<<
>>

Становление советской системы судоустройства и судопро­изводства (1917-1920гг.)

После победы Октябрьской революции правительство боль­шевиков наряду с ликвидацией дореволюционных органов власти и управления приступило и к преобразованию прежней судебной системы. 24 ноября 1917 г. Совет Народных Комиссаров (CHK) принял Декрет о суде, который впоследствии стали называть Дек­ретом о суде № 1. B соответствии с данным декретом упразднялись следующие органы, осуществлявшие правосудие: Правительст­вующий Сенат, окружные суды, судебные палаты, военные, мор­ские и коммерческие суды.

Подлежали также ликвидации прокура- гУра, адвокатура и органы предварительного следствия. Кроме то­го, приостанавливалось действие мировых судов. Тем не менее, мировым судьям предоставлялось право участвовать в выборах ме­стных судей. Это объяснялось, как указывал M.B. Кожевников, ло­яльным отношением некоторых из них к советской власти, а также тем, что “вводя принцип коллегиальности в организации суда, можно было использовать бывших мировых судей как специали- Стов-юристов, осуществляя контроль над их деятельностью со сто­роны других членов суда - народных заседателей, представляющих рабочих и крестьян”'.

Следует отметить, что еще до издания данного декрета “в Петрограде, Кронштадте, Москве, Смоленске, Саратове, в Яро­славской, Тверской, Пензенской, Новгородской, Уфимской, Орен­бургской, Олонецкой губерниях, на Кубани, Украине, в Сибири и в некоторых других районах по почину местных Советов создава­лись, - отмечал М.В. Кожевников, - новые, пролетарские суды, носящие различные наименования: революционные народные су­ды, следственные комиссии (с функциями суда), суды обществен­ной совести и др.”[104]

Согласно Декрету о суде № 1 в стране учреждались местные суды и революционные трибуналы. Местный суд состоял из одного постоянного судьи и двух заседателей. Причем предполагалось, что судьи должны были избираться непосредственно населением. Од­нако в связи с отсутствием законодательного акта о порядке прове­дения выборов местным советам разрешалось избирать местных судей. Такой “порядок выборности судей Советами закрепился, - отмечал М.В. Кожевников, - на многие годы, так как выборность суда по строго классовому принципу наиболее полно могли обес­печить только Советы”[105].

Подсудность местных судов распространялась на уголовные дела, за которые полагалось наказание не свыше 2 лет лишения свободы, и на гражданские дела, цена иска которых не превышала 3 тыс. рублей. “Так как ни в каком декрете, ни в каких-либо иных законодательных актах в то время еще не было общих указаний о санкциях, налагаемых за те или иные преступления, не было, в ча­стности, указаний, за какие именно преступления назначаются на­казания в пределах до двух лет лишения свободы, то местные суды пошли, - указывает M.B. Кожевников, - по пути разнообразной практики при установлении подсудности возникавших дел”’. Это привело в конечном итоге к тому, что “вопрос о подсудности уго­ловных дел местным судам был выработан местной практикой, ко­торая впоследствии и была санкционирована в законодательном порядке”[106].

Уездные съезды местных судей являлись кассационной ин­станцией для рассмотрения жалоб на приговоры и решения мест­ных судов. Для крупных городов такой инстанцией был городской съезд судей, на который приглашались все местные судьи. Следует отметить, что кассационные жалобы рассматривались судом в со­ставе не менее трех местных судей.

Наряду с местными судами в некоторых волостях страны по инициативе НКВД в соответствии с инструкцией “06 организации Советской власти в волостях” от 22 февраля 19l8r.

были созданы волостные суды, которые просуществовали недолго. Однако учре­ждение волостных судов, действовавших “вне общей судебной системы, подведомственной Народному комиссариату юстиции, не вызывалось, - подчеркивает M.B. Кожевников, - необходимостью и представляло лишь крайне неудачную инициативу НКВД”[107].

Революционные трибуналы, учрежденные в соответствии C Декретом о судс № 1, рассматривали дела, связанные с преступле­ниями против советской власти, саботажем и другими злоупотреб­лениями чиновников, промышленников и торговцев. Судьи рево­люционных трибуналов избирались на пленарных заседаниях гу­бернских или городских советов. Подсудность данных судебных органов не была четко регламентирована. Поэтому революционные трибуналы могли рассматривать практически все дела, возбуждав­шиеся органами правопорядка в отношении представителей быв­ших эксплуататорских классов.

28 января 1918 г. CHK принял Декрет о революционном три­бунале печати. Такие судебные органы создавались при революци­онных трибуналах для рассмотрения дел о преступлениях, совер­шенных посредством использования печатных изданий. Революци­онные трибуналы печати избирались местными советами в составе трех судей на срок не более трех месяцев. “Революционный трибу­нал печати мог назначить, - указывает M.B. Кожевников, - сле­дующие наказания: 1) денежный штраф, 2) выражение обществен­ного порицания (о котором доводится до всеобщего сведения спо­собами, указанными трибуналом), 3) помешение на видном месте приговора или же специальное опровержение ложных сведений,

4) приостановка издания временная или навсегда или изъятие его из обращения, 5) конфискация в общенародную собствен­ность типографии или имущества издательства, если они при­надлежат привлеченным к суду, 6) лишение свободы, 7) удале­ние из столицы, отдельных местностей или пределов Российской Республики, 8) лишение виновного всех или некоторых полити­ческих прав”[108]. Важно отметить, что приговоры данного судебного органа обжалованию не подлежали и поиводились в исполнение немедленно.

Следует подчеркнуть, что в Декрете о суде № 1 предоставля­лось право применять законы прежних правительств, если они не были отменены советской властью и не противоречили революци­онному правосознанию. Так как абсолютное большинство законо­дательных актов царского и временного правительств противоре­чили декретам ВЦИК и СНК, а также основным положениям про­граммы-минимум партии большевиков, они не могли найти своего применения.

B Декрете о суде № 1, определяя порядок Формирования су­дебных органов местными советами, советское правительство по­ставило их в полную зависимость от местных органов власти, ко­торые навязывали им свои решения по конкретным делам, пыта­лись рассматривать жалобы на приговоры судов, постоянно вме­шиваясь в их деятельность.

B связи с тем, что в декрете не бьши указаны судебные орга­ны, которые должны рассматривать уголовные дела, выходившие за пределы подсудности местных судов, многие опасные преступ­ления оставались безнаказанными. Так, не были определены суды, имевшие право рассматривать иски, превышавшую сумму в 3 тыс. рублей. Тем не менее, Декрет о суде № 1 имел важное значение, так как в соответствии с ним бьши упразднены дореволюционные судебные учреждения и созданы новые судебные органы - местные суды и революционные трибуналы.

B Декрете о суде № 2, который был принят ВЦИК 28 февраля 1918 г., предусматривалось создание в уездах и городах окружных :удов. B нем указывалось, что их члены должны избираться уезд- тыми и городскими советами рабочих, солдатских и крестьянских іепутатов.

Важно отметить, что председатель окружного суда и іредседатели уголовного и гражданского отделений избирались и югли быть отозваны на общем собрании членов окружного суда. Іто касается отзыва членов окружных судов, то таким правом бы- и наделены избиравшие их соответствующие советы.

Проведение предварительного следствия возлагалось в нем а следственные комиссии, избиравшиеся местными советами в оставе трех человек.

Окружные суды обладали правом рассмотрения кассацион- ых жалоб на решения местных судов. B областях создавались об- істные суды в качестве кассационной инстанции для окружных /дов. “Для рассмотрения кассационных жалоб на решения окруж- i>ix судов как по гражданским, так и уголовным делам постоянные іены окружных народных судов на общем собрании данной об- істи избирают, - указывается в ст. 4 Декрета о суде № 2, - из сво- i среды надлежащее количество членов областного народного да и председателей отделений”[109].

Кроме того, в ст. 6 данного декрета предусматривалось соз- ние Верховного судебного контроля из представителей област- IX народных судов, главной целью которого было достижение инообразной кассационной практики. Верховный судебный кон- эль наделялся правом выносить решения, обязательные для ни­жестоящих судебных инстанций. B случаях, когда возникали про­тиворечия между действовавшим законодательством и революци­онным правосознанием Верховный судебный контроль имел право вносить “законодательным органам представления о необходимо­сти издания нового соответствующего закона”'.

B действительности были созданы только окружные суды, которые работали недостаточно эффективно. Что касается област­ных судов и Верховного судебного контроля, то они не были свое­временно сформированы. Более того, в Декрете о суде № 3, приня­том CHK РСФСР 20 июля 1918 г., было признано нецелесообраз­ным их создание. Вместо Верховного судебного контроля учреж­дался Кассационный суд в г. Москве для рассмотрения кассацион­ных жалоб на решения окружных судов. Он состоял из граждан­ского и уголовного отделений. Ero члены утверждались ВЦИК из кандидатов, представленных окружными народными судами и со­ветами местных народных судей.

B декрете значительно расширялась подсудность местных народных судов, к компетенции которых относилось рассмотрение всех уголовных дел, “за исключением дел о посягательстве на че­ловеческую жизнь, изнасиловании, разбое и бандитизме, подделке денежных знаков, взяточничестве и спекуляции”[110]. Такие дела пере­давались для рассмотрения в окружные народные суды. Местные народные суды имели также право рассматривать гражданские де­ла, цена иска которых не превышала Ютыс. рублей.

Окружныенародные суды теперь не располагали правом рас­смотрения в кассационном порядке жалоб на решения местных на­родных судов. Вст. 5 Декрета о суде № 3 указывалось: “По делам, по коим присуждено взыскание свыше 500 рублей или лишение свободы свыше 7 дней, допустить кассационные жалобы в Советы Местных Народных Судей”1. Таким образом данный судебный ор­ган выступал в качестве кассационной инстанции на решения ме­стных народных судов.

B связи с теи, что в законодательных актах не был четко рег­ламентирован порядок образования и границы подсудности рево­люционных трибуналов, зачастую их деятельность дублировалась местными народными судами.

B Декрете CHK РСФСР “О революционных трибуналах” от 4 мая 1918 г. революционные трибуналы сохранялись лишь в столицах, губернских городах, крупных узловых станциях и промышленных центрах. Кроме дел, связанных с контрреволю­ционными выступлениями, саботажем и спекуляцией, они рас­сматривали и “делапо борьбе с погромами, взяточничеством, под­логами, неправомерным использованием советских документов, хулиганством и шпионажем”2.

Для рассмотрения дел особой важности 16 мая 1918 г. был учрежден Революционный трибунал при ВЦИК. Ero избирал ВЦИК в составе председателя и шести членов сроком на три меся­ца. Сессии данного революционного трибунала созывались Прези­диумом ВЦИК, по собственной инициативе, по предложению CHK или Наркомата юстиции. При этом трибунале учреждалась Цен- тральная коллегия обвинителей в составе трех членов, которых из­бирал ВЦИК. Она принимала участие в работе следственной ко­миссии при революционном трибунале и поддерживала публичные обвинения по всем делам, рассматривавшимся в Революционном трибунале при ВЦИК.

Создание Кассационного отдела при ВЦИК ознаменовало за­вершение процесса формирования советской судебной системы. Он рассматривал кассационные жалобы и протесты на решения рево­люционных трибуналов. Кассационный отдел при ВЦИК учреж­дался в составе председателя, назначавшегося CHK и утверждав­шегося ВЦИК РСФСР, и двух постоянных членов, одного из кото­рых делегировал ВЦИК, а другого - Наркомат юстиции. Кассаци­онные жалобы и протесты необходимо было рассматривать в двух­недельный срок. Кассационному отделу было предоставлено право отмены приговора и передачи соответствующего дела для нового рассмотрения в уже рассматривавший его революционный трибу­нал, но с другим составом суда или направления его для разбира­тельства в другом революционном трибунале. Если обнаружива­лось несоответствие меры наказания с тяжестью содеянного Касса­ционный отдел имел право обращаться в Президиум ВЦИК с пред­ставлением об изменении наказания или прекращении дела без на­правления его для повторного рассмотрения.

B период гражданской войны вопросы организации и дея­тельности судебных органов были регламентированы в “Положе­нии о народном суде РСФСР”, утвержденном ВЦИК 30 ноября 1918 r., в котором значительно расширялась подсудность народных судов. B связи с тем, что практика существования окружных судов не оправдала себя, в стране “учреждался единый народный суд, рассматривавший все гражданские и уголовные дела, кроме дел о контрреволюционных преступлениях, дискредитации Советской власти и шпионаже”', которые относились к компетенции револю­ционных трибуналов. B соответствии с данным Положением уп­разднялись все окружные суды, а также Московский кассационный суд. Кроме того, в нем предусматривалось установление разного состава суда в зависимости от категории рассматриваемых дел. Так, малозначительные гражданские дела рассматривались народ­ными судьями единолично, а дела, связанные с посягательством на человеческую жизнь, причинением тяжких телесных повреждений, изнасилованием, разбоем, подделкой денежных знаков и докумен­тов, взяточничеством и спекуляцией, рассматривались судом в со­ставе народного судьи и шести народных заседателей. Остальные гражданские и уголовные дела решались в народном суде, вклю­чавшем судью и двух заседателей. B Положении запрещалось су­дебным органам ссылаться на законодательные акты дооктябрьско­го периода. B случае отсутствия необходимых норм рекомендова­лось руководствоваться “социалистическим правосознанием”.

B Положении сохранялся существовавший ранее порядок из­брания народных судей и заседателей: кандидатуры народных су­дей рассматривались и утверждались местными советами; кандида­туры народных заседателей представлялись общественными орга­низациями рабочих, волостными и сельскими советами и утвер­ждались исполкомами городских, уездных или волостных советов. Кассационные жалобы на решения народных судов в губерниях рассматривал создававшийся для этого Совет народных судей.

B “Положении о народном суде РСФСР”, утвержденном ВЦИК 21 октября 1920 г., вводился новый порядок избрания и от­зыва народных судей. Они избирались по-прежнему местными со­ветами, но утверждались уже губернскими исполкомами советов. Отозвать народных судей имели право только местные советы, из­биравшие их на эту должность. Однако такое решение должно бы­ло пройти процедуру утверждения губернским исполкомом совета.

B Положении от 21 октября 1920 г. изменился также и поря­док осуществления предварительного следствия. Так, по уголов­ным делам, подлежавшим рассмотрению судом в составе народно­го судьи и шести народных заседателей, необходимо было провес­ти предварительное расследование. Для остальных уголовных дел было достаточно осуществленного органами милиции дознания. Однако судья имел право передать дело народному следователю из Коллегии народных следователей, функционировавшей при гу­бернском Совете народных судей. B Положении указывалось, что правом избрания и отзыва народных следователей располагали гу­бернские исполкомы советов.

B соответствии с Положением защита осуществлялась в виде общественной обязанности гражданина, который на основании сво­их профессиональных знаний, образовательного уровня, партийного или служебного стажа был готов для выполнения данной работы. Обычно списки защитников обсуждались и утверждались исполко­мами местных советов. B связи с отсутствием у судей и адвокатов необходимых юридических знаний и профессионального опыта при принятии решений они вынуждены были часто апеллировать к так называемому “социалистическому правосознанию”, обеспечивая таким образом вынесение приговоров, не противоречивших основ­ным направлениям политики советских органов власти.

Преобразования затронули также систему революционных трибуналов. B соответствии с “Положением о революционных три­буналах”, утвержденном ВЦИК 12 апреля 1919 г., предусматрива­лось существенное их сокращение. Теперь они могли создаваться только при губернских советах, а также в городах, численность на­селения которых превышала 200 тыс. человек. По данному Поло­жению “их ведению подлежали дела о контрреволюционных пре­ступлениях, о явной дискредитации власти советскими работника­ми, дела о злостном дезертирстве”1.

Революционный трибунал состоял из председателя и двух народных заседателей, которых избирал губернский совет. Рас­смотрение дел по решению революционных трибуналов могло проходить с участием представителей защиты и обвинения.

B новом “Положении о революционных трибуналах”, утвер­жденном ВЦИК 18 марта 1920 r., в их состав непременно включал­ся представитель губернской Чрезвычайной Комиссии (ЧК). Кроме того, при революционном трибунале учреждалась должность сле- дователя-докладчика, к ведению которого относилась подготовка заключения о рассматриваемом деле и представление его на засе­дании революционного трибунала. По этому Положению к компе­тенции революционных трибуналов относились следующие дела: “1. O контрреволюционных деяниях. 2. Дела о крупной спекуляции товарами и предметами, взятыми на учет. 3. Дела по крупным должностным преступлениям лиц, обвиняемых в хищениях, подло­гах, неправильной выдаче нарядов и участии в спекуляции в той или иной форме, равно как и об иных, более выдающихся должно-

КутафинО.Е., ЛебедевВ.М., СсмигинГ.Ю. Судебная власть в России: История, документы. -М., 2003.-T. V.-C. 39.

=

стных преступлениях, в том числе и взяточничестве. 4. Дела 0 яв­ном дискредитировании власти советскими работниками. 5. Дела о дезертирах, признанных злостными, и укрывателях дезертиров, по­скольку таковые дела Комиссиями по борьбе с дезертирством бу­дут признаны превышающими их компетенцию, а также о пособ­никах и подстрекателях к дезертирству”'.

Необходимо отметить, что, получив право внесудебной рас­правы ВЧК и ее губернские и уездные чрезвычайные комиссии, широко его применяли. Так, после принятия CHK РСФСР поста­новления “О красном терроре” от 5 сентября 1918 г. органами ВЧК было репрессировано 31389 чел., из которых 6185 чел. было рас­стреляно, 14829 чел. заключено в тюрьмы, 6407 чел. направлены в концентрационные лагеря, 4068 чел. были взяты в заложники .

B годы гражданской войны в РСФСР бьши созданы также специализированные судебные органы. Так, в составе Красной Ар­мии, на железных дорогах и в действующих воинских частях учре­ждались революционные военные трибуналы для рассмотрения наиболее опасных преступлений, которые совершали военнослу­жащие. Для рассмотрения дел, связанных с дезертирством из рядов Красной Армии в соответствии с постановлениями Совета обороны от 3 июня и от 13 декабря 1919 г. создавались уездные комиссии по борьбе с дезертирством. Если на территории губернии не действо­вал революционный трибунал, то такое право предоставлялось гу­бернским комиссиям по борьбе с дезертирством.

' Кутафин O.E., Лебедев B.M., Семигин Г.Ю. Судебная власть в России: История, документы. - М., 2003. - Т. V.-C. 106.

2 См.: Сырых В.М. Н.В. Крыленко - идеолог советского правосудия. - М.,

2003. - С. 35.

“Проведенные изменения в системе органов, осуществляю­щих правосудие, таким образом, в полной мере соответствовали, - подчеркивает B.M. Сырых, - курсу советской власти на беспощад­ное истребление ее врагов, стремлению запугать население и заста­вить его исполнять советские законы”[111].

1. Суд и особенности процесса в CCCP в 1920-е - начале 1950-х годов

Новая экономическая политика советского государства спо­собствовала преобразованию системы органов государственной власти и управления, включая и судебные учреждения, которые в предшествующий период были ориентированы в основном на борьбу с преступностью и проведение судебных репрессий. B связи с развитием частного предпринимательства необходимо было пе­ресмотреть состав такого вида преступлений, как спекуляция и по­рядок применения соответствующих наказаний. Требовала также реорганизации и существовавшая прежде система судебных учре­ждений в стране.

Подготовка судебной реформы была начата в 1921 г. B соот­ветствии с ней предполагалось создать единый народный суд. Тем не менее, пришлось довольствоваться лишь формированием еди­ной системы судебных органов, которая способствовала значи­тельному совершенствованию существовавшей ранее громоздкой судебной системы. По “Положению о судоустройстве РСФСР”, утвержденном ВЦИК 31 октября 1922 г., создалась следующая сис­тема судебных органов: народный суд в составе одного народного судьи; народный суд, состоявший из народного судьи и двух на­родных заседателей; губернский суд; Верховный Суд РСФСР и его коллегии. B Положении указывалось, что губернские революцион­ные трибуналы и Верховный трибунал упразднялись. B то же вре­мя в нем предусматривалось формирование следующих специаль­ных судов: военных трибуналов, рассматривавших дела о преступ­лениях, угрожающих боеспособности Красной Армии; особых тру­довых сессий народных судов, к компетенции которых относились дела, связанные с нарушением КЗОТ; центральных и местных ар­битражных комиссий, рассматривавших имущественные споры, возникавшие между отдельными государственными предприятия­ми и учреждениями.

Губернские исполкомы советов избирали народных судей на один год. K кандидатам в народные судьи предъявлялись следую­щие требования: 1) стаж ответственной политической работы в те­чение двух лет в общественных рабочих и крестьянских организа­циях или трехлетний опыт работы в органах юстиции на должно­стях не ниже народного следователя; 2) кандидат должен был об­ладать правом избирать и быть избранным в советы. Данные огра­ничения были обусловлены стремлением советской власти не до­пустить в состав судебных органов представителей бывших экс­плуататорских классов. Естественно, что при таком подходе про­фессиональные знания кандидата в судьи ценились значительно ниже, чем политический опыт работы в советских органах.

B Положении подчеркивалось, что народными заседателями могли избираться все трудящиеся РСФСР, обладавшие правом из­бирать и быть избранными в местные советы. Народные заседатели Избирались на промышленных предприятиях, в воинских частях, волостных и сельских советах. Важно отметить, что в Положении Устанавливались существенные ограничения по классовому соста­ву народных заседателей: 50% должны были избираться от рабо­чих; 35% - от волостей и селений; 15% - от воинских частей.

Народный суд рассматривал по первой инстанции большую часть уголовных и гражданских дел. Губернский суд выступал в качестве суда первой инстанции по сложным гражданским делам и уголовным делам, связанным с особо опасными преступлениями Подсудность губернского суда распространялась на все дела о го­сударственных и должностных преступлениях, повлекшие за собой тяжелые последствия, дела о других опасных преступлениях.

Кроме того, губернский суд выступал в качестве органа над­зора за деятельностью подведомственных ему народных судов, а также рассматривал кассационные жалобы и протесты прокурора на решения народных судов и частные жалобы на их определения.

B состав губернского суда входили председатель, два его за­местителя, 12 постоянных членов губернского суда и народных заседателей. K членам губернского суда предъявлялись следующие требования: председатель и его заместители должны были иметь опыт работы в должности народного судьи или члена революцион­ного трибунала не менее 3 лет, а члены губернского суда - не ме­нее 2 лет. Список кандидатов в народные заседатели составляла специальная комиссия, затем передавала его на утверждение гу­бернского исполкома советов.

Губернский суд функционировал в составе пленума, уголов­ного и гражданского отделов, а также дисциплинарной коллегии Ha пленарное заседание губернского суда приглашались все его члены. Губернский суд решал вопросы определения границ и ко­личества судебных участков, распределения народных судей по участкам, рассматривал дела, связанные с дисциплинарной ответ­ственностью судей и народных следователей, и др. K подсудности уголовного и гражданского отделов губернского суда относились дела по первой инстанции. Они выступали также в качестве касса­ционной инстанции по отношению к решениям народных судов.

Верховный Суд РСФСР осуществлял контроль за деятельно­стью всех судебных органов, рассматривал в кассационном поряд­ке решения губернских судов и дела особой государственной важ­ности по первой инстанции. K ведению Верховного Суда РСФСР относились также высший судебный надзор и руководство судеб­ной практикой.

Верховный Суд РСФСР действовал в составе Президиума Верховного Суда, Пленума Верховного Суда, кассационных колле­гий по уголовным и гражданским делам, судебной коллегии, воен­ной и военно-транспортной коллегии, дисциплинарной коллегии. Председатель и члены Верховного Суда РСФСР назначались Пре­зидиумом ВЦИК. Ha пленарные заседания Верховного Суда гіри- глашались все члены суда. Пленум Верховного Суда РСФСР рас­сматривал вопросы, связанные с толкованием законов относитель­но судебной практики, отменой и изменением приговоров судеб­ных и кассационных коллегий Верховного Суда, других судебных учреждений.

B соответствии с “Положением о судоустройстве РСФСР” от 31 октября 1922 r. в систему судебных органов включались и на­родные следователи, которые работали при соответствующих след­ственных участках, губернских судах и Верховном Суде РСФСР. При отделе прокуратуры Наркомата юстиции РСФСР состояли также народные следователи, которым поручалось расследование дел особой государственной важности. Следователи при следст­венных участках назначались губернским судом и утверждались губернским исполкомом советов и Наркоматом юстиции. Следова-

тели при губернских судах, Верховном суде и Наркомате юстиции назначались на должность соответствующими органами, при кото­рых они функционировали. Важно при этом отметить, что “следо­ватель был свободен от какой-либо административной зависимости от прокурора, последний имел право давать следователю указания о направлении и дополнении расследования, о мере пресечения”'. B том случае, когда между прокурором и следователем возникали разногласия, они “решались судом, только суд обладал полномо­чиями наложения на следователей взысканий”2.

29 октября 1924 г. ЦИК CCCP принял закон “Основы судоус­тройства Союза CCP и союзных республик”, в котором говорилось, по мнению А.Я.Вышинского, “о советском суде как: а) об органе управления советской страны как страны пролетарской диктатуры;

б) органе, разрешающем свои задачи в общем плане задач социали­стического строительства и охраны советского строя, опирающего­ся на социалистическую собственность, путем беспощадного по­давления врагов советской власти; в) органе защиты прав и интере­сов трудящихся; г) органе воспитания трудящихся масс, перевос­питания неустойчивых элементов из числа трудящихся и даже “...исправления исправимых элементов из богачей, буржуазных интеллигентов, жуликов и хулиганов” (Ленин); д) органе укрепле­ния “сознательной железной дисциплины” (Ленин) трудящихся; e) органе осуществления революционной (социалистической) за­конности, являющейся могучим средством укрепления мощи про­летарского государства, с одной стороны, и охраны прав граждан, - с другой”[112]. Из данного высказывания следует, что советское госу­дарство рассматривало судебные органы прежде всего как инстру­мент в достижении своих целей. Кроме того, в этот период “пар­тийными органами различного уровня предпринимались неодно­кратные попытки поставить судебные учреждения под контроль, урезать их и без того относительную самостоятельность”[113].

19 ноября 1926 г. ВЦИК утвердил новое “Положение о судо­устройстве РСФСР”, в соответствии с которым сохранялась преж­няя трехзвенная систему: народный суд, губернский суд, Верхов­ный Суд РСФСР. Однако в областях и краях, где была завершена административно-территориальная реформа, вместо губернских судов вводились областные (краевые) и окружные суды.

Наркомат юстиции РСФСР осуществлял общее руководство судебными учреждениями республики, их инструктирование, а также разрабатывал основные направления судебной политики.

B 1934 г. была значительно расширена подсудность област­ных (краевых) судов. K их ведению перешли многие дела, рассмат­ривавшиеся до этого судебной коллегией ОГПУ. Для решения этой задачи в структуре областных (краевых) судов создавались специ­альные коллегии из трех постоянных судей.

B соответствии с “Положением о судоустройстве РСФСР” от 19 ноября 1926 г. учреждалась система специальных судов. K ним относились прежде всего военные трибуналы, создававшиеся при военных округах, корпусах и дивизиях. Общее руководство ими осуществлял Верховный Суд СССР. Обжаловать и опротестовать приговоры военных трибуналов можно было только в Военной коллегии Верховного Суда СССР.

При исполкомах волостных, уездных, губернских, краевых, областных и окружных советов создавались земельные комиссии, рассматривавшие споры, связанные с вопросами землевладения и землепользования. B состав данных комиссий входили представи­тели соответствующих земельных органов. Особая коллегия выс­шего контроля по земельным вопросам, созданная при ВЦИК РСФСР, должна была обеспечить общее руководство и методиче­скую помощь земельным комиссиям. Прокурор РСФСР и Предсе­датель Верховного Суда РСФСР осуществляли надзор за решения­ми Особой коллегии высшего контроля по земельным вопросам и земельных комиссий.

K специальным судебным органам относятся также Высшая арбитражная комиссия при ЭКОСО РСФСР и местные арбитраж­ные комиссии, рассматривавшие дела об имущественных спорах, возникавших между государственными органами и предприятиями.

B соответствии с постановлением ЦИК и CHK CCCP от 3 мая ] 931 г. был создан Государственный арбитраж при CTO СССР, ЭКОСО союзных республик, краевых и областных исполкомах, в связи с чем ликвидировалась прежняя система арбитражных судов.

Кроме того, для рассмотрения дел, связанных с нарушениями законодательства о труде, в столицах автономных республик, кра­ев, областей, губерний и округов, а также в крупных промышлен­ных центрах учреждались особые сессии народного суда по трудо­вым делам.

После образования CCCP важную роль в судебной системе страны стал играть Верховный Суд СССР. B соответствии с Кон­ституцией CCCP 1924 г. он давал руководящие указания Верхов­нЫм судам союзных республик по вопросам общесоюзного законо- дахсльства, рассматривал и опротестовывал перед ЦИК CCCP ре­шения Верховных судов союзных и автономных республик в слу­чаях их противоречия общесоюзному законодательству, решал уголовные дела, связанные с должностными преступлениями, со­вершенными высшими государственными чиновниками.

Согласно постановлению ЦИК и CHK CCCP от 20 августа 1926 г. к компетенции Верховного Суда CCCP бьш отнесен и кас­сационный порядок рассмотрения дел, поступавших из военных трибуналов.

B соответствии с постановлением ЦИК и CHK CCCP от 10 июля 1934 г. были расширены права Верховного Суда CCCP в сфере судебного надзора. Так, он имел теперь право самостоятель­но изменять или отменять решения судов союзных республик. B связи с этим была учреждена судебно-надзорная коллегия в со­ставе Председателя Верховного Суда CCCP и двух его заместите­лей. Судебно-надзорная коллегия Верховного Суда CCCP имела право отменить или изменить решения Верховньк Судов союзных республик и коллегий Верховного Суда СССР.

Стремление освободить народные суды от большого количе­ства малозначительных дел способствовало тому, что в соответст­вии с постановлением ВЦИК и CHK РСФСР от 27 августа 1928 г. в государственных учреждениях, на предприятиях и в общественных организациях были созданы товарищеские суды. K их компетенции относились дела об оскорблениях (словесных, письменных или действием), возбуждавшиеся в отношении работников одного предприятия или учреждения. “Решения товарищеских судов обя­зательны для тех, в отношении кого они вынесены, и это обстоя­тельство также придает, - подчеркивал А.Я. Вышинский, - това­рищеским судам особый оттенок, сближающий их деятельность с деятельностью государственных судов”'.

Согласно постановлению ВЦИК и CHK РСФСР от 20 февра­ля 193l г. товарищеские суды были переименованы в производст­венно-товарищеские суды. Они рассматривали теперь дела о нару­шениях трудовой дисциплины, о небрежном отношении к социали­стическому имуществу, инструментам, машинам, об оскорблении, о кражах, совершенных на территории предприятия или учрежде­ния на сумму, не превышавшую 50 руб., а также дела о мелком ху­лиганстве.

По постановлению ЦИК CCCP от 29 сентябре 1930 г. в РСФСР и других союзных республиках были созданы сельские общественные суды, рассматривавшие дела о нарушениях общест­венной безопасности, хулиганстве, оскорблениях, незначительных имущественных и трудовых спорах.

Необходимо отметить, что население активно участвовало в работе общественных судебных органов. “К началу 1932 г. в РСФСР насчитывалось, - указывает В.М. Сырых, - около 50 тыс. сельских судов, 10 тыс. производственно-товарищеских судов на предприятиях и в учреждениях и примерно столько же производст­венно-товарищеских судов в колхозах”[114].

B соответствии с Конституцией CCCP 1936 г. вводились но­вые принципы организации и деятельности судебных органов. K ним следует прежде всего отнести: коллегиальное рассмотрение дел судами всех уровней; выборность судей и народных заседате­лей; независимость судей от каких бы то ни было государственных органов и должностных лиц.

Конституция CCCP предусматривала введение следующей системы судебных органов: 1) народные суды; 2) краевые, област­ные суды, суды автономных областей, окружные суды; 3) Верхов­ные Суды автономных республик; 4) Верховные Суды союзных республик; 5) Верховный Суд СССР.

B августе 1938 г. Верховным Советом CCCP был принят “За­кон о судоустройстве СССР, союзных и автономных республик”, в коюром нашли воплощение вопросы необходимости установления равенства прав граждан на судебную защиту независимо от соци­ального, имущественного, служебного положения, национальной и расовой принадлежности.

Низшим звеном судебной системы CCCP в соответствии C данным законом был народный суд, учреждавшийся во всех горо­дах и районах. B крупных городах и районах создавались участки народных судов. Народные суды рассматривали уголовные дела о преступлениях против жизни, здоровья, свободы и достоинства граждан, порядка управления, об имущественных и должностных преступлениях, об уклонении от уплаты алиментов, о наследстве и трудовым спорам между работниками и администрацией предпри­ятий и учреждений.

Народный суд в составе народного судьи и двух заседателей рассматривал все подсудные ему уголовные и гражданские дела. Следует отметить, что существенно изменился порядок избрания народных судей и заседателей, которые теперь избирались населе­нием посредством тайного голосования в ходе всеобщих, прямых и равных выборов сроком на три года.

Что касается судей краевого, областного и окружного судов, суда автономной области, а также народных заседателей, то они избирались соответствующими советами депутатов трудящихся сроком на пять лет. Члены Верховного суда автономной республи­ки и народные заседатели избирались Верховным Советом авто­номной республики также на пять лет. K компетенции данных су­дебных органов относились уголовные дела о контрреволюцион­ных преступлениях, об особо опасных преступлениях против госу­дарственного управления, о хищениях социалистической собствен­ности, тяжких должностных и хозяйственных преступлениях и не­которые гражданские дела.

Краевые, областные и окружные суды, суды автономных об­ластей и Верховные суды автономных республик являлись касса­ционной инстанцией, рассматривавшей жалобы и протесты на ре­шения народных судов.

Верховный Суд РСФСР являлся высшим судебным органом республики. Он избирался Верховным Советом РСФСР сроком на пять лет. Верховный Суд РСФСР осуществлял надзор за деятель­ностью всех судебных органов союзной республики, рассматривал особо важные уголовные и гражданские дела по первой инстанции, все дела, относившиеся к компетенции других судебных органов РСФСР, жалобы и протесты на решения областных, краевых и ок­ружных судов, судов автономных областей и Верховных судов ав­тономных республик, а также пересматривал уголовные и граждан­ские дела в порядке надзора.

K специальным судебным органам в данном законе были от­несены военные трибуналы, линейные суды железнодорожного транспорта и линейные суды водного транспорта. Так как они включались в систему общесоюзных судебных органов, то функ­ционировали так же, как и остальные суды Советского Союза. Чле­нов специальных судов избирал Верховный Совет CCCP сроком на пять лет, а народных заседателей избирали краевые, областные со­веты или Верховные Советы автономных республик и Верховный Совет РСФСР. K ведению специальных судов относились только уголовные дела.

Верховный Суд CCCP являлся высшим судебным органом CCCP и избирался Верховным Советом CCCP сроком на пять лет. Он осуществлял надзор за судебной деятельностью всех судов CCCP и союзных республик, а также имел право отменять решения любого суда, давать руководящие указания по вопросам судебной практики. B состав Верховного Суда CCCP входили судебные кол­легии по уголовным и гражданским делам, военная коллегия, же­лезнодорожная коллегия и воднотранспортная коллегия. Кроме то­го, учреждался Пленум Верховного Суда СССР, на заседаниях ко­торого рассматривались протесты Председателя Верховного Суда СССР, Прокурора СССР, а также протесты на решения коллегий Верховного Суда СССР. Пленум включал председателя, его замес­тителей и всех членов Верховного Суда СССР. Ha пленарные засе­дания обязательно приглашались Прокурор CCCP и Нарком юсти­ции СССР.

Необходимо подчеркнуть, что Верховный Суд CCCP был лишен права давать заключения о соответствии тех или иных по­ложений Конституций союзных республик Конституции СССР. B Конституции CCCP 1936 г. данные вопросы относились к компе­тенции Верховного Совета CCCP и его Президиума.

B условиях укрепления сталинского авторитарного режима и массовых политических репрессий демократическая система пра­восудия, нашедшая отражение в Конституции CCCP 1936r., носи­ла формальный характер. B стране продолжало действовать Особое совещание при НКВД СССР, рассматривавшее уголовные дела во внесудебном порядке. Как отмечали В. Кудрявцев и А. Трусов, “Особые совещания и Коллегия ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ, ‘Чройки” и “двойки” на местах применяли наказания, предусмотренные уго­ловным кодексом, но действовали по собственной, по существу административной процедуре”[115]. Кроме того, уголовные дела о тер­рористических актах, диверсиях и вредительстве они разрешали в упрощенном порядке. “И хотя формально относительно создания, компетенции и форм деятельности внесудебных органов издава­лись законы и правительственные постановления, они противоре­чили, - подчеркивают В. Кудрявцев и А. Трусов, - элементарным основам права, согласно которым всякий человек имеет право быть выслушанным судом, защищаться против предъявленного ему об­винения и обжаловать вынесенный приговор”2. Они приводят ста­тистические данные об осужденных Особым совещанием НКВД XCP за 1935 г.:

“1. Контрреволюционная деятельность троцкистов-зиновьев- іев - 3262 чел.

2. Контрреволюционная агитация и клевета, главным обра- ом в связи с убийством Кирова - 9993 чел.

3. Террористические намерения и клевета на руководителей іартии и правительства - 3376 чел.

4. Изъятые из Ленинграда “бывшие люди” - 5130 чел.

5. Принадлежность к антисоветским политическим партиям, руппам и т.п. - 3623 чел.

6. Валютчики, авантюристы и т.п. - 7728 чел.

Кроме того, по решениям “троек” местных управлений НКВД осуждено воров, хулиганов, рецидивистов - 122726 чел.”[116].

B целом судебные органы в CCCP в 1930-е годы были ориен­тированы руководством партии и государства на усиление борьбы с “врагами народа”, против которых могли применяться процессу­альные действия, не предусмотренные в соответствующих законо­дательных актах. Об этом красноречиво свидетельствует и выска­зывание прокурора CCCP А.Я. Вышинского: “Основной задачей советского суда в настоящее время является осуществление твер­дой революционной политики, всем своим острием направленной против троцкистско-бухаринской, меньшевистской, эсеровской и иных агентур иностранных разведок, против всех и всяких контр­революционных подонков умирающих классов, против воров и расхитителей общественной собственности, против всех, кто пыта­ется оказывать делу социализма свое сопротивление, пытается вся­чески пакостить и вредить партии, советской власти, рабочему классу”[117].

B период Великой Отечественной войны существенные из­менения произошли в системе военных трибуналов. B соответствии с указом Президиума Верховного Совета CCCP от 22 июня 1941 г. “О военном положении” подчеркивалось, что военные трибуналы Должны были рассматривать все дела о преступлениях, направлен­ных против обороны, общественного порядка и государственной безопасности в районах, объявленных на военном положении. K их числу относились прежде всего преступления, совершенные воен­нослужащими. Однако к суду военного трибунала привлекались и гражданские лица по делам о государственных преступлениях, хи­щениях социалистической собственности, разбоях, грабежах, умышленного убийства, побегах из мест заключения, уклонении от службы в армии, сопротивлении представителям власти и незакон­ного хранения оружия.

Кроме того, представители военных властей имели право пе­редавать на рассмотрение военных трибуналов дела о спекуляции, злостном хулиганстве и других преступлениях, наносивших вред обороне, государственной безопасности и общественному порядку. B соответствии с Указом ПВС CCCP от 18 июля 1941 г. “Об ответ­ственности за распространение в военное время ложных слухов, возбуждающих тревогу среди населения” все дела такого рода рас­сматривались только военными трибуналами. K их ведению теперь относили и дела о самовольном уходе рабочих и служащих с пред­приятий военной промышленности и предприятий, обслуживавших военную промышленность.

Ha фронте и в прифронтовой зоне военные трибуналы дейст­вовали в дивизиях, отдельных бригадах, укрепленных районах, во­енно-морских базах, корпусах, армиях, флотилиях, фронтах и фло­тах. B тылу они функционировали в каждом военном округе и гар­низоне. Следует отметить, что линейные суды железнодорожного и водного транспорта были также преобразованы в военные трибу­налы. Они рассматривали дела, связанные с авариями и порчей грузов, невыполнением трудовых обязанностей, наносивших ущерб в работе транспорта, и др.

B районах, объявленных на осадном положении, все суды общей юрисдикции или значительная их часть реорганизовывались также в военные трибуналы. B связи с объявлением в Москве осад­ного положения с 25 октября 1941 г. большинство ее судебных ор­ганов были преобразованы в военные трибуналы. Однако после освобождения территории от врага или отмены режима осадного положения военные трибуналы вновь превращались в общие су­дебные органы и осуществляли правосудие в условиях мирного времени в соответствии с законом.

B годы Великой Отечественной войны члены военных три­буналов фронтов, флотов, округов и армий назначались, а их состав обычно утверждался совместными приказами Наркомата юстиции СССР, Наркомата обороны CCCP или Наркомата военно-морских сил. Члены военных трибуналов дивизий, бригад, корпусов и укре­пленных районов назначались председателями военных трибуналов фронтов, флотов и военных округов.

Согласно “Положению о военных трибуналах в местностях, объявленных на военном положении, и в районах военных дейст­вий” от 22 июня 1941 г. военные трибуналы рассматривали все де­ла в составе трех постоянных членов трибунала без участия народ­ных заседателей. Однако, начиная с июня 1942 г. в работе военных трибуналов стали вновь принимать участие народные заседатели, назначавшиеся политическими органами и командованием соот­ветствующих воинских подразделений.

Следует отметить, что приговоры военного трибунала в кас­сационном порядке не могли быть обжалованы. Можно было до­биться их пересмотра только в порядке надзора. Так, военные три­буналы армий осуществляли надзор за законностью и обоснован­ностью приговоров, которые выносили трибуналы дивизий, бригад и корпусов. B то же время военные трибуналы округов (флотов) Проводили проверку всех дел, рассматривавшихся трибуналами аРмий. Опротестовать в порядке надзора вступившие в силу приго­воры имели право военные прокуроры фронтов и флотов, а также председатели военных трибуналов фронтов и флотов. Такого рода протесты рассматривались Военной коллегией Верховного Суда СССР, которая “действовала: а) как суд первой инстанции по наи­более важным преступлениям, отнесенным к компетенции военных трибуналов; б) как кассационная инстанция для военных трибуна­лов округов, флотов, фронтов и отдельных армий, дислоцирован­ных в местностях, не объявленных на военном положении, а по де­лам, по которым выносился приговор к высшей мере наказания, - для военных трибуналов; в) как надзорная инстанция по делам всех военных трибуналов, кроме военных трибуналов железнодорож­ных и водных пугей сообщения”[118].

Особое место в практике военных трибуналов занимали дела, которые рассматривались во исполнение приказа № 227 от 28 июля 1942 г. народного комиссара обороны CCCP И.В. Сталина в упро­щенном порядке в течение 48 часов. Они касались прежде всего командиров и комиссаров, самовольно покинувших боевые пози­ции без приказа вышестоящих командиров[119].

Военные трибуналы достаточно часто применяли право от­срочки исполнения приговора в отношении осужденных к лише­нию свободы, направляя их в штрафные батальоны действующей армии. B соответствии с указом Президиума Верховного Совета CCCP от 7 июля 1945 г. судимость снималась со всех военнослу­жащих, осужденных к лишению свободы с отсрочкой исполнения приговора в связи с направлением их в штрафные батальоны. Важ-

но отметить, что отсрочка с исполнением наказания не пщменя- лась в отношении лиц, совершивших государственные ил« особо опасные преступления.

Общие суды рассматривали дела в соответствии с дйство- вавшим в то время гражданским и уголовным законодатель.твом, а также “Законом о судоустройстве СССР, союзных и автсчомных республик” 1938 г. Они строго соблюдали процессуальныенормы судопроизводства, соблюдая при этом права и интересы граждан. 06 этом могут свидетельствовать данные о работе общих ;удов в годы войны. “Подготовительные заседания верховных суд® авто­номных республик, краевых, областных и окружных судовРСФСР в 1941 году вернули, - указывает M.B. Кожевников, - про^ратуре на доследование 3,8% всех поступивших дел, в 1942 году -3,8%, в 1943 году - 5,5%, в 1944 году - 7,4% и в 1945 году _ 8,Н”'. Ко­нечно, анализируя данное увеличение числа дел, возвращешых на доследование, можно сделать вывод о снижении эффективности работы следственного аппарата. He отрицая, что опредленное влияние на это оказал призыв в армию квалифицированньк следо­вателей, главной причиной являлось, по мнению M.B Кожев­никова, значительное повышение “требований со стороны лодгото- вительных заседаний суда”2.

Военным трибуналам были подсудны также все дел о пре­ступлениях нацистов и их пособников, совершенных на временно оккупированной территории СССР. B конце 1945 - начале 946 r. в Брянске, Великих Луках, Киеве, Ленинграде, Минске, Нвюлаеве, Риге и Смоленске были проведены процессы над 85 бывцими во­

еннослужащими гитлеровской армии и сотрудниками немецких карательных отрядов, 66 из которых были приговорены к смертной казни через повешение. 1 августа 1946 г. Военная коллегия Вер­ховного Суда CCCP приговорила к смертной казни через повеше­ние генералаА.А.Власова и 11 его соратников, обвиненных в из­мене Родине и пособничестве нацистам.

“Руководствуясь указаниями Государственного комитета обороны Союза ССР, военные трибуналы сурово, - подчеркивал M.B. Кожевников, - карали шпионов, диверсантов, вредителей, предателей Родины, а также расхитителей военного и государст­венного достояния, распространителей ложных слухов, злостных дезертиров фронта и тыла”1.

B послевоенный период судебная система CCCP была приве­дена в соответствие с “Законом о судоустройстве СССР, союзных и автономных республик” 1938 г. B связи с этим было значительно сокращено число военных трибуналов, восстановлены линейные суды железнодорожного и водного транспорта. B декабре 1948 - феврале 1949 г. в CCCP впервые были проведены на основе назван­ного выше закона выборы народных судей и народных заседателей.

15 июля 1948 г. Президиум Верховного Совета CCCP утвер­дил “Положение о дисциплинарной ответственности судей”, в ко­тором принципиально менялся порядок привлечения судей к дис­циплинарной ответственности. Для рассмотрения дисциплинарных проступков, совершенных судьями, в краевых, областных судах, судах автономных областей, Верховных судах автономных и союз­ных республик, Верховном Суде CCCP создавались дисциплинар­ные коллегии. Они действовали в составе председателя суда или его заместителя и двух членов, назначавшихся председателем суда. Дисциплинарные коллегии рассматривали дисциплинарные про­ступки членов нижестоящих судов. Дисциплинарные коллегии краевых и областных судов решали таким образом дела о дисцип­линарных проступках народных судей.

B “Положении о дисциплинарной ответственности судей” подчеркивалось, что дисциплинарные коллегии должны всесто­ронне изучить обстоятельства совершения проступка, затребовать письменные объяснения, опросить свидетелей и непременно рас­смотреть дело с вызовом привлеченного судьи на заседание колле­гии. B то же время указывалось на необходимость вести эффектив­ную борьбу с любыми нарушениями в сфере правосудия.

Важное значение имел Указ Президиума Верховного Совета CCCP “06 упразднении Особого совещания при Министерстве внутренних дел СССР” от 1 сентября 1953 г., в котором предостав­лялось “Верховному суду CCCP право пересматривать по протесту Генерального прокурора CCCP решения бывших коллегий ОГПУ, «троек» НКВД - УНКВД, Особого совещания при НКВД - МГБ - МВД СССР”1.

прав республиканским и местным органам власти. Эти изменения касались и системы судебных органов. B частности, были расши­рены права в области судебного надзора Верховных Судов союз­ных и автономных республик, краевых и областных судов, судов автономных областей. B соответствии с указом Президиума Вер­ховного Совета CCCP от 14 августа 1954 г. в их составе были соз­даны президиумы, получившие право пересматривать в порядке надзора решения и кассационные определения по уголовным и гражданским делам. Президиум состоял из председателя суда, его заместителей и некоторых членов суда. Если раньше правом вно­сить протесты в порядке надзора обладали только Председатель Верховного Суда CCCP и Генеральный прокурор СССР, то теперь такое право предоставлялось также председателям Верховных су­дов союзных и автономных республик, краевых, областных судов, судов автономных областей и соответствующим прокурорам.

B 1956 г. были ликвидированы управления юстиции при ис­полкомах краевых, областных, автономных областей советов депу­татов трудящихся, функции которых частично передавались соот­ветствующим судебным органам. Так, например, краевые и обла­стные суды, суды автономных областей имели право осуществлять ревизии народных судов и контроль за их деятельностью, а также руководить нотариальными конторами.

B феврале 1957 г. были ликвидированы транспортные суды, а относившиеся к их ведению дела передавались соответственно в народные, краевые, областные суды, Верховные суды союзных и автономных республик.

B соответствии с “Положением о Верховном Суде СССР”, утвержденным Верховным Советом CCCP в феврале 1957 г., в зна­чительной степени восстанавливалась самостоятельность союзных республик в сфере правосудия. Теперь в отличие от предшество­вавшего периода существенно ограничивались возможности Вер­ховного Суда CCCP истреоовать дела из судебных органов союз­ных республик. Он располагал таким правом лишь в отношении дел, рассматривавшихся в порядке надзора Верховными судами союзных республик. A сам пересмотр дела в Верховном Суде CCCP мог состояться только в случае противоречия решений Вер­ховных судов союзных республик общесоюзным законодательным актам или прямого нарушения интересов других союзных респуб­лик. Эти изменения способствовали укреплению самостоятельно­сти союзных республик в сфере правосудия.

25 декабря 1958 г. Верховным Советом CCCP были приняты “Основы законодательства о судоустройстве Союза ССР, союзных и автономных республик”, в которых нашли отражение дальнеишие изменения системы судебных органов. Так, вместо упраздненной участковой системы народных судов учреждался единый народный суд города или района, статус которого не зависел от численности проживающего в них населения. Кроме того, были увеличены с трех до пяти лет сроки полномочий народных судей. Принципиально из­менилась и система выборов народных заседателей, которых теперь избирали на обіцих собраниях трудовых коллективов предприятий и учреждений, общественных организаций и колхозов.

B законе 1958 г. устанавливались два уровня судебных орга­нов: 1) суды Союза ССР; 2) суды союзных республик. K судам Союза CCP относились Верховный Суд CCCP и военные трибуна­лы. Суды союзных республик включали Верховные суды союзных республик, Верховные суды автономных республик, областные, краевые и городские суды, суды автономных областей и нацио­нальных округов, районные (городские) народные суды.

B соответствии с “Основами законодательства о судоустрой­стве союза ССР, союзных и автономных республик” все уголовные и гражданские дела по первой инстанции рассматривались судом в составе постоянного члена суда и двух народных заседателей. По­вышался также возрастной ценз кандидатов на названные судебные должности. Так, судьями и народными заседателями могли быть избраны граждане СССР, достигшие 25-летнего возраста. Изме­нился также и порядок отзыва судей и народных заседателей. Те­перь они могли лишиться своих полномочий досрочно только по отзыву избирателей или избравшего их органа, а также на основа­нии приговора суда.

Перемены затронули и существовавший ранее порядок при­влечения судей к дисциплинарной ответственности. Теперь судеб­ные органы союзных республик имели право самостоятельно опре­делять порядок привлечения к дисциплинарной ответственности судей судов союзных республик. Кроме того, судьям и народным заседателям предоставлялись равные права при осуществлении правосудия. Так, в статье 30 подчеркивается: “Во время исполне­ния своих обязанностей в суде народные заседатели пользуются всеми правами судьи”'.

Особое место в “Основах уголовного законодательства Сою­за ССР, союзных и автономных республик” от 25 декабря 1958 г. занимает статья 44, в которой говорится: “Если осужденный к ли­шению свободы, исправительным работам, ссылке, высылке или направлению в дисциплинарный батальон примерным поведением и честным отношением к труду доказал свое исправление, к нему

может быть применено судом, после фактического отбытия не ме­нее половины назначенного срока наказания, условно-досрочное освобождение от наказания или замена не отбьггой части наказания более мягким наказанием”'.

B декабре l958 г. было принято Верховным Советом CCCP “Положение о военных трибуналах”, по которому сохранялась су­ществовавшая до этого трехуровневая система военных трибуна­лов: 1) военные трибуналы армий, флотилий, воинских соединений и гарнизонов; 2) военные трибуналы округов, групп войск, флотов и отдельных армий; 3) военная коллегия Верховного Суда СССР. Однако значительно ограничивалась их подсудность. Теперь к компетенции военных трибуналов относились прежде всего: дела о преступлениях военнослужащих и военнообязанных, совершенных во время прохождения ими учебных сборов; дела о преступлениях сотрудников органов государственной безопасности; дела о пре­ступлениях против установленного порядка несения службы, со­вершенных' лицами начальствующего состава исправительно- трудовых учреждений; дела о шпионаже.

Военные трибуналы имели право рассматривать лишь уго­ловные дела. Однако допускалось и рассмотрение гражданских ис­ков воинских частей, предприятий и учреждений, общественных организаций и отдельных граждан только в связи с возмещением материального ущерба, причиненного в результате совершенного преступления. Военные трибуналы могли рассматривать все уго­ловные и гражданские дела лишь в районах, в которых вводилось военное положение или имели место вооруженные конфликты.

27 октября 1960 r. Верховный Совет РСФСР принял “Закон о судоустройстве в РСФСР”, в котором был установлен порядок оп­ределения численности народных судей и народных заседателей для каждого районного (городского) народного суда, а также пре­дусматривалось введение должности председателя районного (го­родского) народного суда и определялся круг его обязанностей. B законе были установлены также функции судебных коллегий и президиумов краевых, областных и городских судов, судов авто­номных областей и национальных округов, Верховных судов авто­номных республик.

B качестве высшего судебного органа союзной республики Верховный Суд РСФСР осуществлял надзор за деятельностью всех республиканских судебных органов, давал руководящие разъясне­ния судам о применении законодательства РСФСР. Он располагал также правом законодательной инициативы. Верховный Суд РСФСР рассматривал все гражданские и уголовные дела по первой инстанции, а также жалобы и протесты на решения Верховных су­дов автономных республик, краевых, областных и городских судов, судов автономных областей и судов национальных округов в кас­сационном порядке. Кроме того, Верховный Суд РСФСР рассмат­ривал в порядке надзора дела по протестам на вступившие в силу решения всех судов, расположенных на территории республики.

Для конца 1950-x- начала 1960-х годов было характерно достаточно широкое привлечение представителей общественности для участия в осуществлении правосудия. Это проявилось прежде всего в создании товарищеских судов на предприятиях и учрежде­ниях, в колхозах и при домоуправлениях, рассматривавших дела о нарушениях трудовой дисциплины, появлении в общественных местах в нетрезвом виде, недостойном поведении и т.п. Кроме того, в этот период широкое распространение получило участие общест­венных обвинителей и общественных защитников в рассмотрении судами гражданских и уголовных дел.

B начале 1960-х годов были упразднены республиканские министерства юстиции. B РСФСР Министерство юстиции было ликвидировано в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 13 апреля 1963 г. Верховному Суду РСФСР бы­ли переданы следующие его функции: 1) руководство и контроль за деятельностью судебных органов автономных республик, авто­номных областей, национальных округов, областных, краевых, городских и народных судов; 2) подбор и подготовка кадров для судебных органов; 3) ведение судебной статистики; 4) общее ру­ководство государственными нотариальными конторами. Особое место в системе нормативных правовых актов данного периода занимал Указ Президиума Верховного Совета от 4 марта 1965 г., в котором подчеркивалось, что “нацистские преступники, виновные в тягчайших злодеяниях против мира и человечности и военных преступлениях, подлежат суду и наказанию независимо от време­ни, истекшего после совершения преступлений”1. По данному указу к этой категории лиц не применялся срок давности и они могли получить за преступления, совершенные в годы Великой Отечественной войны, высшую меру наказания - расстрел.

B целом в 1960-х - первой половине 1980-х годов судебная система, сложившаяся в CCCP в конце 1950-х годов, не претерпела каких-либо радикальных изменений. Незначительные перемены касались прежде всего сокращения некоторых функций Верховно­го Суда CCCP в связи с образованием в 1970 г. союзно­республиканского Министерства юстиции СССР, на которое и бы­ли возложены функции по материальному обеспечению судебных органов страны и решению других организационных вопросов. Та­кие же функции должны были выполнять и вновь созданные мини­стерства юстиции союзных и автономных республик на подведом­ственной им территории.

Принятая 7 октября 1977 г. новая Конституция CCCP не вне­сла существенных изменений в судебную систему страны. B соот­ветствии со ст. 151 Конституции CCCP в Советском Союзе “дейст­вовали Верховный Суд СССР, Верховные Суды союзных респуб­лик, Верховные Суды автономных республик, краевые, областные, городские суды, суды автономных областей, суды автономных ок­ругов, районные (городские) народные суды, а также военные три­буналы в Вооруженных Силах”1.

B главе 20 Конституции CCCP были закреплены основные принципы, уже нашедшие отражение в действовавшем тогда за­конодательстве. Это касалось прежде всего применения принципа коллегиальности при рассмотрении гражданских и уголовных дел во всех судебных органах, независимости народных заседателей, а также возможности участия представителей общественности в судебном разбирательстве. B ст. 160 Конституции CCCP была впервые включена норма уголовно-процессуального законода­тельства, в соответствии с которой “никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уго­ловному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом”1.

B связи с незначительным числом новых положений по во­просам правосудия, включенных в Конституцию CCCP 1977r., Верховный Совет CCCP принял решение, что вместо подготовки нового закона о судоустройстве достаточно было внести изменения в “Основы законодательства о судоустройстве Союза ССР, союз­ных и автономных республик” от 25 декабря 1958 г. Таким образом была подготовлена и принята новая редакция данного закона на уровне CCCP и союзных республик.

Наряду с внесением соответствующих положений Конститу­ции CCCP 1977 г. в новую редакцию “Основ законодательства о судоустройстве Союза ССР, союзных и автономных республик’г были включены функции Министерства юстиции СССР, мини­стерств юстиции союзных и автономных республик по вопросам организационного руководства судебными органами. Так, Мини­стерство юстиции CCCP имело право вносить предложения по во­просам организации судов, обеспечивать проведение выборов су­дей и народных заседателей, осуществлять кадровую политику и проверку организационных вопросов деятельности судов, изучение и обобщение судебной практики, работу по ведению судебной ста­тистики. K компетенции министерств юстиции союзных республик относилось организационное руководство Верховными Судами автономных республик, краевыми, областными и городскими су­дами, судами автономных областей и автономных округов, район­ными городскими наподными судами.

Тем не менее, изменения, имевшие место в 1970-x- начале 1980-х годов в системе правосудия, организации и деятельности су­дебных органов, не могли создать условия для эффективной дея­тельности судебных учреждений. Оставалась еще нерешенной про­блема обеспечения гарантий независимости судей от вмешательства в их деятельность партийных и государственных органов, а также должностньк лиц. Имелись существенные недостатки и в действо­вавшем тогда порядке избрания судей. Они были связаны с вмеша­тельством партийных и советских органов в процесс подбора канди­датов на должности судей и проведения выборов народных судей.

Следует особо отметить, что впервые в истории советского правосудия в ст. 58 Конституции CCCP 1977 г. было закреплено право граждан на обжалование в суд действий должностных лиц, совершенных с нарушением закона либо превышением полномо­чий и ущемляющих их права. Кроме того, в данной статье указыва­лось, что ‘Ѵраждане CCCP имеют право на возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями государственных и обще­ственных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей”1.

Необходимо было внести значительные изменения в дея­тельность органов правосудия в связи с реализацией данного кон­ституционного права граждан. Оно предоставляло гражданам воз­можность вести борьбу с бюрократами и произволом должностных лиц. Гражданин имел право вынести решение конфликта на рас­смотрение судебного органа, не заинтересованного в исходе данно­го дела. Это положение нашло отражение в Указе Президиума

Верховного Совета CCCP от 18 мая 1981 r. “О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государствен­ных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей”. B нем, в частности, указывается: “Ущерб, причиненный гражданину в результате неза­конного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответ­ственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу, незаконного наложения административно­го взыскания в виде ареста или исправительных работ, возмещает­ся государством в полном объеме независимо от вины должност­ных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокура­туры и суда”1.

Хотя в тот же день было принято и соответствующее “Поло­жение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда” в Конституции CCCP 1977 r. гово­рилось о более широком круге должностных лиц, государственных органов и общественных организаций. Поэтому для реализации этого права требовалось принятие специального закона, устанавли­вавшего порядок рассмотрения судами подобных жалоб. Однако это право не было реализовано, так как в этот период не был при­нят закон, в котором должен был установлен порядок рассмотре­ния в судебных органах такого рода жалоб на все без исключения государственные органы и общественные организации, а также на должностных лиц, допустив соответствующие правонарушения.

Судебная система в период перестройки и распада CCCP (1985-1991 гг.) не претерпела существенных изменений. Тем не менее, был принят ряд законов, направленных на демократизацию системы судоустройства и судопроизводства. K ним следует отне­сти прежде всего “Основы законодательства CCCP и союзных рес­публик о судоустройстве” от 1 декабря 1989 г., в котором расширя­лись права граждан на защиту. Важное значение имел и закон “О порядке обжалования в суд неправомерных действий органов государственного управления и должностных лиц, ущемляющих права гражданина” от 1 июля 1990 г., в котором указывались кон­кретные механизмы обжалования гражданами противозаконных действий чиновников или неправомерных решений органов власти и управления.

Характерной особенностью развития законодательства дан­ного периода являлась так называемая “война законов”, которая была спровоцирована противоречиями, возникшими между цен­тром и союзными республиками. Она затронула также сферу су­дебного законодательства, приведя в конечном итоге к утрате леги­тимности законодательства Союза ССР. Это привело к тому, что “многие союзные республики перестали признавать приоритет за­конов СССР” и в конечном итоге “реальная эффективность вновь принимавшихся правовых актов (как и ранее действовавших) была минимальна”1.

B судебной системе CCCP в период перестройки произошли некоторые преобразования, обусловленные характером политиче­ских и экономических реформ, проводившихся в стране. Так, в соответствии с изменениями, внесенными в Конституцию CCCP 1 декабря 1988 г., была начата реформа судебной системы. Пер­вым ее шагом было создание органа, по своим полномочиям на­поминавшего конституционный суд. Он назывался Комитетом конституционного надзора. Хотя он официально и не был вклю­чен в судебную систему страны, к его ведению были отнесены и судебные функции.

B Российской Федерации, как и в некоторых других союзных республиках, был учрежден высший судебный орган конституци­онного контроля - Конституционный суд РСФСР. Ero члены изби­рались на съезде народных депутатов тайным голосованием. B со­ответствии с законом срок полномочий Конституционного суда РСФСР не был ограничен. K его компетенции относились: рас­смотрение дел о конституционности международных договоров и нормативных актов, о конституционности правоприменительной пракгики; предоставление заключений по определенным в законе вопросам. Решения Конституционного суда РСФСР по данным во­просам были окончательными и не подлежали обжалованию. Они вступали в силу немедленно после их принятия.

Важное значение имел закон AD статусе судей в СССР” от 4авгусга 1989 г. B нем вносились изменения в порядок избрания судей и сроки их полномочий. Так, судей теперь избирали выше­стоящие советы народных депутатов, а срок их полномочий увели­чивался до 10 лет. По мнению законодателя, данное решение должно было способствовать укреплению гарантий независимости судей. B ст. 11 данного закона впервые вводилась присяга для из­бранных судей и народных заседателей. B ней, в частности, указы­валось: “Текст присяги судьи и народного заседателя, а также по­рядок ее принесения для судей судов Союза CCP определяются

Верховным Советом СССР, а для судей судов союзных республик - Верховными Советами союзных республик”[120].

B “Основах законодательства Союза CCP и союзных респуб­лик о судоустройстве” от 13 ноября 1989 г. нашли отражение не­значительные изменения, произошедшие в годы перестройки. B ст. 1 указывалось, что в стране, как и прежде, действовали: “Вер­ховный Суд СССР, Верховные Суды союзных республик, Верхов­ные Суды автономных республик, краевые, областные, городские суды, суды автономных областей, суды автономных округов, рай­онные (городские) народные суды, а также военные трибуналы в Вооруженных Силах СССР”[121]. Судебная система страны включала суды Союза CCP и суды союзных республик. K судам Союза CCP относились Верховный Суд CCCP и военные трибуналы. K судам союзных республик относились остальные судебные учреждения, перечисленные в статье 1 данного закона. Кроме того, в ст. 23 ука­зывалось: “Законодательством союзных республик может быть предусмотрено создание составов судов, специализированных для рассмотрения отдельных категорий дел (дел о несовершеннолет­них, семейных и других)”3.

26 декабря 1990 г. был учрежден Высший Арбитражный суд СССР, важнейшей задачей которого являлось разрешение хозяйст­венных споров. Структура, компетенция и порядок его деятельности были регламентированы в законах “О Высшем Арбитражном Суде

СССР” и “О порядке разрешения хозяйственных споров Высшим Арбитражным Судом СССР”, уівержденных 17 мая 1991 г.

Важно отметить, что Высший Арбитражный Суд CCCP был учрежден вместо существовавшего прежде Государственного ар­битража, не являвшегося по существу судебным органом. C 1 ок­тября 1991 г. вместо упраздненных арбитражей и аналогичных им органов, существовавших до этого в структуре министерств и ве- домсів, были созданы арбитражные суды, которые непосредствен­но входили в судебную систему страны. Кроме того, была значи­тельно расширена их подсудность. Так, органы государственного арбитража рассматривали ранее только дела о хозяйственных спо­рах между государственными предприятиями и учреждениями, те­перь они разрешали такого рода дела и между другими субъектами с иной формой собственности.

B РСФСР произошли также изменения, в соответствии с ко­торыми вводилась двухуровневая система арбитражных судов:

1) Высший арбитражный суд РСФСР; 2) арбитражные суды рес­публик в составе РСФСР, краевые, областные, городские арбит­ражные суды, арбитражные суды автономной области и автоном­ных округов. Следует отметить, что арбитражные суды РСФСР были уже непосредственно ориентированы на рассмотрение дел об экономических спорах, а также спорах в сфере управления, вклю­чая и субъекты предпринимательской деятельности.

После августовского путча Верховный Суд CCCP принял 29 и 30 августа 1991 г. два постановления, в которых он квалифи­цировал его как государственный переворот и предложил меры, направленные на предотвращение попыток осуществления госу­дарственного переворота. Однако остановить начавшийся процесс распада CCCP уже было невозможно.

Таким образом, предпринятые в период перестройки незна- 4ительные изменения в судебной системе страны, не могли быть B золной мере реализованы. Это было связано, прежде всего, с “вой­ной законов” и “парадом суверенитетов”, которые начали объяв- зять в конце 1980-х - начале 1990-х годов союзные республики. B конечном итоге это привело к распаду в начале декабря 1991 г. Советского Союза и учреждению на основе бывших союзных рес­публик независимых государств.

<< | >>
Источник: Бабенко В.Н.. Судебная система России: История и современ­ность / РАН. ИНИОН; М-во юстиции РФ. Рос. правовая академия. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.,2007. - 264 с.. 2007

Еще по теме Становление советской системы судоустройства и судопро­изводства (1917-1920гг.):

  1. Становление советской системы судоустройства и судопро­изводства (1917-1920гг.)
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -