирской республике присоединялись 12 волостей Златоустов­ского уезда (Метелинская, Ярославская, Тастубинская, Дуванская, Уль- кундинская, Михайловская, Месягутовская, Леузинская, Ново-Мусли- мовская, Емашинская, Нугушинская и Яныбаевская)[390].

БЦИК на своих заседаниях от 19 и 23 августа и на совместном засе­дании с Башсовнаркомом и ответственными работниками Башреспубли- ки, состоявшемся 21 августа 1922 года, выступил против такой передачи и принял решение командировать уполномоченных в центр для изложе­ния своего мнения по данному вопросу[391]. Кантонные организации Тамь- ян-Катая также выступили за сохранение кантона в составе Башкирской республики. Ha заседаниях кантисполкома, канткома РКП(б) и ответра­ботников кантона 26, 28 августа и 1 сентября 1922 года выносятся реше­ния против передачи Тамьян-Катайского кантона с г. Белорецком Челя­бинской губернии. Передача данного кантона была особенно необдуман­ной, поскольку кантон входил еще в состав Малой Башкирии и составлял ее ядро, национальный фактор также не был учтен (по данным на 1919год, из 143 839 человек населения башкир насчитывалось 62 755,

568

русских - 56 422, татар - 23 693) . Первоначально центральные органы

отклоняли ходатайства республики. Ho 2 октября 1922 года Оргбюро ЦК РКП(б), тщательно изучив этот вопрос, постановило воздержаться от выделения из состава Башреспублики Тамьян-Катайского кантона. Ана­логичное решение принимает Наркомнац. Создается комиссия Оргбюро ЦК РКП(б) по данному вопросу. 31 октября она также выносит решение предложить Президиуму ВЦИК пересмотреть вопрос о передаче Тамьян-

Катайского кантона. 2 ноября Оргбюро ЦК РКП(б) утверждает данное предложение комиссии. A 9 ноября 1922 года Президиум ВЦИК выносит постановление об изменении пункта 3 своего постановления от 17 авгу­ста, касающегося передачи Тамьян-Катайского кантона. Остальная же часть южноуральского промышленного района отошла Челябинской гу­бернии[392].

Территориальные споры существовали и с другими соседями. Так, при образовании Татарской ACCP по декрету ВЦИК от 27 мая 1920 года в ее состав были включены Мензелинский и Бугульминский уезды Уфимской губернии, в которых проживало около 200 тыс. башкир. Насе­ление этих районов и руководство Башреспублики неоднократно хода­тайствовали о передаче указанных территорий Башкирии. Предлагалась ответная передача отдельных территорий для устранения чересполоси­цы. Однако положительно данный вопрос так и не был решен[393] .

Оренбургская область претендовала на Ток-Чуранский кантон рес­публики. Органы власти Башреспублики требовали оставить кантон в составе республики и предлагали расширить Зилаирский кантон на юг вплоть до включения г. Орска и всего Ток-Чуранского кантона. B итоге Зилаирский кантон остался в Башкирской республике. Декретом ВЦИК от 21 октября 1924 года Ток-Чуранская волость, несмотря на возражения, перешла к Киргизской АССР. K Киргизской ACCP перешли также г. Каргала и Имангуловская область, Уранская волость перешла к Орен­бургской губернии, Люксембургская - к Самарской[394].

17 января 1934 года ВЦИК принял постановление о разделе Ураль­ской области на три самостоятельные области: Свердловскую, Обско- Иртышскую и Челябинскую. Данное постановление предусматривало передачу Аргаяшского кантона Челябинской области с образованием в ее составе Аргаяшского национального округа. Несмотря на несогласие населения, органов власти кантона передача состоялась, а национальный округ так и не был образован[395].

B дальнейшем происходят лишь незначительные территориальные изменения, направленные на выпрямление границ. Можно сказать, с пе­редачей Аргаяшского кантона территория Башкортостана установилась в современных границах.

<< | >>
Источник: Еникеев 3. И., Еникеев А. 3.. История государства и права Башкортостана. - Уфа: Китап, 2007. - 432 с.. 2007

Еще по теме Глава 15. Конституционные основы формирования и развития БАССР:

  1. Оглавление
  2. Глава 14. Революции 1917 года и национально-государственное строительство. Республика Башкурдистан
  3. Глава 15. Конституционные основы формирования и развития БАССР
  4. Глава 17. Развитие законодательства Башкирской ACCP
  5. Глава 18. Конституционные акты Российской Федерации и Республики Башкортостан о правовом статусе республики
  6. Глава 20. Развитие системы законодательства Республики Башкортостан
  7. Примечани
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -