<<
>>

ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬ ТРУДА И ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРОИЗВОДСТВА. ЭВОЛЮЦИЯ СИСТЕМЫ КРИТЕРИЕВ ЭФФЕКТИВНОСТИ ТРУДОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Предпосылкой изучения любой проблемы является, как известно, определение основных терминов. Поэтому считаем целесообразным вначале уточнить, что под термином «производительность труда» в данном случае понимается полезность индивидуальных затрат системой и живого, и овеществленного труда.

Употребление в ряде случаев термина «производительность» вместо «производительность труда» связано с обращением к первоисточникам (преимущественно западным), использующим данный термин. Термин «эффективность производства» означает применение категории «эффективность» не только к сфере материального производства, но и к сфере производства услуг, информации. В качестве его синонимов употребляются термины «результативность», «эффективность хозяйственной деятельности». Под организационно-хозяйственной системой понимается структурная единица, принимающая участие в производственной (хозяйственной) деятельности и характеризуемая отличным от прочих набором используемых ресурсов и продукции.

При всем многообразии точек зрения на дефиницию «производительность труда» их объединяет то, что это понятие обязательно рассматривается в контексте с понятием «эффективность производства» или «эффективность деятельности».

Основным показателем эффективности использования труда являлся рост производительности труда, который в процессе практического измерения мог быть представлен выработкой или трудоемкостью. Выработка отражалась дробью продукция/затраты живого труда, а трудоемкость — их обратным соотношением. Продукция могла оцениваться в натуральных (условно-натуральных), денежных и трудовых единицах, а затраты труда — количеством промышленно-производственного и вспомогательного персонала или количеством отработанного ими времени. Таким образом, производительность труда изначально характеризовалась как производительность только живого труда, и за ней признавалась функция количественной меры, оценивающей эффективность с точки зрения использования прикладываемого труда.

Показатель производительности труда был объектом более чем 20-летней дискуссии отечественных и зарубежных специалистов.

Немало копий было сломано также при обсуждении «лучшего» для измерения производительности труда показателя объема продукции.

Помимо традиционных показателей валовой и чистой продукции предлагались нормативная чистая продукция с индивидуальными и с усредненными нормативами, условная нормативно-чистая продукция и др.

По-разному представлялась и система показателей эффективности. Как правило, в ней обязательно присутствовал показатель производительности труда или набор частных факторных показателей: производительность живого труда, фондоотдача, материа- лоотдача/материалоемкость. К ним добавляли показатели качества продукции (например доля изделий со знаком качества), устанавливали ограничения в виде заданного соотношения роста производительности живого труда и заработной платы и т.п. Производились попытки учесть влияние деятельности предприятий на трудовой коллектив: для этого эффективность разделяли на экономическую и социальную. Последняя определялась уровнем социального развития трудового коллектива и выражалась в таких показателях, как изменение квалификационной структуры персонала, повышение производственной квалификации и образовательного уровня работников, улучшение условий труда и охраны здоровья, улучшение жилищных и культурно-бытовых условий, коммунистическое воспитание и развитие общественной активности трудящихся.

Наиболее известными исследователями советского периода в области измерения производительности труда на уровне предприятий и организаций были С.Г. Струмилин, Л.С. Бляхман, Р.В. Гаврилов, В.М. Данюк, А.А. Иванченко, А.И. Ноткин, В.С. Немчинов, В.И. Олигин-Несатеров, Г.Э. Слезингер, Т.С. Хачатуров, Н.Д. Карпухин, Л.А. Костин, А.М. Колота, И.А. Машинский, М.Г. Назаров, П.А. Хромов и др.

В работах отечественных специалистов содержалось немало очень интересных идей, подходов, методик. Однако эти работы создавались в условиях административно-командных методов управления экономикой и находились в прямой зависимости от методологических основ централизованного планирования и идеологических установок Коммунистической партии.

Нынешний этап экономического развития требует переосмысления многих понятий, подходов, удовлетворявших социалистической хозяйственной практике. Новые условия социального и экономического развития постиндустриального общества требуют соответствующего отражения в теории экономики труда, обновления ее понятийного аппарата. Из работ, написанных с учетом изменившихся условий, можно отметить исследования В.М. Зубова и И.И. Прокопенко.

Среди западных исследователей следует особо отметить Г. Эмерсона, привнесшего само понятие производительности в науку об управлении производством. Широкой известностью пользуются работы следующих западных специалистов Дж. Грейсона, П. Друкера, Г. Дэвиса, Д.У. Кендрика, К. Куросавы, Р.М. Лерера, А. Лоулора, П. Мейли, У. Морриса, У. Рача, Д.С. Синка, У.Т. Стюарта, Дж. Феликса. При подготовке пособия были учтены их позиции, методологические подходы к решению проблем и конкретные методики.

Позиции западных авторов в отношении категорий производительности труда и эффективности выстраиваются следующим образом: в зарубежной практике термин labour productivity (производительность труда) означает производительность только живого труда, а для «широкого» ее определения, которое, в частности, принято в настоящей работе, используют термин productivity’, переводимый на русский язык как «производительность». Данные нюансы также учтены в учебном пособии.

Для зарубежных и отечественных специалистов характерно определение производительности труда как частного двух величин — продукции и затрат: «Широко распространено определение производительности как отношения выпуска к затратам·[383] [384].

Что касается соотношения производительности труда и остальных характеристик деятельности предприятий и организаций, то существует две точки зрения.

По мнению одних авторов, производительность труда — предельно широкая экономическая категория, которая отражает общие представления о том, во что должен реализовываться производительный труд, и охватывает большинство сторон итоговой деятельности предприятий и организаций (рис.

14.1).

Аналогичный подход предлагается американскими создателями программы по измерению производительности труда в агентствах общих административных услуг. Они понимают производительность труда как многофункциональную категорию, включающую в себя эффект, частную производительность, качество и своевременность. Широкое толкование понятия производительности труда характерно также для специалистов Японского центра производительности.

Рис. 14.1. Производительность труда как обобщающая категория итоговой деятельности предпр 1 2

По мнению других авторов, производительность труда представляется как один из нескольких критериев эффективности деятельности. При этом эффективность не подразделяется на экономическую и социальную составляющие. Одна из классических работ этого направления — книга Д.С. Синка «Управление производительностью: планирование, измерение и оценка, контроль и повышение». Автор характеризует эффективность производства как «... некую обобщенную категорию, выражающую соответствие организационно-хозяйственной системы ее целям, интегральное качество ее функционирования, ее успешность»[385]. Он отмечает далее, что опыт общения более чем с 500 менеджерами свидетельствует о том, что «... многие менеджеры, очевидно, полагают, что производительность = результативность. Главная проблема заключается в том, что термин «результативность» почти во всех случаях употребляют в широком, широком значении... В отличие от этого, производительность — это довольно четко определенный и ограниченный по смыслу термин, представляющий собой отношение между продукцией организационной системы за некоторый отрезок времени и затратами на производство этой продукции. Производительность — это фактически лишь элемент системы измерения результативности»[386].

Он выделяет 7 критериев эффективности:

• действенность (effectivness);

• экономичность (efficiency)',

• качество (quality)',

• прибыльность (profitability);

• производительность труда (productivity),

• качество трудовой жизни (quality of work life);

• внедрение новшеств (innovation).

Коротко опишем, что понимает под этими терминами Д.С. Синк. Действенность — степень завершения «нужной» работы, которая оценивается следующими критериями:

• делаем ли мы «нужные» вещи в соответствии с заранее опре- . деленными требованиями?

• делаем ли мы все «нужные» вещи?

• делаем ли мы «нужные» вещи вовремя?

Экономичность — степень использования системой «нужных, вещей. Ее можно выразить следующим образом:

Качество — это степень соответствия системы требованиям, спецификациям, ожиданиям. Главная особенность качества, благодаря которой оно отличается от эффективности, связана с понятием качественных признаков — конкретных свойств, которые закладываются при конструировании и создании продукта и стремятся выявить при его испытании.

Прибыльность — соотношение между валовыми доходами и суммарными издержками.

Производительность — соотношение количества продукции системы и затрат на ее выпуск.

Качество трудовой жизни — это психологическая реакция людей на условия труда в организации. Она включает в себя удовлетворенность непосредственно условиями труда, характером работы и организацией, в которой трудится человек.

Внедрение новшеств — это процесс, с помощью которого мы получаем новые, более совершенные товары и услуги.

Особо подчеркивается, что каждый из критериев в зависимости от типа организационной системы (государственный или частный сектор, та или иная отрасль, размер, уровень специализиро- ванности), а также от конкретной единицы анализа (работник, рабочая группа, отделение, фирма, отрасль и т.п.) может иметь разную значимость.

Приводя свою систему из 7 элементов, Синк указывает на ее общность с другими системами факторов успешной деятельности фирм, предложенными такими общепризнанными исследователями, как П. Друкер, Т. Питерс и Р. Уотермен (рис. 14.2).

Сравнение данных систем показывает, что они имеют много общего, а также что проходит постоянный процесс трансформации, эволюции критериев эффективности, увеличение их числа.

Предлагаемых критериев оказалось так много, что специалисты стали говорить о «джунглях» показателей, в которых невозможно ориентироваться, и начали предпринимать усилия по разработке принципов систематизации показателей и моделей их использования. Выделяют три больших семейства моделей эффективности.

Рис. 14.2. Критерии результативности организационных систем

5

Модели, сконцентрированные вокруг целей, наиболее известны. Центральная идея их состоит в том, что эффективность экономической организации определяет ее способность достигать заранее намеченных целей. Здесь применяется типичная логика целей и средств. Но эти модели основаны на гипотезе, объяснение которой встречает трудности.

Целевой подход предполагает, что организации формируют некие группы, действующие рационально, чтобы добиться намеченных целей. Следовательно, надо исходить из того, что цели могут быть точно зафиксированы и, как правило, доступны измерению.

Семейству моделей, построенных на основе критериев точных целей, можно противопоставить семейство моделей, где первенствуют системные критерии, т.е. критерии, которые навязаны экономической организации, поскольку такие модели способны обеспечить внутреннее единство и гарантировать выживание в изменяющейся среде. Избранные критерии подтверждают преобла-

s См.: Cuhk Д.С. Указ. соч. — С. 274.

дание внутренних характеристик организации. Но здесь мы также сталкиваемся со сложной гипотезой, которая затрудняет эмпирическое вычисление.

Системный подход, акцентируя внимание на критериях внут- реннего единства, апеллируя скорее к средствам поддержки отношений между участниками, чем к таким целям, как внутреннее распределение ресурсов, определение иерархических отношений; введение в действие правил взаимодействия участников, ведет к деликатным проблемам оценки издержек, как об этом говорит опыт людей, занимающихся планированием в рамках определенного предприятия или всего государства. Более того, критерий выживания выдвигает идею, что отношение организации к своей среде происходит посредством единственного фактора — приспособляемости к неопределенному миру, а это приводит к весьма пассивному вйдению организации, сконцентрированному на ее реакциях. Сама возможность реагирования молчаливо предполагает, что эффективная система располагает некоторым объемом неиспользованных ресурсов, которые позволяют ей противостоять непредвиденным изменениям внешней среды, но если это так, то не противоречит ли критерий эффективности в плане приспособляемости критерию эффективности в плане внутреннего распределения ресурсов?

Наконец, последнее семейство моделей объединяет критерии, которые встречаются в теориях так называемых стратегических составляющих (Майлс, 1980; Минцберг 1985). В этом случае анализ отвергает идею о том, что эффективность может быть оценена исходя из заранее установленных критериев или из одних лишь системных характеристик. Воспринимая по существу гипотезу удовлетворения (satisficing), предложенную Саймоном (1972), эти подходы подчеркивают тот факт, что организация предпочитает критерии, позволяющие ей обеспечивать минимальной уровень удовлетворения для составляющих ее частей, мотивы деятельности и цели которых различны. Если этот уровень не достигнут, напряженности и конфликты парализуют организацию, делают ее неэффективной. Эти составляющие могут быть внутренними компонентами организации (служащие, менеджеры, акционеры фирмы), а могут быть и внешними (национальное или местное правительство, группы по интересам, которые затрагиваются деятельностью организации). Трудности обращения с этими критериями заключаются, очевидно, в проблеме точности идентификации стратегических компонентов (тех, от которых деятельность орга-

низации зависит самым критическим образом) и в способности точно установить, как именно организация зависит от составных частей. Опыт применения теории игр показывает, насколько труден анализ этих коалиций и стратегий .

Множественность показателей эффективности экономической деятельности нисколько не умаляет значения производительности труда для предприятий и организаций в современном мире. Высокий ее уровень по-прежнему является обязательным условием их успешного функционирования, но уже не единственным.

Реальное значение производительности труда для деятельности организационно-хозяйственных систем уровня предприятия/ организации зависит от тех условий, в которых функционирует система. Если уровень ее взаимодействия с внешней средой соответствует эпохе массового производства, то производительность труда является определяющей целью экономической деятельности системы и имеет первостепенное значение для ее устойчивого существования. Поддержание высокой производительности труда на основе экономного использования ресурсов и мотивации работников преимущественно через удовлетворение личных потребностей с использованием для этого внедрения новшеств позволяет предприятию успешно конкурировать на рынке.

Более сложные отношения с внешней средой, характерные для эпохи массового потребления, меняют роль производительности труда. Высокий ее уровень на данном этапе уже не является достаточным условием успешного функционирования предприятия, но остается необходимой предпосылкой обшей эффективности. Достижение требуемого качества товара при низкой производительности труда приведет к неоправданному удорожанию продукции и сделает ее никому не нужной в условиях рынка. Такая ситуация, без сомнения, повлечет крах организационно-хозяйственной системы, построенной на принципах самоокупаемости. Сама производительность труда как целеполагающая характеристика производственной деятельности имеет в эпоху массового потребления такие составляющие, какие она не имела в эпоху массового производства и которые возникли в результате увеличения и усложнения объективных потребностей системы, удовлетворение которых определяет качество трудовой жизни и качество производимой продукции в каждый конкретный момент.

Дальнейшее расширение взаимоотношений с внешней средой, присущее постиндустриальной эпохе, вынуждает организационно- хозяйственную систему учитывать все больше целеобразуюших факторов. Соответственно уменьшается удельный вес значимости производительности труда в обшей совокупности целей системы. Однако по-прежнему высокий ее уровень обеспечивает конкурентоспособность продукции за счет более низких по сравнению с другими производителями издержек при условии относительного равенства прочих результатов производственной деятельности. Признание обществом полезности индивидуальных затрат организационно-хозяйственной системы остается важнейшим условием эффективности деятельности системы до тех пор, пока она выпускает продукцию для этого самого общества. Сильной мотивацией к высокопроизводительному труду в постиндустриальную эпоху становится удовлетворение в процессе труда потребностей творческого и интеллектуального роста работников предприятия.

Знание о трансформации обобщающего критерия эффективности производства помогает понять некоторую терминологическую путаницу в литературе, посвященной проблемам эффективности. Правильно отразив совпадение понятий, производительность труда и эффективность производства в эпоху массового производства, многие исследователи продолжали по инерции отождествлять их и в эпоху массового потребления, осознавая, что критерий эффективности производства изменился. В качестве выхода из этой ситуации некоторые исследователи предложили расширенно толковать понятие производительности труда, добавляя в него характеристики качества и т.п., вместо того, чтобы ввести новое понятие «действенность» или идентичное ему. Схожие подходы можно наблюдать и сейчас, когда эффективность производства начинает выражаться уже через социально-ответственное производство. Многие отечественные и зарубежные исследователи призывают управлять производительностью труда, повышать, анализировать ее, имея в виду более широкое на данный момент понятие эффективности.

Подводя итог, следует сказать, что высокий уровень производительности труда, безусловно, является необходимым условием успешности ведения дел в любой организационно-хозяйственной системе, которая осуществляет свою экономическую деятельность в рамках рыночных отношений. Пренебрежительное отношение к проблемам производительности труда со стороны руководства гарантированно приводит к попаданию системы в так называемую ловушку низкой производительности (рис. 14.3).

Рис. 14.3. Ловушка низкой производительности6

И наоборот, высокий уровень производительности труда на предприятии является своеобразным встроенным механизмом поддержки эффективности его деятельности. Поэтому столь велико количество научных разработок и столь богат практический опыт управления производительностью труда, — и в целом, и всеми составными элементами процесса управления, т.е. измерением производительности труда, ее планированием и прогнозированием, мотивацией роста и т.д.

14.2.

<< | >>
Источник: Колосова Р.П., и др.. Экономика персонала: Учебник. — M., 2010. — XXIV, 896 с.. 2010

Еще по теме ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬ ТРУДА И ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРОИЗВОДСТВА. ЭВОЛЮЦИЯ СИСТЕМЫ КРИТЕРИЕВ ЭФФЕКТИВНОСТИ ТРУДОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ:

  1. РАЗВИТИЕ НОТОВСКОГО ДВИЖЕНИЯ
  2. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИЧЕЛОВЕКА В РОССИЙСКОЙ СИСТЕМЕ ПРИКАЗНОЙ БЮРОКРАТИИ XVI-XVII вв.
  3. 1.1. Концептуальные основы формирования моделей экономического поведения предпринимательских структур
  4. 1.2. Основные факторы, влияющие на формирование «новой экономики»
  5. 11.3. Система управления человеческими ресурсами
  6. Глава 14. ОБЩЕСТВОКАКЦЕЛОСТНАЯ ДИНАМИЧНАЯСИСТЕМА
  7. Проблемы измерения стоимости трудом
  8. 2.1. Экономическая культура и ее роль в трактовке современных преобразований экономической системы
  9. Тесты по дисциплине «Экономическая теория»
  10. § 4. СУБОРДИНАЦИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ
  11. История и современное применение бережливого производство
  12. ОГЛАВЛЕНИЕ