<<
>>

Обряд сожжения.

Курганные могилы с сожжением известны во всех киевских некрополях. По обряду кремации погребения делятся на трупосожжение с остатками кремации на месте и трупосожжение с остатками кремации на стороне.
Последние представляют собой остатки пережженных костей, сложенных в глиняные сосуды (урны). Костры, на которых сжигали покойника, достигали иногда 2—3 метров в диаметре. Что касается предметов, сопровождавших похороненного, то они сгорали или подвергались действию огня и их численность была незначительна.

Сжигали людей различных общественных слоев. Отличия между такими похоронами заключались лишь в том, что похороны богатых (конечно, киевской знати) сопровождались большей пышностью и сложностью обряда, более богатым и разнообразным инвентарем. В рядовых курганах обнаружены остатки бронзовых перегоревших украшений (пряжек, бубенцов, застежек), железные ножи, глиняные сосуды, кости животных, мясо которых съедали во время тризны. Такие погребения принадлежали рядовым жителям старого Киева.

Но больше всего предметов было в курганах киевской знати. Интересное погребение с сожжением обнаружено в конце 90-х годов XIX в. в усадьбе Софийского собора. Из огромного кострища, находившегося на значительной глубине, особое внимание исследователей привлекла бронзовая курильница.

і Один из курганов был раскопан в 1937 г. в усадьбе Десятинной церкви, неподалеку от фундамента ее западной стены. Здесь найдены остатки сожженных человеческих костей, различные металлические и костяные изделия, подвергшиеся действию огня и лежащие в слое золы и угля. Сохранились многочисленные фрагменты костяных пластинок (накладок), украшенных орнаментом (из кружочков с точкой в середине), разнообразные бронзовые бляшки с серебряной инкрустацией (некоторые с изображением шестиконечной звезды на лицевой поверхности), бронзовая литая пряжка, наконечник от ремня, астрагалы для игры, сердоликовые и матовые бусы, глиняное пряслице.

Очевидно, здесь сожжен знатный дружинник с рабыней или наложницей, на что указывают найденные предметы.

В раскопанном в 1955 г. погребении но улице Владимирской, 7—9, кроме кальцинированных человеческих костей и костей барана, в кострище найдены плечевая кость тура и обломок турьего рога, тазовая кость коня, железный наконечник стрелы, византийская монета императора Льва VI (886—912). Следует отметить, что обугленные бревна, лежавшие под тупым углом один к другому, вместе с кучей угля на глубине свыше трех метров, были, очевидно, остатками деревянной ладьи, в которой по славянскому обычаю сжигали умерших.

Типичное захоронение в ладье было раскопано в языческом могильнике, существовавшем в ранний период древнерусского города Белгорода, расположенного вблизи Киева. Погребальное сооружение представляло собой выдолбленную лодку. Рядом находилась ритуальная площадка, устроенная в неглубокой овальной выемке кострища на прямоугольном земляном возвышении, где находилась ритуальная еда.

По описанию Г. Г. Мезенцевой, ладью поставили в яму, заполненную деревом. Нос и корма были обложены глиняными валками, которые и сохранили форму этих частей. Осталась также обугленная часть борта. Сверху погребальную ладью перекрыли деревянным на-

^їкшл              nr4fmu              .              пттamp;*amp;$*%шт

.s*.

|^сшад$іаш рід              ^              аді|і              ш^ггр#              Ш*и№

if              s*              "'4

fl

Г(ША фнпы. НҐЛШПА0Л» -•

Месть Ольги древлянам. Справа — древлян несут в ладье, посредине Ольга склоняется над брошенными в яму древлянами. Миниатюра Радзивилловской летописи.

стилом из перекрещенных жердей, остатки которых найдены при раскопках погребения. Во время расчистки обнаружили много кальцинированных человеческих костей и костей животных, а также битую посуду X в., железную шейную гривну, височное кольцо и другие предметы.

Обряд погребения в ладье был достаточно распространен в Древней Руси. Да и по летописи княгиня Ольга приказала закопать древлянских послов живьем в ладье.

Одним из богатейших по инвентарю оказался самый большой курган, раскопанный в 1862 г. в урочище Ба- тыева Могила. Он возвышался над значительно меньшими по высоте курганами, которых насчитывалось более 200, и содержал погребение с сожжением. Кальцинированные кости находились в высокой глиняной урне. Среди большого количества украшений и оружия отмечены ножи, топор, кресало и кремень, остатки железного ведра, а также серебряные сережки и перстень, бронзовая фибула, ожерелье из горного хрусталя и сердолика.

Господстствующее положение кургана на могильнике и наличие богатых вещей, сопровождавших погребение, позволяют предположить, что здесь похоронен какой-то знатный воин вместе с девушкой-невольницей. Аналогичное погребение описал Ибн-Фадлан, который в 921 г. наблюдал в г. Волгаре сожжение знатного русса.

По сообщению Ибн-Фадлана, сожжение — общий погребальный обычай руссов. Простых людей сжигали в ладье, которую специально строили для этого случая. Знатные и богатые сжигались с особыми почестями и приготовлениями. Умершего богатого купца хоронили в ладье, которая была основным предметом его имущества и вместе с другими вещами домашнего обихода должна была удовлетворять его загробные потребности.

Ладья вытягивалась из воды, ее ставили на деревянный помост, который поддерживали четыре сосновых и березовых столба. На самой ладье строили шатер (сруб?). Здесь стояла скамья, покрытая дорогими тканями (в том числе греческой паволокой)—ложе, на котором размещался покойник, одетый в дорогие одежды. Вместе с ним клали фрукты, крепкий напиток (мед), цветы, оружие. В ладью бросали изрубленных мечами коней, быков, собаку, петуха и курицу, которые должны были служить покойнику в потустороннем мире. Вместе с умершим сжигалась одна из девушек, дававшая на это добровольное согласие.

Всем погребальным процессом распоряжалась очень старая женщина, которую называли Ангелом смерти.

Девушку, наряженную в роскошные одежды с различными украшениями (ожерелья, браслеты), душили и кололи ножами между ребрами. Затем зажигали под ладьей приготовленное дерево. Огромный костер охватывал ладыо, шатер, покойника, девушку... На том месте, где стояла ладья, насыпали возвышение из земли, похожее на круглый холм (курган), ставили деревянный столб с именами покойника и русского князя.

Сожжение — древний погребальный обычай восточных славян — руссов. Арабские писатели IX—X вв., которые под руссами понимали славянское население Поднепровья и Причерноморья, достаточно подробно рассказали об этом обряде. Кроме Ибн-Фадлана, о сожжении руссов (вместе с имуществом) писали аль-Масуди, Истахри, Ибн-Хаукаль. Масуди, между прочим, подчеркивал, что руссы сжигают покойников на огромных кострах, возлагая на тот же костер животных, оружие и украшения. Вместе с умершим сжигалась его жена, пожелавшая умереть со своим мужем, чтобы вслед за ним войти в рай.

Лев Диакон, византийский писатель X в., отметил веру русских воинов в потустороннюю жизнь, на которую они смотрели как на продолжение настоящей, с ее радостями и горестями. По словам Льва Диакона, употребляемый воинами Святослава обряд погребения — сожжение.

Обряд сожжения у восточных славян был тесно связан с верой в священный огонь, в культе которого соединялись огнепоклонничество и почитание солнца. Огонь на земле (домашний очаг) и огонь на небе (солнце) представлялись священными, так как несли благосостояние человеку.

По верованиям древних славян, огонь очищал грешных покойников и, сжигая их, открывал им царство света и вечный покой. Огонь, собственно, и переносил умерших в рай. Принимая огненное очищение, покойник в путешествии в рай становился недоступным для злых сил. Сожжение, по верованиям язычников, важнейший вид погребальной почести. По их мнению, сожжение людей в ладье, на которой они переплывали воздушное пространство и достигали вечного жилища — обители солнца, куда каждый раз уходит светило, закончив свой дневной путь, помогало быстрее добраться до жилища отцов.

Таким образом, в погребальном обряде через сожжение отражен культ солнца, которое больше всего почитали наши предки. Недаром арабские писатели называли славян-язычников солнцепоклонниками.

Обряд сожжения у языческих русских племен подтверждает и «Повесть временных лет»:              «И если кто

умирал, то устраивали по нем тризну, а затем делали большую колоду и возлагали на эту колоду мертвеца и сжигали, а после, собрав кости, вкладывали их в небольшой сосуд и ставили на столбах при дорогах».

И хоть эти слова летописца относятся к обычаям радимичей, вятичей и северян, они также с фотографической точностью фиксируют погребальный обряд через сожжение и киевских полян. Ведь в киевских курганах отмечены и следы тризны, которую творили по случаю смерти человека, и следы кострищ, на которых сжигали мертвых, и сосуды-урны, в которые собирали кости сожженного. Археологические данные (раскопки курганов полян и других названных в летописи племен) лишь уточняют: сосуды с прахом находились не на верху кургана, а в его середине, под насыпью.

<< | >>
Источник: Я.Е. БОРОВСКИЙ. МИФОЛОГИЧЕСКИЙ МИР ДРЕВНИХ КИЕВЛЯН КИЕВ НАУКОВА ДУМКА 1982. 1982

Еще по теме Обряд сожжения.: