ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

ПОСТРОЕНИЕ ОТНОСИТЕЛЬНОЙ КОНСТРУКЦИИ В ТУРЕЦКОМ ЯЗЫКЕ, ИЛИ ЕСТЬ ЛИ НЕОБХОДИМОСТЬ В РАЗЛИЧЕНИИ ПОДЛЕЖАЩНЫХ И НЕПОДЛЕЖАЩНЫХ ОПРЕДЕЛЯЕМЫХ ИМЕН

Р. Андерхилл в своей статье «Причастия в турецком язы­ке» (Underhill 1972)*, анализируя относительные конст­рукции, делит их на два типа, представленные соответственно в (1) и (2):

(1) mekteb-e gid-en oglan.

школ a-da г. ходить-прич. мальчик

’ходящий в школу мальчик; мальчик, который ходит в школу’

(2) oglan-in git-tig-i mektep.

мальчик-ген. хощіть-прич.-Зл.ед.-посесс. школа ’школа, в которую ходит мальчик’

На основании подобных примеров Андерхилл заключает, что при определяемом имени — подлежащем исходного предложе­ния употребляется конструкция с причастием на -Еп; если же определяемое имя не является подлежащим, употребляется конструкция с причастием на -DIK (указ. соч., с. 88). Таким образом, (1) и (2) производим от

(3) Oglan mekteb-e gid-er. мальчик школ a-da т. ходить-насг.

’Мальчик ходит в школу’.

В (1) определяемое имя oglan соответствует подлежащему исходного предложения, а в (2) определяемое имя mektep соответствует в исходном предложении дативному дополне­нию к глаголу ’ходить’.

Mii§erref Dede. Why should Turkish relativization distinguish be­tween subject and non-subject head nouns? — «Berkeley Linguistic Society. Annual meeting 2. Proceedings ». Berkeley, 1976, pp. 67—76.

© Berkeley Linguistic Society, 1976 * См. статью P. Андерхилла в наст. сб. — Прим. перев.

Аналогичное заключение делается и в недавно вышедшей статье X. Ханкамера и JI. Кнехт[37]: «Субъектное причастие упот­ребляется тогда, когда ’’мишенью” релятивизации при по­строении относительной конструкции является подлежащее этой конструкции, а объектное причастие употребляется тогда, когда ’’мишень” не является подлежащим» (Hankamer, Knecht 19766, с. 198—199)1.

При этом авторы обеих работ хорошо сознают, что это утверждение верно далеко не всегда и что суффикс -(у)Еп может присоединяться к причастию в некоторых случаях, ког­да относительная конструкция (далее ОК) определяет непод- лежащную ИГ, ср.:

(4) alt-in-dan su ak-an карі

низ-Зл.ед.-абл.

вода течь-СЯ дверь

’дверь, из-под которой течет вода’,

производное от

(5) Kapi-nin alt-in-dan su ak-iyor.

дверь-ген. низ-Зл.ед.-абл. вода течь-насг.

’Из-под двери течет вода’.

или

(6) yilan-i kabag-i yi-yen adam

змея-носесс. тыква-aww. есть-СЯ человек

’человек, чья змея съела тыкву’,

производное от

(7) Adam-in yilan-i kabag-i ye-di.

человек-ген. зм ея-посесс. тыква-акк. есгь-прош.

’Змея (этого) человека съела тыкву’.

Ханкамер и Кнехт находят неудачным объяснение, предлагае­мое для этого явления Андерхиллом, и предпринимают более детальный анализ материала. Им удается выявить ряд сущест­венных моментов, связанных с выбором между причастными суффиксами -DIK и -(у)Еп при построении ОК, однако суть механизма образования ОК остается неясной. Вслед за Андер­хиллом эти авторы исходят из того, что СП обычно употребля­ется там, где определяемым именем является подлежащее исходного предложения, а значит, задача сводится к тому, чтобы объяснить случаи употребления СП при неподлежащ- ных именах. При таком подходе результатом исследования может быть только описание тех случаев, когда при непод- лежащном определяемом имени выступает причастие с суф­фиксом -(y)En, без объяснения, почему оно появляется здесь вместо ожидаемого причастия с -DIK. Реальные процессы, имеющие место при построении ОК, выявить не удается. В связи с этим возникает вопрос, следует ли вообще различать подлежащные и неподлежащные определяемые имена и имена- мишени при описании ОК в турецком языке. Поскольку ни явного, ни скрытого согласования между причастием и под- лежащным определяемым именем не прослеживается, в этом едва ли есть необходимость.

Мы рассмотрим построение ОК под другим углом зрения, а именно в связи с семантическими и синтаксическими харак­теристиками турецкого предложения: порядком слов, функ­цией падежных суффиксов, определенностью/неопределен­ностью имен. Только при таком подходе к синтаксическим процессам нам удастся показать, что выбор причастного суф­фикса при построении ОК задается отнюдь не противопостав­лением подлежащных и неподлежащных определяемых имен.

Напротив, суффикс -DIK обязательно употребляется тогда, когда исходное подлежащее, сохраняющееся в ОК, принимает суффикс генитива. Из этого естественным образом следует, что если в момент построения ОК подлежащее в исходном предложении отсутствует или же если при построении ОК подлежащее в соответствии с правилами подвергается коре- ферентному опущению, то необходимость в -DIK отпадает и на его место становится -(у)Еп.

При построении ОК действуют следующие правила.

I. Правило кореферентного опущения (ПКО): ИГ, коре- ферентная определяемому имени, опускается из относитель­ной конструкции.

II. Правило присоединения суффикса генитива (ПСГ): если опущенная ИГ не является исходным подлежащим ОК, к исходному подлежащему ОК присоединяется суффикс гени­тива; условия применения этого правила оговариваются ниже.

III. Правило присоединения суффикса причастия (ПСП): если действует ПСГ, обязателен суффикс -DIK, в противном случае употребляется суффикс -(у)Еп.

IV. Правило присоединения посессивного суффикса (ППС): если по ПСП требуется суффикс -DIK, причастие, согласующее­ся в лице и числе с исходным подлежащим ОК, обязательно получает посессивный суффикс.

Остается выяснить, когда именно действует ПСГ. Посколь­ку от действия этого правила зависит выбор причастия ОК, ответа на данный вопрос будет достаточно для того, чтобы установить условия выбора между -(у)Еп и -DIK. Прежде чем перейти к этому вопросу, остановимся кратко на падежных показателях и их функциях. Кроме того, нас будет интересо­вать роль порядка слов в указании на функцию и определен­ность/неопределенность ИГ в турецком предложении.

Отношение имени к глаголу в турецком предложении мо­жет обозначаться следующими падежными показателями: аккузатива -(у)1> датива -(у)Е, локатива -DE, аблатива -DEn, генитива -(п)1п и номинатива 0.

Падежный показатель присоединяется всегда к последнему элементу ИГ[38]. Все косвенные дополнения2 в предложении маркируются одним из трех падежных показателей — дативом, локативом или аблативом.

Подлежащее независимо от харак­теристики определенность/неопределенность всегда стоит в но­минативе, с нулевым падежным показателем. Непрямое дополнение оформляется показателем датива -(у)Е, а опреде­ленное прямое дополнение имеет показатель аккузатива -(у)1. Неопределенное прямое дополнение, непосредственно предше­ствующее сказуемому (для прямого дополнения это немарки­рованная позиция в предложении), выступает в номинативе. В конструкции такого рода определенная ИГ однозначно отождествляется с подлежащим, поскольку, если бы она имела статус прямого дополнения, она оформлялась бы показателем аккузатива:

(8) Pinar bir kopek kovali-yor.

арт. собака гнаться-насг.

’Пынар преследует (какую-то) собаку’.

При неопределенном подлежащем и неопределенном пря­мом дополнении, естественно, необходим жесткий порядок слов, так как одного только падежного оформления для опре­деления функций этих двух ИГ в предложении оказывается недостаточно. Ср. пример (9), где и подлежащее, и прямое дополнение неопределенные и стоят в номинативе.

(9) Bir kopek bir gocuk kovali-yor. арт. собака арт. ребенок гнаться-наст.

’(Какая-то) собака преследует (какого-то) ребенка’.

Никаких собственно морфологических указаний на различия в синтаксическом статусе двух ИГ в предложении нет, и ре­шающую роль здесь приобретает порядок слов.

(10) Bir gocuk bir kopek kovali-yor. арт. ребенок арт. собака гнатьс я-наст.

’(Какой-то) ребенок преследует (какую-то) собаку’.

Из предложения (10) видно, что изменение порядка слов связано с изменением функций ИГ. Далее, если прямое допол­нение все же перемещается из предглагольной позиции, оно обязательно маркируется показателем аккузатива:

(11) Bir gocug-u bir kopek kovali-yor. арт. ребенок-акк. арт. собака гнаться-насг.

’(Какого-то) ребенка преследует (какая-то) собака’.

Итак, немаркированный порядок слов в турецком предло­жении следующий: ПОДЛЕЖАЩЕЕ — НЕПРЯМОЕ ДОПОЛНЕ­НИЕ - ПРЯМОЕ ДОПОЛНЕНИЕ - СКАЗУЕМОЕ. Это демонст­рирует пример (12).

(12) Ayttil Pinar-a kalem-i ver-di.

-дат. карандаш-акк. дать-прош.

’Айтюль дала Пынар карандаш’.

В предложении с переходным глаголом предглагольная позиция является немаркированной для неопределенного пря­мого дополнения, в предложении же с непереходным глаго­лом это нейтральная позиция неопределенного подлежащего. Следовательно, неопределенное прямое дополнение в предло­жении с переходным глаголом и неопределенное подлежащее в предложении с непереходным глаголом имеют нулевое падеж­ное оформление в том случае, если они стоят непосредственно перед глаголом. Этот весьма существенный факт играет важную роль в определении условий выбора между суффикса-

ми -DIK и -(у)Еп при построении ОК.

Суффикс генитива, в частности, служит для оформления исходного подлежащего во вставленном предложении. При построении ОК показатель генитива выполняет две функции: во-первых, он отличает исходное подлежащее ОК от подлежа­щего матричного предложения, а во-вторых, препятствует какому-либо изменению в статусе и в определенности данной ИГ (эти изменения могут произойти вследствие кореферент- ного опущения имен в процессе построения ОК). Выполнение обеих этих функций обеспечивается обязательным примене­нием ПСГ (А) к подлежащему переходного глагола независи­мо от определенности/неопределенности этой ИГ, (Б) к опре­деленному подлежащему при непереходном глаголе и неопре­деленному подлежащему при непереходном глаголе, не зани­мающему предглагольной позиции.

Рассмотрим каждый из этих случаев применения ПСГ и попробуем объяснить причины, обусловливающие необходи­мость применения этого правила.

I. ПСГ, как видно из примеров, обязательно применяется к субъекту при причастии от переходного глагола.

(13) a) Qocuk bir kopek kovali-yor.

ребенок арт. собака гнаться-наст.

’Ребенок преследует (какую-то) собаку’.

b) gocug-un 0 kovala-dig-i kopek ребенок-ген. гнаться-прич.-посесс. собака ’собака, преследуемая ребенком’

c) *gocuk 0 kovala-yan kopek

ребенок гнаться-прыч.

собака (в требуемом толкова­нии)

’собака, преследующая ребенка’

(14) a) Bir gocuk bir kopek kovali-yor.

арт. ребенок арт. собака гнатьс я-наст.

’(Какой-то) ребенок преследует (какую-то) собаку’.

b) bir gocug-un 0 kovala-dig-i kopek арт. ребенок-ген. гнатьс я-прич.-посесс. собака ’собака, преследуемая (каким-то) ребенком’

c) *bir gocuk 0 kovala-yan kopek

арт. ребенок гнаться-прыч. собака (в требуемом

толковании)

Мы уже отмечали, что линейный порядок ИГ в турецком пред­ложении играет решающую роль, так как он указывает на син­таксический статус ИГ, ср. примеры (9) —(10). Так, в предло­жении типа (14,а), где и подлежащее, и прямое дополнение неопределенные, нейтральным будет порядок ПОДЛЕЖАЩЕЕ— ПРЯМОЕ ДОПОЛНЕНИЕ — СКАЗУЕМОЕ, который нельзя из­менить, не нарушив при этом синтаксический статус ИГ. Сле­довательно, ИГ в предглагольной позиции в таком предложе­нии однозначно понимается как прямое допонение. В (13,с) и (14,с) опущение прямого дополнения bir kopek ’ (какую-то) собаку’ ведет к постановке подлежащего непосредственно перед исходным сказуемым-причастием, а значит, ведет к интерпретации его как исходного прямого дополнения. Чтобы избежать этого, необходимо нейтрализовать факт постановки ИГ подлежащего в непосредственно предглагольную позицию. Это и осуществляется путем присоединения показателя гени­тива; он маркирует, как видно из (13,Ь) и (14,Ь), исход­ное подлежащее вставленной конструкции.

При построении ОК, которая определяет подлежащее, опу­щение подлежащего gocuk ’ребенок’, занимающего начальную позицию в предложении, не меняет порядка слов, и, таким образом, ИГ сохраняет свои грамматические связи. Следова­тельно, опущение подлежащего не требует применения ПСГ. По сформулированным выше правилам выбирается причаст­ный суффикс -(у)Еп:

(15) bir kopek kovala-yan gocuk

арт. собака гнаться-np ич. ребенок ’ребенок, преследующий (какую-то) собаку’

Применение ПСГ в случае (А) основано на немаркирован­ном порядке слов. При маркированном порядке слов приме­нение ПСГ зависит от семантических свойств членов предложе­ния и/или от действия весьма типичного и продуктивного в турецком языке процесса инкорпорации ИГ в глагольный комплекс3.

Ср. одинаковые по структуре предложения (16) и (17), где неопределенное подлежащее kopek ’ (какая-то) собака’ ста­новится непосредственно перед глаголом.

(16) Kiz-i kopek lsir-di.

девочка-акк. собака кусать-прош.

’Девочку укусила (какая-то) собака’.

(17) Kiz-i kopek kovala-di.

девочка-акк. собака гнаться-прош.

’Девочку преследовала (какая-то) собака’.

Построение ОК, определяющей прямое дополнение kiz-i ’де­вочку’, без применения ПСГ возможно для (16), но невоз­можно для (17), где при этом нарушаются грамматические отношения, ср. (19).

(18) 0 kopek isir-an kiz собака кусать-прыч. девочка

’девочка, которую укусила собака; девочка, укушенная собакой’

(19) 0 kopek kovala-yan kiz собака гнаться-прич. девочка

’девочка, преследующая (какую-то) собаку; девочка, которая преследовала (какую-то) собаку’

В определении синтаксического статуса обеих ИГ в (18) оче­видным образом играют роль семантические свойства имен и предиката, а также экстралингвистические сведения, которы­ми располагает говорящий. Что же касается ситуации в (19), то здесь возможны оба толкования: как то, что девочка преследует собаку, так и обратное; никакого морфологиче­ского показателя, свидетельствующего о том, что опущенная ИГ является именно прямым дополнением, нет. Следователь­но, синтаксический статус ИГ может быть определен исключи­тельно на основании порядка слов. Нейтральный порядок слов ПОДЛЕЖАЩЕЕ - ПРЯМОЕ ДОПОЛНЕНИЕ - СКАЗУЕМОЕ, и, значит, kiz будет истолковано как подлежащее.

Рассмотрим следующий пример:

(20) kiz-i-ni kopek kovala-yan adam дочь-посесс.-акк. собака гнаться-прич. человек ’человек, чью дочь преследует (какая-то) собака’

Это предложение производно от (21).

(21) Adam-in kiz-i-ni kopek kovali-yor. Человек-геи. дочь-посесс.-акк. собака гнаться-наст.

’Дочь (этого) человека преследует (какая-то) собака’.

Далее, (22) производно от (23):

(22) kiz-i kopek kovala-yan adam дочь-посесс. собака гнаться-прич. человек ’человек, чья дочь преследует собаку’

(23) Adam-in kiz-i kopek kovali-yor. человек-ген. дочь-посесс. собака гнаться-насг.

’Дочь (этого) человека преследует (какую-то) собаку’.

В (20) прямое дополнение kiz-i-ni имеет показатель акку­затива и ИГ kopek ’собака’ однозначно определяется как под­лежащее. В (22) отсутствие ненулевого падежного показателя указывает на подлежащный статус kiz-i ’дочь’. Если бы это было не подлежащее, а прямое дополнение, оно бы обязатель­но стояло в аккузативе, так как притяжательные ИГ всегда осознаются как определенные и, следовательно, требуют акку- зативного оформления. Таким образом, при построении ОК и при применении ПСГ решающую роль играет возможность/не­возможность однозначно определить подлежащее и прямое дополнение. Иными словами, ПСГ действует тогда, когда под­лежащее и прямое дополнение не различаются падежными по­казателями, порядком слов, не идентифицируются в силу се­мантики имен и т.д. Из перечисленных выше шести падежных суффиксов пять возможны для ИГ как в матричном, так и во вставленном предложении; показатель же генитива при­соединяется к ИГ только во вставленном предложении. Сле­довательно, суффикс генитива употребляется тогда, когда статус ИГ во вставленном предложении не маркируется ни­какими другими средствами. А значит, утверждение Ханка- мера и Кнехт о том, что «в предложении с неопределенным подлежащим независимо от статуса имени-мишени должна строиться ОК с субъектным причастием» (Н a n k a m е г, Knecht 19766, с. 217), носит слишком общий характер: оно верно только для некоторых предложений с непереход­ным глаголом (см. ниже, пункт II).

Разберем еще один пример из работы Ханкамера и Кнехт, подтверждающий, что ПСГ применяется только там, где необ­ходимо пометить синтаксический статус подлежащной ИГ во вставленном предложении:

(24) 0 kabag-i ye-dig-i §iipheli ol-an(*-DIK)

тыква-акк. есгъ-прич.-посесс. сомнительный быть-СП

yilan

(*ОП) змея

’змея, которая едва ли могла съесть тыкву’

(указ. соч., с. 208).

Подлежащим в этом предложении является сентенциальная ИГ, а именно:

(25) yilan-in kabag-i ye-dig-i змея-ген. тыква-атстс. есть-прич.-посесс.

’(то, что) змея съела тыкву’

Если при построении ОК, определяющей какую-либо ИГ в дан­ном сентенциальном подлежащем, применяется ПСГ, по­следняя составляющая всей группы подлежащего, то есть но- минализованное сказуемое ye-dig-i, должна принимать показа­тель генитива. Однако, как видно из (24), необходимость в ПСГ отсутствует, так как опущение ИГ из состава сентенци­ального подлежащего не меняет синтаксической связи между этим подлежащим и главным сказуемым qiipheli ’быть сомни­тельным’: эта синтаксическая связь обозначается отсутствием падежного показателя. Иначе говоря, сентенциальная ИГ в номинативе может быть только подлежащим. Сентенциаль­ное прямое дополнение всегда имеет аккузативное оформле­ние, а сентенциальные косвенные дополнения — один из трех падежных показателей (датива, локатива или аблатива). Значит, маркировать сентенциальное подлежащее при построе­нии ОК суффиксом генитива нет необходимости.

Однако если сентенциальная ИГ выступает в роли пря­мого дополнения, как в (26), то при построении ОК, опреде­ляющей любую ИГ в составе этого дополнения, употребляет­ся причастие с суффиксом -DIK, так как в соответствии с приципом (А), к подлежащему Hasan применяется ПСГ:

(26) Hasan yilan-in kabag-i ye-dig-i-ni.

змея-ген. тыква-атстс. есть-прич.-посесс.-акк. san-iyor. верить-наст.

’Хасан считает, что змея съела тыкву’.

(27) Hasan-in yilan-in ye-dig-i-ni san-dig

-ген. змея-ген. есть-прич.-посесс.-акк. верить-ОЯ (*En)-i kabak

(* СП)-посесс. тыква

’тыква, которую, как считает Хасан, съела змея’

Ханкамер и Кнехт предлагают объяснить случаи типа (24) и

(26) принципом непосредственно управляющего узла (ПНУ): «если мишенью при построении ОК является некоторая под- составляющая одной из главных составляющих предложения, выбирается то причастие, которое требовалось бы, если бы данная ОК определяла саму эту составляющую. (В наиболее простых случаях это означает, что если мишень подчиняется узлу подлежащего ОК, то выбирается СП, в противном слу­чае — ОП) » (указ. соч., с. 210).

Хотя этот принцип и работает в рамках трансформацион­ного описания, включать его в грамматику турецкого языка едва ли имеет смысл, поскольку выбор между суффиксами -(у)Еп и -DIK при построении ОК адекватно описывается ПСГ. Это же правило действует и при обычном подчинении, ср. (28) и (29).

(28) a) £ocuk oda-da uyu-yor.

ребенок комната-лоте, спать-наст.

’Ребенок спит в (этой) комнате’, b) Qogug-un oda-da uyu-dug-u-nu

ребенок-ген. комната-лотс. спатъ-прич.-посесс.-акк. gor-dti-m

видеть-яро их.- Іл.ед.

’Я видел, что ребенок спит в (этой) комнате’.

(29) a) Oda-da gocuk uyu-yor.

комната-лотс. ребенок спать-наст.

’В комнате спит/спят ребенок/дети’, b) Oda-da gocuk uyu-dug-u-nu gor-dii-m.

комната-лотс. ребенок спать-лрич.-посесс.-акк. видеть- проих.-іл.ед.

’Я видел, что в комнате спит/спят ребенок/дети’.

Из примеров (28) и (29) видно, что определенное подлежащее подчиненной конструкции присоединяет показатель генитива, а неопределенное подлежащее, стоящее непосредственно перед глаголом, — нет. Теперь на примере (28,а) и (29,а) мы попы­таемся показать, что ПСГ аналогичным образом действует и при построении ОК.

II. ПСГ обязательно применяется к определенному подле­жащему при непереходном глаголе, поскольку нейтральный порядок слов в предложении такого типа — ПОДЛЕЖАЩЕЕ —

КОСВЕННОЕ ДОПОЛНЕНИЕ - СКАЗУЕМОЕ.

(30) a) Qocuk oda-da uyu-yor.

ребенок комната -лоте, спать-наст.

’(Этот) ребенок спит в комнате’ (

<< | >>
Источник: А. Н. БАРУЛИН. Новое в зарубежной лингвистике. Выпуск XIX. Проблемы современной тюркологии. Москва "Прогресс" - 1987. 1987

Еще по теме ПОСТРОЕНИЕ ОТНОСИТЕЛЬНОЙ КОНСТРУКЦИИ В ТУРЕЦКОМ ЯЗЫКЕ, ИЛИ ЕСТЬ ЛИ НЕОБХОДИМОСТЬ В РАЗЛИЧЕНИИ ПОДЛЕЖАЩНЫХ И НЕПОДЛЕЖАЩНЫХ ОПРЕДЕЛЯЕМЫХ ИМЕН:

  1. ПОСТРОЕНИЕ ОТНОСИТЕЛЬНОЙ КОНСТРУКЦИИ В ТУРЕЦКОМ ЯЗЫКЕ, ИЛИ ЕСТЬ ЛИ НЕОБХОДИМОСТЬ В РАЗЛИЧЕНИИ ПОДЛЕЖАЩНЫХ И НЕПОДЛЕЖАЩНЫХ ОПРЕДЕЛЯЕМЫХ ИМЕН
  2. ПРИМЕЧАНИЯ