<<
>>

2.4 «Шанхайское согласие». Начало «политического дрейфа»  

Новые времена-новые вызовы. Со времени принятия «богорских целей» (1994 год) в мире произошли значительные политические и экономические изменения, в том числе и в АТР, Террористические атаки 11 сентября 2001 года, распространение опасных инфекционных заболеваний, природные и техногенные катастрофы стали причинами возникновения новых самостоятельных направлений в работе АТЭС.
В 2003 году на саммите в Бангкоке эта направления будут поданы в упаковке обеспечения «безопасности личности». Первый шаг в этом направлении был сделан в Шанхае (КНР) в 2001 г, на девятом саммите и тринадцатом совместном совещании министров Форума, где было принято антатеррористическое заявление, обеспечившее начало «политизации» этого интеграционного объединения,

Политический крен был отмечен еще в Повой Зеландии, где на «полях» саммита обсуждалось положение в Восточном Тиморе. Сентябрьские события 2001 года в США потребовали особого внимания руководителей «экономик» АТЭС к проблемам обеспечения «экономической безопасности» и влияния терроризма на процессы либерализации. Антитеррористическое заявление, принягое на саммите в Кигае закрепляло изменения в международных отношениях после террористической атаки 9/11. Оно отражало общую озабоченность распространением этого политического и социального явления» угрозами, которое оно представляло для дальнейшего экономического развития в эпоху глобализации. Отвечая па вопрос корреспондента «Известий» в канун мексиканского саммита АТЭС 2002 г. в Лос Кабосе, - почему в Шанхае было принято политическое заявление? - заместитель Министра иностранных дел Российской Федерации А.И.Денисов ответил: «Вспомните осень 2001 года, формировалась аптитсррористичсская коалиция, обозначались политические позиции. Вес международные организации принимали соответствующие декларации. Если бы такого документа не было на форуме ЛТЭС, это выглядело бы странно» .

** Интервью заместителя министра иностранных дел Российской Федерации А.И.

Денисова российским СМИ в J 1ос Кабосе, Мексика, 24 октнбря 2002 года

79

В документе можно выделить три основных момента: во-первых, -терроризм рассматривался как прямой вызов «концепции» форума ЛТЭС как сообщества свободных, открытых и процветающих экономик»; во-вторых, -участники Форума выступили за укрепление международного сотрудничества в борьбе с терроризмом при ведущей роли ООН; в третьих, - были согласованы конкретные шаги по противодействию терроризму.

С 2001 года повестка дня форума А'ГЭС оказалась разделенной на два блока - торгово-экономический и политико-экономический, связанный с обеспечением безопасности.

Об этом свидетельствует итоговая Декларация, в которой лидеры Форума согласились развивать сотрудничество в трех ключевых областях:

  • обеспечение экономической безопасности;
  • преодоление замедления темпов экономического развития путем содействия торговле и инвестициям и использования преимуществ глобализации и «повой экономики»; и
  • наращивание потенциала экономического и технического сотрудничества, в частности развития трудовых ресурсов.

В области безопасности были поддержаны резолюции ООП, включавшие «отсечение» возможностей финансирования террористических групп, усилия по прекращению денежных потоков и использованию террористами различных благотворительных и иных фондов, а тюке обеспечению авиационной, морской, энергетической и приграничной безопасности, укреплению таможенных процедур, Перечисленные меры должны были стимулировать расширение и углубление экономического и технического потенциала сотрудничества врамках ЛТЭС.

Несмотря на антитеррористическую тематику, «красной нитью» проходившей через встречи в Шанхае, вопросы либерализации и содействия торговле оставались в центре повестки дня саммита. Особое значение при этом придавалось либерализации торговых процедур.

В Китае был принят документ - «Шанхайское согласие».

«Согласие» определяло курс действий ЛТЭС на ближайшую перспективу (до 2005 года). С

SO

2001 года в словаре Форума прочно закрепляется термин «первопроходческие инициативы» (pathfinder initiative). «Согласие» призывало всех участников в течение пяти лет снизить транзакционные издержки на 5%, совершенствовать механизм «общественного» контроля (peer review) за реализацией Индивидуальных планов действий, разработать меры в сфере упрощения торговых процедур и активизировать усилия в области экономического и технического сотрудничества. Шанхайский документ отражал выраженную в докладе Делового консультативного совета (ДКС) АТЭС обеспокоенность деловых кругов перспективами экономического взаимодействия в регионе. Другой целью этого документа было стремление разработать меры-рекомендации по минимизации негативного влияния глобализации на развивающиеся страны.

В этом контексте китайский саммит подтвердил начатый в Брунее курс на наращивание человеческого потенциала. Руководители стран-«экономик» Форума приветствовали начало работы Консорциума АТЭС но компьютерному образованию, программу АТЭС по финансам и развитию. Важная и дополняющая роль в этом процессе отводилась одобренной лидерами стратегии «Электронного АТЭС», Цель стратегии - формирование «цифрового сообщества» путем развития информационных технологий и электронной торговли, обеспечения равного к ним доступа. Стратегия была подкреплена планом действий на трех ключевых направлениях:

  • совершенствование    макроэкономической    и    структурной    политики, включая ее правовые и нормативные аспекты;
  • ускорение    развития     технологий     и     содействие     инвестициям     в инфраструктуру «новой экономики»;
  • повышение    уровня    человеческого    потенциала    и    стимулирование предпринимательства.

Среди других инициатив и предложений в области содействия торговой либерализации и наращивания человеческого потенциала следует выделить Стратегию АТЭС в области информации.

XI

На «полях» саммита в Шанхае были достигнуты и другие результаты, имевшие значение для развития региональной интеграции:

  • руководители «экономик» Форума поддержали «Чиангмайскую инициативу» по укреплению сотрудничества в финансовой области между странами АСЕАН с одной стороны и Китаем, Японией и Республикой Корея с другой.
    Тем самым атэсовцы поддержали усилия стран Восточной Азии по созданию в регионе новой финансовой архитектуры;
  • заявление о готовности США и Новой Зеландии приступить к изучению возможности заключения двустороннею ССТ;
  • заявление Канады о готовности выделить Вьетнаму, Таиланду, Индонезии, Камбодже и Филиппинам 9 млн, ам. долларов для подготовки национальных кадров для участии в работе ВТО;
  • решение правительства Китая о выделении 2 млн, долларов для осуществления программы АТЭС по финансам и развитию.

Вместе с тем в Шанхае не все было «гладко», как хотелось бы его хозяевам и участникам. Не остался незамеченным факт отсутствия представителя Тайваня. Это лишний раз подчеркивало продолжающееся противостояние между Пекином и Тайбэем.

Анализируя     итоги     шанхайской     встречи     можно     утверждать,     что

«террористическая» составляющая «довлела над экономической повесткой дня» и

поэтому    результаты    встречи    «оставляли    желать    лучшего».    Участниками

высказывалось   мнение,   что    будущие   инициативы    в   области   торговли,

экономического и технического сотрудничества могут быть переориентированы на

обеспечение   региональной   безопасности,   что   не   отвечает   «первоначальным

задачам»   АТЭС.   На   это   указывало   содержащееся   в   аптитеррористическом

заявлении лидеров поручение министрам транспорта Форума предпринять меры по

укреплению  безопасности  морских   портов   и   аэропортов,   воздушного   флота

«экономик» - членов Форума. На этом основании делались выводы, чго такие

дсйС1вия могут привести к «закрытию региональных экономических границ», что

в свою очередь приведет к усилению протекционизма. Представляется, что элине

совсем так. В первые годы после II сентября, была весьма высокой опасность

82

повторения терактов, что подтвердили собственно следующие годы.

В этом контексте повторение терактов могло негативно сказаться на торговом сотрудничестве, а последствия на экономических темпах роста.

Было обращено также внимание на то, что, поддержав скорейший запуск нового раунда переговоров ВТО, развивающиеся страны отстояли свою позицию, зафиксировав в совместном заявлении министров необходимость «придерживаться особого и дифференцированного подхода, постоянного наращивания потенциала и оказания технической помощи в целях обеспечения полноценного участия этих етран-«экономик» в ВТО» . Тем самым они подтвердили, что дальнейшие шаги по торгово-экономической либерализации должны быть сопряжены с предоставляемой технической и экономической помощью,

Саммит ЛТЭС в Шанхае многие рассматривали с позитивных позиций. Премьер-министр Малайзии, Махатхир Мохамад, главный апологет АТЭС, впервые заявил, что Форум «стал поворачиваться к ним (развивающимся странам-автор) лицом». По его мнению, вопросы укрепления многосторонней торговой системы, структурных реформ в экономике, развития людских ресурсов стали приоритетными направлениями.

В целом, китайский год обеспечил преемственность в реализации «богорских целей», скорректировал концепцию ЛТЭС и содержание повестки дня,

wwvv.apuLMirg Декларация лидеров ЛТЭС 2001 г, Шанхай, КНР

83

 

<< | >>
Источник: Шипилов Сергей Борисович. Роль форума АТЭС в политико-интеграционных процессах Азиатско-Тихоокеанского региона [Электронныйресурс]: диссертация... кандидата политических наук: 23.00.04 /Шипилов Сергей Борисович; [Местозащиты: Дипломат, акад. МИДРФ]. - Москва: РГБ, 2007. 2007

Еще по теме 2.4 «Шанхайское согласие». Начало «политического дрейфа»  :

  1. СОДЕРЖАНИЕ
  2.   Апробация диссертационного исследования.
  3. 2.4 «Шанхайское согласие». Начало «политического дрейфа»  
  4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ