<<
>>

МОДЕРНИЗАЦИЯ КИТАЙСКОГО ЯЗЫКА И ПИСЬМЕННОСТИ*

< ..>

С тех пор как в 1840 г. опиумная война открыла двери в само- изолировавшуюся Цинскую империю, год от года множатся контакты культур Китая и Запада, обмен между ними. Вначале в Китае знали толь­ко о смертоносности западного оружия, затем узнали, что для обновле­ния оружия необходимо обновление производства, наконец, узнали и то, что коренная проблема заключается в обновлении системы образо­вания *).

«Движение 4 Мая» 1919 г. стало кульминацией просветитель­ского движения в Китае. Так же как и в просветительских движениях на Западе, обновлению системы образования в Китае предшествовало обновление языка и письменности. На Западе национальные языки при­шли на смену латинскому языку. В Китае байхуа пришел на смену вэньяню.

Проблемы языка и письменности в Китае гораздо сложнее, чем на Западе. Кроме проблемы сближения письменных стилей с разговор­ной речью, существует проблема формирования стандартного произ­ношения общего языка и его распространения, проблема сложности и многочисленности иероглифов, с помощью которых невозможно точно передать звучание слов, и т.д. Так называемая «реформа пись­менности», или «реформа китайских иероглифов», фактически вклю­чает в себя два аспекта: «письменность» и «язык». Упрощение иерогли­фов, распространение путунхуа, разработка и внедрение проекта фоне­тического алфавита для китайского языка являются тремя задачами

Чжоу Югуан. Чжунго юйвэнь ды сяньдайхуа. - «Цзяоіой яньцзю», 1984, № 1, с. 33-40, Перевод дается с сокращениями.

* Данная статья представляет собой исправленный текст доклада, сделанного автором на международной научной конференции «Модернизация китайского языка», состоявшейся в Гонолулу (США) в сентябре 1983 г. Полное название конференции - «Конференция по модернизации китайского языка и письменности и языковому планированию в китаеязычных общинах».

реформы письменности[111]. Упрощение иероглифов и внедрение алфа­вита - это письменный аспект, распространение путунхуа — языковой аспект. С последних лет династии Цин и по настоящее время эти три задачи выполнены пока только частично. Обновление китайского язы­ка и письменности все еще продолжается.

Нуждаются ли в обновлении китайский язык и письменность — этот вопрос со времени движения за байхуа периода «4 Мая» являет­ся спорным. После того как движение за байхуа переросло в движение за упрощение иероглифов и переход на алфавитное письмо, споры ста­новятся все более ожесточенными и уже распространились на китае- язычные общины во всем мире. Споры — положительное явление. Чем больше споров об истине, тем она яснее. Критика — это движущая сила улучшения работы. Реформа китайской письменности движется вперед под аккомпанемент споров.

«Модернизация языка и письменности», о которой я здесь говорю, является всего лишь моим личным пониманием принципов реформы письменности и машинной обработки китайских текстов, а также со­временного положения дел в этой области.

I. ОБЩИЙ ЯЗЫК И ПРОИЗНОСИТЕЛЬНЫЙ СТАНДАРТ

Обще китайский язык вначале назывался «гуаньхуа», затем был переименован в «гоюй», а в 1955 г. — в «путунхуа». На Тайване он по-прежнему носит название «гоюй». Термин «путунхуа» существо­вал уже в конце династии Цин[112] и первоначально обозначал общий язык, который могут понимать все; жесткий стандарт отсутствовал.

В 1955 г. путунхуа было дано определение: «Общий язык китайской нации, осно­вой которого являются северные диалекты, стандартным произноше­нием — пекинское произношение, грамматической нормой — образ­цовые произведения на байхуа». Смысл перемены названия на путун­хуа заключается в том, что этим выражается равноправие всех нацио- нольностей Китая, отрицается навязывание путунхуа национальным меньшинствам. Принятая в 1982 г. новая Конституция КНР устанавли-

вает, что «государство распространяет путунхуа, употребляемый по всей стране». Если понимать под «употреблением путунхуа по всей стране» и его употребление в районах проживания национальных меньшинств, то смысл термина «путунхуа» будет близок к тому, что понимается под термином «гоюй». Конечно, выражение «употребляемый по всей стране» вовсе не означает насильственного насаждения путунхуа в районах проживания национальных меньшинств: ведь в настоящее время он мало употребляется и н районах распространения диалектов китайского языка. Общекитайский язык в Республике Сингапур и в других ареалах распространения китайского языка за пределами КНР называется «хуаюй». Я считаю, что «хуаюй» — удачное название, которое может использо­ваться в любой стране, любом регионе, в различной обстановке. Тот факт, что вплоть до настоящего времени отсутствует единое название общекитайского языка, показывает, что, хотя китайский — язык древ­ний, общекитайский язык все еще очень молод.

Установление произносительного стандарта — это показатель до­стижения общим языком «совершеннолетия». То, что «стандартным произношением путунхуа является пекинское произношение», есть результат исторического развития, в ходе которого на протяжении тысячи с лишним лет при династиях Ляо, Цзинь, Юань, Мин, Цин столи­цей Китая был Пекин. В 1913 г. на Конференции по унификации чтений иероглифов методом голосования, при котором каждая провинция имела один голос, большинством голосов в качестве стандарта было утверждено не пекинское, а искусственно созданное произношение. В 1924 г. от этого искусственного произношения отказались в пользу «стандарта, основьюающегося на пекинском произношении»[113]. Можно сказать, что 1924 г. является «годом совершеннолетия» общего языка. С 1913 по 1924 г., в течение 10 лет, сформировалось понимание «стан­дартного произношения, основанного на пекинском произношении». Определение путунхуа 1955 г. — это не более чем следование историче­ской реальности.

В пекинском диалекте существует немало слов, имеющих два и более чтений. Для этих «разночтений» нужно установить произноситель­ный стандарт. Учрежденная в 1956 г. Орфоэпическая комиссия путунхуа в 1957, 1959 и 1962 гг. опубликовала три части «Проекта списка слов с рекомендованным чтением», в который было включено 170 названий, главным образом названий городов и уездов. В 1963 г. вышеназванные материалы были изданы в виде брошюры с «Проектом сводного списка слов путунхуа с рекомендованным чтением, состоящим из трех частей» (издательство Комитета реформы письменности). В дальнейшем работа в этой области в течение длительного времени находилась в состоянии застоя. Орфоэпическая комиссия путунхуа была воссоздана и возобно­вила свою деятельность только в 1982 г.

В 1956 г. были определены принципы выбора орфоэпической нормы для разночтений. Их главное содержание сводится к следующему:

1. Чтение предлагается для слова, а не для иероглифа. Например, слово «волна» имеет два чтения: boling и poling, которые необходимо подвергнуть рассмотрению. Иероглиф же (1) хотя и имеет два чтения, но в слове «эффективность» имеет чтение Ш, а в слове «руководить» — только shuai, и эти чтения не являются объектом рассмотрения.

2. Когда некоторые чтения ряда иероглифов в пекинском диалекте не столь широко распространены, то, даже при их несоответствии общим закономерностям развития пекинского произношения, их все же можно использовать; в то же время следует учитывать, насколько широко данное чтение распространено в северных диалектах. Например, в пе­кинском диалекте иероглиф (2) ‘опасность’ читается wei, (3) ‘срок, период’ — qi. Эти чтения не соответствуют общим закономерностям, однако* используются, так как широко распространены в пекинском диалекте, а также в большинстве северных диалектов4.

3. Чтения выбираются по принципу отнесенности медиалей к кате­гории кай или хэ, причем предпочтение отдается категории кай; при этом в качестве стандарта берется разговорное произношение. Например, иероглиф (4) ‘мокнуть’ читается 1т, а не lun или lun.

4. Иероглифы, которые в древности читались входящим тоном и имели на конце слога глухие согласные, в пекинском диалекте могут читаться различными тонами, в том числе и ровным тоном. Для них, как правило, предлагается чтение ровным тоном, например знак (5) ‘ды­хание’ — как xi, (6) ‘сбить’ — ji. В других случаях каждый иероглиф рассматривается отдельно и выбирается самое распространенное чтение.

5. Для каждого слога выбирается, как правило, одно чтение, однако небольшое число слов сохраняет два чтения. Например, знак (7) ‘кровь’ читается xie и хиё (см. объяснения к вышеуказанному «Проекту свод­ного списка»)5.

Основные принципы выбора чтений географических названий сво­дятся к следующему:

Существует также и другое мнение, согласно которому иероглифы (2) и (3) следует читать восходящим тоном.

Существует другая точка зрения, согласно которой следует всячески избе­гать того, чтобы у одного иероглифа было два чтения. Мнения, подобные тому, что у иероглифа (7) чтение хиё нужно заменить на xie, представляются невер­ными.

1. Если местное чтение географического названия отличается от его пекинского чтения, то в качестве стандарта берется пекинское. Например, иероглиф (8) в названии уезда Мэйсянь имеет местное чтение пи, а в Пекине читается mei; иероглиф (9) в слове Люэян имеет местное чтение luo, а пекинское — lue. Чтение этих иероглифов изменяется в соответствии с фонетическими закономерностями, в качестве стандарта берется пекинское.

2. Если некоторые иероглифы, обозначающие географические наз­вания, имели в прошлом определенные особые чтения, совпадающие сейчас с местными, то, исходя из принципа «имя дается хозяином», чтения этих названий изменениям больше не подлежат. Например, имя собственное (10) читается Yufcyang, а не Liyang, (11) читается Xi£yu, а не Леуй[114].

3. Если ряд иероглифов, обозначающих географические названия, имел в прошлом особые чтения, с которыми современные чтения не совпадают, то в этом случае в соответствии с закономерностями со­отношения пекинского и местного произношения эти иероглифы полу­чают чтение на путунхуа. Например, установлено, что имя собственное (12) читается Heze (а не Geze).

В 1982 г. после возобновления работы Орфоэпической комиссии был дополнительно разработан документ «Сфера и принципы рассмо­трения чтений иероглифов». Его основное содержание:

1. Сфера рассмотрения

а) Рассмотрению подлежат только чтения слов путунхуа, включая чтение распространенных в путунхуа вэньянизмов, чэнъюев, афориз­мов; чтения диалектных слов (включая пекинский местный говор) и слов древнекитайского языка не рассматриваются;

б) рассматриваются только разночтения из разговорного языка, новые чтения и слова, появившиеся лишь в последние годы;

в) рассматриваются только чтения сложных иероглифов, обозна­чающих имена и фамилии людей и географические названия, которые появились в печати в последние годы.

2. Принципы рассмотрения

а) При рассмотрении чтений отдельных слов необходимо исходить из требований соответствия закономерностям эволюции фонем пе­кинского диалекта, а также удобства с точки зрения изучения путунхуа в диалектных районах; необходимо исходить также из реальной обста­новки, учитывая произношение, привычное для большинства говорящих. Например, иероглиф (13) ‘передавать’ в слове (14) ‘радио’ (по словарю «Гуанъюнь» в транскрипции фаньце, уходящий тон) в старых словарях читался Ь6, а в настоящее время большинством читается как Ьо;

б) при выборе чтений имен и фамилий, географических названий отдается предпочтение современному чтению перед старым, более рас­пространенному перед менее распространенным, более привычному для большинства перед менее привычным; к принципу «имя дается хозяином» необходимо подходить осторожно; следует учитывать, восходит ли данное чтение к диалектному и если да, то как оно соотно­сится с чтением на путунхуа. Диалектный вариант в этом случае не под­ходит. Например, имя собственное (15) из диалекта провинции Цзянси не следует транскрибировать Yanshan, так как в этом диалекте иероглиф (16) ‘графит’ из слова (17) ‘карандаш’ тоже читается уап;

в) если некоторый иероглиф имеет одно значение, но несколько чтений, то последние также объединяются в одно с помощью таких методов, как сокращение, пересмотр и дополнение. Например, иеро­глиф (18) ‘палец; показывать, иметь в виду’ читается zhi (в слове (19) ‘ноготь’), zhi (в слове (20) ‘палец’), zhi (в слове (21) ‘показывать’). Все эти чтения можно заменить одним — zhi (см. статью «Сфера и прин­ципы рассмотрения чтений иероглифов» в журнале «Вэньцзы гайгэ», 1982, №3).

«Проект сводного списка слов путунхуа с рекомендованным чте­нием, состоящий из трех частей», будет рассмотрен еще раз, после чего он приобретет характер официального документа. Содержание его также будет расширено. Рассмотрение чтений производится, исходя из ситуации, существующей в континентальном Китае. Вопрос, при­менимы ли его результаты в других китаеязычных общинах, нужда­ется в изучении.

Выбор орфоэпической нормы для разночтений — это один из ас­пектов нормализации китайского языка. Еще один ее аспект — упоря­дочение лексики, главным образом научно-технической терминологии, а также имен и географических названий, являющихся фонетическими заимствованиями. Калькирование может быть осуществлено многи­ми способами; для фонетических заимствований помехой служат иеро­глифы-омофоны и диалектные чтения. Сегодня, когда быстро разви­вается наука и техника, в широких масштабах осуществляется гумани­тарный обмен, нормализация фонетических заимствований преврати­лась для китайского языка в важную проблему. Только после того, как новый термин просуществует много лет, намечается тенденция к его единообразному переводу. Например, термин «лазер» первона­чально переводился методом фонетического заимствования и читал­ся лайсай, а впоследствии стал переводиться калькой цзигуан, тогда как за пределами континентального Китая он переводится и по-другому, например лэйшэ. После прихода в США к власти Рейгана появились различные способы транскрибирования его фамилии, такие, как Лигэнь (Пекин), Лэйгэнь (Тайвань), Легэнь (Гонконг); при этом использу­ются разные иероглифы, читающиеся также по-разному. В последние годы все научные и специализированные организации уделяют большое внимание унификации терминологии, проводят множество совещаний по вопросам выбора и утверждения терминов, обсуждают проблему сокращения числа терминов-омонимов, издают много различных терми­нологических словарей. Это сыграло известную роль в нормализации, однако впереди еще предстоит большая работа. Появления в различ­ных китаеязычных общинах разных вариантов одного и того же тер­мина избежать трудно. Если окажется возможным сократить расхожде­ния и увеличить единообразие, то возрастет удобство использования китайского языка (хуаюй) на международном уровне.

Ключевым звеном в распространении путунхуа является подготов­ка преподавателей. В Пекине и во всех провинциях имеются «курсы изучения путунхуа», обязательные для преподавателей языка и пись­менности учебных заведений всех типов. Чтобы обеспечить более точ­ную оценку знаний, в последнее время в экспериментальном порядке разработан документ «Критерии уровней владения путунхуа». Первый уровень означает умение свободно употреблять стандартный путунхуа, а также точное произношение звуков и тонов при чтении распространен­ных иероглифов; обороты речи и интонация должны соответствовать стандарту, лексика и грамматика — быть нормативными; не допуска­ется употребление диалектизмов во время публичных выступлений, декламаций и в беседах. Второй уровень означает умение употреблять соответствующий стандарту путунхуа, в котором, однако, могут про­скакивать диалектизмы в произношении; звуки и тоны при чтении распространенных иероглифов должны произноситься точно, неточности в их произношении должны ощущаться и корректироваться самим го­ворящим; обороты речи и интонация в целом должны быть правиль­ными, лексика и грамматика — в целом соответствовать норме; диалек­тизмы во время публичных выступлений, декламаций и в беседах не дол­жны влиять на взаимопонимание. Третий уровень означает умение гово­рить на нестандартном путунхуа; при этом звуки и тоны в основном должны быть правильными, лексика и грамматика — в основном соот­ветствовать норме; произношение во время официальных выступлений и бесед имеет в этом случае заметную диалектную окраску, а взаимопо­нимание Достигает обычно 90%. Навыки владения путунхуа, не дости­гающие третьего уровня, относятся к подготовительному уровню, а превышающие требования первого уровня выделяются в особый уро-

вень. Применяя эти критерии, следует выдвигать дифференцированные требования с учетом различий в месте жительства, профессии, возрасте, национальности того или иного лица.

Мы с радостью услышали о больших успехах в распространении гоюя на Тайване, о том, что растет внимание к распространению языка хуаюй в Сингапуре, предпринимаются соответствующие усилия в Малай­зии, с каждым годом растет число курсов по изучению этого языка для населения Гонконга. Распространение путунхуа на континенте по­переменно переживает периоды бурного подъема и упадка, в разных районах происходит неравномерно. Недавно в Конституцию внесено положение о распространении путунхуа. Это является сигналом к тому, что надо собраться с силами и всемерно проводить такую работу. То, что в китаеязычных общинах по всему миру общему языку придается все большее значение, представляет собой явление обнадеживающее; это следствие развития транспорта и повышения культуры.

II. УПОРЯДОЧЕНИЕ ИЕРОГЛИФОВ И ПРОБЛЕМА ИЕРОГЛИФИЧЕСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

В настоящее время упорядочение иероглифов включает: 1) опре­деление числа иероглифов; 2) упрощение и стандартизацию начертаний иероглифов; 3) стандартизацию чтений иероглифов; 4) стандарти­зацию структуры словарей иероглифов.

1) Определение числа иероглифов

«Число иероглифов постоянно и повсеместно растет, при их рож­дении об этом не сообщается, а когда в определенный момент в них исчезает необходимость, то после смерти их не хоронят. В иероглифи­ческих словарях мертвые и живые знаки находятся рядом и разли­чия между ними не фиксируются. Сколько же иероглифов нужно в конце концов использовать для записи современного китайского языка? Никто не может этого сказать. Данное явление не следует рассматривать как само собой разумеющееся»7.

Перепись населения необходима. Необходима и перепись иерогли­фов. При переписи населения переписываются только живые люди. При переписи иероглифов должны переписываться только иероглифы современного китайского языка. «Определить размеры иероглифи-

п

См. Чжоу Югуан. Очерк реформы китайской письменности, раздел «Исследование проблемы полного списка иероглифов современного китайского языка». Бэйцзин, 1961, с. 312.

ческого наследства, издать полный список иероглифов современного китайского языка — это станет большим событием в истории китайской письменности!»[115] В словарях иероглифов всех эпох число включенных в них знаков известно, однако оно не эквивалентно общему числу иероглифов, находящихся в употреблении. Сколько всего древних и современных иероглифов? Трудно ответить на этот вопрос. Если про­вести общий подсчет безотносительно к эпохе, то его ценность будет невелика. Срочной задачей является выяснение того, сколько всего и каких именно «иероглифов современного китайского языка» существу­ет[116]. Это имеет как практическое, так и научное значение.

Хотя большинство иероглифов создано путем комбинаций элемен­тов, после завершения такой комбинации они становятся целостными самостоятельными знаками. Иероглифы нельзя механически разлагать на части и соединять. Если два иероглифа (22) ‘дерево’ соединить вме­сте, то они не станут правильным иероглифом (23) ‘лес’, так как в последнем начертание двух знаков (22) ‘дерево’ неодинаково. В иеро­глифах (24) ‘просить’ и (25) ‘благодарить’ ключом является элемент

(26) ‘речь . Однако под воздействием элементов, находящихся справа от него, его начертание не может быть в различных случаях совершенно одинаковым. Десять тысяч иероглифов — это десять тысяч индивиду­альных знаков. Такая ситуация в огромной степени отличается от су­ществующей при алфавитной письменности, где «число слов не ограни­чено, а число знаков ограничено». Наличие неопределенно большого числа знаков является коренной причиной того, что иероглифы трудно учить и неудобно использовать. Поэтому выяснение общего числа иеро­глифов современного китайского языка является основным содержа­нием работы в области упорядочения иероглифов.

Некоторые говорят, что число иероглифов определить невозможно. Верна ли такая теория «невозможности»? Астрономы могут подсчитать, сколько звезд на небе. Географы могут определить размеры океана, Почему же нельзя определить число иероглифов? Конечно, при этом исследователя ожидает множество проблем. Прежде всего — как раз­граничить древнее и современное. В современном байхуа имеются цита­ты, чэнъюи, слова из вэньяня; «древность» это или «современность»? Далее, надо ли при определении числа иероглифов ограничиться теми, которые употребляются в печатных изданиях, или же включить в под­счеты и те, которые в печатных изданиях не употребляются? При пере­писи населения обнаружилось множество удивительных иероглифов в именах собственных, при переписи географических названий — мно­жество удивительных иероглифов, используемых для их обозначения. В свое время ни один из них не попал в словари и книги, даже их чтение является проблемой. Третья проблема: как доказать, что «список иерог­лифов», который в будущем будет составлен, станет «полным списком»? Будет ли он действительно исчерпывающим?

По статистике, 6600 иероглифов покрьюают 99,999% всех иерогли­фов, встречающихся в современных китайских текстах[117]. Четвертая проблема заключается в том, можно ли «ограничить» число иероглифов, до какого предела оно может расти и с какого момента нужно отбирать только новые слова, не создавая новых иероглифов?[118] Кроме того, имеются и другие проблемы. Эти проблемы нуждаются в самостоятель­ном исследовании и могут быть разрешены, хотя это и нелегко.

В 1981 г. в Пекине опубликован государственный стандарт 2312—80 «Основной набор иероглифов, закодированных для использования в ЭВМ», в который включено 6763 иероглифа: 3755 иероглифов первого и 3008 — второго уровней. В настоящее время готовятся два «вспомо­гательных набора» приблизительно по 8000 знаков в каждом; в них включены иероглифы в полном начертании и различные специальные иероглифы. Всего в этих трех наборах — более 23 000 иероглифов, что достаточно для обработки древних и современных текстов. Кроме того, имеется еще более 34 000 редких иероглифов, которые в даль­нейшем можно дополнительно свести в несколько «резервных наборов», однако практическая польза от этого будет невелика. На Тайване также разработан сходный по характеру набор иероглифов. В будущем, если окажется возможным унифицировать критерии отнесения к той или иной категории, прежде всего критерии отнесения того или иного знака к иероглифам современного китайского языка, это окажет весьма благоприятное воздействие на машинную обработку китайских текстов.

Пока «Список иероглифов современного китайского языка» еще не появился, этот содержащий 6763 знака «Основной набор» можно ис­пользовать в качестве его заменителя. Однако они не равнозначны. «Основной набор» составлен на основе частотности употребления иеро­глифов, и при условии достаточной частотности употребления в него должны включаться иероглифы древнекитайского языка и специаль­ные иероглифы. «Список иероглифов современного китайского языка» исходит из «типа иероглифа». Даже если частотность его употребления невелика, то для включения в список достаточно того, чтобы он исполь­зовался в современном китайском языке.

Опубликованный в 1981 г. в Японии" «Список употребляемых иеро­глифов» (включает 1954 знака) близок по характеру к 3755 иерогли­фам первого уровня «Основного набора». В японской письменности (а не как отдельное средство письма) имеется кана, в прессе и попу­лярной литературе можно применять только иероглифы из «Списка употребляемых иероглифов», кроме того, они могут быть заменены каной. Поэтому Японии нужен только «Список употребляемых иерогли­фов», а не «Список иероглифов современного японского языка». В китайском языке дело обстоит иначе. По подсчетам, 3 800 иероглифов покрывают 99,9% всех употреблений иероглифов в современном китай­ском тексте. Если в оставшейся одной тысяче случаев можно было бы использовать буквы, то в прессе и популярной литературе употребля­лось бы только 3755 иероглифов первого уровня «Основного набора». В настоящее время это не разрешается12, однако данная проблема заслуживает изучения.

2) Упрощение и стандартизация начертаний иероглифов

Упрощение начертаний является естественной тенденцией развития письма*). В истории всегда существовали упрощенные иероглифы. Если иероглиф употребляется часто, то в каждом таком случае возникает множество упрощенных вариантов его начертания. Когда империя Цинь объединила 6 царств, «в ней появилось много чиновников с обширным кругом обязанностей, и поэтому сформировалось писцовое письмо лишу как средство, облегчавшее их общение между собой». Смысл последующих изменений писцового письма заключается в его упроще­нии. Опубликованный в 1935 г. «Первый список упрощенных иерогли­фов» (324 знака), к сожалению, не был введен в действие. В 1956г. был издан «Проект упрощения китайской письменности» (515 упрощен­ных иероглифов и 54 упрощенных ключа), в 1964 г. по аналогии с ним — «Сводный список упрощенных иероглифов» (2238 знаков), которые уже используются в популярных печатных изданиях континентального Китая и Сингапура. Применение в экспериментальном порядке опубли-

1 2

Этот метод может быть использован в отдельных печатных изданиях в экспе­риментальном порядке. Надо полагать, что в настоящее время его повсеместное применение невозможно. Если однажды станет возможным ограничить число иерог­лифов, находящихся в употреблении, цифрой 3755, это будет большим событием в истории китайского письма.

кованного в 1977 г. «Второго проекта упрощения китайской письмен­ности» прекращено из-за большого количества имеющихся в нем не­достатков1 3.

Опыт подтверждает, что упрощение имеет свои положительные и отрицательные стороны. Детям, начинающим изучать китайскую пись­менность, и учащимся курсов ликвидации неграмотности упрощенные знаки нравятся; они считают, что такие знаки легко распознавать и пи­сать. Учителя начальных школ поддерживают упрощение, так как оно облегчает преподавание. Иероглифы, упрощенные до 6—7 черт, по-преж­нему понятны. При вводе иероглифов в ЭВМ по элементам также возни­кают опасения относительно их графической избыточности. Наибольшее одобрение встречают знаки фонетической категории. Например, слово

(27) ‘поддерживать’ распознавать и писать легче, чем (28) (оно же в полном начертании). Многие требуют перехода на систематическое употребление фонетических иероглифов. Это составляет положительную сторону упрощения.

Отрицательная сторона упрощения состоит в том, что оно привело к увеличению сходства в начертании различных иероглифов, например (29) ‘проводить в жизнь, пройти’ и (30) (те же в полном начертании), (31) ‘нет, строить’ и (32) (те же в полном начертании). Увеличилось число иероглифов-омонимов, например (33) ((34) qikn ‘тянуть’, (35) xian ‘мельчайший’), (36) ((37) gan ‘сухой’, (38) gin ‘работать’). Увели­чилось число фонетических частей иероглифов, неточно передающих их звучание, например фонетическая часть (40) (ding ‘гвоздь’) иероглифа

(39) (deng ‘лампа’) — это хуже, чем фонетическая часть (42) (deng ‘под­ниматься’) этого же иероглифа в полном начертании (41), фонетическая часть (44) (ding ‘обязательно’) иероглифа (43) (dikn ‘мелководное озеро’) хуже, чем фонетическая часть (46) (dikn ‘дворец’) этого же иероглифа в полном начертании (45). Принятие скорописных начерта­ний в качестве знаков уставного письма увеличило смысловую нагруз­ку на черты иероглифов. Например, такие иероглифы, как (47) ‘книга’,

(48) ‘начальник, длинный’ неудобно писать и классифицировать по клю­чам. Замена одних иероглифов другими, имеющими такое же начерта­ние, увеличила смысловую путаницу. При употреблении вэньянизмов проблема еще более обостряется, например в случае (49). В ходе ре­формы письменности первоначально реформировались только «совре­менные», но не «древние» иероглифы. В библиотеках имеется большое количество старых книг, напечатанных иероглифами в полном начер­тании. Их продолжают использовать в Гонконге и на Тайване. Различа-

1 3

«Второй проект упрощения китайской письменности» был опубликован и в качестве эксперимента введен в действие в ненормальных условиях. Он не об­суждался, не говоря уже об утверждении, на общем собрании членов Комитета реформы китайской письменности.

ется начертание иероглифов в старых и новых книгах, в Китае и за его пределами.

При проведении упрощения исходным является принцип «при­вычности и удобства». Упрощение основывается на сформировавшихся в течение длительного времени привычках масс и поэтому легко прово­дится в жизнь. Применявшаяся прежде ходовая скоропись синшу факти­чески и легла в основу начертания упрощенных знаков. Однако принци­пу «привычности и удобства» недостает рациональности и системности, что порождает множество недостатков. Надо полагать, что осуществле­ние рационального и системного упрощения окажется весьма трудным делом и может натолкнуться на противодействие силы привычки, «Вто­рой проект упрощения китайской письменности» оказалось невозмож­ным ввести в действие именно потому, что в нем имел место отход от принципа «привычности и удобства» и соответственно полностью из­менился привычный вид иероглифов.

Различное начертание одних и тех же иероглифов отрицательно сказывается на культурном обмене. Проблема сокращения числа таких начертаний, увеличения их единообразия и в конечном счете стандарти­зация во всех китаеязычных общинах и даже в Китае и в Японии явля­ется сложным, но важным предметом исследования.

3) Стандартизация чггений иероглифов

Стандартизацией чтений иероглифов занялась состоявшаяся еще в первые годы после создания Китайской республики Конференция по унификации чтений иероглифов. «Рассмотрение чтений» путунхуа может способствовать стандартизации как произношения слов устного языка, так и литературных чтений иероглифов. Транскрипция различных чтений иероглифов в различных словарях не совпадает, и в настоящее время ведется изучение путей ее унификации. Кроме того, имеется еще проб­лема «разночтений». В одном из словарей собрано 7000 иероглифов, из которых 700 имеют по нескольку чтений. Чтения 40% этих иерогли­фов могут быть унифицированы. В случае, если это невозможно, ока­зывается достаточным точно определить, когда и как читается тот или иной иероглиф, что тоже будет стандартизацией.

4) Стандартизация структуры словарей иероглифов

В течение последних 50 лет были разработаны всевозможные спо­собы отыскания иероглифов в словаре. В настоящее время четырьмя основными способами считаются: отыскание по ключу, отыскание по последней черте, отыскание по углам и фонетический способ. Однако всем им недостает унифицированности и жесткой стандартизации. Спо­собом, который необходимо стандартизировать в первую очередь, явля­ется отыскание иероглифов по ключу. В разных словарях применяют­ся различные способы отыскания иероглифов по ключу, существуют различия в числе ключей, их классификации, по-разному подсчитывает­ся количество черт, различается порядок их начертания. Это положение необходимо как можно быстрее изменить.

Когда возникла необходимость вводить иероглифы в ЭВМ, крайне актуальный характер приобрело исследование способов кодирования иероглифов. Кодирование также осуществляется на принципах, лежа­щих в основе структуры словарей иероглифов. Об этом будет сказано ниже.

В течение последних 50 лет многие люди в Китае и за его пределами, применяя новые концепции и методы, исследовали упорядочение иеро­глифов и различные другие проблемы. В результате накопления материа­ла и знаний в настоящее время происходит становление «современной теории иероглифического письма»[119]. Традиционная теория иероглифи­ческого письма (старое название — «малая наука», или «теория письма»), которая занимается исследованием происхождения начертаний и чтений иероглифов и изучает процесс их эволюции, является «исторической теорией иероглифического письма». Современная теория иероглифи­ческого письма выросла из школы исторической теории иероглифи­ческого письма. Объектом ее исследования являются особенности иеро­глифов современного китайского языка и связанные с этим проблемы, целью — обслуживание их употребления сейчас и в будущем. Проблемы, изучаемые современной теорией иероглифического письма, и методы исследования значительно отличаются от проблем и методов истори­ческой теории иероглифического письма. Используя в качестве основы лингвистику, современная теория письма сочетает ее с такими смежными дисциплинами, как кибернетика, статистика, психология. Это — не пренебрежение или измена по отношению к исторической теории иерогли­фического письма, а модернизация китайской письменности.

IIL ПЕРЕХОД НА АЛФАВИТНОЕ ПИСЬМО И ПРОБЛЕМА ОРФОГРАФИИ

Опубликованный в 1918 г. алфавит «чжуинь цзыму» (впоследствии переименован в «гоинь фухао») имел в истории китайской письменно­сти эпохальное значение. К сожалению, он стал лишь вспомогательным средством, а не вошел в письменность в качестве ее составной части, как это произошло с каной в Японии. При создании чжуинь цзыму был использован метод деления слога на три части, чем была разрушена традиция деления слога на две части — инициаль и финаль, что также имело прогрессивное значение.

Главный недостаток чжуинь цзыму — в том, что буквы этого алфа­вита созданы из элементов китайского иероглифического письма, а это затрудняет международный обмен. Поэтому в 1928 г. был разработан еще один алфавит — романизированный (GR)[120]. В романизированном алфавите латинские буквы были «китаизированы» и использовались в соответствии с особенностями китайского языка, а не в их привычных функциях в английской или другой западной письменности. Если бы с самого начала использовался «упрощенный» романизированный ал­фавит[121], то сейчас, возможно, он бы применялся повсеместно. В 1933 г. в Китае стала известна разработанная в Советском Союзе «новая ла­тинизированная письменность для северных диалектов», представ­ляющая собой еще одну попытку «китаизации» букв латинского ал­фавита *).

Некоторые говорят, что опубликованный в 1958 г. «Проект фоне­тического алфавита для китайского языка» является преемником латинизированной новой письменности. Это мнение неверно. «Проект фонетического алфавита» в своих основных характеристиках наполо­вину совпадает с романизированным, наполовину — с латинизированным алфавитом, а диакритические знаки для обозначения тонов восходят к чжуинь цзыму. «Проект» объединяет множество школ, а не является продуктом одной из них.

Под так называемым «переходом на фонетическое письмо» в широ­ком смысле понимаются любые случаи употребления алфавита, в уз­ком — достижение им статуса официальной письменности. Фонетический алфавит пиньинь цзыму достиг только статуса «транскрипции», но не официальной «алфавитной письменности». Для восполнения недостат­ков «алфавитной письменности» в Китае и за рубежом в период с 1958 по 1982 г. было разработано 1667 проектов «алфавитной письменности для китайского языка» (см, журнал «Вэньцзы гайгэ», 1982, №2). На деле, не пройдя этапа «транскрипции», абсолютно невозможно одним махом взобраться на вершину и достичь официального статуса «алфа­витной письменности». Отбросить «Проект фонетического алфавита для китайского языка» и официально утвердить какой-либо другой проект в качестве «алфавитной письменности» невозможно. В течение прошедших 25 лет происходило широкое внедрение фонетического алфавита пиньинь цзыму. Произвольное исправление даже одной его буквы способно вызвать чрезвычайную путаницу. Фактически статус этого алфавита уже нельзя поколебать. Ежегодно его изучают десятки миллионов учащихся начальной школы и курсов ликвидации неграмот­ности. Он применяется для транскрибирования чтений иероглифов в Сингапуре и Малайзии. Конференция ООН по стандартизации тран­скрибирования географических названий и Международная органи­зация стандартизации уже приняли решение об использовании алфавита пиньинь цзыму в качестве средства стандартной международной тран­скрипции китайских слов. Работа, которую предстоит проделать в даль­нейшем, заключается в совершенствовании преподавания алфавита пиньинь цзыму и расширении сферы его применения, с тем чтобы ал­фавит использовался параллельно с иероглифами и осуществил свою функцию вспомогательной письменности[122], а не в том, чтобы стремиться к приданию ему официального статуса «алфавитной письменности», не имеющего практического значения.

Запись китайского текста алфавитом требует использования в качестве единицы языка слова. В словах раздельно, как иероглифы, писать каждый слог невозможно, так же как и писать все слоги в тексте слитно. Орфография отражает естественный ритм языка. Слитное и раздельное написание не представляет проблемы для общества, при­выкшего к алфавитной письменности, но в обществе, привыкшем к иероглифической письменности, является незнакомой и даже непости­жимой проблемой. В целях решения проблем орфографии и других проблем алфавитного письма в 1982 г. была создана Комиссия по ор­фографии фонетического алфавита для китайского языка. «Орфогра­фия» раньше называлась «правилами начертания иероглифов», с 60-х годов постепенно укоренился термин «орфография». Проблемы алфа­витного письма на китайском языке не в морфеме, а в слове. Отказ от рассмотрения проблем орфографии алфавитного письма на основе морфемы как основной единицы языка, утверждение в качестве такой.

единицы слова представляется нововведением, имеющим принципиаль­ное значение.

Задачами Орфографической комиссии являются разработка пра­вил, редактирование словарей, внедрение норм алфавитного письма. Обратимся к вопросу разработки правил.

К правилам, которые необходимо разработать, относятся правила основные и специальные. В настоящее время всем заинтересованным инстанциям направлен для сбора мнений «Экспериментальный про­ект основных орфографических правил алфавитного письма».

Разработка основных правил ведется не на пустом месте. В 30-е годы имелись «правила орфографии слов», предназначенные для рома­низированного алфавита. Такие правила имелись и у латинизирован­ной новой письменности в 30-е годы. За последние 25 лет были изданы различные печатные материалы на пиньинь цзыму, авторы которых постигали правила орфографии на практике. В настоящее время основ­ные правила орфографии разрабатываются на базе прошлого опыта. Следует устранить расхождения и принять все то, что получило всеоб­щее одобрение, сохранить все достоинства и исправить недостатки, а опыт применения алфавита сформулировать в виде письменных пра­вил, что будет удобно для его дальнейшего применения. Алфавитное письмо в принципе предназначено для записи звуков речи на слух, а ор­фография — это правила записи слов для их восприятия в письменной форме. Соединение системы, основывающейся на слуховом восприятии, с правилами, предназначенными для восприятия слов в письменной форме; запись понятного на слух звукового языка алфавитом в форме, понятной при зрительном восприятии, — как в том, так и в другом слу­чае, имеется много сложных проблем. Назовем некоторые из них.

1. Что такое слово? Еще не дано определение слова, которое было бы ценно в теоретическом отношении и имело бы конкретное прак­тическое значение. Выделяемое в грамматике «теоретическое слово» и пишущееся слитно на письме «формальное слово» трудно объединить в рамках одного понятия. Имеется специальный грамматический тер­мин, но специального орфографического термина нет, отсутствие же строгости в терминологии ведет в ряде случаев к неточностям. В идеале орфография нуждается в единственном правиле: одно слово пишется слитно, два слова — раздельно. На деле все не так просто. Слова трудно разграничить между собой. Существует много случаев, когда несколько «теоретических слов» следует писать, как одно «формальное слово». Например, тушугуань ‘библиотека’ — это одно слово? Два слова? Три слова? Почему пишется слитно? Что такое гуань ‘официальное учреж­дение’? Слово? Морфема? Суффикс? Постпозитивный элемент? Аффикс? Показатель принадлежности к части речи? Логично ли такое утвержде­ние: «Существительное (тушу ‘книга’) и стоящий за ним односложный

показатель принадлежности к части речи (гуань) пишутся слитно»?

2. Орфография связана со всеми аспектами языка: его грамматикой, семантикой, словообразованием, ритмической организацией. Однако эта связь противоречива. Нельзя учитывать только один аспект. При учете же нескольких аспектов какой из них считать главным? Например, в предложении Во чи фань, ни чи мянь ‘Я ем рис, а ты хлеб’ чи фань ‘ем рис’ пишется раздельно, а в словосочетании чифань вэньти ‘пробле­ма еды’ чифань пишется слитно. Правильно ли это? Изменились зна­чения слов, однако глагольно-объектные отношения изменений не пре­терпели. Почему же мы исходим не из глагольно-объектных отношений, а из значений? Опять же если под сюн-ди ‘братья’ понимать диди ‘млад­ший брат’, то это слово пишется слитно, если же под ним понимается гэгэ хэ диди ‘старший и младший братья’, то оно пишется наполовину слитно (в середине ставится дефис). Можно ли, исходя из формальных критериев, и в том, и в другом случаях писать слитно?

3. Важным процессом, наблюдающимся в ритмической организации китайского языка, является его превращение в двусложный язык. Это оказывает сильное влияние на орфографию, однако вступает в противо­речие с грамматикой и словообразованием. Например, название Шуньи сянь ‘уезд Шуньи’ может произноситься как Шуньи, а слово сянь ‘уезд’ при этом может быть опущено, тогда как название Тунсянь ‘уезд Тун- сянь’ не может быть сокращено до Тун (нельзя опустить сянь ‘уезд’). Как здесь писать сянь? Слитно? Раздельно? Или с двусложным именем собственным писать раздельно, а с односложным — слитно? В названиях островов Пэнхудао и Пэнхуледао писать имя собственное и имя нарица­тельное слитно, раздельно или односложное имя нарицательное писать с именем собственным слитно, а двусложное — раздельно? Почему?

4. На орфографию также влияет частотность употребления. Напри­мер, числительные и счетные слова пищутся раздельно (сань бэнь шу ‘три книги’), однако игэ (числительное и ‘один’ со счетным словом гэ) по привычке пишется слитно, так как оно часто употребляется (по характеру употребления сходно с неопределенным артиклем). Как определить частотность? Как часто должно употребляться слово, для того чтобы писать его слитно?

5. В китайском языке много «сцепляющихся слов»*), которые можно писать и раздельно, и слитно. Как поступать? В исходной форме писать их слитно, а в ее вариантах — раздельно? Например, как записы­вать алфавитом цзюйгун ‘кланяться’, цзюйлэ гун ‘поклонился’, цзюйлэ игэ гун ‘отбил один поклон’, цзюй мэй ю? - цзюйлэ ‘поклонился? — поклонился’, цзигэ гун? — игэ гун ‘сколько поклонов? — один поклон’?

6. Слова из вэньяня в большинстве своем односложные, их край­не трудно воспринимать на слух, и по характеру они отличаются от слов байхуа. Если в чэнъюях вэньяня каждое слово писать раздельно, то перестанет ощущаться единство текста и при их употреблении в байхуа будет нарушено его зрительное восприятие. В контексте такие слова будет сложно отделить от стоящих позади и впереди них, что затруднит чтение и понимание текста. В японском «Словаре китайского языка» Кураиси Такэсиро чэнъюи вэньяня пишутся слитно в один сплошной ряд, что также представляется слишком громоздким. В последние годы наметилась тенденция к компромиссному решению: писать слова или словосочетания из вэньяня через дефис, который их одновременно и соединяет, и разъединяет, например: Yugong-yf-shan ‘Юй Гун передви­гает гору’, chengqian-bihbu ‘извлекать уроки из прошлого в назидание на будущее’. Однако и здесь возникает опасение, что придется писать слишком много дефисов. Как быть?

В отсутствие утвержденных правил написания слов в издающих­ся на алфавите пиньинь цзыму различных печатных изданиях написание 85% слов совпадает, в написании оставшихся 15% имеются большие расхождения. Нужно стремиться к устранению этих расхождений по­средством привычного «общеупотребительного» написания, а этого нельзя достичь за короткое время.

«Проект фонетического алфавита для китайского языка» дает норму записи слогов. Орфография дает норму записи слов и словосо­четаний. Соединение «Проекта» с орфографией и станет всесторонне разработанной системой алфавитного письма.

IV. СИСТЕМА СОЧЕТАНИЯ ДВУХ МЕТОДОВ МАШИННОЙ ОБРАБОТКИ КИТАЙСКИХ ТЕКСТОВ

Некоторые говорят, что, поскольку возможна машинная обработ­ка непосредственно иероглифических текстов, алфавит уже больше не нужен. Дело обстоит как раз наоборот. Без алфавита ЭВМ не сможет стать орудием повышения культуры широких масс. ЭВМ, обрабатываю­щие иероглифические тексты, дорогостоящи, в них применяются слож­ные процедуры, одному человеку трудно работать на такой машине. Массовое внедрение ЭВМ возможно только в случае использования машин, обрабатывающих тексты, записанные алфавитом. Это также выгодно и с точки зрения установления связи с международной инфор­мационной системой. Это так же верно, как и то, что алфавитные пи­шущие машинки имеют массовое применение, а иероглифические могут эксплуатироваться не широким кругом людей, а лишь специально подго­товленными машинистками в учреждениях. Для того чтобы машинная обработка китайских текстов шла в ногу со временем, необходимо использовать систему, сочетающую два метода: обрабатывать на ЭВМ и иероглифические тексты, и алфавитные. Первый из этих методов следует применять организациям, имеющим для этого необходимые человеческие и материальные ресурсы и где к тому же обязательно должны использоваться иероглифы. Второй — частными лицами, в семье, в школьных классах, в сравнительно небольших учреждениях.

Многими организациями Пекина в настоящее время проводятся эксперименты по созданию искусственного интеллекта. Например, в Академии китайской медицины ЭВМ используют для постановки диагнозов больным, ведения историй болезни, выписки рецептов; в Институте языкознания на ЭВМ проводятся эксперименты в рамках диалога «человек — машина»; в Институте психологии с помощью ЭВМ ставят эксперименты по «пониманию китайского языка». Во всех этих экспериментах используют алфавит, а не иероглифы. Почему? Причина очень проста: обработка иероглифических текстов требует до­рогостоящего оборудования и сложных процедур. Поэтому система со­четания двух методов фактически уже существует, причем машины, обрабатывающие алфавитные тексты, заняли ведущее положение.

Конечно, это не означает, что не нужно развивать электронно-вы­числительную технику, обрабатывающую иероглифические тексты. При обработке иероглифических текстов основная трудность заключа­ется во вводе иероглифов в ЭВМ. К настоящему времени разработано более 400 способов ввода иероглифов в ЭВМ. Они подразделяются на три группы: 1) графические: иероглифы вводятся непосредственно в ЭВМ в порядке очередности по элементам. Этот метод уже утвердился, подходит для использования в таких крупных учреждениях, как ти­пографии; 2) кодирование с помощью числового кода: более 400 имею­щихся способов принадлежат главным образом именно к этой группе;

3) преобразование алфавита.

Способы кодирования иероглифов с помощью числового кода также подразделяются на несколько видов.

1. Кодирование элементов. Элементы, из которых состоят иерогли­фы, бывают большими и малыми. Большой элемент соответствует, как правило, ключу иероглифа, малые элементы образуются в резуль­тате дальнейшего разложения большого. Каждому элементу соответ­ствует определенная клавиша на панели ЭВМ или же ему дается опре­деленный числовой код.

2. Кодирование иероглифов по их особым признакам. В этом слу­чае кодируются определенные особые признаки иероглифов, например третий или четвертый угол, первая или последняя черта.

3. Кодирование по чертам. Иероглифы состоят из черт, которые сводятся к нескольким основным видам. Каждому такому виду соот­ветствует клавиша на панели ЭВМ или же ему дается определенный чис­ловой код. Это старый способ, развивающийся на новой основе.

4. Числовое кодирование: каждому иероглифу на основании его места в словаре, частотности употребления или какой-либо другой характеристики дается числовой код. Наиболее старым и распространен­ным из таких кодов является четырехзначный телеграфный код.

5. Кодирование методом комбинации звучания и начертания: текст вводится частично с помощью алфавита или алфавитных сокращений, частично — иероглифами. Такого рода способов чрезвычайно много.

В настоящее время невозможно использовать только один способ ввода иероглифов в ЭВМ. Конечно, невозможно также использовать 400 или 40 способов. Чем больше способов — тем уже рынок сбыта соответствующей продукции, применение такой техники также создает массу неудобств. Как сократить число способов? Путь решения во­проса — проведение единой политики в области разработки способов введения иероглифов в ЭВМ путем классификации этих способов по группам, концентрации, подъема и стандартизации. Классификация — это объединение всех способов в указанные пять или некоторое другое количество групп. Концентрация — это сведение тех или иных особен­ностей ввода иероглифов в ЭВМ к какому-то общему знаменателю. Подъем — это проведение коллективных исследований и общее повы­шение уровня разработок. Стандартизация — это утверждение в качестве стандарта лучших из таких усовершенствованных способов. Каждые несколько лет проведенную работу следует анализировать и совершен­ствовать. Применение этого «четырехступенчатого метода проведения единой политики» может ускорить развитие способов ввода иероглифов в ЭВМ.

Коренным недостатком методов кодирования иероглифов с по­мощью числового кода являются большие затраты умственной энергии. Необходима специальная подготовка, изученное легко забывается; если владеешь одним из этих методов — не владеешь другим. Главным преи­муществом ЭВМ является то, что они экономят умственную энергию. Экономия умственной энергии вступает в противоречие с ее большими затратами.

В новых разработках в области «преобразования алфавита» число­вое кодирование совершенно не применяется. После ввода китайского алфавита или алфавитных сокращений в ЭВМ машина автоматически преобразует их в иероглифы. Это касается как отдельных знаков, так и написанных иероглифами слов, групп и сочетаний слов, предложений. У таких ЭВМ клавиш столько же, сколько у ЭВМ, обрабатывающих английский текст. Достаточно в начальной школе изучить китайский фонетический алфавит — и не потребуется никакой специальной под­готовки.

В разработке такого метода уже достигнуты успехи, в недалеком будущем можно будет представить его для всеобщего ознакомления. Итогом этой разработки является «процессор для обработки китай­ских слов». Это не просто «электронная иероглифическая пишущая машинка». Она наделена большим количеством функций, более проста в эксплуатации, эффективность ее исключительно высока. Соединение китайского фонетического алфавита и ЭВМ полностью раскрывает особенности модернизации китайского языка и письменности. Это не один из 400 способов ввода иероглифов в ЭВМ, а совершенно иной метод, не имеющий ничего общего с графическим способом и коди­рованием с помощью числового кода. Он в корне отличается и от метода, сочетающего звучание и начертание, когда текст вводится в ЭВМ частич­но с помощью алфавита, а частично — с помощью числового кода.

Я полагаю, что по мере распространения обучения китайскому фонетическому алфавиту «процессор для обработки китайских слов», который автоматически преобразовьюает алфавит в иероглифы, ста­нет самой перспективной моделью.

Уже запущены в серийное производство и поступили на рынок процессоры для обработки японских слов, по типу практически совпа­дающие с китайским процессором, о котором говорилось выше. В них используются кана или японский алфавит ромадзи, например Сапо- word—55, Тосиба JW—10, Фудзицу OASYS—100, в памяти которых хра­нится от 2965 до 6802 иероглифов и от 15 тысяч до 100 тысяч лекси­ческих единиц языка. Заслуживает внимания, что в большинстве про­цессоров для обработки японских слов кодирование иероглифов с помощью числового кода не производится. Почему? Причина здесь очень проста: люди при работе с ЭВМ не хотят идти на большие затраты умст­венной энергии, а требуют, чтобы работа с ЭВМ экономила их умст­венную энергию.

ЭВМ, в которых используется «метод преобразования алфавита», представляют собой машины, «идущие на двух ногах». Это и алфавит­ные, и иероглифические ЭВМ, причем и иероглифические ЭВМ должны опираться на китайский фонетический алфавит.

С появлением, с одной стороны, ЭВМ, использующих алфавит, а с другой — ЭВМ, использующих метод преобразования алфавитного текста в иероглифический, китайский фонетический алфавит проде­монстрирует свою огромную роль в эру вычислительных машин.

Список иероглифов

<< | >>
Источник: М. В. СОФРОНОВ. НОВОЕ В ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИНГВИСТИКЕ. Вып. XXII. ЯЗЫКОЗНАНИЕ В КИТАЕ. МОСКВА "ПРОГРЕСС" - 1989. 1989

Еще по теме МОДЕРНИЗАЦИЯ КИТАЙСКОГО ЯЗЫКА И ПИСЬМЕННОСТИ*:

  1. ХАРАКТЕР И РЕЗУЛЬТАТЫ ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ РЕФЛЕКСИИ ПО ПОВОДУ МЫШЛЕНИЯ И ЯЗЫКА В КЛАССИЧЕСКИХ УЧЕНИЯХ ДРЕВНОСТИ 
  2. ПРОБЛЕМА СООТНОШЕНИЯ МЫШЛЕНИЯ И ЯЗЫКА В ТРУДАХ Г. В. ЛЕЙБНИЦА, И. КАНТА, Ф. В. ШЕЛЛИНГА И Г. ФРЕГЕ 
  3. Тема 2. Исторические типы философии
  4. Г Л A B A XIX ДРЕВНЯЯ ИНДИЯ
  5. Чэнь Чжантай КОРОТКО О НОРМАЛИЗАЦИИ КИТАЙСКОГО УСТНОГО ЯЗЫКА*
  6. МОДЕРНИЗАЦИЯ КИТАЙСКОГО ЯЗЫКА И ПИСЬМЕННОСТИ*
  7. 25 ЛЕТ АЛФАВИТА ПИНЬИНЬ ЦЗЫМУ