<<
>>

Введение

Медицина – это нечто среднее между наукой и искусством

В Голливуде многие деятели киноиндустрии согласны с этой формулой. Из десяти фильмов, снятых в этом знаменитом районе Лос-Анджелеса, два становятся хитами, пять окупают расходы на производство и три проваливаются в прокате.

Подобное соотношение успеха и неудачи в современном киноискусстве считается наиболее выигрышным. Можно намеренно несколько сместить это соотношение в ту или другую сторону, но рассчитать все компоненты стопроцентного успеха невозможно.

Что касается работы врача, то эффективность и успешность ее порой соответствуют этому соотношению. И ни врач, ни пациент не знают, когда закончится наука и начнется искусство. И везение. Именно поэтому главный постулат врачебной клятвы: «Не навреди». Этот принцип пытается сместить то самое соотношение успеха в сторону везения, но рассчитать все компоненты стопроцентного успеха невозможно.

Так почему не перестать снимать плохие фильмы? Потому что без плохих не бывает хороших, и никто не знает, какой фильм понравится публике, какой станет культовым, а какой – шедевром.

Так почему не перестать лечить или не перестать лечить плохо? Потому что врач знает, как примерно можно помочь пациенту и пытается сделать это, но он не знает, поможет, или не поможет, или навредит в итоге.

У каждого врача есть свое кладбище

«Беда не в том, что человек смертен. Беда в том, что он внезапно смертен». И подвержен болезням и выздоровлениям. И надо поставить диагноз и вылечить болезнь. И ошибка может стоить жизни пациенту, а это уже не провал фильма в прокате. Это навсегда и это не исправишь.

Однако врач всего лишь человек, который не может не ошибаться, сколько бы у него ни было аппаратуры и опыта. Так, например, аспирин может уменьшить воспаление и привести к выздоровлению. Но у аллергика он может вызвать удушье, у язвенника – обострить язвенную болезнь желудка, а при кровотечении – усилить и продлить его. В наше время, когда большинство людей имеют далеко не одну болезнь, а аллергия, язва желудка и травматизация в результате несчастного случая принимают характер эпидемии, даже аспирин может повлечь за собой смерть.

Что же делать? Назад хода нет. Без медицины в настоящее время человечество пропадет за несколько десятков лет. Поэтому надо продолжать гонку.

Между нами находится много людей, которые, живи они несколько веков назад, умерли бы в детстве или юности. Плата за это – новые болезни, инфекции, зависимость людей от лекарств и биологически активных веществ, компенсирующих один дефект и тут же создающих другой.

Однажды в Башкирии в конце прошлого века произошла железнодорожная катастрофа. Поезда шли навстречу друг другу и встретились в месте, находящемся недалеко от станции Улу-Теляк, рядом с которым прорвало газовый трубопровод. И поезда сгорели. Основными диагнозами выживших был «термический ожог поверхности тела», «ожог дыхательных путей» и т. п. Помогали оказывать медицинскую помощь пострадавшим медики из разных стран мира. Были среди них и бригады врачей из Европы и Северной Америки. Они привезли кучу современного оборудования и медикаментов.

Во время утреннего обхода начальник заграничной врачебной бригады, осмотрев одного из своих пациентов, сказал:

– Этого пациента не лечить больше. Бесполезно.

И он обосновал свое решение. Пациент безнадежен. Он скоро умрет. Если продолжать его лечить, то есть брать на себя ответственность за здоровье пациента, то он, врач, окажется виноватым в смерти пациента. Его метод лечения могут признать бесполезным и даже губительным. Его не поймут ни родственники пациента, ни страховые компании, работающие с его больницей и страхующие его врачебную деятельность. Конечно, человеколюбие превыше всего, поэтому пациент должен получать все возможные обезболивающие препараты, пока не умрет. Вот такая разновидность профессионально узаконенной эвтаназии.

Такой подход к лечению пациентов действительно резко снижает вероятность врачебной ошибки, и если кампания по наказанию каждого медика, пойманного на ошибке, будет развиваться с нынешней скоростью, то недалек тот день, когда каждый врач России будет придерживаться именно такого принципа в своей работе.

Наши врачи, конечно, не послушались и продолжили лечить того обреченного пациента из Башкирии. И вылечили. Видимо, повезло...

Мораль сей басни такова...

К чему здесь вся эта патетика, не имеющая никакого отношения к названию книги? – спросит читатель. Я – пациент, и от врача мне нужны не лекции про Бога, судьбу, теорию относительности или закон больших чисел, а помощь. И уверенность доктора в эффективности назначенного лечения. Если он не уверен, то я пойду к другому врачу. Может, другой будет менее профессионален, но он совершит ошибку уверенно, и я, может быть, даже выздоровею, вопреки его лечению, потому что буду уверен в эффективности лечения.

Ведь лечиться все равно надо. Без лечения может быть только хуже.

А при чем тут лазерная коррекция?

Близорукость, дальнозоркость или астигматизм – это не болезнь, а всего лишь аномалии! Если не делать лазерную коррекцию, необходимо выбрать одну из двух альтернатив: очки или контактные линзы.

Чтобы сделать правильный выбор, вам надо больше знать о лазерной коррекции, в чем, надеюсь, поможет эта книга.

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Амир Ринатович Габбасов. Лазерная коррекция зрения. 2016

Еще по теме Введение:

  1. Статья 314. Незаконное введение в организм наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов
  2. ВВЕДЕНИЕ История нашего государства и права — одна из важнейших дисциплин в системе
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Мысли об организации немецкой военной экономикиВведение
  5.   ПРЕДИСЛОВИЕ [к работе К. Маркса «К критике гегелевской философии права. Введение»] 1887  
  6. Под редакцией доктора юридических наук, профессора А.П. СЕРГЕЕВА Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. Введение
  13. Введение
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. Введение
  16. ВВЕДЕНИЕ
  17. ВВЕДЕНИЕ