<<
>>

Фокусирующее взаимодействие.

Кроме обработки эллипсиса и других неграмматичных явлений, естественно возникающих в ходе работы интерактивного интерфей­са, действительно надежная анализирующая система должна и сама инициировать определенные поддиалоги.

Необходимость в них воз­никает:

— когда надежный анализатор выдвигает предположение, ко­торое, вообще говоря, может не подтвердиться, и нуждается в согласовании своей догадки с пользователем;

— когда анализатор сталкивается с неоднозначностью, которую он не может разрешить сам, либо из-за неграмматичности вход­ного высказывания (по вине пользователя), либо из-за какой-то принципиальной неоднозначности вполне правильного входного вы­ражения;

— когда автоматическая обработка может оказаться слишком дорогостоящей или неопределенной по своему результату (напри­мер, при устранении комплексных лексических ошибок);

— или когда просто отсутствует требуемая информация.

Когда интерактивная система переходит от пассивной роли (от­веты на запросы или ожидание отдельных команд пользователя) к более активной роли (поиск информации с помощью проясня­ющего диалога), она должна опираться на определенное решение вопроса о том, как организовать общение, чтобы поведение системы соответствовало коммуникативным ожиданиям и конвенциям ее партнера — человека. В каких случаях необходимы эксплицитные ответы, каким образом передать информацию так, чтобы она тре­бовала минимального ответа пользователя, как удержать диалог в пределах предметной области системы и т. п.,— все эти вопросы должны решаться естественноязыковым интерфейсом, способным к диалогу со смешанной инициативой. Разбор всех этих проблем увел бы нас слишком далеко от темы надежного анализа, поэтому мы ограничимся рамками тех задач, которые характерны для ситу­ации преодоления коммуникативных неудач и которые описаны выше. Более полный анализ задач, возникающих при организа­ции диалога в интерактивной системе, работающей на естествен­ном языке, см. в: Carbonell, 1982; Hayes and Reddy, 1983.

Мы предлагаем четыре руководящих принципа для организации проясняющих диалогов:

— взаимодействие должно быть максимально фокусирующим;

— требуемый ответ пользователя должен быть максимально сжатым;

— взаимодействие должно вестись в терминах предметной об­ласти системы, а не в терминах лингвистических понятий, исполь­зуемых внутри системы;

— число таких взаимодействий должно быть минимально.

Чтобы понять необходимость фокусирующего взаимодействия,

рассмотрим входное выражение

Add two fixed head ported disks to my order.

‘Добавьте к моему заказу два диска с портами и с фиксирован­ными головками’.

Ошибка заключается в том, что пользователь пропустил dual ‘двой­ной’ между head и ported. Считая, что диски бывают только q оди­нарными или с двойными портами, и используя описанные выше стратегии преодоления неграмматичности на уровне предложений, анализатор должен прийти к такой интерпретации входного выска­зывания, которая является двузначной. Чтобы разрешить эту неод­нозначность, необходимо взаимодействие с пользователем, но сте­пень сфокусированности исходного вопроса на данной ошибке силь­но влияет на степень легкости построения ответа пользователем и на объем работы системы, требуемый для интерпретации этого ответа.

Нефокусирующим способом задания вопроса будет следую­щий:

Вы имеете в виду:

Добавьте к моему заказу два диска с одинарными портами

и с фиксированными головками?

или

Добавьте к моему заказу два диска с двойными портами и с

фиксированными головками?

Здесь пользователю, чтобы разобраться в возникшей трудности, приходится сравнивать два очень сходных варианта. Сравнения такого типа с целыб выявления возможных трудностей понимания требуют от пользователя лишних умственных усилий. Более того, неясно, как пользователю следует отвечать. Кроме ответа „второе", у него остается лишь возможность повторить входное сообщение целиком. Так как вопрос системы не сфокусирован на источнике неоднозначности, то пользователю неудобно просто ответить: „с двойными". Такой ответ в высшей степени эллиптичен, но с точки зрения требуемой информации он полон. Он удовлетворяет также нашему второму принципу (необходимость максимально сжатого ответа).

Поэтому гораздо лучше для разрешения неоднозначности за­дать пользователю такой вопрос:

Вы имеете в виду диск с ‘одинарными’ или с ‘двойными’ портами?

Этот вопрос точно сфокусирован на неоднозначности и поэтому не требует от пользователя никаких усилий, кроме выдачи инфор­мации, необходимой системе. Более того, он вызывает в высшей степени удобный ответ: „с двойными". Так как система сфокусиро­вана на конкретной неоднозначности, она может порождать дис­курсные ожидания этого и других подходящих эллиптичных фраг­ментов в ответе пользователя и таким образом распознавать их без особого труда.

Способность к порождению фокусирующих запросов для разре­шения неоднозначности выдвигает определенные требования к реп­резентации неоднозначной структуры внутри системы. Если неод­нозначность не будет представлена максимально локализованно, то будет очень трудно порождать фокусирующие запросы. Если анализатор выявит неоднозначность в вышеприведенном примере в конце процесса обработки, обнаружив, что высказыванию могут быть приписаны две независимые структуры, то порождение фоку­сирующего запроса потребует трудного с вычислительной точки зре­ния процесса сравнения. Однако если неоднозначность представ­лена максимально локализованно, например как набор двух альтер­нативных заполнителей для одного и того же активизированного фрейма понятия „диск", встроенного во фрейм понятия „добавить к заказу", то порождение фокусирующего запроса не представ­ляет трудностей — необходимо просто выдать перифразу падежного фрейма (фрейма понятия „диск") на один уровень выше, чем уро­вень, содержащий неоднозначность, причем вместо одного запол­нителя неоднозначного падежа (падежа „количество портов") по­ставить дизъюнкцию. Более того, такая репрезентация образует отличную базу для интерпретации естественного эллиптичного от­вета. Как показывают Хейз и Карбонелл (Hayes and Carbo­nell, 1981), анализаторы, которые базируются на активизации па­дежных фреймов, особенно хорошо подходят для порождения реп­резентаций такого типа неоднозначности.

Другим тактическим приемом, который имеет отношение к фоку­сирующему взаимодействию и способствует гладкому протеканию проясняющих диалогов, является формулирование вопроса в тер­минах, которые способствуют более надежному пониманию после­дующей реплики пользователя. Так, при запросе пользователя:

Пожалуйста, к моему заказу добавьте два вращающихся устрой­ства для хранения массивов в 300 мегабайт —

если в словаре системы нет сочетания „вращающееся устройство для хранения массивов", то реплика системы „Что такое вращаю­щееся устройство для хранения массивов?" была бы неудачной, так как для пояснения своего входного выражения пользователь может выбрать столь же непонятные для системы термины. Гораздо лучше предоставить пользователю выбор между понятными для системы выражениями, которые могли бы заменить нераспознанный сегмент. В данном примере это означало бы предоставить пользователю выбор между всеми компонентами компьютера, которые допускают в качестве возможного заполнителя падежа выражение „300 мега­байт". Если такой список слишком велик, то по крайней мере систе­ма должна получить эксплицитное подтверждение того, что неиз­вестное выражение относится к компоненту компьютера, например, таким образом:

Под «вращающимся устройством хранения массивов» вы имеете в виду какой-то компонент компьютера?

Этим по крайней мере устанавливается, пытается ли пользователь сделать нечто, в чем ему может помочь система, или пользователь имеет неверные представления о возможностях системы.

Когда выяснится, что пользователь имел в виду „диск", система может добавить новое выражение в свои знания в качестве синонима диска; правда, предварительно система могла бы провести еще один проясняющий диалог с пользователем, в котором было бы установле­но, что „диск" — это не просто один из видов „вращающегося устройства для хранения массивов", так же как не вполне корректно и обратное утверждение. Если одно из этих двух понятий оказывается более общим, чем другое, то в семантическую иерархию вставляется новая единица, которая используется при последующем анализе (при этом, возможно, определяются основные различительные признаки двух понятий).

Наш третий принцип устанавливает, что взаимодействие должно вестись в терминах предметной области дискурса, а не в терминах внутрисистемных лингвистических понятий. При нарушении этого правила пользователю пришлось бы, например, сравнивать два дерева анализа, представляющие две возможные интерпретации его входного выражения, или система должна была бы назвать ему имя внутреннего состояния при ATN-обработке, где произошла неудача. Такое взаимодействие требует лингвистической и програм­мистской подготовки пользователя. Более того, это в высшей степени несфокусированный диалог, с точки зрения пользователя, от которого в этом случае требуется перевод машинного представления ошибки в представление, осмысленное в контексте решаемой задачи, пере­ключая таким образом его внимание с выполнения конкретной зада­чи на лингвистические проблемы. Это вынужденное отклонение требует ненужных умственных усилий со стороны пользователя, и поэтому таких ходов следует избегать.

Последний принцип предписывает сокращать до минимума число корректирующих взаимодействий. Для пользователя весьма утоми­тельно сталкиваться с вопросами о том, что он имел в виду, почти после каждой входной реплики, или, как предложил Кодд (С о d d, 1974), подтверждать перифразу каждого входного высказывания, прежде чем система предпримет какое-либо действие. Безусловно, существуют такие ситуации, когда пользователю необходимо задать прямой вопрос, а именно при отсутствии информации или при нали­чии действительной неоднозначности. Однако методики анализа, не требующие ответа пользователя, предпочтительнее в тех случаях, когда правильность предположений системы обладает высокой ве­роятностью или когда при разрешении неоднозначности, анафоры или эллипсиса одна из альтернатив намного предпочтительнее других. Для минимизации числа необходимых реплик пользователя очень удобен метод повтора, упоминавшийся в разд. 4.1; этот метод позво­ляет в то же время отклонять любые необоснованные предположения системы. Весь фокус заключается в том, что система должна встав­лять любые свои предположения в текущее выходное высказывание, чтобы пользователь мог видеть, что система поняла, исправить ошиб­ки, если они есть, и никак не реагировать, если все правильно.

Пользователь: Добавьте к моему заказу два вращающихся уст­ройства для хранения массивов с двойными пор­тами.

Система: Какую емкость памяти должны иметь эти два

диска с двойными портами?

Здесь система информирует пользователя о своем предположении относительно значения выражения „вращающееся устройство для хранения массивов" (возможное потому, что у дисков бывают двойные порты), не спрашивая его непосредственно, имел ли он в виду „диск".

В данном разделе были кратко обрисованы некоторые проблемы диалога, возникающие в ходе работы надежной анализирующей системы. Главное здесь заключается в том, что методы надежного анализа не ограничиваются только уровнем предложения. Напротив, они должны быть объединены с методами ведения диалога, которые в качестве конечного средства преодоления ошибок предусматривают активное взаимодействие с пользователем.

5.

<< | >>
Источник: Б.Ю. Городец­кий. Новое в зарубежной лингвистике: Вып. XXIV. Компьютерная лингвистика: Пер. с англ./Сост., ред. и вступ, ст. Б. Ю. Городец­кого.— М.: Прогресс,1989.—432 с.. 1989

Еще по теме Фокусирующее взаимодействие.:

  1. Глава IМЕНТАЛИТЕТ КАК СИСТЕМА СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ УСТАНОВОК
  2. Глава IIIМЕНТАЛИТЕТ И ЯЗЫК
  3. 2.1. Классификация рабочих команд
  4. 3.2. Способы коммуникативных воздействий преподавателя и типы взаимоотношений с обучаемыми
  5. Глава 2. СТРУКТУРАИМЕТОДОЛОГИЯ СОЦИОЛОГИИ  
  6. Глава 12. ТЕОРИЯОБЩЕСТВАИ САМОРЕФЕРЕНТНЫХСИСТЕМН. ЛУМАНА  
  7.   ПРОСТРАНСТВО  
  8. 6.2. Характеристика противоречий правовой системы в переходный период
  9. 8. Измерение постижения
  10. Процесс применения метода
  11. Роль языковой концептуализации в упорядочении лингвистического и экстралингвистического опыта
  12. Семантический аспект
  13. Гештальт-группы.
  14. Иноязычная коммуникативная компетентность как психологический феномен
  15. Вопрос 29.Личностно-ориентированная (реконструктивная) психотерапия Карвасарского, Исуриной, Ташлыкова.
  16. Я. Т. РЫТНИКОВА Екатеринбург ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ И ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ В РАМКАХ СЕМЕЙНОГО ПОЛИЛОГА
  17. Введение
  18. Проблема незнакомых слов.