<<
>>

§3. Сравнительный анализ идеологии Хиндутвы и теории «строительства нации».

Для анализа существующей модели национализма в Индии необходимо попытаться последовательно ответить на три кардинальных вопроса, которые изначально занимали умы теоретиков наций и национализмов.

По сути, ответы на указанные вопросы, которые явно или имплицитно дают наиболее значительные идеологи индусского возрожденчества и их секулярные оппоненты, а также реализация этих национальных идеологий в политической практике, представляются наиболее важными для определения места и роли этой идеологии.

Сошлемся на классификации национализма Энтони Д. Смита[327]. Применительно к индийским реалиям идеологии национализма можно было бы систематизировать исходя из следующих проблемных характеристик:

Первая проблема, - проблема ценностной ориентации, прежде всего этическая и философская. Какую роль идеологи хиндутвы отводят нации в межчеловеческих взаимоотношениях? Другими словами, должна ли нация рассматриваться как самоцель, абсолютная ценность, не сопоставимая со всеми остальными ценностями? Или же нацию можно рассматривать как своего рода ключ к достижению иных целей и ценностей, а роль нации как непосредственной данности зависит от времени, места и исторического контекста?

Вторая проблема связана с социально-политическимым определением нации и носит отчасти антропологический характер. Можно ли считать индусов или мусульман Индии отдельной нацией? Для этого необходимо прояснить следующие моменты. Является ли нация по своему характеру фундаментальным этнокультурным феноменом, общностью (по реальному или вымышленному) происхождению, члены которой от рождения связаны между собой главным образом узами родства, общей историей и одним языком? Или же нация - социальное сообщество, основанное в первую очередь на общности территории проживания, праве гражданства, общих для всех законах, суть социальный конструкт, по отношению к которому люди свободны выбирать свою принадлежность к определенной нации?

Третья проблема - историческая и социологическая.

Она связана с определением места индусской или любой другой нации в истории человечества. Должны ли мы вслед за идеологами индусского возрожденчества считать нацию древним и занимающим особое положение сообществом, укорененным в «Золотом веке», продуктом длительной истории, общих уз и культуры? Или же следует рассматривать нацию лишь как социальную конструкцию, некий артефакт, однажды сложившийся и подверженный изменениям, связанный с определенной фазой исторического развития (модернизацией), со специфическими условиями Нового времени. (Согласно логике такого подхода, нации неизбежно исчезают, когда эта историческая эпоха проходит.)

Для наглядности обобщим как на эти вопросы отвечают идеологи хиндутвы и их секулярные оппоненты из ИНК. Если рассмотреть положения и притязания последователей подобных взглядов, условно именуемых примордиалистами, на нации, то обнаруживается целый ряд противоречий, которые могут быть сведены в таблице следующим образом. (см. Таблицу 1 на стр. 122.)

Отмеченные в таблице дихотомии, безусловно, носят идеальный характер. Далеко не все последователи хиндутвы разделяют все положения примордиализма, о котором, впрочем, подавляющее большинство не имеет даже самого отдаленного представления. Равно как и далеко не все секуляристские лидеры ИНК на протяжении новейшей истории Индии последовательно воплощали идеалы классического модернизма в национальной политике, однако в целом, большинство как тех, так и других, согласились бы со всеми вышеперечисленными свойствами «своих» парадигм. К тому же, приверженцы индуизации и их оппоненты - секуляристы - в реальной политической жизни Индии часто самым неожиданным образом способны сочетать положения этих двух теорий. В целях извлечения политических дивидендов националисты с обеих сторон идеологического фронта сами порой стремятся сочетать два различных подхода.

Так, в рамках доктрины «истинного национализма» активисты РСС склонны рассматривать нацию как органическое явление, уходящее своими корнями в прошлое и существующее на какой-то территории, при этом работая с нацией как с современным социальным конструктом, осознанно создаваемым и развиваемым их организацией.

Идея о том, что нации являются естественно-социальными образованиями, укорененными в истории общественно-политической жизни, что они гомогенны (однородны) и в таком виде представляют основные социальные и политические силы в современном обществе, ныне не кажется столь же верной, как

341

это виделось несколько десятилетий тому назад[328].

Таблица 1. Сравнительные характеристики идейных оснований для построения нации.

Примордиалисты (Хиндутва ~ РСС) Модернисты

(Строительство нации ~ ИНК)

1. Нации определяются как политизированные этнокультурные сообщества, объединенные общим происхождением и претендующие на этом основании на политическое признание. Нация - это, в первую очередь, территориально-политическая единица, объединяющая юридически равных граждан.
2. Нация является от века данным, но, возможно, повторяющимся в истории феноменом, корни которого угодят в прошлое вплоть до мифического «Золотого века» Нация является современным и новым феноменом, порождением исключительно современных, актуальных условий. Она не существовала в прошлом.
3. Нация укоренена во времени и пространстве; она неразрывно связана со своей исторической родиной. Нация - сотворенный феномен. Она сознательно и вполне продуманно строится ее членами и создается из сегментов.
4. Нация оказывается народным или скорее даже простонародным, органическим объединением, своеобразной коммуналистской соборной общиной, выражением ее потребностей и чаяний. Нация сознательно создается элитами, которые стремятся добиться максимального влияния на «эмоции масс», для достижения конкретных целей.
5. Принадлежность к нации связана с обладанием некоторыми природными свойствами, нация-община как форма существования. На первом месте - нация как возможность претензии на обладание некими властными ресурсами, возможность деятельности.
6. Нация мыслится как нечто целостное, обладающее единой волей и характером. Нации, как правило, расколоты и подразделяются на некоторое количество (региональных, классовых, гендерных, религиозных) социальных групп/общин, каждая из которых обладает своими собственными интересами, потребностями и ресурсами.
7. Основополагающий принцип существования нации - связь с наследием предков и самобытность религии и культуры. Принцип национальной солидарности основывается на социальных коммуникациях и принципе гражданства.

Первый премьер-министр Джавахарлал Неру практически целиком посвящает свое выступление в первую годовщину независимости Индии 15 августа 1948 году проблеме «строительства индийской нации». Его лейтмотив может быть сведен к краткой формуле: «Мы создали независимую Индию, теперь нам предстоит создать индийскую нацию»[329]. Изначально это был вопрос институционализации, выработки необходимых норм, в первую очередь воплощенных в соответствующих институтах, вопрос национальной политики, направленной в целом на получение качественной копии западной модели гражданской нации, «нации участия». Безусловно, это также был вопрос социально-экономической и политической модернизации страны в самом широком смысле. Стимулирование экономического роста происходило за счет соединения западного либерализма и элементов плановой экономики, открытытия новых социальных лифтов и каналов самовыражения граждан, созидания зрелых и гибких элит.

После смерти Дж. Неру, по мере того как власти все более начинают избегать обсуждения «национальных вопросов», лексикон понятий и терминов, связанных с «национальной политикой», все активнее начинает формироваться и символически присваиваться радикально настроенными частями политического спектра, в первую очередь индусскими националистами. Исподволь происходит процесс «перелицовки» понятий секуляризма и национализма на индусский манер. Путем добавления к этим понятиям эпитета «истинный» совершается подмена самих понятий. Идеологически истоки этого процесса восходят к концу 1930-х годов, личности В.Д. Саваркара и его критики в адрес секуляристов из ИНК, однако к началу 1980-х партия ИНК дала множество реальных поводов для обвинений своим политическим оппонентам в отступлении от принципа четкого разведения сфер религии и политики. Традиционные для Индии формы сплочения, основанные на этнорелигиозных, варно-кастовых или языковых принципах способны принести в краткосрочной перспективе значительные политические дивиденды готовому апеллировать к ним политику. Однако подобные формы политической мобилизации, помимо крайней межобщинной конфликтогенности, вступают в острое противоречие с современными способами организации нации, ставят под сомнение возможность формирования гражданского общества и даже легитимность конституционного устройства страны, а в более долгосрочной перспективе грозят крахом современных государственных институтов.

Если в традиционном обществе источником суверенитета государства являлся монарх как представитель сакрального порядка на земле, то современный источник суверенитета в секулярных демократических государствах Нового времени стали усматривать в общественном договоре граждан, составляющих нацию-государство. Принципиальное различие подходов заключается в том, что авторитет монарха священен и незыблем, тогда как договор может подлежать периодическому пересмотру. В результате размывания критериев и дробления власти сегодня право

343

суверенитета[330] начинают усматривать и у этносов, языковых, племенных, и др. общностей и групп. Исторический опыт показывает, что политическая нация без объединяющей «национальной идеи», будь то освященный традицией общественный уклад или современный «общественный договор», перерождается в совокупность фрагментированных социальных групп. Причем, чем меньшей мобилизующей и связующей мощью обладает при этом государственная система, тем больше реальной власти сосредотачивается в руках различных надсистемных и субсистемных сил и неформальных лидеров.

Таким образом, сегодня в условиях кризиса модернистских наций-государств, происходит трансформация привычных ранее форм политической идентичности. В рамках системы западного типа человек осознавал себя, прежде всего, представителем политической, социально-экономической и идейной общности, разделяя ее нормативно-ценностную и понятийную основу через различные формы социального участия и членства (государство, нация, класс и т.п.). Предполагалось, что европейская цивилизация создала универсальную форму нации-государства - политической светской демократии с развитыми институтами гражданского общества, к которой так или иначе будут эволюционировать все прочие формы незападной государственности. Однако новейшая политическая история опровергла этот тезис. На Западе политические системы столкнулись с такими острыми хроническими проблемами, как неспособность интегрировать потоки трудовой эмиграции и размывание этноконфессионального ядра нации в результате демографического застоя. На Востоке указанное понимание нации все более обнаруживает свою историческую и цивилизационную ограниченность, не позволяющую ему обрести популярность среди широких масс. Более того, начинают «трещать по этническим и конфессиональным швам» уже казалось бы давно выстроенной нации-государства.

Рецепт нации-государства как «плавильного тигля» этносов, культур, языков и религий был поставлен под сомнение опытом многих стран. Одной из ведущих форм корпоративной идентичности становится этнорелигиозная. Такой по своим целям и задачам является идеология «истинного национализма» в Индии. Соответственно она опиралась и на иную теорию национализма. Уже в работах М.С. Голвалкара можно выделить вполне сложившуюся концепцию индусской нации. Его первой посылкой было положение, что сама Индия тождественна индусской нации (Hindu nation). Другие - мусульмане или христиане, даже те из них, которые родились в этой стране, не могут вполне чувствовать себя ее детьми, поскольку они сами или их предки изменили своей исконной вере. Более того, они стали единоверцами и братьями врагам, попиравшим блаженную землю Бхарат Маты, и вместе с верой приняли и чужую землю как святыню. Они изменили и родному для них языку, взяв новые имена и променяв древний санскрит Вед на арабский язык Корана. Вывод, к которому приходит М.С. Голвалкар относительно принадлежности к нации мусульман и христиан Индии, незамысловат и вытекает из всего вышесказанного: «Такое (обрисованное выше - прим. автора) поведение не просто смена вероисповедания, но измена. Чем еще, если не изменой, является переход в лагерь

344

врага, оставление своей нации в столь опасном положении»[331].

Однако индусы, полагает Голвалкар, по крайней мере те из них, кто помнит о своих корнях, должны вернуться в Бхарат и выполнять свой национальный и религиозный долг. «.Наши потерянные братья, столетиями страдающие от религиозного рабства, - призывал Голвалкар, - вернитесь в свой древний дом. Это зов ко всем тем, кто готов занять свое законное место в нашей национальной жизни.

И мы все вместе отпразднуем Дивали[332] в честь возвращения заблудших сынов нашей отчизны. Это не принуждение. Это лишь призыв к тем, кто готов опомниться и найти себя в своем образе жизни, в манере одеваться и исполнять свадебные церемонии или погребальные ритуалы»[333].

Противовес сегрегации и ксенофобии хиндутвы составляет идея т.н. территориального национализма, прежде распространенная среди той части индийской элиты, которая исходила из секулярных оснований создания, собирания индийской нации. В сущности она, не является теорией, скорее служит обозначением концепции национализма, которая в это время только оформлялась и позже получила название модернизма. В ходе национально-освободительной борьбы, наряду с наличием общего врага - колониального режима, территория, а не религия, пусть даже религия большинства, служила основополагающим критерием единства индийцев. Другим фактором, способным сплотить нацию, выступал сам национально-освободительный процесс. По мнению лидеров ИНК, именно на базе этих двух предпосылок должно было строиться единство будущей светской нации.

М.С. Голвалкар не разделял подобных взглядов, как и секулярных интенций, заложенных в Конституции 1950 г. Показательны возражения М.С. Голвалкара по поводу принятия государственного флага. «Наши предки были великой и древней нацией, и мы благодаря им обладаем славным прошлым. Что, у них не было своего собственного знамени? Разумеется, было!»[334]. Также он считал, что невозможно брать за основу положения и подходы, в которых потеряна индусская основа, такая, например, как взгляды Б.Г. Тилака, и даже отсутствует упоминание об особой миссии индусской нации[335] В первый период «так называемой борьбы за независимость», указывает М.С. Голвалкар[336], лидеры, возглавлявшие ее, обычно говорили, наша нация была лишь формирующейся («we were a nation in the making»), а это - ложь[337].

В результате кризиса старых парадигм нации и национализма происходит постепенный демонтаж прежних концепций нации, предвещая вероятный конец соответствующей теории национализма[338]. Группу концепций национализма, пришедших им на смену, Э.Д. Смит[339] относит к парадигме классического модернизма. Согласно им, нации и национализм этого типа внутренне присущ самой природе современного мира и национальным революциям новейшего времени. Классический модернизм получил свое каноническое определение в 1960-х годах, прежде всего, в рамках модели «строительства нации», заимствованной Дж. Неру. Модель получила широкое распространение благодаря ее использованию целым рядом молодых государств Азии и Африки, среди которых одной из первых на этом пути была Индия. Теоретики строительства нации утверждали:

нации представляют собой преимущественно территориальные политические образования. Они являются суверенными, ограниченными и внутренне связанными сообществами юридически равных граждан, сочетающимися с государствами нового времени в форме, называемой «унитарным государством»;

нации образуют первичные политические связи и базовую лояльность своих членов. Иные узы - гендерные, региональные, семейные, клановые, классовые, религиозные или кастовые - подчинены этой основополагающей преданности гражданина его национальному государству, и это следует приветствовать, потому что именно так идеалы демократического участия и гражданского общества обретают свою форму и содержание;

нации - основные политические игроки на международной арене. Они суть реальные социологические общности, способные наделить государство реальным политическим весом и являющиеся единственным принципом легитимации также в сфере межгосударственных отношений;

нации - творение своих граждан, особенно лидеров и элит. Строительство наций ведется при помощи различных институтов в рамках общего политического процесса. Залогом успешного построения нации является институционализация социальных функций, ожиданий и ценностей, а также создание инфраструктуры социальных коммуникаций: транспорта, бюрократии, языка, образования, средств массовой информации, политических партий и т.п.;

нации являются единственной основой, движущей силой и целью социальнополитического развития, единственным средством, гарантирующим удовлетворение потребностей своих граждан в производстве и распределении ресурсов, единственным инструментом, гарантирующим устойчивое развитие. Это обеспечивается национальной лояльностью и националистической идеологией, способной мобилизовать массы, обеспечить их преданность, самоотдачу и самопожертвование, реализацию элитами своих целей на путях либо модернизации, либо, наоборот, ее резкого торможения частью элит.

Светские элиты стремятся построить мультикультурную нацию через создание системы эффективных институтов, выражавших нормы секулярной, гражданской нации, собиравших воедино интересы отдельных граждан и позволявших последним преобразовывать свои потребности и идеалы в эффективную политическую деятельность. К этим так называемым государствам-нациям, безусловно, принадлежит и Индия. Территориальные государства (преимущественно в Азии и Африке), освободившиеся от колониальной зависимости, пытались создать единые нации из религиозно, этнически и лингвистически разнородного населения. Именно эти попытки воспринимались теоретиками строительства наций как доказательства состоятельности их убеждений[340].

Первые попытки критики данной позиции были осуществлены в 1970-1980-х годах. Под сомнение были поставлены основные предпосылки этой парадигмы, а вместе с ней и модель строительства нации как таковая. Эта критика показала нацию, с одной стороны как изобретенную, воображаемую и гибридную структуру, а с другой - как современную версию более древних и базовых социальных и культурных скреп сообществ. Новые подходы и теории вывели модернистскую парадигму за рамки классического понимания. Они предусматривают:

признание силы и непредсказуемости национализма; идею о том, что националистические идеологии, националистические движения и организации являются одной из ведущих сил в современном мире; поскольку они принимают множество форм, зачастую практически невозможно предсказать, где и как они проявятся;

понимание проблематичности самой концепции нации; на современном этапе мирового развития сложно точно сформулировать понятие «нации», дать точные определения. Вместе с тем признается, что в историческом, биоантропологическом, социальнопсихологическом отношении сформированные нации являются достаточно устойчивыми социополитическими общностями, обладающими значительным влиянием и властью;

признание исторической специфичности наций и национализма. Это феномены, характерные для конкретного периода в истории, эпохи нового и новейшего времени, и только с окончанием этой эпохи современные нации, возможно видоизменятся или исчезнут;

растущий интерес к социально обусловленному качеству всех коллективных идентичностей, включая культурные и религиозные идентичности и, следовательно, понимание нации как культурного конструкта, выкованного и спроектированного различными элитами с целью удовлетворения определенных нужд или специфических интересов;

стремление выводить нации и национализм из социальной обусловленности, политических и экономических процессов Нового и Новейшего времени (модернизация, индустриализация) с опорой на данные, характерные главным образом для недавнего прошлого и современности[341].

Хиндутва - националистическая идеология, основанная на предпосылках натурализма и примордиальности (изначальности) наций. Модернисты небезосновательно полагали, что обе предпосылки ошибочны и оказывают разрушительное воздействие на общество и в разной степени стали причиной жестокого кровопролития, пережитого Европой в ХХ в. и до сих пор не прекращающегося в Индии, где к нему причастны практически все общины

страны[342].

Как мы пытались показать, пространство для диалога между сторонниками и противниками двух видов национального обустройства страны, которые восходят в своих предпосылках к двум различным подходам к самой идеи нации, не может быть найдено без уяснения их принципиальных различий. Точки соприкосновения между секулярной парадигмой построения нации и почвенническими идеями о ее незыблемой вневременной основе должны быть обнаружены не на путях идеологического противостояния приверженцев двух различных схем, но в ходе реального политического процесса предусматривающего возможности диалога и компромисса. Вместе с тем, дальнейшие перспективы развития страны, объективно связано в первую очередь с процессами становления его государственных институтов и гражданского общества, укреплением всех форм политической активности в рамках правового поля.

разграничены.

8 Budd S. Varieties

<< | >>
Источник: Д.Б. Абрамов. СВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО И РЕЛИГИОЗНЫЙ РАДИКАЛИЗМ В ИНДИИ Москва ИМЭМО РАН 2011. 2011

Еще по теме §3. Сравнительный анализ идеологии Хиндутвы и теории «строительства нации».:

  1. Содержание
  2. §3. Сравнительный анализ идеологии Хиндутвы и теории «строительства нации».
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -