<<
>>

СТЕНОГРАФИЧЕСКИЙ ОТЧЕТ заседания членов Ленинградского Общества Работников Советского Права и слушателей Криминологического Кабинета при Ленинградском Губсуде, совместно с представителями Наркомздрава и врачами 13 июля 1925 года.

ПОВЕСТКА ДНЯ:

Доклады члена Губсуда Н. И. Яковченко и Заведывающего Отделом Экспертизы

Губздравотдела д-ра Н. И. Ижевского:

„О судебной ответственности врачей66.

Председатель Общества работников Советского права Ф. М. Нахимсон: Товарищи, от имени Ленинградского Общ-ва работников Советского Права и слушателей Криминологического Кабинета позвольте считать заседание открытым. Так как сегодняшнее собрание является расширенным, то предлагаю избрать президиум на данное собрание.

Предлагается следующий состав президиума: Председатель Ленинградского Губернского Суда т. Нахимсон, Прокурор Ленинградской губернии т. Крастин, Завед. Ленингр. Губ. Отд. Здравоохранения т. Адуевский, Председатель врачебной секции Союза Всемедикосантруд и старший врач Боткинской больницы д-р Ивашинцев, Завед. Диагностическим Институтом проф. Оршанский, член Ленингр. Губернск. Суда т. Яковченко, Старш. Следователь Ленингр. Губернск. Суда т. Зальманов.

Председатель: Возражений нет? Прошу президиум занять места.

Председатель: Порядок дня известен. По основным вопросам имеются два доклада. Слово предоставляется т. Яковченко.

Доклад тов. Н. И. Яковченко.

Газетная полемика.

Мой доклад, товарищи, является, с одной стороны, результатом тех судебных процессов, которые имели место за последнее время в наших судах, а, с другой стороны, результатом полемики, появившейся в нашей прессе. Полемика эта вызвала как среди врачей, так и среди судебных работников большой и естественный интерес.

И нам необходимо поэтому договориться. Мы решили поставить вопрос во всей широте для того, чтобы он не служил камнем преткновения для будущей нашей совместной деятельности.

Нужно определенно сказать, что процессы, которые происходили в наших Народных Судах и Губсуде, показали, что в области врачевания не все еще и до настоящего времени обстоит благополучно.

Случаи недобросовестного, невежественного врачевания имели место неоднократно.

Это обстоятельство заставляет нас бить тревогу. И не только потому, что деятельность врача по вполне понятным причинам выделяется среди других видов деятельности, но, главным образом, потому, что все трудящиеся чрезвычайно заинтересованы вопросами врачевания.

Врачи с точки зрения Советского законодательства.

Наше Советское законодательство в этом направлении стоит на такой точке зрения: врач является ответственным так же, как любой и всякий гражданин. Поэтому в нашем Уголовном Кодексе и нет специального закона, где бы говорилось исключительно о наказуемости врачей за неправильное лечение. Из тех процессов, которые мы могли проследить, мы видим, какие именно были врачам пред‘явлены обвинения. Мы видим, что врачи привлекались по ст. 108 У. К., что говорит о невнимательном, небрежном отношении к своим врачебным обязанностям, по ст. 146 У. К., говорящей об искусственном перерыве беременности, совершенном в ненадлежащих условиях, и по ст. 165 У. К., преследующей за неоказание медицинской помощи.

Само собой разумеется, что в отдельных случаях могут иметь место различные последствия деяний того или иного врача, в частности, неправильного лечения и проч. Совершенно ясно, что эти деяния будут квалифицироваться по другим статьям У. К. Если они вызвали смерть, они могут квалифицироваться, как неосторожное убийство, если вызвали повреждение, то могут квалифицироваться, как неосторожное нанесение повреждения, и т. п.

Итак, наш закон при возбуждении уголовного преследования не предоставляет каких-либо привилегий отдельным группам. Все лица, несмотря на положение их — служебное или общественное, — подлежат одинаково ответственности по Уг. Код. за совершенное ими преступное деяние.

И поэтому врачи не могут быть выделены в какую-то обособленную группу людей, о которых надо говорить, как о каких-то отдельных единицах, и для которых необходимо создать специальные правила в смысле установления особого порядка при возбуждении против них уголовного преследования.

Претензии Ленинградского Акушерско-Гинекологического Общества.

Та полемика, которая развилась в последнее время в нашей прессе, чрезвычайно интересна не только с общественной точки зрения и тех принципов, которые положены в основу действующего Советского уголовного законодательства.

Я постарался уловить полностью весь обширный газетный материал по этому вопросу. Какие же моменты выставляются, как главные аргументы, определенной группой врачей, об‘единенных Ленинградским научным Акушерско-Гинекологическим Обществом?

Эти моменты, собственно говоря, сводятся к следующему: прежде всего Акушерско-Гинекологическое Общество считает, что уголовное преследование врачей в условиях Советского строя получило чрезвычайное развитие, в то время как в период дореволюционного права это были единичные случаи. Далее Общество заявляет, что, под видом обвинения врачей в ухудшении качества их работы, врачам в сущности пред‘являются обывательской массой совершенно несоответственные требования.

Общество заявляет также, что судебные органы недостаточно правильно и вдумчиво относятся к врачам. Далее оно говорит, что Уголовный Кодекс должен создать определенное положение для экспертизы, чем будет предотвращено механическое вынесение судебных приговоров. Наконец, Общество решилось сделать неслыханное заявление: врачи, стоящие у постели больного, под влиянием страха перед возможным наказанием, будут задумываться над выбором способа лечения, и перспектива сесть на скамью подсудимых после неудачной операции может остановить врача в решении сделать операцию.

Как практическое разрешение вопроса, Общество предлагает внести в существующий судебный порядок изменение такого рода: до привлечения к судебной ответственности врача за неправильную врачебную работу нужно предварительно испросить соответствующее заключение специальной комиссии, которая только и имеет право решать: передать дело в Суд или подвергнуть врача своему товарищескому суду.

Вот приблизительно все „претензии" этого Общества, которые проникли в нашу печать.

Три ошибки.

Врачи Акушерско-Гинекологического Общества внесли колоссальную путаницу в правильную постановку вопроса.

Если сделать общую оценку их чаяниям, то здесь налицо три ошибки.

Первая ошибка заключается в том, это этими вопросами в сущности выражено недоверие судебно-следственной власти. Это недоверие ярко сквозит в том пункте, где Общество говорит о необходимости будущего изменения судебного порядка, а также и в том пункте, где говорится, что судебные органы недостаточно вдумчиво относятся к самому моменту привлечения врачей к судебной ответственности. И самое главное, что это недоверие к пролетарскому суду, к пролетарскому обвинению не поддержано по существу никакими аргументами. Никаких решительно обоснований в этом направлений Обществом не сделано. Это исключительно голословное заяв- ленио.

Вторая ошибка происходит оттого, что Общество обнаружило полное непонимание основных принципов пролетарской общественности. Оно, в сущности говоря, проявило игнорирование культурных запросов трудящихся масс.

Если с точки зрения советского принципа, с точки зрения той партии, которой принадлежит руководящая роль в государстве, с точки зрения советского коллектива, — если с этих точек зрения рассмотреть „претензии" врачей, то они покажутся, действительно, странным отголоском того шума, который, в сущности говоря, уже перестал раздаваться в нашей советской стране.

Здесь нужно сказать прямо: — наши основные принципы этими врачами, к сожалению, не поняты. Ибо как раз наши стремления во всех областях советской жизни сводятся к тому, чтобы как можно больше трудящейся массы вовлечь в общественную жизнь. И приближение массы к научным дисциплинам, в данном случае — к медицине, играет колоссальную роль в общей работе этого направления.

Целый ряд мыслей по этому вопросу еще был высказан Владимиром Ильичом. Целый ряд постановлений был проведен в этом направлении правящей партией, Советским правительством, и то, что Акушерско-Гинекологическое Общество прошло мимо этого вопроса, мне представляется неправильным и непонятным.

И вот третья ошибка, которую делает Общество. Когда я пересматривал материал по всему вопросу, у меня возникла мысль: откуда, в сущности, взято такое разрешение вопроса, как создание специальной комиссии при Губздравотделе?

Я обратился к дореволюционному законодательству и увидел, что, с точки зрения дореволюционного законодательства, такая постановка вопроса как будто ясна. Там такие случаи имели место.

Я позволю себе остановить ваше внимание на 870 ст. царского Уложения о наказаниях, которая, в сущности, очень близко подходит к тому, что говорилось этим Обществом. Там сказано так: когда медицинским начальством будет признано, что врач-оператор или акушер применил неправильное лечение и от этого последует кому-либо смерть, то, если врач христианин, он предается духовному покаянию.

А ведь смысл практического разрешения вопроса, предложенного Акушерско-Гинекологическим Обществом, именно и сводится к тому, чтобы учредить специальную комиссию при Г убздравотделе, которая и будет решать вопросы о предании врача суду или же своего рода покаянию. Такому подходу в нашем законе нет никакого обоснования.

Административные гарантии.

В царских уголовных законах было много статей, в которых говорилось о порядке возбуждения уголовного дела против административных лиц. Целый ряд таких лиц не мог быть привлечен к суду до тех пор, пока на это не даст согласия и не сделает распоряжения соответствующее начальство.

В нашем Уголовном Кодексе нет такого положения. У нас, какие бы ни были, административные лица в этих случаях не пользуются особыми гарантиями. Если взять статьи В. И. Ленина, то увидим, что такое положение и немыслимо при Советском строе.

«Специальная комиссия» Губздрава или экспертиза».

Теперь по существу вопроса. Говорится о том, что необходимо создать специальную комиссию при Г убздравотделе, которая будет особенно компетентна и почему то более компетентна, чем всякая другая комиссия хотя бы из экспертов, и что только она может правильно решить вопрос: виновен врач или нет?

Готовясь к докладу, я взял, между прочим, первое попавшее дело, — в отношении двух врачей.

Мое внимание было обращено на состав экспертной комиссии, которая назначена была в периоде предварительного следствия. В эту комиссию вошли следующие лица: профессора гинекологии Личкус и Окинчиц, профессор-хирург Греков, профессора судебной медицины Чистович и Шор, зав. отделом судебной экспертизы доктор Ижевский. Неужели такая комиссия не компетентна решать те вопросы, которые относятся исключительно к медицине? Я смею предположить, что эти лица в состоянии решать такие вопросы и, придя к тому или иному выводу, сказать следователю с научной точки зрения, виновен ли в данном случае врач или нет. И даже в менее квалифицированном составе и меньшем числе в каждом отдельном случае экспертиза сможет разрешать поставленные ей вопросы.

При этом очень важно то, что по нашему закону мнение экспертизы не обязательно для Суда. И поэтому, если у Суда является сомнение, закон дает ему право на созыв новой экспертизы, хотя бы из лиц всех медицинских специальностей.

Теперь спрашивается: какое преимущество будет у той комиссии, которая будет находиться при Губздравотделе, по сравнению с теми по существу тоже комиссиями (экспертными), которые согласно и стройно работают с Судом, иногда с самого предварительного следствия?

У новой комиссии при Губздравотделе не было бы того авторитета, не было бы столько влияния. Что же касается ответственности, то комиссия Губздрава была бы безответственна.

А в то же самое время эксперт ответственен и ответственен перед Судом, который подвергает проверке все добытые предварительным следствием факты дополнительно еще на судебном следствии.

Эксперту приходится проверить все обстоятельства дела три раза: у следователя, в заседании Суда и при даче заключения. Перед ним проходит богатый материал, все дело, все его подробности, допрос всех свидетелей, подсудимого. Какая же обстановка дает больше гарантии: бюрократически построенная комиссия, которая будет находиться при Губздравотделе, или работающая с Судом экспертиза?

Вот к чему по существу сводится вопрос, затронутый Акушерско-Гинекологическим Обществом.

Советская общественность и врачи.

Теперь мне остается остановиться на последнем вопросе.

Мы, судебные работники, конечно, в области медицины не специалисты. И поэтому в наших судах мы чрезвычайно широко прибегаем к помощи медицинских работников. Каждый вопрос, который требует освещения с точки зрения науки, подвергается в Суде соответственному тщательному изучению, которое при иных условиях не может быть достигнуто. В каждом отдельном случае Судом вызываются соответствующие эксперты, и высказанные здесь врачами обвинения против судебной власти являются каким-то абсурдом.

Мне кажется, это совершенное непонимание той работы, которую ведет судебно-обвинительная власть. Если бы у этой группы врачей было хотя бы отдаленное представление о работе судебно-следственной власти, то таких заявлений мы бы не имели.

И мы не напрасно придали поставленному вопросу такое большое значение. Ибо советская общественность в этом отношении стоит очень высоко по сравнению со всякой другой. Только в условиях Советского строя научная мысль действительно становится на широкую дорогу, потому что этот строй создается по линии трудящихся масс.

При этих условиях круг общественных работников не замыкается определенными лицами. Всем открыт путь на арену общественной деятельности. И научной мысли надлежит итти именно тем руслом, по которому направляет ее власть трудящихся и по которому направляется мысль пролетарской общественности.

Если в этом отношении нам будет задан вопрос: — чего мы достигли? — то я считаю, что в этом отношении очень многое достигнуто. И мы с каждым годом достигаем все больших и больших результатов. Мы получили в Советском Союзе небывалый расцвет научной мысли. Нужно только твердо стоять рука об руку с принципами, в основе которых лежит широкое ознакомление трудящихся со всеми достижениями научной мысли.

Но не нужно говорить так, как говорят врачи из Акушерско-Гинекологического Общества: видите ли, невежество масс ведет к тому, что благодаря этому невежеству возбуждаются уголовные процессы против врачей. Это положение ни с чем не вяжется, оно совершенно неверно. Ведь нельзя же не видеть, что масса в период революции очень поднялась и развилась.

Акушерско-Гинекологическому Обществу представляется так, что процессов при старом строе было мало, а теперь много. Теперь-де создалась обывательщина, которая не может понять, где же предел медицинских достижений. Акушерско-Гинекологическое Общество хочет сказать, что несмотря на то, что совершилась величайшая революция в мире, народ в нашей стране остался самым некультурным и отсталым и по своему только невежеству он распинает врачей.

Товарищи, я должен в заключение подчеркнуть, что пролетарская общественность в период нашей революции выросла. Она принимает в свои об‘ятия всех тех врачей, всех тех научных деятелей, которые с открытой душой идут к ней работать.

Авторитет врачей и процессы.

Наконец, я думаю, что те процессы против врачей, которые прошли на наших глазах, ни в какой степени, ни в какой мере не подорвали авторитета врачей.

В сознании населения прочно утвердилось понятие, что и врач, как всякий гражданин, ответственен перед законом. Пусть не всегда можно сказать, что врач не сделал ошибки, а наступил естественный исход болезни, наступила естественная смерть, но за каждую жизнь в каждом случае врач ответственен. И, поверьте, пролетарский Суд может разобраться, когда врач на самом деле ничего преступного не сделал. Я повторяю, что положение врачей нисколько не дискредитируется в глазах населения.

Нельзя не отметить, однако, одного маленького обстоятельства, пожалуй, очень несуразного. А именно, что из всех судебных дел, которые были возбуждены против врачей, наибольшее количество падает на гинекологов. В сущности говоря это — „абортные" дела.

Сейчас но время останавливаться на этом положении вообще, на положении производства абортов в нашей стране. Но в этом направлении дело обстоит далеко не благополучно.

И поэтому в тех случаях, когда аборты производятся неправильно, когда имеются тяжелые последствия от этой неправильности, пусть вступает в свои права обвинительная власть. Она должна пресечь такие действия.

Заканчивая свой доклад и пользуясь присутствием здесь такого большого числа врачей, я еще раз считаю нужным подчеркнуть значение пролетарской общественности.

В этом направлении мы сделали большие успехи и мы будем иметь еще большие достижения, если научная мысль твердо пойдет рука об руку с трудящимися массами.

Тогда мы смело пойдем вместе на построение новой пролетарской общественности, на завоевание нового быта, к чему я вас и призываю.

Председатель: Слово предоставляется содокладчику доктору Ижевскому.

<< | >>
Источник: Н. И. Яковченко, Н. И. Ижевский. СУДЕБНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ВРАЧЕЙ Издательство «Рабочий Суд». Ленинград — Москва 1926. 1926

Еще по теме СТЕНОГРАФИЧЕСКИЙ ОТЧЕТ заседания членов Ленинградского Общества Работников Советского Права и слушателей Криминологического Кабинета при Ленинградском Губсуде, совместно с представителями Наркомздрава и врачами 13 июля 1925 года.:

  1. СТЕНОГРАФИЧЕСКИЙ ОТЧЕТ заседания членов Ленинградского Общества Работников Советского Права и слушателей Криминологического Кабинета при Ленинградском Губсуде, совместно с представителями Наркомздрава и врачами 13 июля 1925 года.
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -