<<
>>

Параграф четвертый. Революционное правотворчество

Век великих преобразований, который начался с Реформации в Германии, Голландии и Англии, едва не разрушил систему романо-германского права.

Самой заметной потерей стало отделение системы общего права, которое стало развиваться в Англии и в подвластных ей владениях в рамках другой правовой традиции.

Дальнейший раскол романо-германской традиции права был предопределен еще более мощным революционным взрывом — Великой французской революцией.

Вряд ли уместен какой-либо подробный обзор предпосылок изменения общественного сознания, подготовивших коренные перемены в общественном и государственном устройстве Франции. Нет необходимости и в подробном изложении истории революционного законодательства, сложной, переменчивой, полной драматических страниц. Это предмет отдельной темы. Поэтому обратимся непосредственно к тем актам, которые определили дальнейшее развитие романо-германской традиции права.

Первой в их ряду стоит Декларация прав человека и гражданина. Она была принята Учредительным собранием 26 августа 1789 г. на основе проекта аббата Э. Сийеса. Это был документ удивительной энергии, в котором явственно проступали черты нового права — и по содержанию, и по форме изложения норм.

Было бы неправильно пересказывать содержание Декларации прав человека и гражданина. Любое изложение ее текста не даст возможности ощутить то вдохновение, которое придало ей особую силу. Поэтому лучше, если читатель сам вдумчиво ее прочтет и прислушается к звучанию ее ритмичных и чеканных строк:

«Представители Французского Народа, образовав Национальное Собрание и полагая, что невежество, забвение прав Человека или пренебрежение ими являются единственной причиной общественных бедствий и испорченности Правительств, приняли решение изложить в торжественной Декларации естественные, неотчуждаемые и священные права Человека,

Статья 1.

Люди рождаются и остаются свободными и равными в правах. Общественные различия не могут устанавливаться, если они не служат общей пользе.

Статья 2. Цель любого политического союза заключается в сохранении естественных и неотъемлемых прав Человека. Это права на свободу, собственность, безопасность и сопротивление угнетению.

Статья 3. Единый Суверенитет в своей основе принадлежит Нации. Ни одно учреждение, ни одно лицо не могут осуществлять власть, на которую они не уполномочены в ясно выраженной форме.

Статья 4. Свобода состоит в возможности делать все, что не причиняет вреда другому. Естественное осуществление прав каждого человека должно быть ограничено лишь теми пределами, которые гарантируют другим Членам Общества пользование теми же правами. Указанные пределы не могут устанавливаться иначе, как Законом.

Статья 5. Закон не имеет права запрещать действия, которые не причиняют вреда Обществу. Все, что не запрещено Законом, то дозволено, и никто не может быть принужден делать то, что не предписано Законом.

Статья 6. Закон есть выражение общей воли, все Граждане имеют право участвовать непосредственно либо через своих Представителей в его создании. Он должен быть единым для всех, и в тех случаях, когда он охраняет, и в тех случаях, когда он карает. Все Граждане, поскольку они равны перед лицом Закона, имеют равные основания быть допущенными к любым общественным постам, должностям и профессиям в соответствии с их способностями и без каких-либо иных отличий, кроме тех, что обусловлены их добродетелями и талантами.

Статья 7. Никто не может подвергаться обвинению, задержанию или заключению иначе, как в случаях, установленных Законом, и в том порядке, который предусмотрен в нем. Тот, кто испрашивает, отдает, исполняет или заставляет исполнять основанные на произволе приказы, подлежит наказанию; но каждый гражданин, вызванный или задержанный в силу закона, должен беспрекословно повиноваться; он несет ответственность за оказанное им сопротивление.

Статья 8. Закон должен устанавливать наказания лишь строго и бесспорно необходимые; никто не может быть наказан иначе, как в силу Закона, принятого и обнародованного до совершения правонарушения и примененного законным образом.

Статья 9. Каждый человек считается невиновным, пока его вина не будет установлена; поэтому если арест признается неизбежным, любые излишне суровые меры, которые не являются необходимыми для задержания лица, должны строжайше пресекаться Законом.

Статья 10. Ни одно лицо не должно притесняться за его убеждения, в том числе религиозные, если способ их выражения не нарушает общественный порядок, установленный Законом.

Статья 11. Свободное выражение мыслей и мнений есть одно из драгоценнейших прав Человека; каждый Гражданин поэтому может свободно высказываться, писать, печатать, отвечая только за злоупотребления этой свободой в случаях, предусмотренных Законом.

Статья 12. Права Человека и Гражданина гарантируются при необходимости силой государственной власти; она создается в интересах всех, а не для личной пользы тех, кому она вверена.

Статья 13. Для содержания государственной власти и для расходов на управление необходимы общественные сборы; они должны равномерно распределяться между всеми гражданами в соответствии с их возможностями.

Статья 14. Все Граждане имеют право сами или через своих представителей определять необходимость государственных налогов, добровольно соглашаться на их взимание, следить за их расходованием, определять их долевой размер, основание, порядок и продолжительность взыскания.

Статья 15. Общество имеет право требовать от любого Должностного лица отчета о его управлении.

Статья 16. Общество, где не гарантируются Права и где нет разделения Властей, не имеет Конституции.

Статья 17. Собственность, поскольку право на нее является неприкосновенным и священным, не может быть ни у кого изъята, если только того не требует общественная необходимость, законным образом установленная и доказанная, при этом собственность может быть изъята только при условии справедливого и предварительного возмещения ее стоимости»[951].

Декларация прав человека и гражданина 1789 г. стала одним из величайших памятников права. Один из депутатов Учредительного собрания Дюпор пророчески сказал, что она будет служить «образцом для всех людей и всех наций»[952].

Действительно, Декларация прав человека и гражданина имела огромное значение. Она произвела неизгладимое впечатление на современников. В ней видели истинное воплощение разума; откровение, ниспосланное свыше; плод подлинных античных добродетелей. Даже Талейран с его циничным, холодно-расчетливым умом подчеркивал ее значение как «теории равенства»[953].

Декларация прав человека и гражданина громовым раскатом отозвалась по всей Европе, сотрясая устои феодального общества и основы абсолютистской монархической власти. Под ее прямым воздействием разрабатывались новые декларации прав и конституционные акты. При этом заимствовались не только отдельные ее принципы и нормы, но и возвышенно-поэтическая форма их изложения.

Собственно в этом органическом единстве формы и содержания и была заключена тайна ее столь мощного воздействия на конституционное развитие Франции и многих других государств. Это же свойство объясняет сохранение ее жизненной силы. Она не была погребена в «лавке древностей» права. Ее юридическое значение сохраняется и в наши дни, что подтверждает преамбула ныне действующей Конституции Франции 1959 г.:

«Французский народ торжественно провозглашает свою приверженность Правам Человека и принципам национального суверенитета, как они были определены Декларацией 1789 г., подтвержденной и дополненной преамбулой Конституции 1946 г.»[954].

Первая Конституция Франции 1791 г. разрабатывалась в течение трех лет. Это был большой по объему и сложный документ, который отразил различные подходы не только к закреплению форм политической власти, но и к оформлению конституционных норм.

Основная цель Конституции 1791 г. заключалась в полной ликвидации устоев феодального строя. И именно этому вопросу были посвящены наполненные страстью ритмичные строки ее преамбулы:

«Национальное Собрание...

отменяет бесповоротно установления, причинявшие ущерб свободе и равенству прав.

Нет более ни дворянства, ни пэрства, ни наследственных, ни сословных отличий, ни феодального порядка, ни вотчинной юстиции, никаких титулов, званий и преимуществ, проистекающих из этого порядка, никаких рыцарских орденов, ни корпораций или знаков отличия, для которых требовалось доказательство дворянства или благородства происхождения, и никаких иных преимуществ, кроме отличий, присвоенных общественным должностным лицам при исполнении их обязанностей.

Не существует более ни продажи, ни наследственности каких-либо государственных должностей. Ни для какой части нации, ни для одного лица не существует более никаких особых преимуществ или изъятий из права, общего для всех французов.

Не существует более ни сословных цеховых управ, ни профессиональных, художественных или ремесленных корпораций.

Закон не признает более ни религиозных обетов, ни каких-либо иных обязательств, противоречащих естественным правам или Кон- ституции»[955].

Впервые в истории Конституцией Франции 1791 г. были закреплены обязательства государства перед обществом: «Будет учреждено главное управление общественного призрения для воспитания брошенных детей, для облегчения участи неимущих убогих и для приискания работы тем здоровым неимущим, которые окажутся безработными. Будет создано и устроено Общественное Образование, общее для всех граждан, бесплатное в части, необходимой для всех людей; соответствующие учреждения будут распределены по степеням сообразно административному делению Королевства.

Будут установлены национальные празднества в ознаменование памяти французской Революции для поддержания братства между гражданами, преданности Конституции, Отечеству и Законам.

Будет издан кодекс гражданских законов, общих для всего Королевства» (разд. 1)[956].

Конституция гарантировала такие гражданские права, как свобода передвижения, свобода слова и печати, свобода вероисповедания, свобода собраний, право обращаться к органам власти с петициями (разд.

1).

Особое значение имели нормы о суверенитете нации: «Суверенитет принадлежит нации: он един, неделим, неотчуждаем и неотъемлем. Ни одна часть народа, никакое лицо не может присвоить себе его осуществление» (ст. 1 разд. 3). «Во Франции нет власти, стоящей над Законом. Король царствует лишь в силу Закона, и лишь именем Закона он может требовать повиновения» (ст. 3 отд. 1 гл. 2)[957].

Конституция 1791 г. просуществовала менее двух лет. Столь краткий срок ее жизни был предопределен многими обстоятельствами — прежде всего неустойчивостью общественных отношений. Это было время перехода Франции от монархической к республиканской форме правления. Кроме того, практика выявила пороки конституционной регламентации: многие нормы имели частное значение либо отличались излишней детализированностью.

Но едва ли не главный порок Конституции 1791 г. заключался в отсутствии меры. В ней не было разделения властей, как того требовала Декларация прав человека и гражданина. Обращаясь к этой теме, Г. Еллинек отмечал: «В Конституции законодательная власть поставлена так, что исполнительная власть ей совершенно подчинена и не может помимо нее совершить ни одного более или менее значительного акта. Далее, законодательный орган состоит из одной палаты; всякий элемент, который может играть сдерживающую роль, отвергнут. Таким образом, в действительности в этой Конституции победу торжествует неограниченный суверенитет парламента, но не английского типа... что содействует победе анархии и ниспровержению конституционного порядка»[958].

К тем недостаткам, которые отметил Г. Еллинек, можно добавить многие другие. Прежде всего обращает на себя внимание ограничение судебной власти. Из юрисдикции судов были изъяты те дела, которые касались деятельности государственных органов. Им было запрещено, в частности, вмешиваться в осуществление законодательной власти, приостанавливать применение законов, вторгаться в круг деятельности органов управления, вызывать должностных лиц для объяснений по поводу их деятельности и т.д. (ст. 3 гл. 5)[959].

Вместе с тем при всех недостатках и столь краткой жизни Конституция 1791 г. оставила заметный след в истории конституционного развития. Многие ее положения были восприняты в последующих основных законах Франции времен Якобинской диктатуры (1793 г.), Директории (1795 г.) и Консульства (1799 г.).

Не менее широко ее принципы и нормы использовались в конституциях других стран с монархической формой правления — Испании (1812 г.), Норвегии (1814 г.), Португалии (1822 г.), Бельгии (1831 г.), ряда других государств.

Впрочем, вскоре Конституция 1791 г., как и многие другие акты Великой французской революции, оказалась в тени другого великого акта — Гражданского кодекса 1804 г., о котором Наполеон говорил так: «Моя истинная слава не в том, что я выиграл сорок сражений. Ватерлоо сотрет память о многих моих победах. Но что нельзя стереть и что будет жить вечно, это мой Гражданский кодекс»[960].

В этой оценке Наполеон не ошибся.

Решение о разработке Гражданского кодекса он принял 12 августа 1800 г., создав комиссию для формирования свода гражданского законодательства. В ее состав вошли крупнейшие правоведы того времени: Жан Порталис, Франсуа Троншэ, Феликс Биго де Преаменэ и Жак Маллевиль. Столь малочисленный состав комиссии объяснялся одним фактом. Наполеон, как отмечал советский историк Е. Тарле, «терпеть не мог больших комиссий, длинных речей, многочисленных заседаний»[961]. Они, по его мнению, были не способны решить в кратчайшие сроки поставленные им задачи[962]. А задача реформирования гражданского законодательства Франции была невероятно сложна.

В пределах Франции действовали разные системы права: на юге — писаное право, основанное на римском праве, на севере — обычное право. Их основу составляли разнообразные кутюмы (обычаи) Парижа, Нормандии, Орлеана, Бордо, иных городов и провинций. Королевские ордонансы только отчасти смягчали существовавшие между ними различия. Не случайно Вольтер однажды заметил, что во время путешествий по Франции системы права меняются при каждой смене лошадей.

Таким образом, первой задачей было обеспечение общего правового пространства. Эту задачу авторы Гражданского кодекса решали, используя разные источники: Кодекс Юстиниана, местные кутюмы, королевские ордонансы, в частности Гражданский ордонанс 1670 г., каноническое право (в основном в сфере брачно-семейных отношений), законодательные акты революционной Франции, философские произведения, прежде всего Жан-Жака Руссо, а также акты гражданского законодательства других государств —Пруссии, Баварии, Дании.

Второй задачей Гражданского кодекса стало утверждение нового правопорядка, основу которого составляла частная собственность.

«Право собственности, — утверждал Порталис, — основное право, на котором покоятся все общественные учреждения, столь же драгоценное для каждого человека, как и его жизнь». Той же позиции придерживался и Наполеон, обращавший внимание Государственного совета на необходимость увеличения числа собственников, поскольку они «являются твердой опорой безопасности и спокойствия государства»[963].

Третьей задачей стало урегулирование множества существовавших противоречий. В поиске баланса интересов авторы Гражданского кодекса попытались найти «золотую середину». Дух умеренности, говорил Порталис, должен стать «духом законодателя», поскольку политическое и социальное благо всегда находится посредине между двумя крайностями[964].

Четвертая задача — регулирование только основных частноправовых отношений в их двух проявлениях: в правовом статусе личности и правовом режиме собственности. В соответствии с этими задачами и была построена структура Гражданского кодекса. Первая его часть посвящалась лицам. Вторая часть — имуществу. Третья часть — способам приобретения собственности.

Авторы Гражданского кодекса очертили пределы его применения. Те частноправовые отношения, которые не подпадали под его действие, регулировались другими актами, в частности Торговым кодексом, принятым в 1807 г.

Пятая задача — четкое формулирование правовых норм. Наполеон требовал, чтобы нормы Гражданского кодекса были сформулированы предельно ясно — так, чтобы каждый человек мог их осознанно исполнять.

И действительно, нормы Гражданского кодекса Наполеона и сейчас служат образцом законодательной техники. В подтверждение приведу лишь небольшие фрагменты в классическом переводе И.С. Пе-

3

ретерского[965]:

«Вводный титул. Об опубликовании, действии и применении законов вообще

Законы являются подлежащими исполнению на всей французской территории в силу опубликования.

Закон устанавливает правила лишь на будущее время; он не имеет обратной силы.

Законы, касающиеся благоустройства и безопасности, обязательны для всех, кто проживает на территории Франции.

Судья, который откажется судить под предлогом молчания, темноты или недостаточности закона, может подлежать преследованию по обвинению в отказе в правосудии.

Судьям запрещается выносить решения по подлежащим их рассмотрению делам в виде общего распоряжения.

Нельзя нарушать частными соглашениями законы, затрагивающие общественный порядок и добрые нравы.

Книга первая. О лицах

Осуществление гражданских прав не зависит от качества гражданина.

Всякий француз пользуется гражданскими правами.

Нет брака, если нет согласия.

Нельзя заключить второй брак до расторжения первого брака.

212. Супруги обязаны к взаимной верности, помощи, поддержке.

Дети, во всяком возрасте, должны оказывать своим отцу и матери почтение и уважение.

Дети остаются под властью родителей до достижения совершеннолетия или до освобождения из-под власти.

Отец один осуществляет эту власть во время существования брака.

Книга вторая. Об имуществах и о различных видоизменениях собственности

516. Все имущества являются движимыми или недвижимыми...

Собственность есть право пользоваться и распоряжаться вещами наиболее абсолютным образом, с тем чтобы пользование не являлось таким, которое запрещено законами или регламентом.

Никто не может быть принуждаем к уступке своей собственности, если это не делается по причине общественной пользы и за справедливое и предварительное возмещение.

Собственность на вещь как движимую, так и недвижимую дает право на все, что эта вещь производит, и на то, что естественно или искусственно соединяется с этой вещью в качестве принадлежности.

Книга третья. О различных способах, которыми приобретается собственность

711. Собственность на имущество приобретается и передается путем наследования, путем дарения между живыми или по завещанию и в силу обязательств,

1101. Договор есть соглашение, посредством которого одно или несколько лиц обязываются перед другим лицом или перед несколькими другими лицами дать что-либо, сделать что-либо или не делать чего-либо,

Четыре условия являются существенными для действительности соглашения:

Согласие стороны, которая обязывается;

Способность заключать договор;

Определенный предмет, составляющий содержание обязанности;

Дозволенное основание обязательства.

Нет действительного согласия, если согласие было дано лишь вследствие заблуждения или если оно было исторгнуто насилием или достигнуто обманом...

1134. Соглашения, законно заключенные, занимают место закона для тех, кто их заключил. Они могут быть отменены лишь по взаимному согласию сторон или по причинам, в силу которых закон разрешает отмену обязательства. Они должны быть выполнены добросовестно,»

Гражданский кодекс был введен в действие не только во Франции (1804 г.), но и в завоеванных ею странах — в Бельгии, Италии, Испании, Германии, Голландии, Польше, Португалии. Свое действие он сохранял и после разгрома империи Наполеона. Так, в Германии в левобережной части Рейна он оставался в силе до 1900 г., когда было принято Германское гражданское уложение. Он действовал также в Российской империи — на территории Польши, входившей в ее состав.

Гражданский кодекс Наполеона оказал большое влияние на гражданские кодексы Австрии 1812 г., Испании 1812 г., Гаити 1825 г., американского штата Луизиана 1825 г., Боливии 1830 г., Нидерландов 1835 г., Чили 1855 г., канадской провинции Квебек 1865 г., Португалии 1867 г., Аргентины 1869 г. и т.д.

Столь стремительное его распространение профессор И.С. Пере- терский объяснял так: «Кодекс Наполеона регламентировал господ- 320

ство буржуазии в юридически законченной, твердой, ясной, не оставлявшей места для сомнений форме»[966].

<< | >>
Источник: Лафитский В.И.. Сравнительное правоведение в образах права. Том первый. — М.:,2010. — С. 429. 2010

Еще по теме Параграф четвертый. Революционное правотворчество:

  1. СОДЕРЖАНИЕ
  2. Параграф четвертый. Революционное правотворчество
  3. 6.3. Типологическая характеристика переходной правовой системы
  4. § 1.1. Административная правосубъектностьобщественных организаций как условие взаимодействия с полицией
  5. § 1. Правосознание, адекватное формам государственного правления
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -