<<

Размышления финансового экономиста о финансовой этике

От врагов Веры Христовой не желаю интересных прибылей.[132] Императрица Елизавета Петровна

Неумолимое приближение пенсионного возраста и пока еще не массовое, но уже заметное уменьшение популяции ровесников традиционно наводят финансовых экономистов, да и не только их, на невеселые мысли.

Автор данной книги в этом плане не является исключением, но как поборник эмпирических исследований и здесь готов предложить некоторое наблюдение: в большинстве случаев современная медицина обеспечивает больному определенный период, в течение которого тот имеет возможность подвести жизненные итоги, в том числе финансовые. Другое дело, что не все этой возможностью пользуются, по причинам различного свойства.

Любой разумный и рациональный инвестор, стоя на пороге вечности, осознает, что с собой ни рубля взять не удастся. Поэтому объем нажитого к данному моменту существенного значения уже не имеет. Значение имеет ответ на вопрос: как нажито?

Автор предвидит глубокое разочарование читателей, добравшихся до заключительной части книги и спешит уверить их, что морализаторства, осуждения стяжательства и т.п. не последует. Речь пойдет об этике финансовой, которая формулируется весьма незамысловато: неиспользование для извлечения финансовой выгоды информационной асимметрии. Другими словами, финансовые выгоды, вне зависимости от их масштаба, не должны

быть извлечены путем эксплуатации неравного доступа участников сделок к информации или просто заведомой неспособности отдельных участников проанализировать информацию общедоступную. Нельзя сказать, что государство в развитых странах не пытается взять под защиту своих резидентов, вводя уголовную ответственность за сделки с использованием инсайдерской информации [133] , в отдельных, получивших общественный резонанс случаях, преследуя организаторов финансовых пирамид, вводя нормативные требования по раскрытию информации по широкому кругу сделок, поощряя принятие хозяйствующими субъектами норм некодифицированного права и т.п.

Однако законодатель даже в самых «продвинутых» в плане правового регулирования деловой жизни странах не в состоянии предусмотреть все возможные виды злоупотребления информационной асимметрией. Более того, стремление тщательно регламентировать хозяйственную жизнь может иметь удушающий эффект - см. в качестве примера опыт регулирования семейных отношений и отношений с детьми в ряде стран северной Европы.

Единственно эффективным препятствием к получению «интересных прибылей» на основе злоупотребления информационной асимметрией может быть ограничитель нравственный, при наличии, естественно, побудительных мотивов его активации. Тем более, что законодатель всегда будет несколько запаздывать с принятием ограничительных мер по защите интересов инвесторов. Безусловно, было бы наивно надеяться на всеобщую богобоязненность: желающие поживиться деньгами несведущих будут всегда, тем более, что алчность периодически застит глаза даже вполне разумным и во всех отношениях порядочным людям. Однако массовое общественное осуждение финансово-неэтичного поведения отдельных лиц, в

том числе юридических, со стороны финансово же грамотных сограждан может послужить значимым сдерживающим фактором. Автор предвидит скепсис большинства читателей по поводу эффективности подобного механизма: даже нерепрезентативный опрос экономически образованных членов его собственной семьи имел результатом в целом единообразную позицию «у нас этого не будет никогда». Действительно, зададим себе вопрос: перестанем ли мы подавать руку приятелю или соседу, который продал нескольким десяткам пенсионеров билеты очередного «МММ» под видом акций, обеспеченных золотовалютными резервами Банка России или просто удачно «обул» страховую компанию (все едино жулики)? Ответ не будет простым. С другой стороны, достаточно посмотреть, как меняется поведение многих наших обычно весьма развязных соотечественников в странах, где подобное поведение встречает ледяное, пусть даже молчаливое, презрение аборигенов. Можно также спросить недавнего переселенца в Германию или в Новую Зеландию, рискнет ли он похвастать перед соседом, совместно воздавая должное местному пиву, тем, как грамотно он «кинул» местную страховую компанию.

По достижении определенного уровня финансовой грамотности в сочетании с укоренившимися этическими нормами, механизмы сдерживания начинают действовать в достаточно широких слоях общества, хотя, увы, нигде не повсеместно. Не нужно быть финансовым экономистом, чтобы понимать, что на месте покупателя филькиных акций может оказаться ваша же бабушка, втайне от вас решившая порадовать вас же щедрым подарком на день рождения, что массовое недоверие сберегателей к финансовым инструментам ведет к перетоку их сбережений на рынок жилой недвижимости, вздувая там цены, а обман страховых компаний приведет лишь к увеличению тарифов (своей нормой прибыли страховщики уж точно не поступятся).

О юридических лицах, размещающих негодные финансовые

инструменты, следует сказать отдельно. Если приторговывающие на досуге

паями в пирамидальных структурах физлица могут в действительности

212

искренне верить в возможность для населения всего земного шара слиться в единую счастливую семью строителей финансовой пирамиды, то размещение эмиссионных ценных бумаг - удел профессионалов (по крайней мере, номинально). И если выпуск акций детища покойного Б.А. Березовского - концерна АВВА, за которыми на заре рыночных отношений в России стояли многоквартальные очереди - в нынешних условиях представлял бы интерес скорее для правоохранительных органов, то «народное IPO[134] [135]» Сбербанка России - мероприятие вполне легальное и респектабельное. Однако лишь острое нежелание автора отягощать заключение к книге экскурсом в основы банковского дела с акцентом на структуру банковских активов и пассивов останавливает его от изложения вполне беспристрастного научного обоснования бесперспективности инвестиций сберегателя в эти акции на момент проведения IPO, сегодня или в обозримом будущем. Финансовая этичность настойчивого размещения ценных бумаг с заведомо проблематичными перспективами генерации ожидаемого дохода для их держателя, особенно с учетом альтернативных издержек[136] [137] [138] [139] [140] [141], по меньшей мере, сомнительна. Потом можно сколько угодно толковать недоумевающим инвесторам про игру рыночных сил и ссылаться на многолетний опыт функционирования развитых финансовых рынков - вкус облизанной медной ручки сохраняется долго. Тем более, что праотцы сегодняшних воротил крупнейших фондовых рынков, на пример которых чаще всего ссылаются разного рода финансовые зазывалы, тоже не стеснялись выменивать у

дикарей земли на стеклянные бусы. Регулярно осеняя себя крестом (тогда это было повсеместно принято).

Здесь закономерно возникает вопрос: не следует ли просто призвать к следованию Десяти Заповедям, не впутывая сюда финансовые транзакции. Увы, если бы все было так просто, автор не взялся бы за труд написания данного сочинения: недостатка в проповедниках морали и нравственности не испытывает ни одно общество. Проблема в том, что финансовый рынок, обособляя движение денежных средств и ценных бумаг от материальных активов, способен создать иллюзию возникновения финансовых выгод «ниоткуда». Наша задача как раз и состояла в том, чтобы побудить вполне добропорядочного и рационального в повседневных хозяйственных делах обывателя, которому предлагается даже «скромная» по меркам финансовых проходимцев доходность в 60% годовых при 10% по депозиту в приличном банке, задать вопрос: откуда взялась столь «интересная прибыль»? Нет ли здесь обмана? И кого обманывают? В реальности чудес не бывает, хотя их регулярно провозглашают проходимцы на веру простакам 119 . Пафос заключительной части книги состоит не в том, чтобы читатель не позволил обмануть себя проходимцам от финансового рынка - этому была посвящена основная часть книги, а в призыве к отказу от «интересной прибыли» в ситуации, когда обманывают других. Выявление подобных ситуаций также требует как некоторой целеустремленности (нет более слепого, чем тот, кто не желает видеть), так и определенного умственного напряжения (надеемся, для наших читателей вполне посильного), но это можно рассматривать как исполнение морального долга.

Возвращаясь к жизненным итогам, которые, по глубокому убеждению автора, следует подводить заранее, не дожидаясь сигнала Свыше, в финансовой их части следование несложным сформулированным правилам позволит существенным образом облегчить накопленную за пройденный путь ношу. [142] [143]

6 При этом, многие искренне убеждены в каких-то конспирологических проделках государственных органов как причины краха МММ. Увы, признать собственное

126

127

53 Tetlock P., Gardner D. Superforecasting: The art and science of prediction. - Random House, 2015.

82 тт

Для нечуждых техническим деталям читателей заметим, что степень тяжести хвостов может быть определена на основе различных подходов к оценке индекса тяжести хвостов.

89 Подчеркнем, что предметом рассмотрения в данной главе выступают долгосрочные инвестиции в первую очередь в реальные активы. Желающие попытать счастья на рынке финансовых спекуляций могут, вооружившись пособиями по техническому анализу на рынке ценных бумаг, приступать к поиску недооцененных «в моменте» финансовых

<< |
Источник: А.Б. Анкудинов. Книга о полезных и здоровых финансах. 2016

Еще по теме Размышления финансового экономиста о финансовой этике:

  1. БУДДИЗМ, СТОИЦИЗМ. СОЦИАЛИЗМ
  2.   БЕРНАРД МАНДЕВИЛЬ И ЕГО «БАСНЯ О ПЧЕЛАХ»  
  3. Глава 7. Социальная ответственность
  4. милль Джон Стюарт
  5. Размышления финансового экономиста о финансовой этике
  6. ВВЕДЕНИЕ