<<
>>

Ли Жулун О ЛЕКСИЧЕСКИХ РАЗЛИЧИЯХ МЕЖДУ ДИАЛЕКТАМИ КИТАЙСКОГО ЯЗЫКА

Еще бытует такое мнение: различия между диалектами китайского языка в основном существуют в области фонетики ... различия в области лексики и грамматики, как правило, незначительны и не слишком за­метны.

По мере развертывания диалектологических полевых работ мы яснее осознаем, что такое заключение преждевременно и не отражает действительных различий, существующих между китайскими диалекта­ми. Необходимость обсуждения этого вопроса связана еще и с тем, что такой вывод не может не оказывать влияния на практическую деятель­ность по обследованию диалектов и нормализации языка. В данной статье предпринята попытка выявления типов, степени и характера лек­сических расхождений между китайскими диалектами.

I

Каждое слово характеризуется происхождением (источник слова), значением (семантика), способом образования (форма слова), частотой употребления (статистическая значимость слова), многие слова также отличаются определенной формой фонетических чередований (звучание слова). С точки зрения этих пяти аспектов мы распределим лексические различия между диалектами китайского языка по пяти типам (категори­ям) : различия в происхождении, семантические различия, словообразо­вательные различия, различия по статистической значимости, различия в фонетических чередованиях. Ниже приводятся примеры, объясняющие каждый из этих типов.

1. Различия по происхождению

Характеризуя в общих чертах особенности лексики диалектов, прежде всего обычно обращают внимание на сохранение древнекитай­ской лексики, наличие диалектных инноваций и иноязычные заимствова­ния. Это означает, что диалектная лексика имеет разные источники. Сло-

Ли Жулун. Лунь ханьюй фанъянь ды цыхуй чаи.-«Юйвэнь яньцзю», 1982, 2(5), с. 133-141.

ва древнекитайского языка различных исторических эпох или использо­вание разных морфем и разных словообразовательных моделей для создания новых диалектных слов — это различия при общем происхожде­нии от китайского языка. Заимствование морфем и словообразователь­ных моделей из других языков для создания диалектных слов — это различия между словами, имеющими разный источник происхождения.

Слова древнекитайского языка восходят к разным историческим периодам, встречаются в разных ареалах, и это создает многочисленные лексические расхождения между диалектами. Например, в цитатах из конфуцианского трактата «Лунь юй»: (393) Суй хань жань хоу чжи сун бай чжи хоу дяо е ‘С наступлением холодной зимы узнаешь, что сосна и кипарис последними теряют свой убор’[60], (394) Сань жэнь син бц ю у ши янь ‘Если я иду с двумя людьми, то у них всегда есть чему учиться’2, из трактата «Ли цзи»: (395) ши эр бу чжи ци вэй ‘есть и не чувствовать вкуса’; из древнего памятника «Ханьфэйцзы»: (396) Ту цзоу чу чжу ‘Заяц бежал и наткнулся на пень’ — доциньские слова (1) хань ‘холод­ный’, (2) син ‘идти’, (3) ши ‘есть’, (4) цзоу ‘бежать’ из этих цитат до сих пор встречаются в диалектах Минь, Юэ и хакка.

В цитатах из трактата «Цзяо чун цин ци»: (397) Синьфу чу лай ши, сяогу ши фу чуан ‘Когда приходит невестка, золовка прислуживает у стола’; из «Сань го чжи»: (398) Нюйсюй цзо лай, би ши цюй со це ‘Зять вчера приходил, конечно, это он украл’ — слова среднекитайского языка

(5) синьфу ‘невестка’, (6) цюй ‘он’ в настоящее время по-прежнему ис­пользуются в диалектах Гань, хакка, Юэ и других.

Слово (5) синьфу ‘невестка’ также используется в диалектах Минь, а слово (6) цюй ‘он’ — в диалектах У.

В словаре Ян Сюна «Фанъянь» говорится: «Серп ... к западу от про­хода Ханьгугуань ... еще называют (7) це (цзюань 5), рукав к востоку от реки Хуанхэ называют (8) вань (цзюань 4), в южном Чу болезнь прошла называется (9) ча (цзюань 3), в междуречье Цзян — Юань веселиться будет ... (10) си (цзюань 10)». В современных диалектах Минь ‘серп’ по-прежнему называют (7) цс, ‘рукав (платья) ’ называют (11) шоу вань, слово (9) ча встречается в восточных диалектах Минь, а слово (10) си — в северных диалектах Минь.

В диалектах есть такие инновации, которые создаются путем исполь­зования давно существующего слова для передачи соотносительного значения; в результате в разных диалектах при совпадении графической формы слова могут быть семантические расхождения. Например, слово (12) лан первоначально в царстве Лу использовалось как географиче­ское название и фамильный знак, впоследствии это слово стали исполь­зовать в значении ‘мужчина’. В современных северных диалектах по- прежнему говорят (13) эрлан, а в диалектах Сян, Гань и северных диа­лектах Минь это слово имеет более узкое значение — ‘зять, муж дочери’. Слова (14) хэ и (15) су первоначально обозначали соответственно ‘сте­бель’ и ‘зерно проса’. В настоящее время (14) хэ в диалектах Гань, хакка и Сян обозначает ‘ростки риса’, а (15) су в диалектах Минь обозна­чает ‘зерно риса’, (16) чжэ первоначально имело значения ‘препятство­вать, покрывать’, в настоящее время в северных диалектах оно вошло в сочетание (17) чжэдан ‘препятствовать’, ‘преграждать’, а в северных диа­лектах Минь значение ‘накрыться одеялом’ передается сочетанием (18) чжэ бэй.

В некоторых диалектах инновации создаются путем использования элементов и словообразовательных моделей общего языка, но посред­ством разных способов именования. Большинство диалектных слов, по-разному называющих одинаковые явления, относятся к этой катего­рии. Различия в способах именования в разных районах являются отра­жением неодинакового осознания людьми объективной действительно­сти. Эти способы представляют собой либо описание, сравнение состоя­ния, либо раскрытие структуры, назначения, иногда дополняются оценоч­ной характеристикой или представляют собой эвфемизм. Например, мороженое в Гуанчжоу называют (19) сюэтяо ‘полоска из снега’, в Шан­хае — (20) банбин ‘брусковый лед’, в Сямэне — (21) шуантяо ‘полоска из инея’, в Фучжоу — (22) бинчжу ‘ледяные палочки для еды’. Стол в Шанхае и Гуанчжоу называют (23) тай, в Чаочжоу — (24) чуан ‘лежанка’, в Шаоу — (25) пань ‘блюдо, поднос’. Куриное яйцо в Пекине называют (26) цзицзыр - букв, ‘куриное семя’, в Фучжоу — (27) цзилуань - букв. ‘куриное яйцо’, в Гуанчжоу — (28) цзичунь - букв, ‘куриная весна’. Выражение ‘идет дождь’ в Шанхае, Гуанчжоу, Наньчане передается сочета­нием (29) лоюй, в Фучжоу — (30) танъюй, в Мэйсяне — (31) лошуй.

Лексика древнекитайского языка и диалектные инновации восходят к общему источнику, но имеют отличительные черты. Вместе они похожи на большую реку: древнекитайская лексика входит в современную раз­ными потоками. Можно сказать, что она исходит из единого источника по разным руслам. Диалектные инновации принадлежат разным ответв­лениям. Можно сказать, что они представляют собой боковые потоки об­щего течения. Число слов в китайских диалектах, заимствованных из языков других народов, невелико, но они придают диалекту специфиче­ские черты и могут объяснить такие исторические особенности, влия­ющие на формирование и развитие диалекта, как ассимиляция народов и социальные контакты.

Ареал диалектов Минь и Юз в древности представлял собой террито­рию совместного проживания народов байюэ. Как показывают исследо­вания историков, народы байюэ являются предками современных народ­ностей чжуан и тай. В провинциях Гуандун, Гуанси, Фуцзянь некоторые географические названия по значению связаны с чжуанскими и тайскими топонимами; по-видимому, эти элементы восприняты диалектами Минь и Юэ из древнего языка юэ. В южных диалектах Минь есть слоги с ини- циалью 1-, произносимые в высоком регистре тонов; в китайском языке истоки данного явления не прослеживаются, зато звучание и семантика этих единиц совпадают с соответствующими словами тайского и чжуан- ского языков. Поэтому, возможно, они относятся к субстрату, образо­ванному языками байюэ в ранний период истории. Например, значение ‘провалиться, обрушиться’ в диалекте Сямэня передается словом lam-*, в чжуанском языке в Умине — lorn5, в Лунчжоу — lorn-5, lam-*; в Сишуан- шуна по-тайски произносится lum5, в Дэхуне — 1опт*. Аналогично зна­чение ‘поскользнуться, упасть’ в диалекте Сямэня передается словом lut7, в Лунчжоу по-чжуански — lii:t7, а в Сишуанбаньна по-тайски — lut7. Значение ‘вертеться, крутиться’ в диалекте Сямэня передается сло­вом Ип-5, в Лунчжоу по-чжуански — lin^, в языке буи —1ап6. Вряд ли такие явные фонетико-семантические совпадения могут быть случай­ными. Заимствования из тибетского языка находим в северо-западных диалектах: (32) цзаньба из rtsampa ‘поджаренная мука’, (33) гоба из bkodpa ‘способ’, (34) кама из khama ‘размер’ и др. Все это особенности, возникшие в результате ассимиляции народов.

В диалектах Юэ имеются заимствования из английского языка, такие, как (35) диши из taxi ‘такси’, (36) шидань из stamp ‘марка’; в диалектах Минь есть заимствования из малайского языка, например (37) сюэвэнь из sabun ‘мыло’, (38) баша из pasar ‘рынок’, (39) дослан из tolong ‘спасать, помогать’. Аналогично в северо-восточных диалектах есть заимствования из русского языка. Такого рода заимствования пред­ставляют собой свидетельства контактов между народами в социальной сфере.

2. Различия в области значений слов

Подсчитано, что треть лексических различий между диалектами составляют различия по происхождению. Если считать, что с точки зрения происхождения совпадающих элементов в диалектной лексике больше, чем различающихся, тогда с учетом семантических различий число рас­хождений в области диалектной лексики увеличивается.

Слова — это строительный материал языка, однако они совсем не похожи на одинаковые по форме кирпичи или черепичные блоки, кото­рые могут быть заменены один на другой. Независимо от того, имеют они единый источник происхождения или нет, значения соответствующих слов в разных диалектах совпадают не полностью. К этому не относятся случаи общенационального языка путунхуа, когда новые слова-тран­скрипции и слова письменного языка имеют различия как по денотации, так и по сигнификации. Анализ такого рода семантических различий в диалектной лексике можно проводить по трем направлениям: лекси­ческое, грамматическое и стилистическое значения.

Различия в значениях слов иногда возникают в результате разного членения объективной реальности: одни и те же слова в разных диалек­тах означают не одно и то же. Например, в диалектах У, Юэ, Минь, хакка не различаются понятия ‘жирный (о животном)’ и ‘толстый (о челове­ке)’—оба значения передаются в диалекте хакка словом (40) чжуан, а в остальных диалектах — словом (41) фэй. В диалектах хакка, Минь значения ‘есть (пищу) ’, ‘пить (чай) ’, ‘курить (табак) ’ передаются словом

(3) ши. В диалектах У и Минь не разграничены понятия ‘кипяченая вода’ и ‘горячая вода’, ‘табурет’ и ‘стул’; в первом случае используется одно слово (42) тан, во втором — в диалектах У используется одно слово (43) дэнцзы, в диалектах Минь —одно слово (44) и. В диалектах У булочку и пирожок с начинкой одинаково называют (45) манътоу. В перечисленных случаях примеры членения реалий в диалектах уступа­ют по детальности путунхуа. Но в диалектах бывают случаи более спе­циализированного обозначения, чем в путунхуа. Так, слову путунхуа (46) куань ‘великодушный, широкий’ в диалектах У, Минь соответству­ют несколько слов: значение ‘не строгий, великодушный’ передается словом (46) куань, а значение ‘неузкий, широкий’ — словом (47) ко. Слову путунхуа (48) си ‘редкий’ в диалектах У соответствует то же сло­во (48) си, а в диалектах Минь — слово (49) шу; в значении ‘негустой, жидкий’ в диалектах У ему соответствует слово (50) бао, а в диалектах Минь — слово (51) цин.

Другой тип расхождений в области лексической семантики возника­ет из-за неодинакового развития значения и несовпадения границ области сочетаемости слова; в разных диалектах значение слова характеризуется большим или меньшим количеством оттенков. Например, в диалекте Сямэня слово (52) хоу ‘толстый’ может означать ‘нетонкий, толстый’, а также ‘большой по количеству’ (имеет негативный оттенок, например (53) хоухуа ‘многоречивый’, (54) хоу туша ‘много песка’), оно может также иметь значение ‘густой, крепкий’ (густой чай, крепкое вино). Или, например, слово (55) цзо ‘сидеть’ также может иметь различные значения: ‘сознаться, признать’ (сочетание (56) цзошу ‘признать (за со­бой) долг’); ‘осаждаться, оседать’ ((57) цзо цин ‘отстояться’, (58) цзо ди ‘погрузиться на дно’); ‘затихать, уменьшаться’ (выражение (59) хуй чи тун ю цзяо цзо означает ‘зубная боль утихла’). В диалекте Мэйсяня морфема (60) да ‘придавать’ означает еще ‘поручить нести что-либо’. В диалекте Шанхая морфема (409) сы ‘умирать’ употребляется в не­зависимой позиции, а в качестве модификатора в том же значении ис­пользуется однослог (63) ша ‘убивать’ (например, (64) циша во ‘разо­злил меня ужасно’). В путунхуа слово (65) да ‘бить’ имеет более 20 значений, однако в других диалектах каждое из этих значений передается другими словами. В качестве примера приведем диалект Сямэня: значе­ние сочетания да жэнь ‘ударить человека’ передается словом (66) пай, значение да цян ‘возвести стену’ — словом (67) чун, значение сочетания да маои ‘вязать свитер’ — словом (68) ts’ia^, да юй ‘ловить рыбу’ — сло­вом (69) На-5, значение сочетания да шуй ‘доставать воду’ передается словами (70) шан Xs'iu22 ‘доставать воду из колодца’и (71) яо ‘черпать из чана’; значение сочетания да лэй ‘греметь (о громе)’ передается словом (72) тань, значение сочетания да гу ‘бить в барабан’ передается словом (73) цяо (в «Цзи юне» дается транскрипция по методу фаньце (74) и указывается значение ‘бить’), значение сочетания да цзю ‘поку­пать вино’ передается словами (60) да или (71) яо.

Различия в области грамматических значений представляют собой различия грамматических функций слова. Часто встречаются две разно­видности этих различий: наличие или отсутствие двоякой категориальной отнесенности и различия в комбинаторной способности слова. Приведем примеры: в диалектах Сямэня и Мэйсяня слово (75) шуй ‘налог, платеж’ может использоваться как существительное и как глагол (в значении ‘арендовать дом’ употребляется (75) шуй); в диалектах Сычуани слово (76) аньи ‘комфорт’, помимо использования в качестве существитель­ного, может также употребляться в функции прилагательного со значе­ниями ‘удобный’, ‘подходящий’, ‘легкий’, ‘эффектный’, ‘красивый’, а в функции глагола — со значением ‘быть довольным’[61]. В диалекте Сюйчжоу слово (77) сюн ‘медведь’ может использоваться не только в качестве существительного, но и в качестве глагола: (78) сюн жэнь ‘сделать выговор’, можно также сказать (79) фа сюн ‘капризничать’[62]. Даже признаваемые общими для всех диалектов слова основного словар­ного фонда типа (80) шань ‘гора’, (81) шуй ‘вода’ в диалектах Минь могут, кроме того, выполнять функцию прилагательного. В диалекте Сямэня слово (81) sui-^ означает ‘красивый’, между тем в редуплици­рованной форме tsui-^tsui-^ имеет значение ‘влажный’.

Слова (82) цюй ‘уходить’ и (83) ю ‘иметь’ также относятся к основ­ному словарному фонду во всех диалектах. В диалекте Минь слово (82) цюй, произносимое нейтральным тоном, имеет тенденцию выступать не только в функции модификатора со значением направления, но также в качестве результативного модификатора, например (84) поцюй ‘отор­вать’, (85) куньцюй ‘заснуть’, (86) ханьцюй ‘простудиться’. Функции слова (83) ю также очень разнообразны: можно сказать (87) юсян ‘мно­го думать’, (88) юси ‘терпеливо стирать’, (89) юлайлян го ‘приходил два раза’, (90) канью ‘увидеть, понять’, (91) юцюй у ‘пошел ли, отправился ли’, (92) но у юй ‘не выловить рыбу’. При таком разнообразии граммати­ческих свойств вряд ли можно считать, что глаголы (82) цюй и (83) ю не формируют отличительных черт диалектов Минь в области лексики.

Различия в стилистическом значении — это расхождение между диа­лектными словами, относящимися к книжному языку или просторечию, а также расхождения стилистических оттенков. Например, ласкательное обращение к старому мужчине в Пекине звучит (93) лаотоур, а обраще­ние (94) лаотоуцзы имеет пейоративный оттенок. Такого разграничения нет в диалектах Шаньдуна. В диалекте Сианя нейтральным обращением к старику является (95) лаохань, а уважительным — (96) лаочжэ. В диалектах Минь нейтральными считаются обращения (97) лаожэнь, (98) лаоди; в диалекте Сямэня обращение (99) лаохо (цзы) имеет от­тенок ласкательности, а в диалекте Фучжоу обращение (100) лаохо является пейоративным (букв, ‘старый хлам’).

Во всех диалектах существуют иносказательные выражения; так, свиной язык в диалекте Пекина называют (101) коушэ ‘язык’, а в диа­лекте Наньчана— (102) чжаоцай ‘привлекающий богатство’. В диалекте Фучжоу значение ‘умирать’ передается словами (103) шэнцюй и (104) синцюй. Если же сказать прямо (409) сы ‘умирать’, высказывание при­обретает пренебрежительный оттенок, соответствующая стилистическая окраска совершенно меняется. В диалекте Фучжоу значение ‘умирать’ передается, кроме того, словами (105) гоцюй ‘пройти’, (106) куньцюй ‘уснуть’, (107) суань ми игу ‘считать рисовые зерна’.

Такие выражения, как (108) хэ жу ‘каков’, (109) вэй цэн ‘никогда не’, (110) цзянь сяо ‘осрамиться’, (111) цзи до ‘сколько’, в путунхуа кажутся устаревшими, книжными, а в диалектах Минь (Фучжоу, Путянь, Сямэнь, Цзяньоу) они относятся к местной просторечной лексике. Через подобные различия стилистической окраски проявляются различия в области стилистических значений.

слов являются формы редупликации, формы аффиксации, наличие одно­сложных и многосложных вариантов, наличие слов с разным порядком следования элементов.

В некоторых диалектах встречается довольно много слов, образо­ванных путем редупликации. Например, в диалектах Даньяна и Фучжоу следующие слова имеют форму редупликации: (112) бяньбянь ‘граница, край’, (113) чжачжа ‘выжимки, гуща’, (114) пипи ‘кожа, мех’, (115) гуаньгуань ‘дудка (род флейты)’, (116) цзяцзя ‘стойка, подставка’, (117) чжучжу ‘столб’, (118) кэкэ ‘скорлупа, оболочка’, (119) цзыцзы ‘семечко’. В путунхуа редупликация часто используется в терминах род­ства, в то время как в южных диалектах более распространен способ аффиксации (префиксация, суффиксация). Например, в провинции Фуц­зянь термины родства (120) гэгэ ‘старший брат’, (121) диди ‘младший брат’, (122) цзецзе ‘старшая сестра’, (123) мэймэй ‘младшая сестра’ в диалекте Фучжоу имеют в своем составе префикс (124) и-, в диалекте Путянь—префикс (125) а-, в диалекте Цзяньоу — суффикс (126) -цзы, а в диалекте Шаоу используются соответственно слова (127) лаобо, (128) дир, (129) дилао, (130) цзылао, (131) мэр, (132) мэйлао.

Аффиксация как способ словообразования существует во всех диа­лектах, однако различия между диалектами подчас зависят от того, какие именно суффиксы и префиксы распространены более всего. В диалектах У широко употребляется суффикс (133) -тоу, например в диа­лекте Сучжоу: (134) битоу ‘нос’, (135) чжуюу ‘бамбук’, (136) бэйтоу ‘одеяло’, (137) цзюаньтоу ‘носовой платок’, (138) куайтоу ‘штука’, (139) чжитоу ‘бумага’. В диалектах Сян весьма распространен суффикс (126) -цзы, например в диалекте Чанша: (140) синцзы ‘точка, искра, звездочка’, (141) багэцзы ‘дрозд-пересмешник’, (142) лаошуцзы ‘мышь’, (143) гоуцзы ‘блоха’, (144) цзэйгуцзы ‘вор’, (145) гоупоцзы ‘сука, самка собаки’. В ряде диалектов аффиксация отсутствует: для передачи соответствующих значений используются односложные и многосложные формы слова. Например, в диалекте Гуанчжоу (146) я ‘утка’, (147) хэ ‘коробка’, (148) ти ‘лестница’, (149) шу ‘гребенка’, (150) би ‘нос’,

(151) дин ‘гвоздь’, (152) сян ‘ящик’; в диалекте Сямэня: (153) тоумао ‘шляпа’, (11) шоувань ‘рукав’, (154) фанцзянь ‘комната’.

Обычно говорят, что в южных диалектах больше однослогов. Напри­мер, в Сямэне: (155) чжэ ‘сахарный тростник’, (156) фэн ‘пчела’, (41) фэй ‘удобрение’, (157) ляо ‘материалы’, (158) суй ‘костный мозг’,

(159) чжи ‘знать’, (160) сяо ‘высмеивать’, (161) чан ‘весело, приятно’; в Гуанчжоу (162) у ‘дом’, (163) мэй ‘бровь’, (164) и ‘крыло’, (165) цзин ‘шея’, (166) цзянь ‘мыло’, (167) чжэнь ‘беседовать’. Однако и в путунхуа есть односложные слова, соотносимые с многосложными в диалектах. Например, в диалекте Фучжоу: (168) мяньчуан ‘кровать’ (ср. в путунхуа (24) чуан), (169) лэйгун ‘гром’ (ср. (170) лэй), (171) лаошэ ‘змея’ (ср. (172) шэ), (173) цюаньцзань ‘собака’ (ср. (174) гоу), (175) цинсин ‘просыпаться’ (ср. (176) син); в диалекте Чандин: (177) лэнбин ‘лед’ (ср. (178) бин), (179) шуйцзин ‘колодец’ (ср. (180) цзин), (181) фэнпэн ‘парус’ (ср. (182) фань), (183) хэян ‘рассада’ (ср. (184) ян), (185) ляньоу ‘кореньлотоса’ (ср. (186) оу).

Иногда при сочинительной или определительной связи между компо­нентами многосложного слова его части могут меняться местами; эта незакрепленность позиции прослеживается с древних времен, например: (187) тайфэн - фэнтай ‘тайфун’, (188) цзянькан - канцзянь ‘здоровье’, (189) жэнао — наожэ ‘оживленный’, (190) суаньчоу - чоусуань ‘воню­чий’, (191) цюаньшуй — шуйцюань ‘источник, родник’, (192) танцинь- циньтан ‘двоюродные родственники’, (193) хуйчэнь - чэньхуй ‘пыль’, (194) дуйлянь - ляньдуй ‘парные надписи’, (195) тосе-сето ‘тапочки без задника’, (196) сяньмянь - мяньсянь ‘лапша, вермишель’. В некото­рых случаях это является результатом влияния родственных языков, например: (197) цзигун, (198) цзицзяо ‘петух’ (ср. в путунхуа (199) гунцзи), (200) цзиму, (201) цзима, (202) цзипо ‘курица’ (ср. в путун­хуа (203) муцзи), (204) чжугун, (205) чжугу, (206) чжуцзя, (207) чжугэ ‘боров’ (ср. в путунхуа (208) гунчжу), (209) чжуму, (210) чжума, (211) чжупо ‘свинья’ (ср. в путунхуа (212) мучжу).

Кроме того, во многих диалектах существуют многосложные слова и устойчивые сочетания, образованные по различным моделям полу- повтора: редупликация типа шуаншэн и типа деюнь, редупликация с включением дополнительных слогов типа яньинь и типа цяньинь, редуп­ликация многосложных слов. Все это также создает диалектное своеоб­разие лексики. В диалектах Юэ много слов, образованных по моделям полуповтора типа шуаншэн и типа деюнь, например в диалекте Гуанч­жоу — loen tsoen ‘хлопотливый’, ‘беспокойный’, pai gai ‘томиться’, ‘тос­ковать’, в диалекте Янцзяна — eg ag ‘разновидность лягушки”, jeu jeg ‘опозориться’, lam Jam ‘небрежный’, ‘невнимательный’, lau kau ‘запутать’, bg k’ag ,спешить’. В Сямэне отмечены слова, образованные но моделям «слоги в тонах инь и ян с повторяющейся финалью», а также по моделям повтора с вариацией начального и конечного согласного, например uan uat ‘говорить обиняками’, lig lik ‘вынуждать’, tsiap liap ‘ловкий, бойкий’ bo so ‘тупой’, log k’og ‘широкий, но не годный’, а также полуповтор с вариацией финали, si sua ‘продолжать’. В Фучжоу односложный глагол может образовывать целый комплекс по модели редупликации с допол­нительным слогом, например (213) ка‘резать, стричь’; при этом образу­ются сочетания kika, kikaka, kikikaka, kiluka, kikaluka. В диалектах Янцзя­на и Сямэня односложные прилагательные имеют форму трипликации, например (214) хунхунхун, (215) хаохаохао, (216) маньманьмань, а в Сямэне прилагательные могут повторяться даже пять раз для образова­ния превосходной степени. Помимо этого, повсеместно используются прилагательные, образованные по типу инфиксации и редупликации, как (217) хулихуту ‘глупый’, (218) хуйбулюцю ‘унылый’, (219) сюэцзили- бай ‘белоснежный’.

4. Различия по статистической значимости

Под так называемыми различиями по статистической значимости имеются в виду различия в способности слова образовывать производ­ные слова или вступать в сочетания с другими словами (частотность употребления). В диалекте А некоторое слово относится к основному словарному фонду, часто употребляется, способно образовывать новые слова и вступать в сочетания с другими словами. В диалекте Б это слово периферийно, не способно образовывать производные и редко вступает в сочетания с другими словами, подобно тому как среди химических эле­ментов встречаются активные и неактивные. Хотя данное слово отмечено в обоих диалектах, его значимость в каждом из них различна. Например, в западных диалектах Минь и в диалекте Чандин группы хакка есть сло­во (220) шань ‘гора’, однако более распространенным является слово (221) лин с тем же значением. От слова (221) лин образовано много производных, например (222) линпо ‘горный склон’, (223) линдиншан ‘на вершине горы’, (224) линцзяося ‘под горой’, (225) линлу ‘горная до­рога’, (226) линбянь ‘у горы’, (227) линган ‘холм’, (228) линво ‘горное ущелье’, (229) силин ‘маленькая гора’. В путунхуа используются как слово (220) шань, так и слово (221) л ин, однако второе малоупотреби­тельно; в словаре «Сяньдай ханьюй цыдянь» (Словарь современного китайского языка, 1978) с морфемой (221) лин приводится только одно, а с морфемой (220) шань — 86 производных слов.

В диалектах Минь часто используется слово (230) си и реже слово (231) хэ ‘река’. В качестве примера приведем диалект Цюаньчжоу, где с морфемой (230) си образуются следующие производные: (232) сишуй ‘речная вода’, (233) ситоу ‘верхнее течение’, ‘верховье’, (234) сивэй ‘низовье’, (235) сикоу ‘устье’, (236) сиди ‘русло’, (237) сиань ‘берег’, (238) сиша ‘речной песок’, (239) сиши ‘речной камень’,. (240) сибянь ‘у реки’ и др. Что касается путунхуа, то в словаре «Сяньдай ханьюй цы­дянь» упоминаются два производных с морфемой (230) си и 38 произ­водных слов с морфемой (231) хэ.

В диалектах Минь слово (66) пай употребляется чаще, чем слово (65) да. Слово (66) пай обладает значительной деривационной способ­ностью, например в диалекте Фучжоу: (241) паймао ‘терять, лишаться’, (242) пайши ‘сыпать, насыпать’, (243) пайда ‘акробатика’, (244) пай- суань ‘намереваться’, (245) пайми ‘покупать рис’, (246) пайгуньтоу ‘сделать кувырок’, (247) пайчжан ‘воевать’, (248) пайчжэнь ‘сделать укол’, (249) пай чжаоху ‘приветствовать’ и др. В то же время в словаре «Сяньдай ханьюй цыдянь» содержатся 14 производных слов с морфе­мой (66) пай, а с морфемой' (65) да — 179.

Как говорилось выше, весьма распространено явление использова­ния в разговорной диалектной речи слов древнекитайского языка, одна­ко в путунхуа эти слова или не могут использоваться самостоятельно, или мало употребляются. Кроме того, в разных диалектах соответству­ющие слова имеют больший или меньший семантический объем; слова с большим семантическим объемом характеризуются большей частотой употребления. В этом также проявляются различия по статистической значимости между лексическими единицами в диалектах.

5. Различия в фонетических чередованиях

Под различиями в фонетических чередованиях, о которых пойдет здесь речь, подразумеваются не закономерности исторических изменений в фонетике диалектов, а фонетические приемы, используемые для раз­граничения значений. Во многих диалектах в последовательности язы­ковых единиц имеет место единство не только их значений. В результате фонетических чередований в потоке речи эта последовательность оформ­ляется как фонетически законченный отрезок речи. В некоторых диалек­тах одна и та же морфема (обозначаемая иероглифом) участвует в обра­зовании нескольких слов с разным значением. Из-за различий во времени появления слов и в силу необходимости различать лексические значения один и тот же иероглиф приобретал несколько чтений, не допускавших произвольную замену одного на другое. Фонетические чередования в потоке речи и чтения одного иероглифа — вот два основных вида фонети­ческих чередований в диалектной лексике.

Фонетические чередования в потоке речи — это изменения инициали, финали, тона, а также эризация и нейтральный тон слога. Разные диалек­ты в этом отношении проявляют себя неодинаково. Возьмем, к примеру, три субдиалектных района диалектной группы Минь. В восточных диа­лектах Минь (представитель — диалект Фучжоу) в двусложных словах первый слог обычно изменяет тон, в 50% слов первый слог произносится с изменением финали, во втором слоге более чем в половине слов проис­ходит изменение инициали. В южных диалектах Минь (представитель — диалект Сямэня) в первом слоге двусложного слова обычно происходит изменение тона, но финаль не изменяется, в небольшом количестве слов второй слог произносится нейтральным тоном и очень редко наблюдает­ся изменение инициали. В северных диалектах Минь (представитель — диалект Цзяньоу) как в первом, так и во втором слоге изменения ини­циали, финали, тона отсутствуют. В диалекте Фучжоу правила чередова-

ний весьма сложны. Иногда наличие чередования зависит от признания данной единицы словосочетанием или словом. Например, (250), произ­носимое pui^pui^ представляет собой редупликацию одного слова (‘каждый стакан’), а произносимое pui^’pui^ будет одним словом (‘стакан’). Иногда чередование зависит от характера связи между компо­нентами слова. Например, морфема (251) сюй в слове с сочинительной связью между компонентами (252) цяньсюй ‘скромный’ изменяет ини- циаль k’ieg^rjy^, а в слове, образованном по модели «подлежащее — сказуемое» (253) синьсюй ‘жаждущий, ищущий’ не изменяет инициали и произносится sig^xy^. Иногда в словах, образованных по одной моде­ли, чередования то присутствуют, то отсутствуют в зависимости от час­тоты их употребления. Для жителей других мест изучение диалекта Фучжоу и освоение закономерностей фонетических чередований возмож­но лишь путем специального заучивания вариантов каждого слова в от­дельности.

В диалектах У чередования тона внутри словосочетания и внутри слова подчиняются разным закономерностям. Так, в Сучжоу в словах (254) жэцай ‘горячая пища’, (255) цзогун ‘дело, работа’, (256) юшуй ‘жир’ чередование тона происходит во втором слоге, а в сочетаниях (257) жэ цай ‘согреть пищу’, (258) цзо гун ‘работать’, (259) ю шуй ‘плавать’ обычно меняют тоны и первый и второй слог. В словах (260) чили ‘тяжелый, трудный’, (261) душу ‘учиться’, (262) цюми ‘болельщик’, (263) дасуань ‘намереваться’, (264) цзюяо ‘спасительное средство’ происходят регулярные чередования тона, а в таких сочетаниях, как (267) цю сюэ ‘заниматься наукой’, (268) да тс ‘ковать’, (269) цзю мин ‘спасти жизнь’, чередований тона не происходит5. В диалекте Шаосина изменение тона происходит независимо от признания двуслога словом или словосочетанием, однако правила чередований в этих случаях раз­личны6 .

В диалекте Пекина эризация и нейтральный тон иногда выступают как словоразличительные признаки.

Явление, при котором иероглиф имеет несколько чтений, в одних диалектах более, в других менее распространено, это также одно из раз­личий в области диалектной лексики. Морфема (270) цзай в словах (271) няньцзай ‘год’ и (272) ляньцзай ‘печататься (с продолжением)’, морфема (273) цзяо в словах (274) цзяо шу ‘преподавать’ и (275) цзяоюй ‘просвещение’, морфема (276) кань в словах (277) каньшоу ‘стеречь, сторожить’ и (278) кань цзянь ‘видеть, заметить’, морфема (279) дань в словах (280) дань жэнь ‘нести (что) ’, ‘работать (кем) ’ и

5 Сучжоу фанъянь ляньду бяньдяо таолунь (Дискуссия о чередовании тонов в потоке речи в диалекте Сучжоу). «Фанъянь», 1979, № 4, с. 304—308.

6 Ван Футан. Шаосин хуа цзи инь (Фонетика диалекта Шаосин). «Юйяньсюэ луньцун». Вып. 3. Шанхай: Шанхай цзяоюй чубаныиэ, 1959, с. 73—126.

(281) тяодань ‘коромысло’ в путунхуа произносятся разным тоном, а в некоторых диалектах они являются полными омонимами. И наоборот, морфема (282) дуань в словах (283) дуаньлэ разорвать и (284) цзюэ- дуань ‘быстро принять решение’, морфема (285) шан в словах (286) шан шань ‘подниматься на гору’ и (287) шанмянь ‘верх’, морфема (288) ся в словах (289) сямянь ‘низ’ и (290) ся фан ‘спустить вниз’ в некото­рых диалектах произносятся с разным тоном, а в путунхуа они представ­ляют собой полные омонимы. Жителям диалектных районов при исполь­зовании путунхуа нелегко правильно читать эти иероглифы.

Наличие нескольких чтений у одного иероглифа — весьма распро­страненное явление в диалектах Минь. Существует большое количество иероглифов, читаемых по-разному, при этом у одного иероглифа может быть несколько чтений. Например, в диалекте Цюаньчжоу морфема (288) ся ‘низ’, ‘опускаться’ имеет семь чтений (без учета чередований тона) — 1) ha ІІВ: например, (291) сяло[63] ‘падать’, (292) сядэн ‘низший’;

2) [64] he ІІІВ: (293) ся душоу ‘совершить злодеяние’; 3) ке Пв: (294) сюанься ‘высота’; 4) е Пв: (289) сямянь ‘низ’, (295) сячжоу ‘вторая половина дня’; 5) **heIIlB; 6) кеШв: (296) сяпс ‘положено’; 7) еІ1ІВ: (297) лян ся ‘два раза’, (298) цзи ся ‘на этот раз’. Если не учитывать различия в чтениях, значения в пунктах 1, 2,4, 7 не являются специфиче­ски диалектными. Вследствие того что фонетические разночтения сильно отличаются друг от друга, как, например, третье и шестое, без доказа­тельств уже очень трудно установить изначальный слог, поэтому иногда для записи этих слогов дополнительно создаются диалектные иерог­лифы.

II

На основании приведенного выше анализа нам предстоит определить, каков в конечном счете удельный вес лексических расхождений в реаль­ной диалектной устной речи. Мы подготовили небольшое статистическое исследование на основании записей рассказа «Северный ветер и солнце» на разных диалектах.

Этот рассказ на родном диалекте автора — диалекте Цюаньчжоу — содержит около 100 диалектных слов, представляющих различные типы диалектных расхождений, что составляет от общего количества слов (120) более 80%.

В тексте рассказа «Северный ветер и солнце», опубликованном в «Очерке диалектов китайского языка»[65] на диалекте Гуанчжоу содержит­ся 91 специфически диалектное слово, что составляет 65% от общего количества слов рассказа, равного 140.

В аналогичном тексте, напечатанном в «Исследованиях по современ­ным диалектам У»[66], число специфически диалектных слов равняется 64, что составляет 55% от общего числа в 115 слов.

На основании этого выборочного обследования видно, что лекси­ческие расхождения между диалектами Минь, Юэ и У, с одной стороны, и путунхуа — с другой, охватывают более половины лексики. Это соотно­шение зависит не только от типа диалекта, но также от выбранного мате­риала и от того, насколько специфичным является переводимый диа­лект; следует отметить, что для южных диалектов процент расхождений колеблется в пределах 50—80%.

Материалы выборочной проверки показывают: чем своеобразней устная речь, тем больше отличий в области бытовой, часто употребля­ющейся лексики и словарного состава диалекта. Так происходит оттого, что в ходе долгого исторического процесса диалект вырастал из устного языка, а наиболее употребительные древние диалектные слова устного языка, из поколения в поколение передававшиеся изустно, труднее всего поддаются внешнему влиянию. В современном обществе в результате политического объединения страны, подъема культуры, развития транс­порта, бурного развития экономики общий язык всего народа — путун­хуа — быстро распространяется, а также оказывает сильное влияние на диалекты как в письменной, так и в устной их форме. Непрерывно воз­никающие новые слова и термины в первую очередь осваиваются в пу­тунхуа, после чего распространяются в диалектах. Если текст письменно­го путунхуа прочесть с диалектным произношением, не изменяя слов и грамматики, он будет понят в диалектном районе. Если высказывания типа (406) цзяньчи сы сян цзибэнь юаньцзэ ‘следовать основным четы­рем принципам’, (407) тяочжэн, чжэндунь, гайгэ, тигао ‘урегулирование, упорядочение, реформа, рост’, (408) цзяцзинь цзяныиэ сыхуа, личжи чжэньсин Чжунхуа ‘упорно осуществлять четыре модернизации, доби­ваться возрождения Китая’ прочесть с диалектным произношением, кто из носителей диалектов не поймет их? Вопрос в том, считать ли диалект­ными фразы письменного путунхуа, прочитанные с диалектным произно­шением. По нашему мнению, за образец следует принимать чисто диа­лектную устную речь (из которой, конечно, нельзя исключать наиболее употребительные, наиболее важные, всем известные новые слова и тер­мины, недавно пришедшие из путунхуа). Если текст, прочитанный с диалектным произношением, считать диалектным, то не будут ли тогда отождествлены понятия диалекта и диалектного произношения? Тогда диалект и общий язык окажутся не разграниченными, точно так же как если прочесть любой текст на древнекитайском языке по правилам со­временного нормативного произношения и при этом утверждать, что прочитанное есть современный китайский язык. Не будет ли в этом слу­чае уничтожена граница между древним и современным китайским язы­ком? В разговорном языке специфика диалектной лексики окажется, напротив, весьма заметной. В этих условиях исследование лексики диа­лектов и работа по ее нормализации столь же важны, как и исследования фонетики диалектов.

Есть еще эмпирический аргумент, подтверждающий нашу точку зре­ния. Если статью, написанную по правилам нормативной грамматики путунхуа с использованием лексики путунхуа, прочитать на любом диалекте, многие поймут ее общий смысл. И наоборот, если чисто диа­лектный рассказ прочесть с произношением путунхуа, то его не поймет никто.

Возможно, следующая формулировка фонетических и лексических различий между диалектами китайского языка больше соответствует действительности. Различия между диалектами китайского языка в пер­вую очередь проявляются в области фонетики. Фонетические соответ­ствия между диалектами и путунхуа, как правило, образуют четкую систему. Под влиянием путунхуа в фонетике диалектов происходят из­менения, однако изменения в рамках системы проходят медленно. В области лексики, особенно той ее части, которая употребляется в повсе­дневной устной речи, различия между диалектами также очень заметны, однако новые слова и термины путунхуа в настоящее время быстро и в больших количествах воспринимаются диалектами, в то время как древ­ние диалектные слова постепенно уходят из устной речи людей.

III

Существуют пять типов различий диалектной лексики. Уяснение сущности этих различий принесет большую пользу при исследовании диалектов и при нормализации языка. Поясним это с помощью при­меров.

1. Противопоставление

Если в разных диалектах или же в диалекте и путунхуа внешний облик слов совпадает, а значения различаются, то такое явление характе­ризуют как «то же слово в другом значении». Это лексическое различие носит характер противопоставления. Выше уже говорилось, что (4) цзоу в северных диалектах означает ‘идти’, а на юге — ‘убегать’, это пример данного типа различий. Или в диалекте Наньчана (323) кэци значит ‘кра­сивый’ (путунхуа — ‘вежливый’), (324) дифан значит ‘порог’ (путун­хуа —‘место’), (325) цинтан обозначает ‘пельмени в супе’ (путунхуа — ‘бульон’). В Фучжоу (326) дуйшоу имеет значение ‘помогать’ (путун­хуа — ‘соперник’), (327) дуйтоу ‘взаимный’ (путунхуа — ‘правильный’); чтобы извиниться за проявленное беспокойство, в Фучжоу говорят

(328) цидун (путунхуа — ‘трогаться в путь’) или (329) цзягун (путун­хуа — ‘обработка’), все это примеры данного типа различий. Или, напри­мер, словом (330) лаочун в Чанша называют тигра, а в Шанхае — крысу; слово (331) гунян в Чанша значит ‘тетка, сестра отца’, а в Фучжоу — ‘на­ложница’. Слово (332) цзяогуань в Шанхае обозначает ‘очень много’, в Гуанчжоу — ‘сильный’, а в Сямэне — ‘торговля’.

Различие по типу противопоставления часто вызывает неопределен­ность во время общения, трудности для понимания и даже ошибки, поэтому такого рода различие занимает главное место в исследовании диалектной лексики и является первоочередным объектом в работе по нормализации языка.

2. Соответствие

Речь идет о разных по внешней форме, но совершенно совпадающих по значению диалектных словах; часто это явление характеризуют как «слова разные, но смысл тот же». К этому типу различий относятся слова с прозрачным значением, имеющим мало дополнительных оттенков. Выше уже приводились примеры (333) чи — (3) ши ‘есть (пищу) ’, (334) та — (6) цюй — (335) и ‘он’, которые как раз относятся к этому типу. Так, например, в диалектах Минь слову (336) па ‘бояться’ соответ­ствует (337) цзин, слову (338) то ‘снять’ — (339) туй, а слову (340) гао ‘высокий’ соответствует (341) сюань. В диалектах У вместо (342) чжань ‘стоять’ чаще говорят (343) ли, а в диалектах Минь, Юэ, хакка распространено слово (344) и.

Различия по типу соответствия весьма распространены. Такие слова легко поддаются сопоставлению, обладают диалектным своеобразием, дают путеводную нить к пониманию исторических изменений в лексике; различиям по типу соответствия следует уделять главное внимание при исследовании диалектной лексики. При обучении языку следует огова­ривать условия употребления и различения этих слов. Что касается при­веденной выше часто употребляемой лексики, то даже при элементарном знании путунхуа использование диалектного слова становится невозмож­ным, так как нелегко пользоваться словами, записываемыми местными иероглифами или же вообще не имеющими соответствующей иероглифи­ческой записи. И наоборот, слова менее употребительные в случае незна­ния слова национального языка часто используют в речи на путунхуа. Иногда такое использование происходит без всякого изменения слова. Так, многие южане об остром ноже говорят (345) ли, о густой каше го­ворят (346) нун. Большинство учащихся в Фучжоу называют змею не (347) шэ, а (348) лаоилэ, портфель — не (349) илубао, а (350) баобао. Иногда использование диалектной лексики сопровождается изменения­ми в средствах выражения: например, в диалектном районе Минь выра­жение национального языка (351) као бянь цзоу ‘идти по кромке (до­роги)’ (в диалекте принято выражение (352) син бянь тоу) изменилось на (353) цзоу бянь или (354) цзоу панбянь; выражение национального языка (355) илихо ‘пожар, загореться’ (в диалекте принято говорить (356) хо илао цо) трансформировалось в (357) хо илао фанцзы или в

(358) хо илао цзя. Если при изучении диалектов собрать такого рода контаминированные выражения (т.е. местный гоюй, не являющийся ни диалектом, ни путунхуа), они окажутся очень полезными при обучении языку.

3. Неполное соответствие

Семантические различия, о которых говорилось выше, представляют собой неполное соответствие лексических значений (есть сходство и есть различие); словообразовательные различия — это, как правило, непол­ное соответствие компонентов слова; различия по статистической значи­мости — это совпадение графической формы и значения, но различие по способности к образованию новых слов и по частоте употребления. При различиях в фонетических чередованиях совпадают графическая форма и значение и не совпадает фонетическая структура — это также одна из раз­новидностей неполного соответствия. Различие по типу неполного соот­ветствия представляет собой некоторое отличие при общем сходстве и некоторое сходство при общем различии — это наиболее часто встреча­ющийся тип диалектных расхождений. Именно вследствие неполного соответствия различающиеся элементы не так заметйы, многие не обра­щают на них внимания и включают такие выражения в речь на путунхуа. Эти выражения не относятся к нормализованной речи, но в то же время они не являются совершенно непонятными; носители диалектов, изучая путунхуа, наиболее часто совершают и труднее всего преодолевают ошибки такого рода. Предлагаем вашему вниманию диалог на ненор­мализованном путунхуа, широко распространенном в диалектном районе Минь.

(359) чи янь бучи?

(360) во мэй ю чи лэ

(361) во хай мэй ю гай

(362) ни фэйцилай лэ

(363) фэй бу идин канцзянь

(364) лайцюй цзоцзо ба\

(365) тянь ань лэ, яо цзоу лэ

(399) Чоу янь маР ‘Ты куришь?’

(400) Во бу чоу лэ ‘Не курю’.

(401) Во хай мэй ю цзи ‘Я еще не бросил’.

(402) ни пан лэ ‘Ты поправился’.

(403) Пан бу идин цзянькан ‘Полнота — не обязательно здо­ровье’.

(404) Цюй ваньвань ба\ ‘Пошли погуляем!’

(405) Тянь хэй лэ, дэй цзоу лэ ‘Стемне­ло, надо идти’.

различие по семан­тическому объему слова

различие по количе­ству значений

различие по количе­ству значений

различие по семан­тическому объему слова

разный порядок сле­дования компонентов в слове

словообразователь­ные различия; раз­личия по количеству значений

несовпадение значе­ний

Следует разъяснять сходное и различное при неполном соответствии. Надо не только изучать диалекты, но также сопоставлять и обобщать полученные результаты и еще глубже изучать диалектную лексику.

В ходе обучения необходимо помочь как можно большему числу людей достичь уровня требований, предъявляемых нормализацией, непременно нужны серьезное внимание, длительные усилия, только в этом случае можно добиться реальных результатов обучения националь­ному языку путунхуа.

4. Параллельное использование

Речь идет о двух выражениях, параллельно используемых в одном диалекте. Взаимодействие соседних диалектов приводит к параллель-

ному использованию синонимических пар. Например, в диалекте Лунъ- янь, относящемуся к южным диалектам Минь, в результате взаимодей­ствия с западными диалектами Минь и хакка наблюдается широкое ис­пользование как слов диалектов Минь, так и слов хакка: (366) юэ нян — (367) юэ гуан ‘луна’; (368) син — (369) тянь син ‘звезда’; (370) цзянь сяо — (371) дс гу ‘осрамиться’; (372) гоу гун — (373) гоу гу ‘кобель’. Влияние путунхуа на диалект также всегда приводит к параллельному использованию слов путунхуа и диалекта. Например*, в диалектах У

(374) чжо цзы — (375) тай цзы ‘стол’, (376) литоу — (377) лисян ‘в, внутри’, (378) бэньлай — (379) бэныиэн ‘первоначальный’, (380) сюй- шэн — (381) чжуншэн ‘животное, скот’, (382) лаошу — (383) лаочун ‘мышь, крыса’; в диалекте Гуанчжоу — (122) цзсцзс — (384) цзяцзс ‘сестра’, (385) чжу ю — (386) чжу гао ‘лярд’, (387) дифан — (388) бянь (дао) ‘место’, (389) цзсши — (390) цзинь ‘прочный, крепкий’, (391) ваньшан — (392) с вань хэй ‘вечер’.

Параллельное употребление диалектного слова и путунхуа — это путь, ведущий к потере диалектом специфичности и к сближению с пу­тунхуа. Обследование и изучение таких явлений имеют большое значение для выявления закономерностей развития диалектов.

5. Диалектная лексика, отсутствующая в путунхуа

Некоторые диалектные инновации не имеют аналогов в путунхуа. Подобные диалектные слова представляют собой лексические единицы, отражающие местные специфические явления, обычаи, привычки. Напри­мер, в приморских районах провинции Фуцзянь есть множество диалект­ных слов, связанных с морским промыслом. Повсеместно встречаются названия блюд, связанных с природными условиями и особенностями вкуса местных жителей. Такие диалектные слова представляют ценный материал для изучения географических условий, истории общества и местных обычаев диалектного района. Некоторые из них могут войти в состав лексики путунхуа.

Среди излюбленных у жителей диалектных районов идиом-чэнъюев, пословиц, поговорок, недоговорок немало таких, которые отсутствуют в путунхуа. Многие из этих выражений уже прошли литературную обра­ботку в пьесах, написанных на диалектах, другие были использованы писателями в других литературных произведениях, есть немало мудрых, лаконичных, выразительных изречений.

Необходимо изучать идиоматические выражения диалектов, упоря-

дочить их, отделив зерна от плевел, нормализовать их с тем, чтобы эти выражения могли войти в общенациональный язык.

Список иероглифов

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: М. В. СОФРОНОВ. НОВОЕ В ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИНГВИСТИКЕ. Вып. XXII. ЯЗЫКОЗНАНИЕ В КИТАЕ. МОСКВА "ПРОГРЕСС" - 1989. 1989

Еще по теме Ли Жулун О ЛЕКСИЧЕСКИХ РАЗЛИЧИЯХ МЕЖДУ ДИАЛЕКТАМИ КИТАЙСКОГО ЯЗЫКА:

  1. Ли Жулун О ЛЕКСИЧЕСКИХ РАЗЛИЧИЯХ МЕЖДУ ДИАЛЕКТАМИ КИТАЙСКОГО ЯЗЫКА