<<
>>

Социо-культурные условия языкового контакта

7.1. Изучение языкового поведения двуязычного носи­теля и связи между его биографией и его речью на обоих языках вовсе не должно ограничиваться каждый раз одним человеком. Когда контакт между языками происходит в масштабе целой группы людей, особенно если это доста­точно большая группа, то индивидуальные особенности языкового поведения отдельных носителей взаимно уничто­жаются и проступают социально обусловленные языковые навыки и процессы, характерные для группы в целом.

Мно­гие факторы, дающие языку статус «доминирующего»— его важная роль в общении, его значение для социального про­движения и т. д.,— навязываются человеку окружающей средой. Поэтому соотношение между языками часто оказы­вается одинаковым для многих носителей, участвующих в данной ситуации контакта.

Даже порядок, в котором языки изучаются, возраст, в котором они усваиваются, и степень грамотности в каж­дом из языков часто определяются обществом, а не самим носителем. Более того, окружающая среда может закреп­лять даже за каждым языком определенные темы и типы собеседников единым для всей группы образом. В одних обществах двуязычие находится под подозрением, в других окружено уважением. В одних обществах переключение с языка на язык допускается, в других — осуждается. Интерференция может разрешаться в одном языке и прези­раться в другом. Двуязычный носитель стремится придер­живаться норм той группы, к которой он принадлежит.

7.2. Очень важный аспект проблемы связан с функция­ми языка в многоязычном коллективе. Одни функции явно оказывают более консервативное воздействие на языковые нормы, чем другие. Значительна роль консервативных фак­торов, например, в языке как инструменте образования. Там, где школа оказывается в состоянии служить передат­чиком сильной и яркой литературной традиции, там моло­дому поколению с успехом прививается бдительность к интерференции. В повседневной речи, стремящейся лишь к понятности, тщательностью произношения пренебрегают;

здесь интерференция получает простор и легко входит в привычку. Отлучение языка от функций, придающих ему престиж, например от роли государственного языка, часто снижает его авторитет и уменьшает сопротивление интерференции, способствуя закреплению нововведений, вносимых двуязычными носителями.

7.3. Конечно, «коллектив» слишком крупная единица для нашего рассмотрения. Удобнее рассматривать дву­язычный коллектив как состоящий из двух групп, имеющих каждая свой родной язык (two mother-tongue groups — MTG). Каждая MTG включает всех тех членов коллектива, которые усвоили данный язык в качестве своего родного языка. Правда, в эту схему не укладываются случаи, когда весь двуязычный коллектив усваивает оба языка в одно и то же время, в детстве, или когда в двуязычном коллек­тиве один из языков ни для кого не является родным. (Это бывает при таком двуязычии, когда один из языков является лишь традиционным языком литературы, бого­служения и т. п., но не служит средством общения матери с ребенком.) Рассматривая двуязычный коллектив как состоящий из двух MTG, мы можем определить роль каж­дого языка для каждой из MTG. Мы можем сравнить размеры этих групп и увидеть, на какую из групп прихо­дится основное бремя языкового общения.

Если в некотором коллективе есть две MTG, по 50% жителей в каждой, то следует ожидать, что равные части каждой группы выучат язык другой группы; можно будет сказать, что бремя двуязычия распределено равномерно. Однако если окажется, что в одной MTG 60% двуязычных носителей, а в другой только 10%, то это является статистическим выражением более привилегированного положения второго языка в данной ситуации языкового контакта.

7.4. Очень поучительно сравнить деление коллектива на MTG с прочими видами его деления на подгруппы. Одним из возможных коррелятов деления на MTG является географическое деление: распространены такие ситуации контакта языков, когда каждая MTG занимает достаточно четко очерченную территорию. Таково, например, положе­ние в двуязычном Фрейбурге в Швейцарии в противо­положность двуязычному же Билю. Связь может иметься также между делением на MTG и делением жителей на исконных и пришлых, иммигрантов. Если одна из MTG является менее исконной, чем другая, то ее язык может

оказаться более подверженным интерференции, не только потому что на новом месте жительства могут обнаружиться и стать более заметными «белые пятна» в языке иммигрантов (см. § 5.2), но и потому, что социальный статус этого языка может быть более низким, чем у языка местных жителей. Так как во многих иммигрантских группах очень велик процент женщин, то вытекающие отсюда смешанные браки также могут вести к нарушению непрерывной языковой традиции в этих MTG. Часто различия между MTG оказы­ваются связанными с различиями в обычаях и других неязыковых сферах культуры. Но это не обязательно: в Швейцарии, например, неязыковые культурные различия между французской и немецкой или немецкой и ретороман­ской MTG во многих местах почти незаметны. Различия в религии, параллельные различиям в принадлежности к MTG, могут иметь важные косвенные языковые послед­ствия, связанные с тем, что редкость смешанных браков может привести к тому, что большинство семей окажется одноязычными, так что у детей первые языковые впечатле­ния будут складываться в условиях одноязычной среды. Там же, где к делению на MTG не присоединяются рели­гиозные различия, детское двуязычие, являющееся след­ствием смешанных браков, может повести к ослаблению специфических норм обоих языков. Утверждение, что одна из двух MTG данного коллектива в среднем старше другой, есть не что иное, как синхроническая формулировка того факта, что в этом коллективе происходит языковой сдвиг. Различия в общественном положении — например, про­живание в деревне или в городе, принадлежность к клас­су, касте,— если они регулярно соотносятся с различиями в принадлежности к MTG, также могут вести к различиям в склонности к закреплению интерференции в находящихся в контакте языках.

7.5. Язык может внушать носителям чувство патрио­тизма, подобное национальному патриотическому чувству, связанному с идеей нации. Язык, будучи неприкосновен­ной сущностью, противопоставляемой другим языкам, зани­мает высокое положение на шкале ценностей, положение, которое нуждается в «отстаивании». В ответ на угрожаю­щий языку сдвиг это чувство верности языку приводит в действие силы, направленные на сохранение языка, ока­завшегося под угрозой; в ответ на интерференцию оно превращает стандартизованный вариант языка в символ веры и святыню. Идеал стандартизованного языка и окру­жающий его эмоциональный ореол являются неотъемлемой частью западной цивилизации и оказались необычайно заразительными — странный анахронизм! — для азиат­ских и африканских стран, недавно освободившихся от колониализма. Но вряд ли стоит сомневаться, что именно в ситуациях языкового контакта люди лучше всего осо­знают отличительные особенности своего языка по срав­нению с другими и именно в этих ситуациях чистый или стандартизованный язык легче всего становится символом единства группы. Следующая за этим мобилизация чувства языкового патриотизма может успешно противодейство­вать «естественному» распространению интерференции в дву­язычных ситуациях. В § 5.6. мы уже говорили о стремлении избегать перенесения как средства обогащения словарного запаса во многих языках, где естественные источники заимствования были связаны с нежелательными ассоциа­циями. В истории индонезийского или израильского нацио­нализма усиленное культивирование одного языка, являю­щегося родным для MTG, составляющей меньшинство или вообще равной нулю, было реакцией на угрожавшую перспективу многоязычного хаоса. Процесс освобождения от немецкого влияния в чешском или от славянского влия­ния в румынском был результатом сознательного вмеша­тельства в процесс языкового развития и имел целью противодействовать влиянию контакта; благодаря зна­чительному языковому патриотизму, который удалось мобилизовать, он оказался вполне успешным.

7.6. Языковой сдвиг мы определили в § 2.1. как пре­кращение употребления одного языка и переход на новый язык. Процесс перехода с одного языка на другой может иметь следующие интересные аспекты. Он может произойти в сфере только некоторых коммуникативных функций языка, и с точки зрения социологии языка важно выявить иерархию функций языка, определяющую возможность распространения сдвига из одних сфер языковой жизни (ср. общение родителей с детьми) на другие сферы. Успеш­ная мобилизация чувства языкового патриотизма на борьбу с уже начавшимся языковым сдвигом, приводящая к дли­тельному периоду двуязычия, обычно с разграничением функций каждого из языков, опровергла уже не одно предсказание о близкой смерти того или иного языка.

В большинстве случаев способность двуязычной MTG к сохранению своего языка перед лицом угрожающего ему сдвига не зависит от структуры этого языка. Если к языку вообще применима формула «выживает сильней­ший», то «сильнейший» может означать только «больший», учитывая, что сам механизм общения в индустриализован­ном мире ставит меньшие MTG в невыгодное положение. Можно было бы показать, что для того, чтобы сохранение языка в определенных сферах коммуникации было экономи­чески целесообразно, его MTG не должна быть меньше определенного минимума по своей абсолютной величине. Вероятно, трудно использовать в качестве языка универ­ситетского образования такой язык, MTG которого не насчитывает нескольких миллионов грамотных членов. Если численность MTG не достигает даже нескольких тысяч человек, то использование ее языка даже в качестве языка начального образования оказывается связанным с серьезными экономическими затруднениями. Вслед за неудачей MTG в утверждении или сохранении своего языка в наиболее важных и почетных сферах языковой комму­никации часто, как снежный ком, нарастают все новые и новые проявления его изгнания даже из самых обычных, будничных ситуаций.

В отличие от этих факторов, связанных с функциониро­ванием языка, структура какого-либо языка вряд ли может оказаться причиной его неспособности к выживанию. Мно­гим языкам пришлось пройти значительный путь развития в лексическом и даже в грамматическом отношении, прежде чем они достигли «общеевропейского» уровня; ясно, что и любой другой язык мог бы развиться таким же образом, если бы этому благоприятствовали социо-культурные условия.

7.7. Лингвисту важно помнить, что направление и ско­рость языкового сдвига не обязательно связаны с направле­нием И СИЛОЙ ЯоЫКОВОГО влияния. Носители «гибнущего» языка могут передать фонетические и грамматические осо­бенности своей речи в качестве субстрата будущим поколе­ниям носителей языка-«победителя». Но бывает — напр., у многих племен американских индейцев,— что язык уми­рает целиком и в нетронутом виде. Необходимость раздель­ного описания «внутренней» и «внешней» судеб языка является еще одним доводом в пользу объединения усилий лингвистики и других наук в деле изучения многоязычия.

Uriel Weinreich, Languages in Contact, 2-е изд., пере­смотренное и дополненное (The Hague, 1962). Книга содержит библиографию, включающую приблизительно 1000 названий. Пер­вое издание вышло в 1953 г. в качестве первой публикации Нью- йоркского лингвистического кружка.

Специально о двуязычии в Америке см. также Einar Hau­gen, Bilingualism in the Americas. A Bibliography and Guide to Research (Publications of the American Dialect Society, № 26, 1957).

Библиография по двуязычию в Эльзасе приложена к фран­цузскому переводу книги «Languages in Contact», рукописной дис­сертационной работе, представленной Жанин Жодель (Janine J a u- d е 1) на филологический факультет Страсбурского университета в декабре_1956 г.

<< | >>
Источник: В. Ю. РОЗЕНЦВЕЙГ. НОВОЕ В ЛИНГВИСТИКЕ. ВЫПУСК VI. ЯЗЫКОВЫЕ КОНТАКТЫ. ИЗДАТЕЛЬСТВО «ПРОГРЕСС» Москва - 1972. 1972

Еще по теме Социо-культурные условия языкового контакта:

  1. СОВРЕМЕННЫЕ ГОВОРЫ В СОЦИОЛИНГВИСТИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ
  2. ИСТОЧНИКИ И МЕХАНИЗМЫ КУЛЬТУРНОЙ ДИНАМИКИ
  3. Этническое самосознание городских казахов как фактор традиционности общества в условиях модернизации (по материалам исследования городов Астаны и Тараза)
  4. 4.1. Понятие «речевой жанр» в современной лингвистике
  5. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  6. 3. Социобиология в свете моральнойфилософии
  7. § 2. Первобытность: генетико-культурные общности и демосоциорные конгломераты
  8. Функции единиц и способов языковой концептуализации в центре прототипической модели делового письма
  9. Эксплицитность и имплицитность проявления единиц и способов языковой концептуализации в официально-деловом дискурсе
  10. Введение