<<
>>

ОБСТОЯТЕЛЬСТВЕННЫЕ КОНСТРУКЦИИ И ИЛЛОКУТИВНАЯ СИЛА — ПРОБЛЕМЫ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ В ИХ ОТНОШЕНИИ К ЛИНГВИСТИЧЕСКОМУ РЕАЛИЗМУ

Тот факт, что обстоятельственные модификаторы осуществля­ют модификацию речевых актов, так же как и более очевидных языковых составляющих (например, предложений или глагольных групп), обычно рассматривался как вёсомое свидетельство в поль­зу рассмотрения речевых актов как языковых (по крайней мере в некоторой степени) составляющих.

Однако признание названного отношения между речевыми актами и обстоятельственными моди­фикаторами, хотя оно и широко распространено, приводит к серь­езным проблемам репрезентации, сводящимся в основном к тому* что не существует методов интерпретации обстоятельственных кон­струкций, которые бы не подпадали под действие Парадокса Пер- формативности (Перформадокса), сформулированного Бёром и Ликаном (Воёг — Lycan 1980). Если обстоятельственная кон­струкция репрезентируется как находящаяся вне области дейст­вия речевого акта, который она модифицирует, то она вносит оп­ределенный вклад в значение высказывания в целом, однако не может интерпретироваться точно таким же способом, как моди­фицируемое ею содержание речевого акта. При альтернативном подходе обстоятельственная составляющая репрезентируется как конструкция, находящаяся каким-то образом внутри речевого ак­та, который она модифицирует. Бёр и Ликан рассматривают зна­чительное число различных вариантов описания, каждый из которых требует достаточно сложной деривации и приводит тем не менее к неадекватной интерпретации предложения. (Я постараюсь, од­нако, показать, что первая альтернатива, обозначаемая мною как репрезентация «обстоятельственные конструкции вовне», является верной с точки зрения лингвистического описания, несмотря на то что средства интерпретации обстоятельственных модификаторов остаются пока еще науке неизвестными.)

2.1. Лингвистический реализм. Естественно, что некоторые ис­следователи, столкнувшись с названными трудностями, попытались исключить подобные факты из области компетенции языкознания или логики. Кресуэлл (Cress we 1 1 1973, 234), обсуждая про­

иллюстрированный в примере (8) тип неоднозначности, отмечает проблемы, возникающие при описании перформативных сентенци­альных составляющих как собственно языковых элементов, и предлагает иной метод решения этих проблем. Метод состоит в рассмотрении обстоятельственных конструкций в их «перформа- тивно-модифицирующей» функции как не вполне правильных с грамматической точки зрения конструкций английского языка, как конструкций, дефектных в том же смысле, в каком являются де­фектными усеченные предложения, если они не связаны с пред­шествующим контекстом, определяющим их значение и правиль­ную оформленность. Они представляются, таким образом, как кон­струкции, в каком-то (неясном) смысле производные и периферий­ные. К. Бах и Р. Харниш (Bach — Harnish 1979) существен­но развивают этот взгляд, эксплицитно определяя обстоятельст­венные конструкции того типа, который иллюстрируется в (8), как просто грамматически неправильные. В силу некоей социальной конвенции употребление этих конструкций признается допустимым6, хотя они не являются результатом действия каких-либо правил английского языка. При этом не дается объяснения тому, как это происходит — по «аналогии» к существующим формам или в результате расширения существующих правил по принципу ad hoc.

Если бы данное предположение было верным, мы могли бы ожидать, что не существует никаких исторических свидетельств по­добного употребления. Иначе говоря, мы должны были бы ут­верждать, что употребление обстоятельственных конструкций по типу (1) и (8) признается допустимым лишь при особых услови­ях, или характерно для «небрежной» разговорной речи, как некое новшество, не вполне признанное в литературном языке. На самом же деле существуют многочисленные письменно зафиксированные случаи употребления because ‘потому что’ и for ‘так как’, исполь­зуемых для обоснования утверждений, а следовательно, для моди­фикации речевого акта, а не его пропозиционального содержания. Ср. следующие примеры из текстов, созданных в прошлые века:

(14) They are much deceived... for because the stallion hath a rustic colour (1607, Oxford English Dictionary, vol. 1, p. 746). ‘Их сильно обманули... потому что жеребец оказался не чистых кровей’.

(15) The oil of resinous-like body contains phosphorus; for ... we find phosphoric acid in the residue (1838, Ibid., vol. 4, p. 412). ‘Краска этого смолистого тела содержит фосфор, так как в остатке мы находим фосфорную кислоту’.

Фактически в одном из своих первичных употреблений союз for используется для обоснования предшествующего утверждения, и в этом смысле данный союз весьма близок союзу саг во француз­ском языке и многим подобным союзам в других языках.

Поскольку я не вижу оснований относить такого рода упо­требления обстоятельственных конструкций к неправильным, я буду исходить из того, что они должны каким-то образом подчи­няться правилам английского языка. Задача в конечном счете заключается в выявлении того, каким образом рассматриваемые- выражения соотносятся с другими обстоятельственными конструк­циями.

2.2. Аргумент в пользу синтаксической связности. Если счи­тать, что предложения типа (1) должны рассматриваться как грамматически правильные, то некоторых из возникающих труд­ностей удалось бы избежать, анализируя данные предложения как случаи не вполне обычной обстоятельственной модификации пер­формативных составляющих, — как случаи, при которых действи­тельная модификация в прямом смысле слова не имеет места. Один из возможных способов такого анализа заключается в вы­движении следующего постулата: между обстоятельственной кон­струкцией и речевым актом существует не собственно языковое отношение, а лишь выводимое прагматическое. Этот подход пред­полагает отделение модифицируемого речевого акта от выраже­ния самого модификатора, которое может тогда входить в состав какого-то другого речевого акта, использующего, вероятно, де­скриптивное употребление того перформативного глагола, который был перформативно употреблен в модифицируемом речевом акте. При таком анализе источником предложения (1), повторенным здесь как (16а), должно быть (16Ь).

(16)a) Jenny isn't here for/because I don't see her. ‘Дженни здесь нет, так как/потому что я ее не вижу’.

b) I ASSERT (Jenny isn‘t here). I ASSERT (I tell you this because/*for I don't see 1іег).‘Я УТВЕРЖДАЮ (Дженни здесь нет). Я УТВЕРЖДАЮ (я говорю тебе это потому что/* так как я ее не вижу)’.

c) I don't see Jenny, so she isn't here. ‘Я не вижу Дженни, a значит ее здесь нет’.

d) I ASSERT I don't see Jenny; therefore/so I ASSERT she isn't here. ‘Я УТВЕРЖДАЮ я не вижу Дженни; поэто­му/значит Я УТВЕРЖДАЮ ее здесь нет’.

Используя эквивалентность значений подчинительных союзов for и because, с одной стороны, и сочинительного союза so ‘итак’— с другой, мы можем сконструировать и пример сочинительной связи в (16с), где союз so находится вне области действия второ­го утверждения (ср. 16d). (Это можно считать тонкостью, однако, если бы союз so находился в области действия утверждения, соот­ветствующее толкование имело бы тот же солипсистский оттенок, который имеет (16а) в результате модификации пропозиции Jenny isn‘t here союзом because.).

На самом деле существуют определенные основания для репре­зентации модификатора в области действия второго иллокутивно­го элемента, так как модифицирующие сентенциональные состав­ляющие, как кажется, сами обладают некоторыми свойствами ре­чевых актов (ср. М і 11 w о с h 1977). Однако вопрос состоит в том, являются ли речевой акт и его модификатор просто смежными в дискурсе, не имеющими между собой какого-либо связующего языкового элемента (и каким-то образом сочетающиеся в поверх­ностной структуре), или же они имеют внутренне им присущий, глубинный языковой соединительный элемент, который по своему характеру может быть подчиненным или сочинительным. Под­ход, основывающийся на представлении о смежности и предусмат­ривающий анафорическую связь с помощью this ‘это’ как в (16Ь), был предложен и рассмотрен под названием Паратактического Ме­тода Бёром и Ликаном (В о ё г— Lycan 1980). Структуру, сход­ную с (16 Ь), рассматривала и Миттвох (Mittwoch 1977) в свя­зи с аргументацией, направленной против правила опущения пер­форматива. Согласно Паратактическому Методу, каждому пра­вильно оформленному обстоятельственному модификатору речево­го акта соответствует эквивалентная структура, состоящая из по­следовательности автономных предложений, разделяющих речевой акт и его модификатор. Миттвох использует иной подход, утверж­дая, что существуют правильно оформленные последовательности типа (17а), для которых не существует правильно оформленных сочлененных вариантов.

(17)a) Your breath smells. I (*hereby) tell you this since (because) I am your best friend (Mittwoch 1977, 185)7. ‘У тебя изо рта дурно пахнет. Я (*тем самым) говорю это тебе, поскольку (потому что) я твой лучший друг’,

b) ??Your breath smells, since I am your best friend. ??‘У тебя изо рта дурно пахнет, поскольку я твой лучший друг’. Причина, по которой (17Ь) менее приемлемо, будет рассмотрена в следующем разделе8.

Для опровержения первого утверждения Паратактического Ме­тода необходимо найти такой тип модификатора речевого акта, который употребляется в «сочлененной» (combined) форм-е, как, например, в (18а), но не является грамматически правильным в «расчлененной» (separated) форме. Существует подмножество мо­дификаторов речевых актов, включающих в свой состав анафори­ческие местоимения типа so ‘так’, it ‘это (оно)’ и this ‘это’ или лексические выражения типа a long story ‘долгая история’. Обра­тите внимание на то, что в данном случае анафорическое выраже­ние не является объектом дескриптивного глагола tell, как в (16Ь) и (17а). Оно, скорее, является компонентом обстоятельственной сентенциональной составляющей и осуществляет референцию к пропозициональному содержанию модифицируемого речевого акта. Однако составляющая, содержащая so и т. д., является именно мо­дификатором речевого акта. Ближайшим аналогом уже рассмот­ренных примеров можно считать (18).

(18) а) Магу is arriving on Thursday, because Larry said so

this morning. ‘Мэри приезжает в четверг потому, что так сказал Лэрри сегодня утром’;

b) because Larry read it in the schedule, ‘потому, что Лэрри вычитал это в программе’.

c) Well, ok, the plan won’t work, if you say so. ‘Ну, хорошо, этот план не сработает, если вы так считаете’ (сказанное в форме вынужденного согласия с кем-либо).

В отличие от этих примеров есть предложения, в которых мо­дификаторы предшествуют модифицируемому речевому акту.

Некоторые из подобных примеров приводятся в (19) и (20). Здесь есть паратактические перифразы, если считать, что мы мо­жем представить сентенциональные составляющие с if (с доста­точной степенью приближения) как вопросы, а союз but ‘но’ — как however ‘однако’. Сложносочиненные предложения с союзом but должны интерпретироваться так же, как и предложения с сою­зом so в (16с).

(19) a) If I may say something, it seems they had no intention of

coming. ‘Если мне позволят что-либо сказать, то они, ка­жется, и не собирались приходить’.

b) То make a long story short, it turns out they had no

intention of coming. ‘Короче говоря (букв. >если длинную историю изложить коротко), получается, что они и не со­бирались приходить’.

c) I hate to say this, but it looks like they are right. ‘Мне тя­жело это говорить, но, похоже, они правы.’.

(20) a) May I say something? It turns out they had no intention

of coming. ‘Разрешите мне сказать кое-что? Получается,

что они и не собирались приходить’.

b) ГН make a long story short. It turns out they had no

intention of coming. ‘Я буду краток. Получается, что они и не собирались приходить’.

c) I hate to say this. However, it looks like they are right. ‘Мне тяжело это говорить. Однако, похоже, что они правы’.

В других случаях, однако, нет грамматических перифраз типа представленных в (20); обратите внимание, что перифразы в этих случаях несколько отличаются по форме от перифраз в (16) и (17). Поскольку модификатор предшествует модифицируемому им акту, в перифразе модификатора нет эксплицитного перформативного глагола, и было бы действительно странно, если бы описание ре­чевого акта предшествовало самому речевому акту. В примерах (21) — (24) приводятся случаи, в которых предшествующий моди­фикатор, включающий в себя анафорическое выражение, произво­дящее референцию к последующему суждению, не может быть вычленен в автономное предложение.

(21) a) If I may so, that dress isn’t very becoming. ‘Если я мо­

гу так сказать, это платье вам не очень идет.’ b) *Мау I say so? That dress isn't very becoming. ‘Можно мне так сказать? Это платье вам не очень идет.’

(22) a) John hasn't said so, but he is planning to leave. ‘Джон

этого не сказал, но он собирается уехать.’ b) *John hasn’t say so/it. He‘s planning to leave, however. ‘Джон не сказал этого. Он собирается, однако, уехать’.

(23) a) Mary would be last to say it, but she isn't happy with the

situation. ‘Мэри, пожалуй, не сказала бы этого, но она не рада этой ситуации’,

b) *Магу would be the last to say it. She isn’t happy with the situation. ‘Мэри, пожалуй, не сказала бы этого. Она не рада этой ситуации’.

То же справедливо в отношении содержания повелительных, а не только утвердительных высказываний:

(24) a) If you would't mind doing so, please write to your congress­

man. ‘Если вы ничего не имеете против этого, напишите, пожалуйста, вашему конгрессмену’,

b) *Would you mind doing so? Please write to your congress­man. ‘Вы ничего не имеете против этого? Напишите, пожа­луйста, вашему конгрессмену’.

Во всех вышеприведенных примерах анафорический элемент, выделенный курсивом, используется с целью референции к после­дующему утверждению или просьбе, и в первую очередь к их со­держанию, а не иллокутивной силе.

Нулевой элемент (0) также может указывать на анафори­ческое отношение, однако лишь в составе модификатора, а не са­мостоятельного предложения:

(25) a) Although I don't want to say 0, I know who tipped them

of. ‘Хотя я и не хочу говорить, я знаю, кто их преду­предил’.

b) I don’t want to say 0, but I know who tipped them off. ‘Я не хочу говорить, но я знаю, кто их предупредил’.

c) *1 dont want to say 0; I know who tipped them off, howe­ver. ‘Я не хочу говорить. Я знаю, кто их предупредил, тем не менее’.

В некоторых аспектах ограничения на отношения между анафо­рическим выражением и соответствующим суждением аналогичны отношениям между антецедентом и анафорическим выражением, которые обсуждались в работе (Hankamer — Sag 1976), где проводится разграничение между теми анафорическими выражени- ями, которые обязаны иметь языковые антецеденты (например, so ‘так’, do so ‘делать так’ и 0), и теми, которые могут иметь неязы­ковые антецеденты (например, that ‘это’, do it ‘делать это’ и ме­стоимения). Различие здесь состоит в том, что it (производящее референцию к суждению) требует лингвистически связанного по­следующего антецедента, в то время как it, производящее референ­цию к положению дел (в случаях, представленных Дж. Ханкаме- ром и И. Сэгом), — управления прагматическими факторами. Они могут, однако, рассматриваться как случаи обычной направленной вправо прономинализации. Было бы трудно представить, каким образом it может предшествовать прагматическому антецеденту. Во всяком случае, иллюстрируемое обобщение имеет отношение лишь к тем случаям, в которых местоимение предшествует сужде­нию, к которому оно осуществляет референцию.

Ничто в паратактико-деривационном анализе не указывает на то, что направленное влево анафорическое действие местоимений so и it должно блокироваться, если нет языковой формы связи (подчинительного союза типа if или сочинительного союза типа but). Частицы тип»а however, имплицирующей связь, оказывается недостаточно. И эта связь устанавливается между содержанием речевого акта и прономинальным элементом в той сентенциональ- ной составляющей, которая данный речевой акт модифицирует. Ни один из этих фактов не имеет очевидного прагматического объяс­нения, а в представленном мною описании достаточно сильно ощу­щается действие произвольного и жесткого грамматического пра­вила. Отношение между речевым актом и модифицирующей подчи­ненной конструкцией будет рассмотрено в следующем разделе, в особенности на примере структуры (36), представленной в виде де­рева. Эквивалентная структура для сочинительных структур, свя­занных союзом but ‘но’ и т. п., также будет помещать союз вовне связываемых им речевых актов.

Однако если мы обратимся к наиболее очевидному принципу, обусловливающему отношения между местоимениями и антецеден­тами, то обнаружим, что соответствующее ограничение на модифи­катор речевого акта является сходным, но не идентичным. Соглас­но этому общему ограничению, местоимение не может предшество­вать антецеденту, если оно этим антецедентом не управляется (ср. Langacker 1969). Таким образом, в сочинительной структуре антецедент должен предшествовать кореференциональному место­имению. В структуре «главное предложение — придаточное пред­ложение» местоимение в придаточном может предшествовать анте­цеденту, занимающему более высокое положение, например, нахо­дящемуся в главном предложении. В представленных мною слу­чаях нет, однако, различий между сочинительными и подчини­тельными сентенциальными составляющими. Местоимения so и it* а также прономинальная глагольная группа do so ‘делать так’ мо­жет предшествовать своим антецедентам независимо от того, ка­ким союзом — подчинительным (типа if) или сочинительным (ти­па but) — выражается их связь. (Возможно, и есть какое-то объ­яснение структурного сходства между данными двумя случаями и подчиненными предшествующими структурами. Однако такого рода объяснение должно основываться на адекватном лингвисти­ческом рассмотрении структурных отношений между речевыми ак­тами и обстоятельственными конструкциями).

Отношения управления имеют место в обычных случаях упот­ребления анафорических do so, it и so, в которых проявляется раз­личие между подчинительными структурами (где возможна на­правленная влево прономинализация) и сочинительными или рас­члененными структурами( где она невозможна).

(26) a) If John says he is going to do so, then he definitely will.

be there at 4.00. ‘Если Джон говорит, что он собирается сделать это, то он наверняка будет там в 4.00’.

b) *John may do so, but I doubt that he really will be there at 4.00. ‘Джон, может быть, это сделает, но я сомнева­юсь, что он действительно будет там в 4.00’.

c) *John may do so. I doubt that he will really be there at 4.00. ‘Джон, может быть, это сделает. Я сомневаюсь, что огс действительно будет там в 4.00’.

(27) a) If he had believed ii, he would have told you that Fred was-

the culprit. ‘Если бы он верил в это, он бы сказал тебе,, что Фред преступник’.

b) ??/*Perhaps he believed it, and he told many people that Fred was the culprit9. ‘Возможно, он так думал и сказал многим, что Фред преступник’.

c) *1 think he believed it. He told many people that Fred was the culprit. *Я думаю, он так считал. Он сказал многим, что Фред преступник’.

(28) a) If Liza thinks so, she’ll surely tell you that you’re wrong,

‘Если Лиза так думает, она наверняка скажет тебе, что* ты неправ’.

b) *Liza thought so and so she told you that you’re wrong. ‘*Лиза так думала, и поэтому она сказала тебе, что ты. неправ’.

c) *Liza thought so. She went and told me I was wrongs ‘Лиза думала так. Она пошла и сказала мне, что я был неправ’.

Если анафорический элемент и следующая за ним глагольная группа или суждение признаются тождественными и если нет пред­шествующего антецедента, то сочиненные структуры (26) — (28Ь) отличаются от рассмотренных случаев модификации речевых ак­тов. Аналогичные примерам (26) — (28Ь) случаи модификации ре­чевых актов грамматически правильны, даже если они имеют со­чиненную структуру. Случаи (а) и (с) являются при этом анало­гичными в том смысле, что подчиненные структуры могут иметь направленную влево анафору, а отдельные предложения не могут.

Это положение дел, хотя и весьма неутешительное, является типичным для речевых актов. Закономерности, ассоциированные с ними, либо являются чересчур регулярными для того, чтобы быть чисто прагматическими, либо не имеют прагматического объясне­ния, однако правила, которые могут быть здесь задействованы, несколько отличаются — большей или меньшей ограниченностью— от соответствующих правил для обычных структур. (Некоторые примеры особенностей косвенных речевых актов, которые не сле­дуют из свойств поверхностной структуры или конвенционально передаваемой иллокутивной силы, рассматриваются в работе Davison 1975).

3.

<< | >>
Источник: Б. Ю. ГОРОДЕЦКИЙ. НОВОЕ В ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИНГВИСТИКЕ. ВЫПУСК XVII. ТЕОРИЯ РЕЧЕВЫХ АКТОВ. МОСКВА «ПРОГРЕСС» - 1986. 1986

Еще по теме ОБСТОЯТЕЛЬСТВЕННЫЕ КОНСТРУКЦИИ И ИЛЛОКУТИВНАЯ СИЛА — ПРОБЛЕМЫ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ В ИХ ОТНОШЕНИИ К ЛИНГВИСТИЧЕСКОМУ РЕАЛИЗМУ:

  1. ОБСТОЯТЕЛЬСТВЕННЫЕ КОНСТРУКЦИИ И ИЛЛОКУТИВНАЯ СИЛА — ПРОБЛЕМЫ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ В ИХ ОТНОШЕНИИ К ЛИНГВИСТИЧЕСКОМУ РЕАЛИЗМУ