<<
>>

ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ СБЛИЖЕНИЕ РОССИИ И ГРУЗИИ В БОРЬБЕ ПРОТИВ ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ


Щamp;ЁЯШ нешняя колониальная политика России на Кавказе, и в частности в Грузии, определя- лась экономическими, торговыми и военно- стратегическими интересами царизма и феодально-купеческой верхушки.
С конца XVII в. ход экономического развития Русского государства настоятельно выдвигал задачу овладения морскими побережьями как необходимого условия дальнейшего развития торговли, сельского хозяйства, промышленности и успешной борьбы с усиленным проникновением иностранного торгового капитала. Вне этих факторов нельзя понять социально-классовый характер политики царизма на Ближнем Востоке.
Как известно, одна из главных задач внешней политики России в 60-х годах XVIII в. состояла в том, чтобы вернуть побережье Черного моря и приобрести право выхода торгового флота через проливы в Средиземное море. Борьба России с Турцией за выход на Черноморское побережье диктовалась требованиями ее экономического развития, которые совпадали с классовыми интересами дворянства, искавшего на юге новые объекты феодальной эксплуатации, и купечества, нуждавшегося в черноморских портах для расширения торговых операций.
Турция при поддержке некоторых западноевропейских держав, использовавших ее в качестве своего орудия в борьбе против политики царизма на Ближнем Востоке, оказывала упорное сопротивление России и препятствовала осуществлению ее планов на Кавказе. Поэтому выход России на Черноморское побережье объективно способствовал не только развитию ее производительных сил, но и освобождению народов Кавказа, Крыма и Балкан от османской тирании. Неоднократные попытки русской дипломатии добиться от Турции разрешения иметь свой торговый флот на Черном море не привели к положительным результатам. Наоборот, русско-турецкие отношения обострялись с каждым днем. В такой обстановке Закавказье (в частности, Картлий- ско-Кахетинское и Имеретинское царства) приобретало для России большое военно-стратегическое и политико- экономическое значение.
В то же время грузинские правители все чаще обращались за помощью к России. В начале 80-х годов XVIII в. перед русским двором предстал царь Картли Теймураз И, искавший покровительства и помощи. За ним приехал в Москву из Индии Иосиф Эмин, который надеялся с помощью России и Грузии освободить Армению от османо-иранского ига, а затем воссоздать армянское государство под русским протекторатом. В 1768 г. с просьбой о покровительстве и помощи в Россию прибыли также представители имеретинского царя Соломона I во главе с кутаисским митрополитом Максимом47.
Эти дипломатические миссии побудили Екатерину II направить коллегии иностранных дел запрос о Грузии. Коллегия иностранных дел представила императрице обстоятельный доклад о внутреннем и внешнем положении Грузии и общей ситуации в Закавказье. Докладная записка основывалась на информации, полученной как от русских послов, так и от послов Картлийско-Кахе- тинского и Имеретинского царств. В ней излагались практические соображения по грузинскому вопросу48. Эти факты свидетельствуют об особом внимании русского правительства к грузинскому вопросу.
Летом 1768 г. началась русско-турецкая война. Поводом к войне послужил отказ России выполнить ультимативное требование Турции о выводе русских войск из Польши, куда они были посланы Екатериной II по просьбе королевского правительства для помощи ему в борьбе с конфедератами.

Для того чтобы увеличить число сторонников России в этой войне, Государственный совет постановил послать на Балканы и в Закавказье уполномоченных с заявлением, что в вынужденной войне с османами Россия выступает как защитница интересов православного населения. Своих представителей Россия послала и в Грузию. Возглавил посольство надворный советник, поручик грузинского гусарского полка Г. Хвабулов (Кобу- лашвили). Ему было поручено провести переговоры с царями Имерети и Картл-Кахети о совместной борьбе против османских агрессоров. Донесения Хвабулова еще раз убедили русское правительство в том, что Грузия способна оказать России действенную помощь в борьбе против Османской империи.
На основании достигнутого соглашения с имеретинским царем Соломоном I Екатерина II в августе 1769 г. направила в Грузию экспедиционный корпус под командованием генерал-майора Тотлебена, которому предстояло преодолеть Кавказский хребет через Дарьяльское ущелье. Ираклий II послал навстречу корпусу несколько грузинских отрядов, которые с помощью местного населения строили мосты на горных реках, приводили в порядок труднопроходимые дороги, перевозили имущество русских войск и снабжали их провиантом. Принятые меры способствовали благополучному прибытию экспедиционного корпуса Тотлебена в Грузию, где его торжественно встретили царь Ираклий II с царевичами и князьями. Местное население отнеслось к русскому войску с необыкновенным радушием49.
Появление на территории Грузии регулярных частей русской армии вселяло в ее правителей надежду, что военный союз с Россией оградит Грузию от новых ос- мано-иранских нашествий, упрочит их собственное положение в стране и тем самым будут созданы условия для мирной жизни50.
Надворный советник князь А. Моуравов, направленный русским правительством для переговоров с царями Ираклием II и Соломоном I, в сентябре 1769 г. сообщал графу Н. И. Панину: «И как скоро уведомился (Ираклий И. — А. Б.) у для каких обстоятельств граф
Тотлебен по высочайшему ея и. в. повелению в Грузию приезжал, то сам царь и сыновья его и католикос (ибо в то время в палатке никого из его придворных не было) столь обрадовались, что радость их на лице видеть можно было, и ответствовал Ираклий, что он не только охотно своему другу царю Соломону по высочайшему ее и. в. повелению против турок помогать хочет, но не пощадит и жизнь свою, чтоб оказать усердие и службу всеавгустейшей монархине, и просил дать ему несколько времени обстоятельно свое усердие изъяснить, какое он и предки его российскому прославленному престолу из давних лет имели и каким образом может он в нынешнее время с лучшим успехом доказать свою покорность и службу, чтоб заслужить навсегда всю высочайшую ее и. в. протекцию»51.
Генерал-майор Тотлебен и князь Моуравов заверили Ираклия II в том, что в течение зимы и лета в Грузию прибудут новые вспомогательные войска. Этот сравнительно малочисленный свежий резерв Тотлебен был намерен использовать для развития наступательных операций против османов с Черноморского побережья Западной Грузии.
Ираклий II, опытный военачальник и политик, всегда внимательно следивший за происками своих агрессивных соседей, хорошо знал их слабые и сильные стороны. Он разработал свой план наступления и предложил Тотлебену нанести первый совместный удар по Ахалциху, расположенному в стратегически выгодном месте. Здесь проходили дороги через Зекарский перевал в Име- рети, через Годердзский перевал в Аджарию, а также в Ардаган и Карс. Из Ахалциха представлялась возможность развить активные наступательные операции в направлении Ардагана, Карса и Чорохского ущелья до Трапезунда.
Стратегический план Ираклия II предусматривал, во-первых, возвращение Грузии с помощью России утраченных ею в XVI в. некоторых областей Самцхе- Саатабаго и всего Лазистана — колыбели древней культуры Грузии. Политика насильственной ислами- зации довела грузинское население этих мест до духовного оскудения и имущественного разорения. Во- вторых, взятием Ахалциха было бы ликвидировано убежище лезгин, постоянно подстрекаемых османами к набегам на Грузию. В-третьих, Ираклий II был уверен в том, что армянское население не останется в стороне от борьбы за освобождение от ирано-османского ига. Весной 1769 г. он сообщил об этом через специального посла Артемия Андроникова (Андроника- швили) Екатерине II и при встрече генерал-майору Тот- лебену и князю Моуравову52.
В случае успешного осуществления плана Ираклия II, во-первых, османские гарнизоны, расквартированные в Западной Грузии, были бы отрезаны от империи: обычно подкрепления для османских войск подходили с побережья Черного моря через Ахалцих или Чорохское ущелье. Во-вторых, русско-грузинские войска получили бы возможность сравнительно легко очистить от османских захватчиков Имеретинское царство и побережье Черного моря до Трапезунда. В-третьих, перенесение военных действий на занятую неприятелем территорию обеспечило бы снабжение провиантом русско-грузинских войск без экономического ущерба для Грузии.
В середине апреля 1770 г. после тщательной подготовки 4-тысячное грузинское войско двинулось через Ташискари к верховьям Куры в направлении крепостей Ацкури и Ахалцих. Для русского войска в местечке Квишхети был заготовлен бесплатный провиант. Грузинское население оказывало всяческую помощь русским войскам.
17 апреля русско-грузинское войско подошло к крепости Ацкури, где находился малочисленный османский гарнизон. Ираклий II предложил, не теряя времени, внезапно всеми силами обрушиться на Ахалцих, где, по имевшимся данным, концентрировались крупные силы противника. Однако Тотлебен не согласился на это, опасаясь, что в случае отступления по узкой Ацкурской дороге османский гарнизон сможет причинить силам союзников большой урон.
19 апреля после двухдневной осады крепости из Ахалциха подошло подкрепление, что встревожило Тотлебена. Он стал готовиться к отступлению. Несмотря на просьбы грузинского командования не оставлять грузинские войска в столь затруднительном положении и вопреки имевшимся указаниям из Петербурга, Тотлебен на глазах у противника начал поспешно отходить. Этому способствовало отсутствие единоначалия в объединенном русско-грузинском войске53.
Войска Ираклия II, прикрывая отход русских войск, с боями дошли до Ахалциха и с правого берега Куры двинулись в направлении Аспиндзы, чтобы самым кратчайшим путем, через Триалетские горы, возвратиться в Тбилиси. Османо-лезгинские войска неотступно преследовали грузинские войска, выжидая удобного момента для нанесения неожиданного и сокрушительного удара.
В труднопроходимом месте на берегу Куры у Аспиндзы войска Ираклия II оказались между османским отрядом численностью 1500 человек, направлявшимся из Ахалкалаки, и ахалцихским войском, насчитывавшим до 4 тыс. человек. Однако военный талант и личная отвага Ираклия II, боеспособность и самоотверженность его войска принесли грузинам блестящую победу в Ас- пиндзской битве. Османо-лезгинские войска потеряли до 3 тыс. убитыми. Остальные или утонули в Куре, или попали в плен. Грузины потеряли в бою не более 30 человек54. Несмотря на победу под Аспиндзой, Ираклий II, не получив поддержки, не смог взять Ахалцихскую крепость и был вынужден вернуться в Тбилиси.
В это время Тотлебен начал грубо вмешиваться во внутренние дела Грузии. Рассчитывая получить одобрение из Петербурга, он стал насильственно приводить население грузинских городов-крепостей, лежавших на пути следования корпуса, к присяге на подданство России. Князь Моуравов писал графу Панину: «Дела здешние приходят в замешательство. Граф Тотлебен находится теперь уже со своим корпусом... в Душети... где... с крепости взял находившиеся на стене две пушки, так как он приготовлялся защищаться от неприятеля, но сие единственно только одно воображение его... Ираклий получает ежедневные жалобы на графа Тотлебена о обидах и наглостях»55.
Самоуправство Тотлебена принимало серьезный характер. 4 июня 1770 г. Ираклий II направил к графу Н. И. Панину грузинского дворянина Тархана Шахова со специальным посланием по этому вопросу. В нем он ставил в известность Н. И. Панина о том, что вынужден был пригласить «к себе для совета находящихся здесь российских людей и всех своих карталинских и кахетинских князей и обще с ними» определить, чтобы генерал-майора Тотлебена «арестовать и войско, при нем находящееся, до повеления ея и. в. в нашей земле удержать, дабы через то быть в состоянии против неприятеля действовать»56.
Императорский двор обратил внимание на донесение из Грузии и направил туда гвардии капитана Н. Языкова. Как видно из инструкции за подписью Екатерины II, данной Н. Языкову 9 июля 1770 г., он должен был изучить на месте создавшееся положение и обо всем донести в Петербург57.
В то время корпус Тотлебена перешел в Западную Грузию. Еще до прихода русского войска в Имерети Соломон I изгнал османов из Цицхватской и Шорапан- ской крепостей и приступил к осаде Кутаисской крепости. В начале июня русско-имеретинские войска выбили османов из крепостей Багдади и Кутаиси, после чего Тотлебен намеревался овладеть крепостью Поти. «Читая письма графа Тотлебена... — сообщал Языков,—удивляюсь его странным предприятиям... город Багдад самой малой город, в котором вооруженных турок менее 30 человек было, в Кутаиси было с 60 человек, только все от слабости команды сквозь пикеты прорвались и ушли, а наших при взятии города человек 70 пропало...»58 Вскоре между Тотлебеном и Соломоном I также начались трения и разногласия.
Неоднократные встречи и беседы с Ираклием II, а немного позже и с Соломоном I убедили Языкова в том, что «преданность царя Ираклия и царя Соломона к... государыне — неограниченна». Языков пришел также к выводу, что жалобы Тотлебена на то, что грузинские правители якобы не обеспечивали русские войска провиантом и фуражом, были безосновательными. «Лаской здесь хлеба со излишеством всегда можно достать,— писал Языков, — а за ссорами хлеба не продают» 59.
В период осенних дождей Тотлебен приступил к осаде крепости Поти, расположенной в труднопроходимой заболоченной местности, но безуспешно. В феврале 1771 г. он был вынужден отступить, потеряв значительную часть состава корпуса. 27 февраля 1771 г. Языков писал по этому поводу графу Панину: «Граф Тотлебен более стыда, нежели похвалы, в здешнем краю нашей нации сделал»60.
Следует отметить, что подозрительный характер и авантюризм действий Тотлебена были своевременно вскрыты некоторыми русскими и грузинскими офицерами, входившими в состав экспедиционного корпуса. Этих офицеров поддерживал уполномоченный русского правительства при дворе грузинских царей А. Моура- вов. Они стремились к укреплению военно-политических русско-грузинских связей и открыто выступили против Тотлебена, деятельность и порочные методы руководства которого противоречили интересам России в Грузии. Однако царское правительство на основании информации Тотлебена предало этих передовых офицеров как «заговорщиков» военному суду.
Тем не менее действительная картина событий вскоре выяснилась. Русское правительство отозвало Тотлебена и вместо него направило в Грузию генерала А. Сухотина. Прибыв в Кутаиси 13 мая 1771 г., Сухотин сразу приступил к приведению в боевую готовность малочисленного и недисциплинированного войска. Летом того же года он возобновил осаду крепости Поти. Но после долгого пребывания в болотистой Колхидской низменности многие русские солдаты и офицеры погибли от малярии. Сухотин был вынужден снять осаду крепости и отступить61.
В мае 1772 г. генерал Сухотин с войсками был отозван царским правительством из пределов Закавказья, так как Турция предложила русскому правительству временно прекратить военные действия. В мирных переговорах Турции и России приняли участие Австрия и Пруссия. Россия, несмотря на одержанные при Ларге, Кагуле и Чесме победы, была готова пойти на заключение мира при условии получения Крыма и права свободного плавания русского флота по Черному морю. Россия стремилась к миру, так как вела войну на двух фронтах — турецком и польском. Кроме того, царское правительство было серьезно обеспокоено массовыми волнениями крестьян в России. Турция отказывалась признать права России на Крым, в связи с чем весной 1773 г. военные операции возобновились. Но в Закавказье русские войска не вернулись.
Уход русских войск осложнил положение Ираклия II и Соломона I. Участились набеги на Картл-Кахети со стороны Дагестана и Ахалцихского пашалыка. Шахский Иран рассматривал Картлийско-Кахетинское царство как свою провинцию (вали). Османская империя старалась с помощью Ирана повлиять на царя Ираклия II и добиться расторжения военного союза Картл-Кахети с Россией62.
С этой целью в Тбилиси прибыл посланник иранско.
го шаха Керим-хана. Языков писал в своем донесений графу Панину: «3 ноября приехал к царю Ираклию от персидского Керим-хана посланник с грамотой, кою царь ко мне для сведения прислал, которой главное содержание в том, что он просит царя Ираклия от имени султана, чтобы он наших войск к себе в землю не пропускал, а которые и есть, чтобы выгнал...»63
Опасаясь активизации османо-иранских действий в Грузии, Соломон I и Ираклий II заключили союз о взаимопомощи. В 1772 г. объединенные грузинские войска совершили успешную операцию в Ахалкалако-Ар- даганском направлении. Отдельные части дошли до крепости Карс. Ввиду болезни Соломона I имеретинские войска отступили. Вскоре возвратились и картлийско- кахетинские войска. Этим воспользовался ахалцихский паша. Он направил в Имеретию 4-тысячное лезгино-ос- манское войско. 6 февраля 1774 г. около Чхери имеретинцы одержали блестящую победу64. Она имела тогда такое же значение, как и битва с османами при Ас- пиндзе.
Победы русских войск на Дунае, где великий полководец А. В. Суворов в сражениях при Туртукае и Козлудже нанес сокрушительные удары войскам Турции, вынудили последнюю запросить мира.
В июле 1774 г. в ставке генерал-фельдмаршала П. А. Румянцева на выгодных для России условиях был подписан Кючук-Кайнарджийский мирный договор. России были возвращены Керчь, Кимбурн, Азов, Эникале, долины рек Кубани и Терека, северный берег Черного моря от устья Буга до Азова.
Русский торговый флот получил право свободного прохода через проливы Босфор и Дарданеллы наряду с английскими и французскими судами. Русскому купечеству предоставлялись все права и привилегии, которыми пользовалось купечество Англии, Франции и других держав. Турция должна была выплатить России 4,5 млн. руб. контрибуции. Наконец, османское правительство признало независимость Крыма.
Кючук-Кайнарджийский договор включал также ряд условий, облегчавших положение подвластных Османской империи народов. Так была восстановлена автономия Молдавии и Валахии, которые перешли под покровительство России. Договор предусматривал смягчение национального и религиозного гнета османских ассимиляторов и имел большое значение для народов Закавказья.
Хотя, по договору, Западная Грузия по-прежнему оставалась сферой влияния Османской империи, но Турция гарантировала России, что предоставит религиозную свободу народу Западной Грузии и освободит его от тяжелой и унизительной дани людьми. Так, в 23-й статье договора указывалось, что Турция «торжественно и навсегда отказывается... требовать дани отроками и отроковицами и всякого рода других податей...» и обещает «все земли и укрепленные места, бывшие у грузинцев и мегрельцев во владении, оставить... под собственною их стражею и правлением... не притеснять никоим образом веру, монастыри и церкви»65.
Османская империя, исчерпав свои финансовые ресурсы, была настолько ослаблена, что не могла удержать своего влияния в Западной Грузии. Соломон I незамедлительно использовал сложившуюся ситуацию. Он жестоко наказал выступивших против него крупных феодалов и значительно упрочил свою власть. Западная Грузия встала на путь экономического и политического подъема, и, что особенно важно, к ее берегам стали реже причаливать корабли османских работорговцев.
На Картлийско-Кахетинское царство Кючук-Кайнар- джийский договор не распространялся, вероятнее всего, из-за стремления договаривавшихся сторон избежать осложнений в отношениях России с Ираном, с одной стороны, и Османской империи с Ираном — с другой.
Впоследствии отсутствие в договоре упоминаний о Восточной Грузии причинило русской дипломатии немало хлопот. Однако Кючук-Кайнарджийский договор способствовал расшатыванию власти Османской империи над всеми народами Балкан и Кавказа и усилению их борьбы за свое освобождение. Правительство России по дипломатическим каналам активно защищало интересы народов Закавказья, и в частности Грузии, перед правительствами Турции и Ирана. Заступничество России нередко приводило к положительным результатам.
О значении Восточной Грузии для внешней политики России после Кючук-Кайнарджийского мира и усилиях русских дипломатов, направленных на защиту ее интересов, говорит письмо главы коллегии иностранных дел А. А. Безбородко от 14 декабря 1784 г. русскому послу в Константинополе Я. И. Булгакову: «Содержание прилагаемых при сем писем, без сомнения, не обойдется без хлопот, но здесь так привыкли надеяться на Ваше рвение и искусство, что всякое почти дело, хотя и трудно, считают возможным, когда через Ваши руки делается. Дело состоит в том, чтобы поправить ошибку трактата Кайнарджийского о Грузии (курсив мой.—
А.              ?.), где о ней вовсе пренебрегли, да и поправить хотя не письмом, но край тамошний для нас очень важен, но жаль, ежели бы из-за сего безвременно война за- горелася» 66.
В период почти трехлетнего пребывания русских войск в Картлийско-Кахетинском и Имеретинском царствах население Грузии непосредственно познакомилось с русскими и смотрело на русские войска как на своего единоверного союзника в борьбе с османами. Военная дисциплина, организованность, боеспособность русских войск вселяли в грузинский народ уверенность, что с помощью России он сможет заниматься мирным трудом.
Несмотря на то что между грузинскими правителями и отдельными командирами русских отрядов возникали недоразумения, тем не менее пребывание в Грузии русского корпуса способствовало укреплению военно-политических связей между Картлийско-Кахетин- ским и Имеретинским царствами. Среди передовых представителей грузинского общества созревала идея политического объединения Грузии.
Активно выступив в союзе с Россией против Османской империи, Грузия становится известной не только среди своих ближайших соседей, но и среди европейских держав. В русских и европейских периодических изданиях много писалось о боевых успехах царя Ираклия II и его войска67.
Укрепление позиций России на Черноморском побережье в результате успешно закончившейся русско-турецкой войны и заключения выгодного для России Кю- чук-Кайнарджийского мира способствовало дальнейшему развитию связей России с Грузией. Закавказье, и в частности Восточную Грузию, все чаще стали посещать русские чиновники, послы и путешественники68.
В 70-х годах XVIII в. правительство России направило на Кавказ научную экспедицию. По приглашению грузинских правителей один из руководителей экспедиции— действительный член Петербургской Академии наук И. А. Гильденштедт пробыл некоторое время в Восточной Грузии. Ираклий II оказывал И. А. Гильден- штедту помощь в сборе необходимых материалов по Грузии. В 80-х годах при дворе Ираклия II находился доктор Я. Рейнегс, ставший впоследствии комиссионером Г. А. Потемкина при царях Ираклии II и Соломоне I.
Военный союз с Россией убедил правителей Грузии в том, что без проведения реформ установить централизованную власть невозможно. Правители Грузии поняли, что для защиты страны необходимо в первую очередь создать вместо феодального войска регулярное. Непосредственное знакомство с русской армией в период кампании 1769—1771 гг. еще более укрепило их уверенность в необходимости военной реформы. В 1773 г. Ираклий II ввел мориге.
Прогрессивный государственный деятель и полководец Ираклий II принимал меры для стабилизации внутреннего положения Восточной Грузии, переживавшей в то время глубокий социально-экономический кризис, вел борьбу против сепаратизма крупных тавадов, являвшихся носителями феодальной раздробленности, укреплял связи с Россией и с ближайшими соседями, в частности с имеретинским царем Соломоном I. Однако Ираклию II не удалось завершить свои начинания.
<< | >>
Источник: Александр Иосифович Брегвадзе. Славная страница истории: Добровольное присоединение Грузии к России и его соц.-экон. последствия. — М.: Мысль,1983— 174 с.. 1983

Еще по теме ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ СБЛИЖЕНИЕ РОССИИ И ГРУЗИИ В БОРЬБЕ ПРОТИВ ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ:

  1. ВВЕДЕНИЕ
  2. ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ СБЛИЖЕНИЕ РОССИИ И ГРУЗИИ В БОРЬБЕ ПРОТИВ ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ
  3. АНГЛО-ФРАНЦУЗСКОЕ И РУССКОЕ СОПЕРНИЧЕСТВО НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ И В ЗАКАВКАЗЬЕ
  4. СБЛИЖЕНИЕ ГРУЗИНСКОГО ДВОРЯНСТВА И ДУХОВЕНСТВА С ЦАРИЗМОМ
  5. ПРИСОЕДИНЕНИЕ К РОССИИ ГЯНДЖИНСК0Г0 ХАНСТВА И ЗАПАДНОЙ ГРУЗИИ
  6. РУССКО-ТУРЕЦКАЯ ВОЙНА (1806-1812 гг.) И ЗАКЛЮЧЕНИЕ БУХАРЕСТСКОГО И ГЮЛИСТАНСК0Г0 МИРА
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  8. Раздел 1. Внешнеполитическая и административная работа Посольского приказа в начале XVII в.
  9. Раздел 1. Думные дьяки Посольского приказа
  10. ГЛАВА XI. РОССИЯ В НОВОЕ ВРЕМЯ
  11. Современные цивилизационные теории и Евразийская модель
  12. Правительница-регентша царства Российского
  13. Внешняя политика в первой половине XIX в.
  14. Восточный вопрос
  15. § 1. Страны Южной Европы в 1900—1945 гг. (Испания, Португалия, Греция)
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -