<<
>>

Уровни адекватности в фонологии

Приведем несколько языковых примеров для иллю­страции различия между указанными уровнями аде­кватности. Рассмотрим сначала так называемые «случай­ные пробелы» в словарном составе языка. Так, в англий­ском языке есть слово .pick /рік/ «подбирать», но нет слов /ЬНк/ или /ftik/.

Уровень адекватности наблюдения будет достигнут грамматикой, содержащей правило «N-^/pik » и не содержащей лексических правил вроде «N ^/blik » или «N — /ftik/». Чтобы достичь уровня адек­ватности описания, грамматика должна содержать общее правило, исключающее все такие формы, как /ftik/, но не /ЬНк/ (и позволяющее, таким образом, квалифициро­вать /Ыі к как случайный пробел в словарном составе, т. е. как фонологически допустимый, хотя и бессмыслен­ный слог). Другими словами, подобная грамматика должна содержать следующее обобщение: в начальной позиции перед истинным согласным (перед звуковым сегментом, который является согласным и не-согласным,— в терминах различительных признаков Якобсона) может стоять толь­ко один из всех согласных — /s/. Уровень адекватности объяснения достигается лингвистической теорией, содер­жащей общие принципы, на основе которых в граммати­ку английского языка должно быть введено указанное обоб­щение, но исключено такое (соответствующее фактам) пра­вило, как, например, следующее: «В контексте /#Ь—ik#/ может иметь место только один из плавных—/г/» *. Линг­вистическая теория должна предоставить такой общий способ оценки грамматики (меру простоты), с помощью которого можно установить, что включение первого и исключение второго правила приводят к грамматике с более высокими показателями. Эта теория должна объяс­нить языковую интуицию, в соответствии с которой /ЬПк/ является «возможным» словом, а /Шк/ — «невозмож­ным», хотя никто никогда не слышал ни того, ни другого. Именно такая интуиция возникает в результате наблю­дения реальных высказываний у человека, изучающего язык и конструирующего — в процессе обучения — опти­мальную грамматику подходящей формы, которая должна соответствовать настоящей теории[316].

Рассмотрим теперь вопрос о предсказуемых фонети­ческих вариантах (predictable phonetic variants). Так, в моей собственной речи лексическая единица telegraph «телеграф» выступает в нескольких фонетических вариант тах — в зависимости от контекста. В частности, в кон- текстах #—#» —іс —у выступают соответственно следующие варианты:

(2) (I) tel+grffif

(II) tellgraef

(III) ti-legn-f

Уровень адекватности наблюдения достигается грам­матикой, которая просто констатирует указанный факт, как это сделал я, воспроизведя наблюдаемые данные в подходящей форме. Такая грамматика (которую принято обозначать специальным термином «item-and-arrangement grammar» — ІА-грамматика, или дистрибутивная грам­матика) трактует единицу telegraph как исключение — точно так же, как случаи типа see «видеть» — saw «увидел», man «человек» — men «люди» и т. д. Поэтому, если бы факты оказались иными, например если бы вариант (2 I) выступал в контексте —у, вариант (2 11) — в кднтексте #—#, а вариант (2 III) — в контексте —ic, причем все остальное осталось бы неизменным, грамматика указан­ного типа (ІА-грамматика) все равно нисколько не услож­нилась бы.

В рамках дистрибутивной грамматики по поводу приведенных фактов (2) попросту нечего больше сказать.

Чтобы достичь уровня адекватности описания (в данном случае), грамматика должна рассматривать ва­рианты единицы telegraph как частные случаи применения общих правил, применимых также и ко многим другим единицам. Эта грамматика должна учитывать тот факт, что если взять английский язык в целом, то фонетическое варьирование слова telegraph подчиняется вполне опре­деленным законам в отличие, например, от варьирования слова man. Не зная формы men, ни лингвист, ни человек, изучающий язык, предсказать ее не смогут. В случае фонетических вариантов (2) дело обстоит совсем иначе.

Еще более высокий уровень — уровень адекватности объяснения — может быть достигнут, если лингвистиче­ская теория, связанная с грамматикой, которая описывает рассматриваемые примеры, задает форму фонологических правил и меру оценки, удовлетворяющую следующему условию: получивший наивысшую оценку набор правил определенной формы, построенных для порождения та­кого множества единиц, из которого варианты единицы telegraph исключены, должен быть пригодным для

порождения также и этих контекстных вариантов. В этом случае лингвистическая теория предоставит нам воз­можности для объяснения фактов (2) на основе учета других аспектов английского языка и некоторых пред­положений об общих свойствах грамматик. Другими словами, такая теория показывает, чем и как именно настоящее контекстно-обусловленное варьирование отли­чается от чередований типа man — men. Трактовка всех случаев варьирования как чередований этого последнего типа привела бы к более низко оцениваемой грамматике, поскольку получившая наивысшую оценку грамматика, основанная на данных, из которых исключены факты (2), не смогла бы предсказать подобных чередований. Теория дистрибутивной грамматики явно не удовлетворяет такому условию и поэтому вряд ли может рассматриваться как серьезная теория грамматики[317] (разумеется, рассматри­ваемый здесь пример — это всего лишь представитель* целого множества аналогичных примеров). В подобных случаях добиться адекватности описания и адекватности объяснения нелегко; показательно, что, несмотря на активную разработку проблем английской фонологии в последние годы, не предпринималось даже попыток достичь этих уровней.

Наша мысль станет еще яснее, если перейти к рас­смотрению синтаксически обусловленных фонетических вариантов. Так, англ. torrent /torent/ «поток» (ср. torrential «текущий потоком») имеет во втором слоге редуцирован­ный гласный Ш, в то время как существительное torment /torment/ «мучение» сохраняет гласный [е]. Уровень адекватности наблюдения достигнут предыдущим пред­ложением. Чтобы достичь уровня адекватности описания, мы должны соотнести эти наблюдения с тем фактом, что в английском языке есть глагол torment, «мучить», но нет глагола *torrent. Для этого нужно использовать общие правила относительно сдвига ударения в отгла­гольных существительных (permit «позволение» при permit «позволять» и т. д.) и относительно связи между ударением и редукцией гласных. Уровень адекватности объяснения требует наличия фонологической теории, которая задавала

бы общую форму правил, описывающих такие синтакси­чески обусловленные фонетические процессы, и которая •обеспечивала бы введение правильных обобщений в высоко оцениваемую грамматику предписанной формы даже при условии, что соответствующие единицы не входят в состав данных, на основе которых строилась эта грамматика. Аналогично для таких обычных кон­струкций, как light house keeper (с тремя возможными акцентуационными моделями: 132, 213, 313) [318], уровень адекватности описания требует, чтобы, помимо конста­тации наличия разных акцентуационных моделей, были даны общие правила, в соответствии с которыми акцен­туационные модели сопоставляются синтаксическим кон­струкциям. Что же касается уровня адекватности объяс­нения, то для него необходима общая теория указанных фактов. Примеры подобного типа показывают, что в фонологическую часть грамматики обязательно должны входить трансформационные правила, поскольку в рас­смотренных и аналогичных случаях фонетический облик всего словосочетания определяется фонетическим обликом его составляющих.

2.2.

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: В. А. ЗВЕГИНЦЕВ. НОВОЕ В ЛИНГВИСТИКЕ Выпуск IV. ИЗДАТЕЛЬСТВО «ПРОГРЕСС» Москва 1965. 1965

Еще по теме Уровни адекватности в фонологии:

  1. БИБЛИОГРАФИЯ
  2. Ответственность позиции и целостность теории.
  3. О циклических правилах в деривационной морфонологии
  4. О понятии основы в русском словообразовании и словоизменении
  5. К социальной истории русского языка
  6. ЗНАЧЕНИЕ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ УНИВЕРСАЛИЙ ДЛЯ ЯЗЫКОЗНАНИЯ
  7. § 4. Советское языкознание 1960-80-х гг.
  8. JI. Ельмслев МОЖНО ЛИ СЧИТАТЬ, ЧТО ЗНАЧЕНИЯ СЛОВ ОБРАЗУЮТ СТРУКТУРУ?[100]
  9. Н. Хомский СИНТАКСИЧЕСКИЕ СТРУКТУРЫ ‘
  10. X. Спанг-Ханссен ГЛОССЕМАТИКА[258]
  11. Уровни адекватности в фонологии
  12. Уровни адекватности в семантике
  13. Полнота грамматик