<<
>>

«ВЕЗЕРЮБУНГ» — АГРЕССИЯПРОТИВ ДАНИИ И НОРВЕГИИ

В буржуазной историографии и в мемуарах деятелей «третьего рейха» распространена точка зрения, будто оккупация Норвегии вермахтом в апреле — июне 1940 г. была с немецкой стороны чисто превентивной мерой — упредить англичан, собиравшихся высадить десант на норвежской территории.
«Мы находились в вынужденном положении и должны были совершить прыжок в Норвегию раньше, чем союзники»,— писал командующий военно-морскими силами фашистской армии адмирал Редер Начальник оперативного отдела штаба оперативного руководства вермахта генерал Варлимонт отмечал, что «Гитлер сначала с неохотой воспринял доложенную ему главно-командующим военно-морским флотом идею [захвата Норвегии], имевшую преиму-щественно оборонительное содержание, чтобы затем начать проводить ее в жизнь упорнее, чем ее инициатор. При этом он подчинил первоначальные, чисто военные, обусловленные войной причины своим собственным мировым политическим наступа-тельным целям»2. В известной мере этой точки зрения придерживается и западногерманский исследователь В. Хубач3. В действительности же вопрос о захвате Норвегии вермахтом был теснейшим образом связан с внешнеполитическими замыслами и общей стратегической концепцией германского фашизма, с его планами ведения второй мировой войны.

Еще в веймарский период многие германские стратеги думали о роли и месте в новой мировой войне северного театра военных действий, в который включались скандинавские страны, Балтика, Северное море и Северная Атлантика. Доминирующее влияние на подход к решению этой проблемы оказала «стратегическая школа» вице-адмирала Вегенера. Свои взгляды он изложил в книге «Морская стратегия мировой войны», изданной в 1926 г. и переизданной в 1941 г., когда его идеи были претворены в жизнь гитлеровскими стратегами4. Эта книга, по словам Хубача, была «егангелием молодого корпуса морских офицеров» Германии.

Сущность учения ' Вегенера сводилась к следующему.

Основным назначением и содержанием войны на море, направленной своим острием против Англии как одного из главных противников Германии, является установление господства над морскими торговыми коммуникациями, что равнозначно господству на море. Поэтому стратегия Тирпица, ограниченная рамками Северного моря, с ее центральной идеей «ре-шающего сражения» флотов устарела. Для победы над Англией необходимо, чтобы немецкий флот сосредоточил свои усилия для борьбы на главных торговых коммуникациях в Атлантике, для чего он должен иметь открытый выход в океан и располагать достаточным количеством баз вне Германии. После битвы на Марне в 1916 г., когда обнаружилось, что германская армия не может выйти к побережью Атлантики и тем самым обеспечить исходную базу для действий германского флота против Англии, военное командование Германии обязано было воспользоваться альтернативным вариантом — расширить оперативно-стратегическую базу флота на севере, заняв Данию и Норвегию. Конечной целью этого «расширения на север» должен был стать «прыжок» из Норвегии на другую сторону «атлантического про-

< Е. Raedcr. Mein Leben. Von 1935 bis Spandau 1955. Tubingen, 1957, S. 212. : W. Warlimont. Im Hauptquartier der deutschcn Wehrmacht. 1939—1545. Frankfurt a/M.. 1962, S. 82.

W. Hubatsch. «Weseriibung». Die deutsche Besctxung von Danemark und Norwegcn 1940. Berlin — Gottingen, 1960, S. 287.

W. Wegener. Die Seestrategie des Weltkrieges. Berlin, 1926.

хода» и занятие Шетландских островов . То обстоятельство, что германское командование упустило в первую мировую войну эту возможность, привело, по мнению Вегенера, Германию в конечном итоге к поражению.

Эти взгляды Вегенера, который считался «революционером» германской стратегической мысли , восприняло руководство военно-морского флота фашистской Германии в лице адмиралов Редера, Деница, Карлса и др. Их придерживался Гитлер и его ближайшие военные советники из штаба ОКВ.

Морская стратегия фашистской Германии в будущей войне и, в частности, концепция Вегенера были подвергнуты всестороннему изучению и проверке на военно- штабных играх и учениях, проведенных командованием флота в 1937—1938 гг.

в соответствии с директивой Бломберга от 24 июни 1937 г. «О единой подготовке вооруженных сил к войне». Выступивший 12 апрели 1938 г. на разборе этих военных игр Редер заявил: «Осуществление оперативных возможностей, как показала военная игра, очень быстро приводит к выводу о необходимости поставить в интересах ведения войны на море перед политическим руководством или перед руководством всей войной определенные требования об изменении политической исходной обстановки, ибо, как это само собой очевидно, такие изменения решающим образом влияют на ведение войны на море.

Так, при ведении войны на Балтике очевидно, что овладение Аландскими островами, а также Финляндией и Эстонией существенно облегчит выполнение наших задач в войне Против России. Исходя из тех же соображений, дли ведения морской войны следует настаивать, в соответствии с Идеями адмирала Вегенера, прежде всего на захвате Дании и Норвегии» . Оккупации ДаИии требовал осенью 1938 г. и командующий балтийским флотом адмирал Карле .

Таким образом, германские милитаристы еще до войны считали совершенно необходимым захват скандинавских стран уже по чйсто стратегическим соображениям. Но немаловажное значение здесь имели и экономические мотивы. Дело в том, что германская экономика ежегодно потребляла в предвоенное время (1936—1939 гг.) в среднем 9 млн. т шведской руды, из них половина вывозилась из норвежского порта Нарвик, не замерзающего круглый год. Поэтому бесперебойное снабжение германской военной промышленности высококачественной шведской железной рудой (60% содержания железа) Играло для военного руководства Германии жизненно важную роль.

Вопрос об оккупации Дании и Норвегии был поставлен командованием вермахта вскоре после разгрома Польши. В то время гитлеровские стратеги решали проблему определения дальнейших направлений и сроков проведения агрессии против стран Европы. В связи с этим между командованиями отдельных видов вооружен ¦ ных сил выявились определенные разногласия. Наиболее Последовательным и упор > ным поборником идеи захвата Норвегии и Дании выступило главное командование военно-морского флота.

Об этом говорят, в частности, итоги совещания в штабе флота 2 октября 1939 г., на котором по указанию ОКВ были обсуждены возможные варианты ведения войны на Западе. В их числе были следующие:

Добиваться победного исхода путем проведения наземных операций на Западе против Франции, для чего сосредоточить главные уейлия военной промышленности на производстве вооружения и боевой техники для сухопутных войск и авиации.

Стремиться к победе посредством осады Англии. Для этого организовать максимально быстрое и широкое производство подводных лодок и самолетов.

Вести длительную оборонительную войну на суше и на море. В этих целях расширить нужные отрасли экономики и промышленности, чтобы можно было выдержать борьбу на истощение .

О результатах этого совещания в дневнике штаба военно-морского руководства была сделана такая запись: «Главком флота полагает, что самым эффективным средством сокрушения нашего главного противника — Англии будет подводная и воздушная война при осаде Англии» 10. Редер в то время скептически относился к пер- спективам сухопутной войны на Западе и придавал решающее значение жесточайшей блокаде Англии. В отличне от Геринга, который рассматривал захват Бельгии и Голландии и создание на их территории сети военно-воздушных баз как основную предпосылку для сокрушения Англии, Редер считал, что только овладение военно- морскими базами и опорными пунктами в Норвегии даст германскому флоту дейст-вительно большие преимущества для ведения неограниченной подводной войны и голодного удушения англичан.

На оперативном совещании военно-морского руководства 3 октября 1939 г. Редер потребовал от своего штаба изучить возможности занятия опорных пунктов в Норвегии и Северной Дании и.

В последующие дни октября 1939 г. немецко-фашистское военное руководство продолжало обсуждать различные стратегические возможности ведения войны. Выявились различия в подходе генерального штаба сухопутных войск и командования военно-морского флота к решению этого вопроса, о чем свидетельствует совещание между Гальдером и начальником штаба военно-морского руководства Шнивиндом 4 октября 12.

Гальдер заявил, что сухопутные войска не смогут в ближайшее время обеспечить требования военно-морского командования об улучшении стратегического базирования флота. Особенно это касалось опорных пунктов в Норвегии. Удовлетворение этих требований командование сухопутных войск связывало в первую очередь с решением вермахтом континентальных задач. Приступить к их осуществлению Гальдер считал возможным после всесторонней подготовки не ранее января 1940 г. Полагая, что наступление против Франции поглотит все материальные и людские ресурсы Германии, он отрицательно отнесся к планам захвата баз в Норвегии и Дании. Это, по его мнению, было связано с большими трудностями технического характера и политическими осложнениями 13.

Следует отметить, что и в военно-морских кругах фашистской Германий отсутст-вовало единство в вопросе о скандинавской операции. Вопреки мнению Редера, Де- ница, Карлса и других высших чинов флота, начальник штаба военно-морского руко-водства адмирал Шнивинд и начальник оперативного отдела штаба Фрике предлагали пока воздержаться от захвата баз на севере, ссылаясь на большие трудности в проведении подобной акции. Оперативный отдел штаба военно-морского руководства составил докладную записку «Мнение по вопросу о захвате опорных пунктов для ведення войны в Северном море», котораи была 9 октября подписана Шнивиндом и Фрике. В ней, в частности, указывалось: «1. В нашем нынешнем положении ценность опорного пункта, как, например, Тронхейм, бесспорна. 2. Она уменьшается в связи с протяженностью и уязвимостью тыловых коммуникаций. 3. Военная операция по захвату такого опорного пункта натолкнется на исключительные трудности как на море, так и на суше и должна расцениваться по своим конечным итогам как сомнительная. 4. Ценность этого опорного пункта в нашем нынешнем положении, даже если он будет занят в результате политического нажима, следует очень тщательно соизмерить с политическим ущербом, который будет значительным» 14.

В памятной записке Гитлера о принципах ведения войны на Западе от 9 октября 1939 г.

и в директиве ОКВ № 6 от того же числа главной стратегической задачей вермахта на ближайшее время считался разгром Франции 15. В ходе этой континен-тальной военной кампании предполагалось, в частности, захватить территории Бельгии, Голландии и Северной Франции, чтобы использовать их для развертывания борьбы против Англии военно-воздушными и военно-морскими силами. Опираясь на

f" С.-Л. Gemzel. Op. cit, S. 224.

IMT, vol. XXXIV, Doc. 122-C.

E Zietnke. The German Nothein Theater of Operations 1940—1945. Washington, 1959,

p. 5.

«Kriegstagebuch der Seekriegsleitung», Teil A, 5.X.1939.— Цит. по: C.-A. Gemzel. Op.

cit., S. 226, 227.

fi C.-A. Gemzel. Op. cit., S. 222.

15 IMT, vol. XXXVI1, Doc. 052-L; «Hitlers Weisungen fiir die Kriegfiihrung. 1939—1945».

Frankfurt a/M., 1962, S. 32, 33.

эти территории, Гитлер и его генералы надеялись «поразить Великобританию в самое сердце»1в. В указанной записке говорилось, что «создание баз подводных лодок за пределами ограниченного района базирования в Германии дало бы огромное увеличение возможности использовании этого оружия»17. Так стратеги из ОКВ рассчитывали добиться того, что не удалось кайзеровской Германии в первую мировую войну — наряду с решением континентальных задач на Западе обеспечить флоту выход в Атлантику через Францию, что считалось решающей предпосылкой для победы над Англией.

Однако, несмотря на памятную записку и директиву Гитлера № 6 и опасения оперативного отдела штаба военно-морского руководства по поводу скандинавской операции, Редер по-прежнему придерживался мнения о необходимости захвата баз в Норвегии. Командование подводным флотом заняло аналогичную позицию. 9 октября оно потребовало создания в Тронхейме базы подводных лодок со складами снабжения, ремонтными мастерскими, с частями противовоздушной обороны и вспомогательными силами флота ,8. 10 октября Редер заявил во время доклада Гитлеру, что захват баз в Бельгии — не выход из положения; необходимо овладеть опорными пунктами в Норвегии ,9. Очевидно, он сомневался (под впечатлением итогов совеща-ния Шнивинда с Гальдером) в возможности выхода через Северную Францию к Атлантике и опасался, как бы в этом отношении не повторился опыт первой мировой войны. Свои соображения по поводу норвежской операции Редер изложил в памятных записках Гитлеру. Последний, как пишет Редер, «сразу понял значение норвежской проблемы» и просил его оставить записки, чтобы продумать самому вопрос20.

О разногласиях по скандинавской операции в германском командовании свидетельствует следующая заметка Фрике на докладной записке штаба военно-морского руководства от 9 октября 1939 г.: «15.10. Начальник 1-го отдела штаба военно- морского руководства сообщает, что дело [т. е. приобретение опорного пункта в Норвегии] не прикрыто. Главком военно-морского флота рассматривает его продолжение как возможность отвлечения от голландско-бельгийской операции. Гальдер считает это дело крайне трудным, а йодль — легко выполнимым»21.

Из этой приписки явствует, что мнение Редера и стоявших за ним военно-морских кругов о необходимости захвата баз в Норвегии поддерживал Йодль, ближайший советник «фюрера», начальник штаба оперативного руководства вооруженными силами. Очевидно, его влияние сыграло решающую роль в том, что Гитлер значительно усилил свое внимание к вопросам борьбы против Англии. В подписанной им 29 ноября 1939 г. директиве ОКВ № 9 говорилось: «В войне против западных держав Англия является носителем воли к борьбе и ведущей силой врагов. Сокрушение Англии — это предпосылка конечной победы в войне. Самое эффективное средство для этого состоит в том, чтобы парализовать английскую экономику в наиболее чувствительных местах»22. Именно в свете этого надо рассматривать подход гитле-ровского командования к скандинавской проблеме.

Документальные данные говорят о том, что уже в первые месяцы войны руководители военно-морского флота фашистской Германии, а также штаб ОКВ считали необходимым приобретение баз в Норвегии с целью улучшения стратегических позиций для ведения войны против Англии. Лишь впоследствии, с конца ноября, к этому прибавились еще экономические соображения, связанные со стремлением сохранить за Германией пути снабжения шведской рудой. Можно согласиться со следующим выводом исследователя данного вопроса — Гемцеля: «Требование Редера об экспансии в Норвегии было обусловлено — по меньшей мере ... до декабря 1939 г.— не фактором шведской руды. В центре его скандинавских интересов находился скорее всего вопрос о приобретении для немецких военно-морских сил надежного выхода в Атлантику. В первую очередь эти интересы были обращены, следовательно,

,G IMT, vol. XXXVII, Doc. 052-L.

Ibidem.

IMT, vol. XXXIV, Doc. 5-C.

E. Ziemke. Op. cit., p. 6.

E. Raeder. Op. cit., S. 204.

C.-A. Gemzel. Op. cit., S. 227.

«Hitlers Weisungen fur die Kriegfuhrung. 1939—1945», S. 40.

на Норвегию. Лишь в рамках операции против этой страны изучалась возможность распространить при необходимости оккупацию и на другие скандинавские страны» . И далее Гемцель констатирует: «Влияние Вегенера на редеровские планы захвата Норвегии несомиеино». Ради достижения этой цели Редер готов был пойти на любой риск: его даже не пугало, что это могло послужить причиной вовлечения США в войну против Германии .

Развитие военно-стратегической обстановки в бассейне Северного моря к концу

г. и в начале 1940 г. побудило гитлеровское командование ускорить осу-ществление давно вынашивавшихся планов захвата Норвегии. Это было вызвано, в частности, попытками англичан противодействовать использованию немцами полосы нейтральных вод Норвегии, протянувшейся почти на 1000 км, для перевозки из Нарвика шведской руды, особенно в зимнее время, когда шведский порт Лулео на Балтике замерзал и становился непригодным как перевалочный пункт. Еще 29 сентября 1939 г. Черчилль писал в меморандуме правительству, что, если из Нарвика снова возобновится перевозка руды в Германию, необходимо будет принять «крутые меры» . 16 декабря 1939 г., когда транспортировка немцами руды из Нарвика шла полным ходом, Черчилль в памятной записке решительно настаивал на «эффективном предотвращении поставок шведской руды через Норвегию в Германию» . 6 января

г. британское правительство направило в Стокгольм и Осло резкую ноту, в которой указывалось, что английский флот с целью не допустить использования норвежских вод немецкими торговыми судами будет проводить, если потребуется, операции в норвежских водах.

Французское правительство и генеральный штаб норвежская проблема интересовала в ином аспекте — с точки зрения создания в Норвегии «второго фронта», чтобы ослабить силу ожидавшегося немецкого наступления на Западе. В январе 1940 г. французы изучали возможности образования северного театра военных действий. Результаты этого изучения стали предметом межсоюзнического обсуждения 31 января и 1 февраля. Норвежская проблема рассматривалась правящими кругами западных держав в неразрывной связи с происходившей в то время советско-финляндской войной. Вынашивались антисоветские планы отправки в Финляндию (через территорию Норвегии) англо-французского экспедиционного корпуса в составе 150 тыс. человек . Эти планы особенно активно стали обсуждаться после обращения Ман- нергейма за помощью к правительствам Англии и Франции 29 января 1940 г. 5 февраля Высший военный совет союзников принял решение о посылке в Нарвик англо-французских войск в составе трех-четырех дивизий, о захвате железных руд-ников в Елливаре и одновременно об оказании военной помощи Финляндии . В начале марта британский военный кабинет внес поправки в эги проекты: наряду с занятием Нарвика (первоначально одним батальоном) предполагалось захватить Ста- вангер и Берген, а также аэродром в Сола.

Некоторые норвежские историки склонны полагать, что действия западных союзников в отношении Норвегии носили лишь демонстративный характер и были рассчитаны на то, чтобы завлечь немцев в Норвегию и тем самым оттянуть их силы с Западного фронта2Э. Отсутствие соответствующих документальных данных делает эту точку зрения пока гипотетической. Но как бы там ни было, остается фактом, что усиление активности англичан на норвежском направлении не осталось не замеченным немцами и побудило их поставить в порядок дня осуществление давно намеченных планов оккупации Норвегии. Основные решения гитлеровского командования по этому вопросу были приняты в середине декабря 1939 г.

На начальной стадии планирования захвата Норвегии гитлеровцы возлагали боль- шиє надежды на помощь «пятой колонны» — норвежских фашистов во главе с Квислингом, с которым тесиую связь поддерживало внешнеполитическое ведомство на-цистской партии. Еще в июне 1939 г. Розенберг обсуждал с Квислингом стратегическое значение Норвегии в возможной войне Германии против Англии. В августе 1939 г. Квислинг по инициативе Розеиберга участвовал в совещании с командованием германских военно-воздушных сил. Гитлеровцы надеялись захватить Норвегию «политическими средствами» — свержением правительства людьми Квислинга. После этого должны были последовать «призыв за помощью к Германии» со стороны нового правительства и «мирная» оккупация страны вермахтом.

10 декабря 1939 г. Квислинг и его помощник Хагелин прибыли в Берлин. На следующий день их приняли Розенберг и Редер. Запись в дневнике Розенберга гласит: «11 декабря. Только что сообщил фюреру о посещении X из Скандинавии [Квислинга]. X заявил, что настроение в северных странах теперь становится все более враждебным по отношению к немцам..., проанглийская партия усиливается. Еврей Хамбро [норвеліский премьер-министр] работает все время против нас... Он [Квислинг] сделал еще раз конкретное предложение подготовить высадку немецкого десанта по просьбе нового правительства, которое захватит власть. X посетил Редера» . На совещании у последнего, как свидетельствует дневник штаба ОКВ, обсуждались конкретные вопросы взаимодействия вермахта «с пятой колонной» при вторжении в Норвегию.

В последующие дни совещания с Квислингом были продолжены. На них присутствовали, кроме Розенберга и Редера, йодль, управляющий делами «внешнеполитического ведомства» Шейдт, представитель МИД Хевель, адъютанты Гитлера Шмундт и Путкаммер. 14 и 18 декабря Квислинг был принят Гитлером .

В отчете Шейдта о совещаниях 12, 14, *16 и 18 декабря говорилось: «По вопросу о: 1) Норвегии. Доклад гросс-адмирала Редера о значении Норвегии в нынешней воине. По его мнению, решающая позиция. Доклад рейхслейтера Розенберга по делу Квислинга... Ориентация по поводу заявлений Квислинга о приверженцах в стране н о возможном участии местных военных. Обязательные меры безопасности с нашей стороны при проведении операции, если будет использоваться содействие (норвежцы в качестве переводчиков и проводников). Принять во внимание, что 95% населения будет настроено враждебно, а после акции Квислинга это настроение проявится в еще более острой форме (уничтожение судов, прекращение внешней торговли, рыболовства и т. д.). Поэтому для предотвращения боев внутри страны заблаговременно создать повсеместно скрытые полицейские силы, чтобы не прибегать к помощи военных частей. Учесть особое положение в стране после проведения операции вследствие абсолютной зависимости Квислинга от нас» . Из этого отчета видно, что квислинговская партия не имела никакой поддержки в стране и могла держаться только на немецких штыках.

12 декабря Розенберг представил Гитлеру свой план захвата Норвегии. В тот же день Редер доложил Гитлеру соображения о результатах переговоров с Квислингом. Обрисовав отрицательные последствия для Германии в случае захвата Норвегии Англией, он вместе с тем подчеркнул, что «занятие Германией опорных пунктов на побережье Норвегии вызовет, естественно, сильное английское противодействие, чтобы не допустить транспортировку руды из Нарвика, и что в связи с этим у норвежского побережья произойдут сильные бои надводных кораблей, к которым немецкий флот пока еще не готов. Это слабое место операции по захвату». В заключение Редер предложил: «Если у фюрера сложилось благоприятное мнение, надо дать указания ОКВ разработать совместно с Квислингом планы подготовки и проведения оккупации: а) мирным путем, т. е. если норвежское правительство попросит на помощь германский вермахт, или б) насильственным образом» . Гитлер дал свое согласие на подготовку плана норвежской операции небольшим рабочим штабом. Йодль получил соответствующее указание . «Наконец,— пишет Гемцель,—гросс- адмиралу [Редеру] удалось после упорной борьбы, которая велась с величайшей энергией и последовательностью, склонить решающую инстанцию, т. е. Гитлера, к захвату Норвегии, планированием которого командование флота занималось уже давно» .

10 января штаб ОКВ дал оперативно-стратегические установки на подготовку и проведение норвежской операции («План Норд») . Характерно, что в этом документе ОКВ указывалось на возможность того, что «германские наступательные операции на Западе явятся поводом для Англии осуществить захват Норвегии» . Следовательно, гитлеровская агрессия против скандинавских стран не связывалась с необходимостью принятия превентивных мер против Англии. Это отвергалось и оперативным отделом штаба военно-морского руководства: «В частичном несогласии с точкой зрения главкома ВМС находится 1-й отдел военно-морского штаба, по мнению которого вероятность захвата в скором времени Норвегии Англией не подкрепляется никакими данными. Подобного рода операция, по мнению 1-го отдела штаба, связана для Англии с весьма большим риском и очень серьезной опасностью, не говоря уж о том, что весьма сомнительной представляется возможность для нее такого напряжения сил в настоящее время. Захват Норвегии привел бы к сильным и весьма нежелательным для Англии трениям с Россией и вызвал бы немедленное и очень энергичное противодействие со стороны Германии. Закрепление английских вооруженных сил на военных базах Норвегии вызвало бы немедленное распространение немецких военных операций на Данию,— а в случае необходимости и на Швецию,— с вытекающей отсюда вероятностью создания серьезнейшей угрозы любым действиям Англии в районе южной Норвегии со стороны германских военно-морских и военно-воздушных сил»58. Кроме того, оперативный отдел штаба военно-морских сил Германии считал, что Англия не в состоянии «высвободить достаточно мощные силы на территории метрополии, необходимые для занятия Норвегии, чтобы эффективно противостоять сильной угрозе со стороны Германии» . Исходя из этого и учитывая «пока еще ограниченную германскую военно-морскую мощь», оперативный отдел предлагал воздержаться от норвежской операции, опасной «со стратегической и политико-экономической точек зрения», и широко использовать преимущество нейтральных вод Норвегии . Тем не менее высшее стратегическое руководство фашистской Германии сочло необходимым продолжить подготовку скандинавской операции.

В феврале 1940 г. был окончательно решен вопрос об организации руководства вторжением в Данию и Норвегию. При этом гитлеровское командование пошло необычным путем, отстранив от непосредственного участия в планировании и проведении операции главное командование сухопутных войск и его генеральный штаб. 27 января 1940 г. ОКВ отдало директиву, в которой говорилось: «Фюрер и верховный главнокомандующий желают, чтобы оперативно-стратегический план «Н» впредь разрабатывался под его личным и непосредственным наблюдением и в теснейшей связи с общими задачами руководства военными действиями... В связи с этим в составе ОКВ создается рабочий штаб, являющийся одновременно ядром будущего штаба по руководству планируемой операции» . 21 февраля главой этого штаба был назначен командир 21-го армейского корпуса генерал пехоты фон Фалькенхорст, считавшийся специалистом по северному театру военных действий.

29 февраля Фалькенхорст представил Гитлеру оперативный план захвата Дании и Норвегии. 1 марта 1940 г. Гитлер подписал директиву на проведение операции «Везерюбунг». Она была результатом работы специального штаба и штаба верховно- го главнокомандующего, начавшейся с середины декабря 1939 г. под руководством Иодля. Ограниченность выделенных для проведения операции сухопутных сил намечалось компенсировать «ошеломляющей внезапностью». В директиве предписывалось начать высадку войск в Норвегии одновременно с переходом датской границы. Предусматривалось тесное взаимодействие сухопутных войск с авиацией и флотом. В важнейших пунктах Норвегии планировалось одновременно высадить морские и воздушные десанты.

5 марта 1940 г. на основании директивы ОКВ Фалькенхорст отдал приказ о проведении операции «Везерюбунг-Норд» (захват Норвегии). Характерно, что впервые в военной практике для перевозки войск по морю предусматривалось использовать боевые корабли, в том числе крейсеры и линкоры. С помощью морских и воздушных десантов намечалось занять Осло, Ареидаль, Кристиансанн, Ставангер, Эгерсунн, Берген, Тронхейм и Нарвик. В Дании (операция «Везерюбунг-Зюд») планировалось захватить внезапным ударом Копенгаген, Миддельфарт, Эсбьерг, Тиборен, Кор- сер, Гедсер, Ниборг.

В нарушение международных норм и обычаев гитлеровское командование приказало замаскировать военные корабли и транспорты под английские суда. В одном из приказов говорилось: «Маскировка под английские суда должна поддерживаться по возможности дольше. На все радиозапросы норвежских кораблей отвечать на английском языке... По требованию давать названия английских военных кораблей... Позаботиться о том, чтобы вывешенные английские военные флаги могли быть освещены» .

Обеспечить операцию с воздуха и осуществить высадку воздушных десантов (в Осло, Бергене, Ставангере, Кристиансанне и Аальборге) должен был 2-й воздушный флот (1000 самолетов, из них половина транспортных).

В воздухе гитлеровцы имели большой перевес. На суше противники Германии располагали не меньшими силами, но они были разобщены, не связаны единым командованием и имели более низкую боевую подготовку, чем вермахт. Если учесть, что англичане обладали 10-кратным общим превосходством над немцами в военных кораблях, то станет ясно, сколь рискованным для фашистской Германии мероприятием была норвежская операция. Этот риск, писал бывший историограф ОКВ Г. Грейнер, «был связан с полной потерей немецкого океанского флота, если бы британский флот метрополии оказался на месте» . Даже генерал Варлимонт признал в своих мемуарах, что норвежская операция была «подобна авантюре» . Но гитлеровское командование делало ставку на внезапность операции, о чем Редер заявил на совещании у Гитлера 5 марта 1940 г.

На завершающем этапе планирования высадки в Норвегию гитлеровцы приняли решение не прибегать к помощи Квислинга и его людей. Во-первых, это было вызвано соображениями сохранения полной секретности операции. Во-вторых, отсутствовала какая-либо надежда на успех правительственного переворота и приход к власти партии Квислинга. На переговорах в Берлине Квислинг, надеявшийся на захват власти в Норвегии с помощью немецкого оружия, все время торопил немцев с проведением вторжения. Он запугивал их непосредственной угрозой английских де- сантоЕ на норвежской территории. Однако это был, скорее всего, шантаж. Во всяком случае, немецкое посольство в Норвегии придерживалось другого мнения .

В связи с советско-финскими мирными переговорами, начавшимися в марте 1940 г., гитлеровское командование стало форсировать подготовку «Везерюбунг», ибо опасалось, что заключение мира между Советским Союзом и Финляндией расстроит англофранцузские планы отправки экспедиционного корпуса в Скандинавию и тем самым лишит Германию «благовидного» предлога для агрессии. В день заключения советско- финского перемирия, 12 марта, Гитлер отдал приказ привести войска 21-й армейской группы в боевую готовность. В то время его больше всего волновали мотивы для оправдания оккупации Норвегии4Э. Одни из таких предлогов представился, когда англичане захватили в норвежских водах немецкое судно «Альтмарк», освободив 600 находившихся на нем английских военнопленных. С другой стороны, эта акция означала, что англичане не позволят немцам пользоваться нейтральными водами для транспортировки руды. Гитлеровцы решились действовать. Однако Балтика еще не освободилась от льда и это не позволяло им тогда начать осуществление плана «Везерюбунг».

В последующие дни немцы перехватили радиограммы англичан, свидетельствовавшие о том, что последние начали свертывать мероприятия по подготовке десанта войск в Норвегию . В связи с этим среди офицеров штаба Фалькенхорста возникли сомнения в целесообразности проведения операции. Даже начальник оперативного отдела штаба оперативного руководства ОКВ Варлимонт высказал мнение, что от вторжения в Норвегию можно пока отказаться, так как предстоящее наступление германских войск на Западе все равно скует все силы союзников . Иной точки зрения придерживался Редер. 26 марта он заявил Гитлеру, что, хотя нельзя признать вероятной высадку английских войск в ближайшем будущем, все равно рано или поздно придется осуществить операцию «Везерюбунг». А поэтому лучше начать ее как можно быстрее. Гитлер согласился с ним . Деиь «Везер» был назначен на 9 апреля.

Незадолго до начала «Везерюбунг» (6 апреля) адмирал Карле, оценивая роль предстоявшей акции в рамках всей войны, писал: «Общая задача [операции] имеет решающее для войны значение не только из-за подвоза руды и предотвращения англо-норвежской торговли. Включение всей норвежской территории в сферу немецкого господства является военной целью, которая должна быть поставлена на первое место с военно-морской стратегической точки зрения в борьбе против Англии, так как только таким путем может быть коренным образом улучшено наше плохое военно- морское стратегическое положение» .

В ночь с 2 на 3 апреля в Норвегию отправились первые суда с тяжелым вооружением и снаряжением. Через четверо суток группа немецких кораблей с войсками на борту взяла курс на Нарвик и Тронхейм. Гитлеровцам в данном случае удалось осуществить «блицкриг». 9 апреля войска вермахта начали вторжение в Данию и Норвегию. Датское правительство капитулировало в тот же день. В Норвегии бои несколько затянулись. В отдельных районах страны значительное сопротивление немцам оказала норвежская армия, даже вопреки капитулянтской позиции ее руководства. С занятием немецкими войсками 16 июня 1940 г. Киркенеса и выходом их к границам Советского Союза вся территория Норвегии оказалась в руках фашистских оккупантов.

Каковы же были итоги и последствия этой операции?

Прежде всего, Германия приобрела в Скандинавии очень выгодные стратегические позиции. Британский военный министр того времени Хор-Белиша сравнил их с «пистолетом, направленным в грудь Англии» . С другой стороны, захваченные на севере Норвегии базы были обращены против Советского Союза и эта их роль проявилась впоследствии в борьбе на морских коммуникациях союзников, которые вели в Мурманск. Кроме того, с этих баз развертывались военные действия против Советского Союза на Севере.

Но могла ли фашистская Германия с полной эффективностью использовать завоеванные позиции для решающих успехов в морской войне против Англии, как это предсказывал Вегенер и его нацистские последователи? Это оказалось для нее невозможным, прежде всего из-за громадных потерь флота. Если сухопутным войскам вермахта оккупация Норвегии обошлась в 5660 человек, а ВВС — в 117 самолетов, то флоту она стоила одного тяжелого, двух легких крейсеров, 10 эсминцев, 6 подводных лодок и 15 других судов. Из строя на долгое время были выведены два линкора, два тяжелых и один легкий крейсер, несколько эсминцев и других кораблей. Введенные в строй в 1940—1941 гг. линкоры «Бисмарк» и «Тирпиц», крейсер «Принц Евгений» и 6 эсминцев не смогли существенно поправить положение. А строительство новых крупных кораблей фашистская Германия не могла себе позволить, ибо все ее ресурсы поглотила сначала подготовка, а потом ведение агрессии против Советского Союза. В апреле 1940 г. было прекращено строительство авианосцев «Граф Цеппелин» и «В», линкора «X», крейсеров «М», «N» и «Q». План создания океанского флота, принятый еще в 1937 г. (план «Z»), так и остался на бумаге.

Сравнивая итоги операций «Везерюбунг» и «Гельб» (против Франции), бывший нацистский военно-морской стратег и историк адмирал К. Ассман писал: «Норвежская кампания принесла незначительные выгоды, а занятие французского атлантического побережья дало коренное улучшение наших военно-морских стратегических позиций. Последнее открыло нам прямой доступ к океанским коммуникациям атлантического судоходства... Однако после потерь и боевых повреждений, связанных с норвежской кампанией, для ведения войны в океане не было подходящих соединений кораблей. Теперь возникло положение, противоположное тому, которое было в 1914 г. Тогда мы имели сильный морской флот, который мог не бояться боя с английским Grand Fleet, но не располагали военно-морскими стратегическими позициями в качестве исходной базы. Теперь у нас были военно-морские стратегические позиции, но отсутствовал сколько-нибудь значительный флот, который можно было использовать» . Здесь сквозит признание, что в норвежской операции фашистская Германия получила не столь большой стратегический выигрыш, что ее жертвы были неоправданно высокими, особенно если учесть, что военно-стратегические результаты войны против Франции намного перекрыли достижения «похода на Север», даже с точки зрения интересов флота.

Последствия норвежской операции сказались на военных действиях вермахта на Западном фронте. Это выразилось, в частности, в том, что немецкий флот не смог принять участие в военной кампании против Франции. Он оказался даже не в состоянии противодействовать хоть в какой-то мере эвакуации союзных войск из Дюнкерка. На запрос штаба ОКВ от 26 мая 1940 г., что может предпринять флот против англичан в районе Дюнкерка, начальник штаба военно-морского руководства ответил: «Военно-морское командование использовало бы легкие подразделения флота (эсминцы и торпедные катера), даже несмотря на короткие в это время года ночи и отсутствие на голландском побережье подходящих для эсминцев опорных пунктов, если бы потери, понесенные при захвате Норвегии, не диктовали необходимости воздержаться от этого, ибо дальнейшие потери ограничили бы в целом возможности оперативного использования всех других подразделений флота от линкоров до подводных лодок. Положение с эсминцами и торпедными катерами сейчас таково, что мы больше не можем выделить их в количестве, совершенно необходимом для выполнения важнейших транспортных задач в Норвегии и обеспечения операций тяжелых кораблей... Поэтому военно-морское командование считает лучшим способом противодействия [англичанам] использование военно-воздушных сил» . Вполне понятно, чтсі вынужденное бездействие немецкого флота в период дюнкеркских событий существенно способствовало успешной эвакуации англо-французских войск в Англию.

Преимущества в ведении морской войны, полученные фашистской Германией в результате оккупации Норвегии, были в определенной мере обесценены высадкой английских войск 13 апреля иа Фарерских островах, а 10 мая 1940 г. в Исландии. Тем самым английский флот получил выгодные стратегические позиции, которые закрывали силам немецкого флота выход в Атлантику и ограничивали их фланкирующие действия против Англии. Впрочем, как отмечалось выше, для ведения таких действий у фашистской Германии не было достаточных сил и она не могла их создать, так как начавшаяся война против Советского Союза поглотила все ее материальные ресурсы.

Захват Норвегии привел к созданию нового для Германии театра военных действий. Это больше соответствовало интересам английской периферийной стратегии с ее правилом — распылять силы противника, отвлекать их от главных целей. Гитлеровское командование вынуждено было держать в этой стране на протяжении всей войны крупные контингенты войск для охраны своих баз и борьбы против движения Сопротивления норвежского народа. Даже йодль заявил после войны, что оккупация Норвегии «отняла у нас свыше 300 тыс. человек для обороны приобретенных позиций и на протяжении войны они не могли использоваться более эффективно»57. В выступлении перед гаулейтерами и рейхслейтерами 7 ноября 1943 г. он подчеркивал, что оборона норвежского фланга Европы, растянувшегося на 2500 км, сковала 380 тыс. солдат (13 дивизий) и 1000 орудий58. Генерал Фалькенхорст также признал после войны, что норвежская операция привела к «распылению сил» и была «излишней»59. Тем более, что и в военно-экономической сфере скандинавская авантюра дала весьма ограниченный эффект60.

Таким образом, скандинавская операция не принесла гитлеровскому командованию ожидавшихся военно-стратегических результатов. Захватив Норвегию, гитлеровское командование оказалось не в состоянии использовать выгодные стратегические позиции для успешной борьбы против Англии. Для этого у фашистской Германии не было достаточных сил. Начавшаяся вскоре подготовка войны против Советского Союза поглотила все ресурсы фашистской Германии и ие позволила ей наращивать силы флота. Не оправдались в последующем и расчеты гитлеровских стратегов захватить, опирась на норвежский плацдарм, город Мурманск, остававшийся для Советского Союза на протяжении всей войны стратегически важной крепостью на Крайнем Севере.

W. Hubatsch. Op. cit., S. 22G.

«Совершенно секретно! Только для командования!». М., 1967, стр. 540.

W. Hubatsch. «Weseriiburg». Die deutsche Besetzung von Danemark und Norwegen, S. 225

IMT, vol. XXXIV, Doc. 100-C. 404

<< | >>
Источник: В. И. ДАШИЧЕВ. БАНКРОТСТВО СТРАТЕГИИ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ. ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ.ТОМ I. ПОДГОТОВКА И РАЗВЕРТЫВАНИЕ НАЦИСТСКОЙ АГРЕССИИ В ЕВРОПЕ 1933—1941. 1973

Еще по теме «ВЕЗЕРЮБУНГ» — АГРЕССИЯПРОТИВ ДАНИИ И НОРВЕГИИ:

  1. «ВЕЗЕРЮБУНГ» — АГРЕССИЯПРОТИВ ДАНИИ И НОРВЕГИИ
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -