<<
>>

ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННЕГО И ВНЕШНЕГО ПОЛОЖЕНИЯ ВОСТОЧНОЙ ГРУЗИИ И ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ ВОПРОСА О ПРИС0ЕДИНЕНИИ К РОССИИ

в°ЦаРением Георгия XII еще больше обост- ІІ'ІШІ рилась борьба в царской семье за престол Картл-Кахети. Царица Дареджан принудила Георгия XII утвердить отмененный Иракли- ем II порядок престолонаследия, согласно которому Картлийско-Кахетинское царство переходило по наследству не к Георгию XII, а к сыновьям царицы Да- реджан по старшинству.

Несмотря на эту уступку, в октябре 1798 г. Георгий XII тайно уведомил правительство России о вступлении на царство и просил Павла I утвердить наследником престола своего старшего сына Давида, служившего генерал-майором в русской армии 36.

Каждый из многочисленных членов царской семьи со своими приверженцами — тавадами стремился в связи с создавшейся обстановкой получить какие-нибудь личные материальные выгоды. Бесчинства и самовольство царевичей и их тавадов не имели предела. Они не признавали власти царя, разоряли крестьян и расхищали у населения имущество. Крестьяне при удобном случае убегали от своих господ.

Государственные налоги и подати, поступавшие в казну, полностью расходовались на содержание семей царя и чиновников, государственного аппарата. Тяжким бременем для населения были расходы на содержание лезгинских отрядов, нанимаемых Георгием XII для своей личной охраны. Лезгины, не получавшие своевременно жалованья, бесчинствовали и грабили население в столице и ее окрестностях. Участились набеги лезгинских феодалов на Восточную Грузию.

В конце XVIII в. население Восточной Грузии резко уменьшилось:              если, по некоторым источникам, до

1783 г. здесь насчитывалось около 61 тыс. дымов, то в рассматриваемый период осталось только 35 тыс. дымов 37.

Царевич Александр, брат Георгия XII, искавший поддержки и убежища у подвластных Ирану ханов, установил связь с Баба-ханом. Войска Баба-хана приближались к границам Грузии. Баба-хан направил в Восточную Грузию своего приближенного чиновника с письмом, в котором потребовал от Георгия XII покорности и одного из его сыновей в качестве заложника.

В случае отказа Баба-хан грозил войной: «...наше возвеличившееся знамя придет в страны вали, и, как случалось во время Ага Мохаммед-хана, ныне силою моею вдвое более будете разорены, и вторично Грузия истребится, а народ грузинский будет предан нашему гневу...»38

В это время отношения России с османской Турцией изменились. После высадки войск Наполеона Бонапарта в Египте 28 декабря 1798 г. Россия заключила с Турцией договор, который оформил ее вступление в антифранцузскую коалицию. Согласно пункту 3 этого договора, Турция в случае нападения Ирана на Россию должна была выступить совместно с Россией. Это обстоятельство дало русскому правительству возможность приступить к оказанию более действенной помощи грузинскому народу в борьбе против иранских поработителей.

В начале 1799 г. через посланника Баба-хана в Петербурге правительство потребовало от иранского шаха отказа от притязаний на Дагестан и Грузию. В Карт- лийско-Кахетинское царство был направлен егерский полк. Рескриптом от 11 февраля 1799 г. на основании статьи 3 Георгиевского трактата Павел I утвердил Георгия XII на царство, а его сына Давида признал наследником престола39.

26 ноября 1799 г. в Тбилиси вступил егерский полк под командованием генерала И. П. Лазарева для «постоянного пребывания». Вслед за ним прибыл вновь назначенный министром при грузинском дворе статский советник П. И. Ковалевский, который имел широкие полномочия. В инструкции Павла I Коваленскому указывалось: «Интересы наши в рассуждении края того суть, конечно, чтобы в оном никогда не могло установиться какое-либо твердое владычествование под наименованием шаха или других...»40

Признание наследником престола царевича Давида обострило вражду между членами царского дома. Царица Дареджан, ее дети и их сторонники, поставленные перед фактом, что Георгий XII не выполнил им самим утвержденного порядка престолонаследия, перешли к открытой борьбе. Царевичи обращались за помощью то к Ирану, то к Османской империи и ее союзнику Омар-хану, стремясь свергнуть власть царя Георгия XII и вытеснить из Восточной Грузии гарнизоны русских войск, на которые он в основном опирался.

Праи не собирался уступать своих позиций в Грузии и Закавказье без борьбы. Иранские войска под начальством наследника Аббас-Мирзы стояли за рекой Араксом, и отдельные их части совершали набеги вплоть до Тбилиси. Поэтому иранский шах охотно выступил под маской защитника наследственных прав сыновей Ираклия II (от третьего брака) на престол Картл- Кахети, надеясь таким образом усыпить бдительность грузинского народа41.

Положение Восточной Грузии с+ановилось день ото

дня напряженнее: предполагалось одновременное выступление Ирана и османского прислужника Омар-хана. Действительно, Омар-хан с 15-тысячным войском вторгся в Грузию. При нем находился царевич Александр. Имеретинские отряды, а также царевичи Юлон, Вахтанг и Парнаоз со своими силами должны были присоединиться к войску Омар-хана у Тбилиси.

В ноябре 1800 г. русско-грузинские войска под командованием генерала Лазарева и сыновей царя Георгия XII возле Ниахура (на берегу р. Иори) наголову разбили Омар-хана. Царевич Александр был тяжело ранен и едва успел бежать. Победа русско-грузинских войск при Ниахуре и прибытие в Грузию дополнительных русских войск под командованием генерала Туликова заставили Иран временно воздержаться от наступления на Грузию. Таким образом, с помощью русских войск страна вновь была спасена от разорения и гражданской войны42.

Понимая, что окончательное избавление Грузии от угрозы порабощения и разорения со стороны Ирана и Османской империи было возможно только с помощью Русского централизованного государства, прогрессивные силы грузинского народа во главе с царем Георгием XII стремились осуществить полное присоединение Грузии к России. В начале сентября 1800 г. Георгий XII направил в Петербург посольство с так называемыми просительными документами, в которых речь шла о полном присоединении Восточной Грузии к России. Георгий XII предлагал Павлу I, чтобы «царство Картлосианов считалось принадлежащим державе Российской с теми правами, которыми пользуются находящиеся в России другие области», и просил только сохранить за ним и его наследниками царский престол43.

Внимательно изучив создавшееся в Картл-Кахети положение и учитывая, что борьба за престолонаследие могла привести к феодальной анархии в стране, русское правительство пришло к выводу, что присоединение Восточной Грузии к России было возможно только при условии упразднения грузинского царства. Это решение диктовалось и тем обстоятельством, что царь Георгий XII был серьезно болен, смерть его могла вызвать еще большее обострение внутриполитического положения Грузии и привести в конечном счете к ее захвату агрессивными соседями. Это соображение обосновал в своем донесении императору Павлу I известный ученый и общественный деятель граф А. А. Мусин-Пушкин44.

Правительство России сочло международное положение удобным для окончательного решения вопроса о Восточной Грузии, и 17 декабря 1800 г. Государственный совет вынес постановление о немедленном присоединении Картлийско-Кахетинского царства к России. 18 декабря 1800 г. император Павел I подписал первый манифест о присоединении Восточной Грузии к России. Он был направлен генералу К. Ф. Кноррингу для объявления грузинскому народу в случае смерти тяжелобольного царя Георгия XII45.

Царь Георгий XII скончался 28 декабря 1800 г., но генерал Кнорринг не решился обнародовать манифест, опасаясь развязывания братоубийственной войны. По распоряжению генерала И. П. Лазарева царство оставалось без гражданского правителя до получения из России новых указаний.

В то время феодальная знать Восточной Грузии придерживалась по вопросу о присоединении Картл-Кахети к России в основном двух точек зрения.

Члены царствующего дома Багратиони, стремившиеся удержать за собой престол, и примыкавшая к ним значительная часть феодалов, преследовавших цель уберечь привилегии и могущество, которые они имели при грузинских царях, стояли за протекторат России при условии сохранения грузинского царства. Внутри этой группировки шла ожесточенная борьба между сторонниками царевича Давида, с одной стороны, и царицы Дареджан с ее сыновьями — с другой.

Сторонники царевича Давида: Соломон Леонидзе, Гарсеван Чавча- вадзе, царевич Иоанн и др. — были согласны на присоединение Восточной Грузии к России при условии, однако, сохранения престола Картл-Кахети за царевичем Давидом. Приверженцы царицы Дареджан требовали соблюдения Георгиевского трактата о покровительстве Восточной Грузии со стороны России при условии ее невмешательства во внутренние дела Картл-Кахети. Каждый из сыновей Дареджан — Юлон, Вахтанг, Александр, Парнаоз — хотел использовать создавшееся положение и стать царем. Все они имели своих сторонников. Царица Дареджан с целью примирить враждовавших братьев решила царствовать сама46. Характерно, что для достижения своих целей члены этой группировки не гнушались ирано-османской ориентации. Интересы этой группировки противоречили интересам грузинского народа.

Представители второй точки зрения — Иван Орбе- лиани, Константин Багратион-Мухранский и ксапские эриставы — требовали включения Восточной Грузии в состав Российской империи в качестве ее губернии47. Они выражали основные жизненные интересы широчайших слоев грузинского народа. Таким образом, это направление было прогрессивным в отличие от первого, реакционного.

Для того чтобы разрядить напряженное внутриполитическое положение в Картл-Кахети, правительство России приняло решение опубликовать манифест о присоединении Восточной Грузии к России. Одновременно генерал-лейтенант К. Ф. Кнорринг получил приказание приступить к реорганизации управления страной.

16 и 17 февраля 1801 г. манифест был торжественно объявлен населению Восточной Грузии. Генерал И. П. Лазарев в письме К. Ф. Кноррингу от 21 февраля 1801 г. характеризовал положение в Восточной Грузии в связи с обнародованием манифеста как «идеальное». «Я, живучи здесь полтора года, еще не видел такового совершенного удовольствия, какое ныне существует...— писал он, — со дня прибытия Золотарева (курьер, доставивший манифест. — А. Б.) все как снова переродились и ожили...»48

Действительно, большая часть трудящегося населения Восточной Грузии радостно встретила известие о присоединении к России.

По словам И. П. Лазарева, «купечество... городские жители и также многие поселяне в весьма большом восторге... ибо видят, что их уже никто не грабит»49.

Однако реакционная группировка феодальной знати отнеслась к манифесту неприязненно и настороженно. Многочисленные члены царской семьи и их приверженцы— князья надеялись на сохранение царских прерогатив дома Багратиони. Грузинские послы и некоторые высокопоставленные лица при правительстве России в своих письмах на родину обнадеживали царевичей, что Картлийско-Кахетинское царство будет сохранено. Поэтому эта группировка феодалов активизировала свою враждебную русской ориентации деятельность. Тогда по указанию генерала И. П. Лазарева были прове* дены аресты среди реакционных феодалов. В числе арестованных оказался государственный деятель при дворе Ираклия II Соломон Леонидзе.

Смерть российского императора Павла I обнадежила сторонников «самобытности» Грузии. Царевичи и влиятельные князья Картл-Кахети намеревались направить депутацию к Александру I. Царевич Давид отправил новому императору послание с просьбой утвердить его царем Восточной Грузии, царица Дареджан — с просьбой признать наследственные права ее сыновей на престол 50.

Еще больше обострилась борьба между приверженцами царевичей Давида и Юлона, когда по указанию генералов К* Ф. Кнорринга и И. П. Лазарева гражданским правителем страны был назначен царевич Давид. Опираясь на русское войско, он принял решительные, меры к обузданию своих дядей-царевичей и феодалов, не признававших его власть. В Кизики (в Кахети) они открыто продемонстрировали свое недовольство, призывая царевича Юлона, как «законного» наследника престола, взять царскую власть в свои руки51.

Для осуществления своих целей некоторые знатные феодалы намеревались сколотить с внешними врагами Восточной Грузии коалицию. Царевичи Юлон, Вахтанг и Мириан призывали влиятельных картлийских и кахетинских феодалов поддержать Юлона и его сторонников, обещая за это щедрые дары. Показательно, что Отар Амилахвари и Тамаз Орбелиани заявили тогда генералу Лазареву, что «желают лучше умереть, нежели царевича Давида иметь царем». Но эти же самые знатные феодалы, когда потеряли надежду на воцарение Юлона, отказались «иметь царем» кого-либо из рода Багратиони52. Впоследствии они стали активными сторонниками русской ориентации.

Генерал Лазарев обратился к грузинскому народу с воззванием, оповестившим население о том, что до особого повеления верховного правительства никто не будет назначен царем Картл-Кахети, и просил: «...никаким издаваемым бумагам, исключая исходящих от царевича Давида Георгиевича и от меня, по повелениям моего начальства объявленным, не верить»53.

Царевичу Давиду удалось восстановить против царевичей Юлона и Парнаоза ксанских князей Эристави,

KotopbiM ой возвратил их бывшие владения, отнятые у них царем Ираклием II. Это мероприятие Давида привело к лишению царевичей Юлона и Парнаоза их удельных имений. Юлон и Парнаоз со своими приверженцами бежали в Имерети к царю Соломону II. Вскоре в Имерети прибыл из Карабахского ханства и царевич Александр.

Как уже говорилось, имеретинский царь Соломон II неоднократно добивался верховного покровительства России, но она, учитывая неблагоприятную международную обстановку, а также неясность позиции османской Турции по вопросу о присоединении Восточной Грузии, воздерживалась от принятия Имерети под свое покровительство.

После обнародования манифеста о присоединении Восточной Грузии к России и обострения борьбы за престол Соломон И, зорко следивший за событиями в Картл-Кахети, не мог не заметить, как исчезали надежды Багратионов на сохранение царских привилегий. Опасаясь аналогичных действий правительства России в отношении Имеретинского царства, он прилагал все силы к тому, чтобы не допустить упразднения царства в Восточной Грузии. Поэтому Соломон II широко открыл двери всем противникам царевича Давида и русского правительства. Так, вместе с Юлоном в Имерети переселились 162 человека, с Александром — 36, с Парнао- зом — 92. Расходы на содержание эмигрировавших из Восточной Грузии царевичей и их приверженцев целиком легли на крестьянство. Соломон II увеличил обложение и учредил специальные повинности натурой54.

Царь Соломон II, с одной стороны, вел переговоры с Россией о покровительстве Имерети и о правах царевича Юлона на престол Картл-Кахети, а с другой — тайно сносился с Ираном через царевича Александра и с Османской империей через ахалцихского пашу. К нему он направил для ведения переговоров о получении военной помощи Элизбара Эристави.

Таким образом двор Имеретинского царства стал оплотом всех реакционных сил Грузии.

В начале марта 1801 г. по требованию правительства России выехали на жительство в Петербург братья царевича Давида — Иоанн, Баграт и Михаил; вслед за ними последовал и царевич Мириан, ранее служивший в лейб-гвардии Преображенском полку.

Зимой и весной 1801 г. русское правительство переправило в Восточную Грузию целый корпус дополнительных войск. Теперь гарнизон русских войск насчитывал почти 10 тыс. человек и стал внушительной силой в глазах внешних и внутренних врагов Восточной Грузии. Благодаря энергичным мерам командования русских войск в лице Лазарева, Гулякова, Портнягина, Котляревского и других было предотвращено развертывание междоусобной войны, которой в конечном счете непременно воспользовались бы прежде всего Иран и Османская империя, выжидавшие удобного момента для окончательного порабощения и разорения Грузии.

Дом царицы Дареджан стал объединяющим центром внешней и внутренней оппозиции. Она вела оживленную переписку и тайно отправляла гонцов в Иран к царевичу Александру, в Имерети к Соломону II, к азербайджанским ханам и дагестанским феодалам. От своих приверженцев царица ждала и требовала самых решительных мер для поддержки царевича Юлона и осуществления «самобытности» Грузии на основе Георгиевского трактата 1783 г.

Решением командования русской армии царица Дареджан была временно подвергнута домашнему аресту. Благодаря хорошо организованной разведке почти вся переписка царевичей и реакционных феодалов попадала в руки командования русской армии. Все недовольные манифестом царевичи и князья писали жалобы императору Александру I о нарушениях их личных прав и привилегий.

Как известно, император Александр I весьма осторожно относился к восточному вопросу, считая международное положение неподходящим для осуществления намеченных планов ввиду возможных осложнений во взаимоотношениях с европейскими державами, и прежде всего с Англией. Поэтому, когда из Восточной Грузии стали поступать многочисленные жалобы, вопрос о ее йрисоединении к России снова оказался в центре внимания русского правительства.

В начале апреля 1801 г. члены грузинского посольства Г. Чавчавадзе, Г. Авалишвили и Е. Палавандишви- ли по поручению царевича Давида передали в Государственный совет ноту, в которой излагалось желание всех сословий Восточной Грузии вступить в подданство Российской империи. Однако в ноте подчеркивалось требование утвердить на престоле Картл-Кахети царевича Давида и его наследников55.

Нота послов царевича Давида выражала интересы всего царского дома Багратиони, а также феодальной знати, стремившейся сохранить свое господствующее положение в управленческом аппарате страны и получить за свою поддержку новые имения, награды и другие личные выгоды. Нота была последней и безуспешной попыткой отдельных феодальных группировок Картл- Кахети сохранить «самобытность» страны, ибо преобладающее большинство населения не знало, какому кандидату на царский престол отдать предпочтение и оказать поддержку.

Александр I и в особенности некоторые члены негласного комитета заколебались. Представители дворянства и нарождавшегося промышленного капитала в Сенате и в Государственном совете требовали полного присоединения Восточной Грузии к России.

Прежде чем окончательно решить вопрос о присоединении Восточной Грузии, правительство России сочло необходимым выяснить два аспекта: во-первых, «действительно ли внутреннее и внешнее положение всей страны таково, что с едиными силами своими не может она ни противостоять властолюбивым притязаниям Персии, ни отразить набеги облежащих ее горских народов, ни потушить внутренние вражды, междоусобной войной ей грозящие»; во-вторых, «на собственном ли убеждении необходимости и отечественной пользы основано было преклонение царства сего под Российскую державу и единодушно ли все высшие сословия и народ признали поступок сей себе в спасение, или, увлекаемые предприимчивостью известного рода людей, уступали они страху замыслов и посторонним внушениям более, нежели истинному сознанию польз своих»56.

В свете этих положений 19 апреля 1801 г. командующему войсками Кавказской линии генерал-лейтенанту К. Ф. Кноррингу было поручено обследовать на месте обстановку в Восточной Грузии и представить отчет со своим заключением в Петербург.

Генерал-лейтенант Кнорринг прибыл в Тбилиси в конце мая 1801 г. и провел здесь 22 дня. За это время, как указано в его отчете, он «созвал в Тифлисе все первые сословия грузинского народа, и старшин деревни, крестьянством из среды себя избираемых; изъявил им главную причину своего появления в Грузии, замечал их расположение и их образ мыслей...». Воочию убедившись в пагубных последствиях разгула феодальной реакции, Кнорринг констатировал: «Коль скоро войска Вашего императорского величества один шаг назад из Грузии сделают, пламень крамолы мгновенно по земле сей распространится...»

В своем отчете, который был представлен императору 28 июля 1801 г., Кнорринг обосновал необходимость присоединения Восточной Грузии к России следующими доводами: «Внутреннее и внешнее положение сей страны таково действительно, что с едиными силами своими не может она ни противостоять властолюбивым притязаниям Персии, ни отразить набеги обле- жащих ее горских народов»57.

Царевич Давид, как один из представителей дома Багратиони, на данном этапе оказался уже непригодным для управления страной. Поэтому первым мероприятием полномочного генерал-лейтенанта К. Ф. Кнор- ринга было устранение от занимаемой должности царевича Давида. Этот акт был своеобразной «уступкой» реакционным силам Грузии.

По указанию К. Ф. Кнорринга было создано временное управление под председательством генерала И. П. Лазарева. Членами временного управления состояли князья Заал Бараташвили, Сулхан и Эгнатэ Туманишвили, Иован Чолокашвили и тбилисский мелик Дарчия Бебуташвили. Члены временного управления приступили к исполнению своих обязанностей 6 июня 1801 г.

В августе 1801 г. в связи с новыми данными, представленными в отчете К. Ф. Кнорринга, в Государственном совете дважды обсуждался вопрос о присоединении Восточной Грузии. Продолжительность дискуссии объяснялась тем, что существовало мнение, противоположное позиции Кнорринга. Так, на заседании Государственного совета 8 августа 1801 г. рассматривался доклад Александру I, составленный графами А. Воронцовым и В. Кочубеем.

А.              Воронцов и В. Кочубей считали, что присоединение Восточной Грузии к Российской империи «противно пользам ее», ибо повлечет за собой увеличение расходов из государственного бюджета и осложнение международных отношений. Кроме того, по их мнению, присоединение было несправедливым с правовой точки зрения, так как «царствующая в Грузии фамилия не избирательным, а наследным образом царствует, следовательно... присоединение сие было бы насильство их наследному праву, над Грузией учиненному». Они предлагали оставить Восточную Грузию под предводительством России согласно Георгиевскому трактату, а находившиеся на ее территории русские войска использовать для защиты ее границ58.

Позиция, занимаемая графами А. Воронцовым и

В.              Кочубеем и ранее В. Зубовым в грузинском вопросе, по нашему мнению, была результатом недооценки ими размеров катастрофы, угрожавшей Восточной Грузии в то время, о чем более осведомлен был К* Ф. Кнор- ринг.

12 сентября 1801 г. Александр I перед своей коронацией подписал манифест о добровольном присоединении Восточной Грузии к России, обнародованный впоследствии в Петербурге и Москве. Этим манифестом царизм упразднил государственность Картлийско-Кахетин- ского царства. Одновременно с манифестом было опубликовано «Положение об управлении Грузией», которое положило начало постепенному созданию новой системы управления по образцу административного аппарата внутренних губерний России. Главноуправляющим (главнокомандующим) Восточной Грузией был назначен генерал-лейтенант К. Ф. Кнорринг, а ее правителем—П. И. Коваленский.

<< | >>
Источник: Александр Иосифович Брегвадзе. Славная страница истории: Добровольное присоединение Грузии к России и его соц.-экон. последствия. — М.: Мысль,1983— 174 с.. 1983

Еще по теме ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННЕГО И ВНЕШНЕГО ПОЛОЖЕНИЯ ВОСТОЧНОЙ ГРУЗИИ И ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ ВОПРОСА О ПРИС0ЕДИНЕНИИ К РОССИИ:

  1. ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННЕГО И ВНЕШНЕГО ПОЛОЖЕНИЯ ВОСТОЧНОЙ ГРУЗИИ И ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ ВОПРОСА О ПРИС0ЕДИНЕНИИ К РОССИИ
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -