<<
>>

§1. Нормы произношения и ударения

Как известно, в понятие произношения входят характер и особенности артикуляции звуков речи, звуковое оформ­ление отдельных слов, групп слов, отдельных грамматиче­ских форм. На характер произношения существенное влия­ние оказывают стили произношения.

Обычно гово­рят о трех из них: книжном, разговорном и просторечном. Если в книжном стиле слова поэт, сонет, ноктюрн произ­носятся без редукции [о], то в разговорном ¾ со слабой ре­дукцией: п[/\]эт, с[/\]нет, н[/\]ктюрн. Если в разговорном стиле мы скажем [у т'иэ б'а] ¾ (у тебя), [тол'къ], то в просторечии эти же формы прозвучат по-иному: [у т’эа] или [у т’а], [тoкъ].

Стили произношения тесно связаны между собой: неко­торые явления, возникая в одном, переходят в другой. На­пример, побуквенное произношение [ч’н] в отдельных сло­нах возникло в книжном стиле, но сейчас оно оценивается как просторечное (сравни: [скуч’нъ] и книжн. [скушнъ]). Раньше произношение долгого твердого [ж] в словах во­жжи, дрожжи и др. считалось просторечным (рекомендовалось произносить [во ж’и], [дрож’и]), теперь же оно счи­тается нейтральным.

С указанными различиями не надо смешивать произно­сительные различия, обусловленные темпом речи. Следует отличать беглую речь, для которой характерны быстрый темп и меньшая отчетливость, меньшая тщательность ар­тикуляции звуков, и отчетливую речь, с более медленным темпом, с большей тщательностью артикуляции, четким произношением звуков[62].

Произносительные различия связаны со стилями речи и но многом обусловлены ими. Для разговорного стиля ха­рактерен, как правило, быстрый темп речи; книжный стиль (публичная лекция, выступление по радио, телевидению и т.д.) влечет за собой медленный темп, четкость дикции.

Нормы произношения гласных и согласных звуков, со­четаний звуков, отдельных грамматических форм, заимствованных слов подробно описаны в разделе "Орфоэпия" учебного пособия по современному русскому языку под редакцией профессора П.П.

Шубы[63], поэтому ниже будут даны лишь те речевые формы, в которых чаще всего нару­шается правильность речи. В случае затруднения можно обращаться также к орфоэпическим словарям русского языка. По этой же причине в настоящем пособии последо­вательно не описывается система ударений в русском язы­ке, а освещаются лишь те моменты, которые необходимо иметь в виду в условиях белорусско-русского двуязычия.

Гласные под ударением. Часто в живой речи ударный [э] неправильно заменяют звуком [о]. Следует произносить афера, бытие, гололедица, опека, современный, хребет, сие, а не афёра, опёка, совремённый и т.д. Нельзя ударный звук [о] подменять звуком [э]: маневры, околесица, безна­дежный', надо говорить манёвры, околёсица, безнадёжный.

Безударные гласные. Неверным является произношение [а] и [о] в первом предударном слоге как [ы]: [мы]шина, [шы]ры, вместо [м/\]шина, [ш/\]ры.

После мягких шипящих [ч’] и [ш’] гласный а в пер­вом предударном слоге передается звуком [иэ]: [ч’ иэ - сы], [ш’ иэ]дить. Произношение [и] в этой позиции устарело. Неверным является и произношение [а]: [ч’а]сы, [ш’a]дить. После [ж], [ш], [ц] на месте [э] в первом предударном слоге произносится звук, средний между [ы] и [э]: [жыэна], [цыэна], [шыэптун]. Неправомерно в этой позиции произносить [ы] или [а].

Произношение согласных. Часто в русской речи бело­русов нарушается современная норма при произношении согласного звука [г]: взрывной звук заменяется фрикатив­ным [g]. Это противоречит литературной норме. Фрикатив­ное [g]сохраняется в русском языке в междометиях [/\gа], [gоп], [эgэ] и в слове бухгалтер (на месте сочетания [хг]).

Долгий шипящий [ш] произносится, например, в сло­вах щука - [ ш’ у]ка, щель ¾ [ ш’эл’], щи ¾ [ ш’ u]. Допуска­ется современными нормами в этих случаях [ш’] со слабым призвуком [ч’]: [ш’ч’укь], [ш’ч’и], [ш’ч’эл’]. Противоречит литературной норме произношение [шч] или [ш]: [шчукъ], [шукъ].

Аффриката [ч] ¾ звук всегда мягкий: [ч’ашкъ], [ч’удъ], [м’ач]. Произношение [чы]таешь, сту[чы] в русском язы­ке ¾ явное отклонение от нормы.

Оглушение согласных [г] и [в] на конце слова следует выделить особо, так как по отношению к этим звукам в условиях белорусско-русского билингвизма часто допускает­ся нарушение норм литературного языка. В соответствии с нормой на месте [г] в этой позиции произносится звук [к]: друг ¾ [друк], бег ¾ [бек] и т.д. Нередко в речи белорусов (и представителей южнорусских говоров) в конце слова мож­но встретить звук [х]: пирог ¾ пи[рох], денег ¾ де[н’ьх]. Этот звук сохранился по традиции лишь в слове бог [бох]. Нa месте [в] в конце слова произносится губно-зубной со­гласный [ф]: коров ¾ ко[роф], любовь ¾ лю[боф’]и т.д. Эта норма нередко нарушается белорусами и представителями южнорусских говоров: данный звук заменяют неслоговым |ў] или билабиальным [w]: коро[ў] или кopo[w], здоро[ў] или здоро[w].

Особенно часто в речи белорусов нарушается произно­шение мягких губных согласных на конце слова: вместо мяг­ких губных произносят твердые, а на месте вь ― [ў] или [w]: | вос’ьм], [гoлуп] или даже [голуб], [кроў] или [кpow] и т.д.

В русском языке различают звуки [р] и [р’]: [рад] и |р’ад], [ро]в и [p’o]в и т.д. Выработка навыков произноше­ния [р’] представляет собой сложный процесс, в результате которого возможно возникновение новых ошибок: произ­ношение [р’] там, где в русском языке должно быть [р]: [кр’а]сный, [р’ам]ка вместо [крас]ный, [рам]ка, появление дополнительной так называемой йотовой артикуляции ― [р’] заменяется твердым [р] с последующим [j]: no[pja]док, бу[pjъ] и т.д. В условиях белорусско-русского билингвизма чаще всего наблюдается произношение твердого [р] там, где должен быть мягкий [р’]: б[ра]кнутъ вместо б[р’а]кнуть, б[ры]гада вместо б[р’и]гада.

В русской речи белорусов нарушается еще одно правило: мягкие [т’] и [д’] произносятся с очень слабым свистя­щим фрикативным элементом, который говорящими практически почти не ощущается: [т’]ишина, писа[т’], [д’]ело, [д’]ень. В белорусском же фрикативный элемент представлен гораздо сильнее: вместо [т’] и [д’] произносят [т’с] и [д’з] или даже [ц’] и [д’з’]. Это явление, носящее название цеканья и дзеканья, переносится белорусами и в русскую речь.

Акцентологические нормы. Акцентологические нормы в белорусском и русском языках во многом несходны и по­тому трудны для усвоения. Это объясняется подвижностью и разноместностью ударения в обоих языках. К сожалению, билингвы-белорусы воспринимают фонетические явления русского и белорусского языков как идентичные, не заме­чая различий[64]. В результате этого в устной речи белорусов наблюдаются разнообразные акцентологические ошибки. Отклонения от литературной нормы проявляются: у суще­ствительных (сравни русские и белорусские: заход ― захад, лопух ― лопух, ремень ― рэмень и др.); у прилагательных (болевой — бoлевы, босой — босы, малый — малы, старенький ― старэнькi и т.д.); у глаголов (кидать ― кiдаць, плес­ти ― плeсцi, проходить ― праходзiцъ и т.д.); у причастий (экзаменованный — экзаменованы, прочитанный — прачытаны и др.); у наречий (доверху — давeрху, дочиста — дачыста, никуда ― нiкуды, смешно ― смешна и т.д.).

Акцентуация числительных в русском и белорусском языках в основном одинакова. Однако необходимо иметь в виду, что числительные одиннадцать, четырнадцать, шесть­десят имеют в белорусском языке другое ударение: адзiнаццацъ, чатырнаццацъ, шэсцъдзесят. Собирательные чис­лительные четверо, пятеро, шестеро, семеро, восьмеро, девятеро, десятеро в русском языке имеют ударение на первом слоге, а в белорусском ― на втором: чацвёра, пяцёра, шасцёра, сямёра, васьмёра, дзевяцера, дзесяцера. А по­рядковые числительные ― шестой, седьмой, восьмой, наоборот, в русском языке употребляются с ударением на втором слоге, а в белорусском ― на первом: шoсты, сёмы, восьмы.

Следует также помнить, что в восточнославянских язы­ках при склонении и спряжении в тех или иных формах иногда меняется место ударения. Поэтому определять осо­бенности акцентологических систем русского и белорусского языков сопоставлением только начальных форм нельзя, не­обходимо сопоставление парадигм[65]. При этом, конечно, наиболее трудными для усвоения являются слова, которые отличаются местом ударения не во всей парадигме, а в од­ной или нескольких формах:

Рус. Бел. Рус. Бел.
нога нага Ед. число 2-е лицо
ноги нагi гнёшь Гнеш
ноге назе Мн. число 2-е лицо
гнёте гняце
ногу нагу
ногой нагой
о ноге аб назе

Приведенные случаи свидетельствуют о том, что надо внимательно следить за правильностью акцентуации как в русском, так и в белорусском языках.

<< | >>
Источник: Плещенко Т.П.. Стилистика и культуры речи: Учеб. Пособие /Т.П. Плещенко, Н.В. Федотова, Р.Г. Чечет; Под ред. П.П. Шубы. ¾ Мн.2001. ¾ 544 с.. 2001

Еще по теме §1. Нормы произношения и ударения:

  1. 2.6. Виды норм
  2. ИЗМЕНЕНИЯ В РУССКОМ ПРОИЗНОШЕНИИ
  3. ПРИЧИНЫ ИЗМЕНЕНИЯ И КОЛЕБАНИЯ УДАРЕНИЯ
  4. КОЛЕБАНИЯ УДАРЕНИЯ У СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ МУЖСКОГО РОДА
  5. ИЗМЕНЕНИЕ УДАРЕНИЯ У ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ
  6. ИЗМЕНЕНИЕ УДАРЕНИЯ У ГЛАГОЛОВ
  7. § 71. Нормы произношения и фонетическая система русского литературного языка
  8. Тема 1. Орфоэпические и акцентологические нормы
  9. 16. Орфоэпия, её лингвистические и культурно-исторические основы. Стили произношения. Произносительные варианты. Нормы и варианты ударения в различных частях речи. Орфоэпические словари
  10. §1. Нормы произношения и ударения
  11. §1. Нормы произношения и ударения[128]
  12. Стили и школы литературного произношения. Основные трудности в произношения гласных.
  13. 2. Языковая норма, ее роль в становлении и функционировании литературного языка.
  14. 5.1. Орфоэпические нормы
  15. Тема №3. Правильность речи и нормы литературного языка
  16. ОРФОЭПИЯ. ОРФОЭПИЧЕСКАЯ НОРМА. ОСНОВНЫЕ ОРФОЭПИЧЕСКИЕ ПОНЯТИЯ