<<
>>

КАНЕМАН Даниэль

КАНЕМАН (Kahneman) Даниэль (род. 1934) — американский и израильский психолог, лауреат Нобелевской премии по экономике (2002) совместно с В.Л.

Смитом «за интеграцию результатов психологических исследований в экономическую науку, в первую очередь касающихся человеческого суждения и принятия решений в условиях неопределенности» (отметим, что некоторые выводы К. и Смита находятся в противоречии друг с другом). Родился в Тель-Авиве (Израиль). В 1954 окончил Еврейский университет в Иерусалиме по специальностям «математика» и «психология». В 1961 получил степень доктора наук (Ph.d.) в Калифорнийском университете в Беркли (США), защитив диссертацию по теме: «Аналитическая модель семантического дифференциала» (An analytical model of the semantic differential). В 1961—1978 К. преподавал в Еврейском университете в Иерусалиме, пройдя все ступени научной карьеры от лектора, старшего лектора до адьюнкт-профессора и профессора, в 1978—1986 профессор психологии в университете в Британской Колумбии, в 1986—1994 — в Колумбийском университете в Беркли, а также в Принстоне.

Свою первую научную статью опубликовал в 1962. Всего же за 1962— 2002 К. опубликовал 127 различных научных работ (преимущественно статьи), из которых 97 статей написано в соавторстве, и 62 лекции, прочитанные в различных университетах. Имеет двойное гражданство Израиля и США.

Результаты исследований К. опровергают представления, господствующие в современной экономической мысли, о рациональности поведения человека. Основные работы К. касаются способности людей оценивать ситуацию и принимать решения в условиях неопределенности. Например, К. доказал, что искушение человека к поиску еще большего риска после серии потерь со временем лишь возрастает и притупляет чувство действительности.

Проще говоря, человеку свойственно стремиться к реваншу после проигрышей, не обращая внимания на неудачи, но при этом он все меньше и меньше вкладывает в выигрышные сделки.

Наиболее часто экономистами упоминается статья К. «Теория перспектив: анализ решений в условиях риска», опубликованная вместе с Амосом Тверски в престижном журнале «Эконометрика» в 1979 (Kahneman D., Tversky A. Prospect theory: An analysis of decisions under risk // Econometrica. 1979. Vol. 47. P. 313—327). В этой статье авторы пытаются ответить на вопрос, как же в действительности ведут себя люди, и приходят, в частности, в такому выводу, что люди гораздо чувствительнее к потерям, чем к приобретениям. Поэтому для большинства важна не столько объективная информация, как это предполагается экономическими теориями, построенными на рациональности поведения человека, сколько формулировка альтернатив. В реальной жизни большинство людей не могут пользоваться и теорией вероятностей.

Исследователи провели такой опыт: предложили студентам математического факультета университета Орегона следующую задачу. «Возьмем группу людей, из которых 70% — инженеры, а 30% — адвокаты. Одного из этих людей зовут Фрэнк. У него за плечами два развода, большую часть свободного времени он проводит в загородном клубе. Любимая тема его разговоров в баре — это сожаления о том, что он пытался следовать советам отца и грыз гранит науки вместо того, чтобы научиться ладить с собственными женами. Вопрос: какова вероятность того, что Фрэнк — адвокат, а не инженер?»

Подавляющее большинство студентов решили, что Фрэнк — адвокат, несмотря на четкую информацию о пропорциях адвокатов и инженеров в группе. Они просто проигнорировали эту информацию. Им было достаточно того, что по описанию Фрэнк больше похож на типичного адвоката, чем на типичного инженера. Этот способ судить об объекте, сравнивая его с неким типичным представителем и пренебрегая другой важной информацией, К. и его соавтор назвали «эвристикой репрезентативности».

Эта эвристика, т.е. мгновенный, интуитивный способ принятия решения, заставляет людей, далеких от науки, рассуждать вопреки всякой логике. Еще одна задача, которая иллюстрирует этот способ суждения, вошла во многие учебники как задача о Линде.

«Линде 31 год. Она замужем, искренна и полна оптимизма.

В колледже ее специализацией была философия. В студенческие годы она живо интересовалась вопросами дискриминации и другими социальными проблемами, участвовала в демонстрациях против ядерного оружия. Основываясь на этом описании, оцените, какой из двух выводов вероятнее: а) Линда — кассир в банке; б) Линда — кассир в банке и активистка феминистского движения». Все испытуемые, принимавшие участие в эксперименте, изучали теорию вероятностей в колледже. Они прекрасно знали, что сочетание двух событий не может быть более вероятным, чем каждое из событий в отдельности. Тем не менее подавляющее большинство испытуемых выбрали вариант «б» — просто потому, что Линда соответствует стереотипу феминистки.

Одной из самых характерных ошибок принятия решений, выявленных К. и Тверски, было игнорирование индивидами закона больших чисел, приводящее к скоропалительным выводам на основе недостаточного для этих выводов материала. Так, успех какого-нибудь брокера, в течение двух лет показывающего более высокие результаты, чем в среднем его коллеги, как правило, приводит капиталовкладчиков к заключению о более высокой компетентности брокера, в то время когда холодная статистика говорит о том, что причиной результативной работы брокера может быть и чистая случайность.

В названной выше статье К. и Тверски задавали вопрос: «Какова вероятность того, что в роддоме на десять коек и в роддоме на тысячу коек в данный конкретный день родится 60% мальчиков?».

Испытуемые называли одинаковые цифры, хотя согласно статистическому закону больших чисел чем больше число независимых наблюдений, тем меньше вероятность отклонения от среднего, т.е. из 10 младенцев шестеро вполне могут оказаться мальчиками, а 600 из тысячи — уже вряд ли.

Тем не менее люди склонны судить о единичных событиях так, как будто имеют дело с большими выборками. К. и Тверски назвали эту особенность «психологическим законом малых чисел».

Другое следствие закона малых чисел — люди видят закономерности там, где их нет.

Например, если в течение двух лет подряд один торговый агент показывает более высокие результаты, чем другие, его обычно награждают премией и ставят в пример остальным. Впоследствии у этого агента вполне может случиться неудачный год и его результаты окажутся несколько хуже средних показателей. Но начальник обычно игнорирует случайные колебания. Он думает: «Ну вот, я его перехвалил». И начинает ругать подчиненного, после чего его показатели, вполне вероятно, вернутся к средним значениям. Это произойдет не в результате усилий продавца и не благодаря мудрому руководству начальника, а в соответствии со статистическим законом возврата к среднему.

К. и Тверски показали, что в тех видах деятельности, где велика роль случайности, большинство людей обычно чувствуют себя наказанными за поощрение других и поощренными за их наказание.

К. и Тверски провели также несколько экспериментов, иллюстрирующих влияние доступности информации на наши суждения. В 1974, когда новости начинались с сообщений о гражданской войне в Камбодже, они задавали испытуемым вопрос: в какой стране живет больше людей: в Камбодже или в Танзании? Население Танзании в три раза превышает население Камбоджи, но респонденты, недавно видевшие телесюжет про Камбоджу, отвечали, что там живет больше народу.

Еще один вопрос: «Буква k чаще бывает в слове первой или третьей?» Большинство отвечает: «Первой», хотя на самом деле в английском языке буква k в три раза чаще встречается как третья буква в слове. Однако слова, начинающиеся на k, приходят в голову быстрее, чем те, в которых k находится в середине. «Доступность эвристики» — еще один способ, с помощью которого человек систематически пренебрегает рациональностью.

Это лишь немногие из огромного числа экспериментов, проведенных К. вместе с его постоянным соавтором Тверски, скончавшимся в 1996, а также вместе с другими учеными. Именно о Тверски как о своем коллеге и соавторе многих работ вспоминал К. в своей лекции при получении Нобелевской премии.

Проведенные К. с его коллегами эксперименты опровергают экономический постулат о том, что люди способны на рациональные суждения и рациональные поступки. Благодаря этим исследованиям экономисты признали то, в чем большинство психологов и так не сомневались: люди ведут себя не столько в соответствии с расчетом собственной выгоды, сколько под влиянием эмоций, страхов, воспоминаний, стереотипов и предрассудков.

На основе проведенных экспериментов К. и Тверски разработали альтернативную модель, известную как «теория перспектив» (prospect theory). Новая теория призвана учесть выявленные повторяющиеся факты иррационального поведения, сформулировав их в виде закономерности, которую можно использовать для различных экономических предсказаний. По мнению зарубежных экономистов, данная теория способна более точно предсказывать такие аномальные для классической экономики явления, как готовность населения подписываться на дорогостоящие программы страховки автомобиля, лишь бы там не предусматривалась система дополнительного денежного участия клиента, готовность ехать много миль в дешевый дисконтный магазин, чтобы сэкономить там на приобретении более дешевого стирального порошка, и многое другое.

Основанная на психологических исследованиях, теория К. — Тверски опирается также на методы математического моделирования. Модель может быть использована для объяснения поведенческих реакций, которые отклоняются от традиционной теории. Традиционная теория определяет людей как рациональных лиц, принимающих решения. Но в действительности, как считает К., люди не могут принимать рациональные решения и неверно оценивают вероятности, потому что видят только часть целого.

Таким образом, К. и Тверски классифицировали имеющийся набор ошибок в принятии решений людьми и в определенных категориях описали, как именно люди принимают решения, которые с точки зрения теории рациональных ожиданий могут казаться ошибочными или неэффективными, но люди все же их принимают. И они не случайно разбросаны, а соответствуют определенному алгоритму.

К. удостоен Нобелевской премии по экономике за свою работу по интегрированию методов психологии в область экономики. В частности, он исследовал механизмы принятия человеком решений в неопределенной ситуации и продемонстрировал, как человеческие решения могут периодически отклоняться от стандартной экономической теории. По мнению Нобелевского комитета, продемонстрировав, насколько плохо люди умеют оценивать вероятность наступления будущих событий, К. «с достаточным основанием поставил под вопрос практическую применимость фундаментальных постулатов экономической теории». А.Б. Крюгер, коллега К. по Принстонскому университету, вспоминает, что в начале 1990-х гг., когда двое ученых вместе проводили занятия, К. признался, что ему никогда не приходилось учиться экономике.

Тем не менее, по мнению Крюгера, работа К. — это то, к чему сегодня движется экономическая теория. Подходя к изучению экономики с позиций психологии, К. показал, что большинство людей действуют вопреки логике, когда встречаются с неопределенностью в выборе. Как оказалось, люди обычно при равных условиях риска затрачивают в два раза больше усилий, чтобы избежать больших потерь, чем заработать аналогичную сумму.

Это объясняет, почему люди не склонны продавать акции или почему они переплачивают страховым компаниям, чтобы избежать малых рисков.

Также люди больше ценят те вещи, которыми они обладают, даже если в магазине они стоят меньше. И хотя с точки зрения логики эти вещи являются нормальными, но именно К. удалось впервые прогнозировать «нерациональные» действия людей.

К. является членом Национальной академии наук США, Американской ассоциации психологов, Американского психологического общества, Американской академии искусств и науки, Эконометрического общества и ряда других научных организаций.

Среди трудов К.: «Временные эффекты в восприятии света и формы» (Kahneman D. Temporal effects in the perception of light and form // Wathen Dunn W. (Ed.) Models for the Perception of Speech and Visual Form. Cambridge: M.I.T. Press, 1967. P. 157—170); «Дефицит способности к восприятию в решении умственной задачи» (Kahneman D., Beatty J., Pollack I. Perceptual deficit during a mental task // Science. 1967. № 157. P. 218—219); «Внимание и усилие» (Kahneman D. Attention and Effort. Englewood Cliffs, NJ: Prentice- Hall, 1973); «Кадрирование решений и психология выбора» (Tversky A., Kahneman D. The framing of decisions and the psychology of choice // Science. 1981. № 211. Р. 453—458); «Психология предпочтений» (Kahneman D., Tversky A. The psychology of preferences // Scientific American. 1982. № 246. Р. 160— 173); «Суждение в условиях неопределенности: эвристика и отклонения» (Kahneman D., Slovic P., Tversky A. (Eds.) Judgment under Uncertainty: Heuristics and Biases. N.Y.: Cambridge University Press, 1982 (abbreviated KST)); «Теория нормы: сравнение действительности с ее альтернативами» (Kahne- man D., Miller D.T. Norm theory: Comparing reality to its alternatives // Psychological Review. 1986. № 93. Р. 136—153); «Экспериментальная экономика: психологические перспективы» (Kahneman D. Experimental economics: A psychological perspective // Tietz R, Albers W. and Selten R. (Eds.). Modeling Bounded Rationality, 1987. Р. 11—20); «Новые вызовы теории рациональных ожиданий» (Kahneman D. New challenges to the rationality assumption // Journal of Institutional and Theoretical Economics. 1994. № 150. Р. 18—36); «Аспекты психологии инвестора» (Kahneman D., Riepe M. Aspects of investor psychology // The Journal of Portfolio Management. 1998. № 24. Р. 52—65); «Выборы, ценности и рамки» (Kahneman D., Tversky A. (Eds.). Choices, Values and Frames. N.Y.: Cambrige University Press and the Russell Sage Foundation, 2000).

<< | >>
Источник: Румянцева Е.Е.. Мировая экономическая наука в лицах. — М., 2010. — 456 с.. 2010

Еще по теме КАНЕМАН Даниэль:

  1. Конец XX и начало XXI века в мировой практике хозяйственных и рыночных отношений ознаменовались
  2. 3.2. Анализ соотношения рационального и национального в экономической культуре при формировании экономического мышления
  3. КАНЕМАН Даниэль
  4. СОДЕРЖАНИЕ