<<
>>

Традиционное общество Северного Кавказа в условиях модернизации и формирования гражданского общества

Одни из важнейших глобальных процессов современности, оказавших значительное влияние на облик современного мира – процессы модернизации и построения гражданского общества. Модернизации как важнейшей задаче в реформировании политической системы России, отводит важное место президент нашей страны Д.Медведев.
Модернизация в российском обществе делает только первые шаги, и поэтому о модернизации нашего общества, так же как и о сформированности в нем гражданского общества говорить пока рано. Один из основных противников модернизации – традиционное общество, из сетей которого современная Россия пока еще полностью не выбралась, а в ряде ее регионов оно тотально, доминирующе, устойчиво. Здесь традиционализм во многом еще сопротивляется современности, и это сопротивление не ослабевает со временем, а напротив, усиливается.

Особенность северокавказского общества – его традиционность, приверженность этническим традициям и обычаям, играющим в жизни и сознании его жителей доминирующую роль. Эту черту важно учитывать при проведении модернизации, при построении гражданского общества в регионе. Поэтому, прежде всего, необходимо выяснить и определить, насколько традиционно северокавказское общество, возможна ли его модернизация, возможно ли эффективно сочетать традиционные ценности с ценностями гражданского общества, и вообще возможно ли построение гражданского общества в обществе традиционном?

Северокавказское общество можно смело относить к традиционному в силу его высокой религиозности и традиционности. Традиционность – основная характеристика Северокавказского общества, которому присущи почти все классические черты традиционного общества. Здесь «главную роль играет традиция, т.е. социально санкционированный стереотип поведения и мышления» [11, с. 3–4], сильна приверженность населения традициям и своей общине, обычаям, адатам, повиновение старейшинам, сложившаяся веками практика самоуправления и социальной регуляции.

«Жизненность традиций – одна из самых поразительных и ярких особенностей культуры, сложившейся в древности на Кавказе, которая по сей день восхищает своей уникальностью мировое сообщество» [9, с. 12–13].

Суть модернизации заключается в переходе от традиционного общества к современному. П. Штомпка определяет модернизацию как «процесс превращения традиционного, или дотехнологического общества, по мере его трансформации, в общество для которого характерны машинная технология, рациональные и секулярные отношения, а также высоко дифференцированные социальные структуры [13]. В. Федотова, в качестве основных отличий современного общества традиционного, выделяет «ориентацию на инновации, преобладание инноваций над традицией, светский характер социальной жизни, выделенную персональность, преимущественную ориентацию на инструментальные ценности, индустриальный характер, массовое образование, активный деятельностный психологический склад [10, с. 10] и т.д.

Зачастую исследователями противопоставляется традиционное общество гражданскому. Так, М. Вебер противопоставил два типа общества – «традиционное» и «капиталистическое» [3], отметив «четыре такие особенности современных обществ как: индустриальный способ производства; развитие рациональной бюрократии; гражданское общество; личная автономия от традиционных связей в связи с формированием новых механизмов социальной интеграции (денежный обмен и рынок). Т. Парсонс разделив развитие общества на 3 стадии: традиционное, промежуточное и современное общество», выделял «типовые переменные для анализа традиционного и современного обществ. К.Поппер, подразделял общества на открытое и закрытое, критиковал закрытое (традиционное) общество [8, с. 140]. «Рене Генон рассматривает общество в некоей дихотомии. Одним полюсом для него является традиционное «нормальное» общество, которое существовало всегда, во все времена, в разных формах, в разных проявлениях. Его альтернативой является другой полюс – общество профаническое, современное общество, которое представляет собой негатив от первого.

Что в традиционном обществе белое, в профаническом – черное, и наоборот. Генон упоминает также, что революция против традиционалистического духа является как бы гвоздем программы финальной стадии человеческой истории» [4]. По мнению А. Дугина «традиционное общество – включая религию, культ, обряды, обычаи и т. д. – осмысляется не как нечто изжившее себя, не как инерция и предрассудки, а как свободный выбор свободного общества»[5, с. 54, 55].

Северокавказское общество – представляет собой яркий пример традиционного общества. Несмотря на то, что Россия некоторыми авторами представляется как традиционное общество, а точнее полутрадиционное общество, на Северном Кавказе оно значительно традиционнее, чем где-либо в Российской Федерации. Традиционное общество оказывает серьезное сопротивление новациям. Мы часто можем наблюдать сопротивление локальных этнических традиционных обществ глобализации и модернизации. Данное общество рассматривается как «абсолютное, неизменное, даже если оно изменяется» [2,

с. 74]. Пример тому, традиционное общество на Северном Кавказе, которое развивается очень медленно, нововведениям, оказывает сопротивление, и сам процесс их внедрения более длительный, нормы поведения населения во многом определяются традицией, обычаями, установленными нормами и правилами. Сознание многих людей здесь далеко от рациональности, и подвержено слепому следованию традиции, необдуманному фанатизму и поклонению. Основное отличие современного гражданского общества от традиционного в первую очередь отличает положение человека в обществе, статус личности, ее свобода и независимость. В традиционном северокавказском обществе человек выступает как зависимая часть общества, которое обладает правом вмешиваться и определять его частную жизнь, формировать основополагающие ценности, правила поведения, мышление и мировоззрение. Для традиционного общества характерна общинность, коллективизм с приматом коллективных интересов над частными, с социальным контролем за человеком и за соблюдением им традиций.

Человек здесь не свободен, его жизнь, поступки и действия детерминируются родственными связями, обществом, религией. Социальная регуляция часто осуществляется не правовыми законами, а традицией, местным обычным правом – адатом. Общество на Северном Кавказе отличается этничностью, замкнутостью и эндогамностью, локальностью местных этнических и религиозных общин, развитым национальным самосознанием. Поэтому, по многим параметрам и характеристикам высокотрадиционное северокавказское общество далеко от гражданского общества, и многие их основополагающие ценности несовместимы. Но, учитывая плюралистический характер гражданского общества, его способность выражать и уважать интересы и ценности различных групп, их совмещение возможно. Учитывая вышесказанное, идеальное гражданское общество в данных условиях построить невозможно, но возможно, насколько позволит местная специфика, попытаться максимально приблизиться к классической форме гражданского общества, сформировать и развивать его основополагающие ценности.

Источником традиции, обеспечивающим ее конструктивное функционирование в обществе, является религия. Ж. Кепель по этому поводу пишет: «Новый религиозный подъем принимает современную форму не для того, чтобы адаптироваться к светским ценностям, но чтобы перестроить общество на священной основе – даже ценой изменения общества, если в этом есть необходимость. Этот подъем проповедует в самых различных формах избавление от неудавшейся модернизации, которую обвиняют в том, что именно она завела в тупик и отдалила людей от Бога» [7, c. 38]. На Северном Кавказе религия, в форме ислама, в жизни и сознании людей играет значительную роль, детерминируя их приоритеты, ценности, мировоззрение, поступки и действия, тем самым, препятствуя и затрудняя многие процессы модернизации общества.

Северокавказское общество традиционно и религиозно, поэтому в духовной, бытовой и приватной сфере процессам модернизации протиснуться будет трудно и в ближайшее время, фактически невозможно. Профессор Ф.

Албакова на примере вайнахов показывает, что модернизация на территории Северного Кавказа сталкивается с определенными трудностями, связанными в первую очередь с традиционностью общества. «Модернизация Северо-Кавказского региона сталкивается с проблемами обедненности ресурсами, превалирования сельского образа жизни над городским, хорошо организованными клановыми связями и сословными принципами взаимодействия, повышенной инерционностью архаических форм регуляции социокультурной жизни, особым авторитетом старшего поколения (геронтологические принципы организации статусно-ролевых коммуникаций в этносе). Все это приводило и приводит к тому, что модернизация сталкивается с глубинной укорененностью традиционных, архаических социокультурных доминант в общественной и экономико-политической жизни вайнахского этноса» [1, с. 143]. Так, некоторые социальные группы отрицают возможность модернизации общества, выступают ее убежденными противниками. В обществе присутствуют и крайне националистические настроения, рост этнического и национального самосознания, возрождение традиций. А так же, попытки построения сугубо религиозного общества, препятствующие не только распространению и внедрению элементов модернизации, но и претендующее на очищение общества от уже имеющихся новшеств, желающие возврата к религиозным истокам, к очищению религии, и всех сфер общества, в том числе социальной, правовой регуляции и системы взаимоотношений от всех нововведений. Но в то же время определенные новшества, отдельные черты современности здесь уже прижились, отдельные стороны и элементы модернизации проникли в это традиционное общество. По мнению

Р.А. Ханаху традиции «достаточно пластичны, т.е. способны в изменяющихся исторических условиях «приспосабливаться» к новым ситуациям и обстоятельствам» [11, с. 36–37], и в то же время они живучи, впитывая в себя требования новой эпохи и реальности, они адаптируют и приспосабливают ее к своим требованиям и ценностям. «На Северном Кавказе нет столкновения «чисто традиционного общества» с «чисто современным», а есть лишь определенная, порой конфликтогенная оппозиция отдельных элементов модернизма и традиционализма… Многие ценности традиционного общества вошли в ткань современной жизни и оказывают большое влияние на ее различные стороны.

Традиционность «прорастает» в современность и видоизменяет ее, неизбежно накладывает на нее свой отпечаток… Для Северного Кавказа, характерен неизбежный отпечаток местного колорита на всех современных формах. В то же время северокавказские общества нельзя назвать «чисто традиционными»… «встреча» «чисто традиционного» общества с модернизированным в рамках одного государства порождает большую напряженность, острые кризисы легитимности, конфликтность и даже враждебность. Повышенная конфликтность фрагментированных обществ объясняется уже тем простым фактом, что различающиеся культуры предписывают (часто в форме императива) разные модели поведения и мышления, вызывают достаточно сильно отличающиеся друг от друга ориентации и установки, формируют разные иерархии ценностей, являются основанием для сильных отличий в эмоциональных реакциях и т.п. Таким образом, культурные отличия можно оценить как определенные предпосылки социальной конфликтности… С одной стороны, общественные процессы требуют повышения степени рациональности поведения и мышления в ущерб традиционности, но с другой стороны, разрушение традиционности способно привести к социальной дезинтеграции и утрате самой рациональности [11, с. 7, 8, 10, 11, 36, 47, 127, 137, 151]. Справедливо замечание С.Г. Кара-Мурзы, что «любое «традиционное» общество непрерывно модернизируется, то есть оно воспринимает от западного общества отдельные институты, технологии, способы делать вещи, способы мышления и т.д., но это ассимилируется в рамках основного культурного генотипа «традиционного» общества, как это мы наблюдали в Японии в условиях ее быстрой модернизации; в России в течение нескольких волн модернизации, начиная от Петра и кончая советским периодом... То есть, можно говорить о некотором устойчивом ядре признаков, которые, однако, эволюционируют и постоянно дополняется другими» [6], так и на Северном Кавказе определенные элементы модернизации проникают, но они не замещают собой сложившиеся веками традиции, а сами адаптируются и приспосабливаются к ним, развивая и дополняя их.

С одной стороны традиционность региона создает определенные проблемы в построении здесь гражданского общества. С другой, само общество сочетает в себе черты традиции и современности. Северокавказское общество способно приспособить к себе элементы гражданского общества и в то же время сохранить многие свои традиции, и продолжать следовать им. Элементы модернизации могут беспрепятственно прижиться в профессиональной и в политической сфере. Определенные изменения, пусть даже и намного медленнее происходят и в приватной сфере, куда постепенно посредством СМИ, светского образования и обучения, пропаганды плюрализма мнений, идеологий, религии и культуры, инноваций в технической и профессиональной сфере, проникают новые современные ценности и новшества. Здесь в специфических условиях встречаются модернизация, контрмодернизации и антимодернизация. К северокавказскому обществу, как и, в общем, к российскому, применимо введенное П. Штомпка определение посткоммунистических обществ как подверженных «ложной модернизации», пытающихся имитировать западную действительность и противоречиво сочетающих отдельные черты современности, в одних областях общественной жизни, традиционности – в других [13]. А так как общество продемонстрировало живучесть традиций, и ответом на модернизацию здесь послужило активное возрождение традиций и обычаев, рост этнического самосознания, то очевидно, что полностью модернизировать традиционное общество, по крайней мере, в ближайшее время не удастся. Наиболее оптимальный путь модернизации общества и его дальнейшего развития следует искать в формировании здесь гражданского общества, в совмещении элементов модернизации и традиционности, опираясь на утверждение В. Хороса, что «модернизация и развитие могут успешно осуществляться лишь на почве собственных национальных традиций» [12, с. 70–79], из которых некоторые (положительные) надо поддерживать и развивать, а негативные – постепенно искоренять. Библиографический список

  1. Албакова Ф.Ю. Современные проблемы развития традиционной вайнахской культуры / Центральная Азия и Кавказ. – 1994. – № 4(5). – стр.183.
  2. Ахиезер А.С. Социокультурные проблемы развития России. – М., 1992.
  3. Вебер– М. Избранные произведения. – М., 1990.
  4. Джемаль Г. Традиционализм и профанизм. – Режим доступа: http://luxaur.narod.ru/biblio/2/tr/traditio.htm.
  5. Дугин А.Г. Россия и Запад: прогнозы развития отношений // Россия и Запад: что разделяет? /Материалы научного семинара. Вып. № 7 (16). – М., 2009.
  6. Кара-Мурза С.Г. Объект изучения Л.Н.Гумилева – традиционное общество// Текст докладов 3-х Гумилевских чтений.– М., 1999. – 8 июня. – Режим доступа: http://windoms.sitek.net/~karamurz.
  7. Малашенко А.В. Мусульманская цивилизация: движение и инерция // Восток. – 1994. – № 4.
  8. Поппер К. Открытое общество и его враги. – М., 1992. – T.1.
  9. Унежев К.Х. Феномен адыгской (черкесской) культуры. – Нальчик, 1997.
  10. Федотова В.Г. Типология модернизаций и способов их изучения // Вопросы философии. – 2000. – №4.
  11. Ханаху Р.А. Традиционная культура Северного Кавказа: вызовы времени (социально-философский анализ). – Ростов-на-Дону, 2001.
  12. Хорос В. Модернизация в России и Японии (цивилизационные аспекты) // МЭиМО. – 1991. – №8. – С. 70–79.
  13. Штомпка П. Социология социальных изменений. – М., 1996.

Ю.В. Тимофеева

Новосибирский областной колледж культуры и искусств

<< | >>
Источник: Д.В. Чарыков (гл. ред.), О.Д. Бугас, И.А. Толчев. Традиционные общества: неизвестное прошлое [Текст]: материалы VII Междунар. науч.-практ. конф., 25–26 апреля 2011 г. / редколлегия: Д.В. Чарыков (гл. ред.), О.Д. Бугас, И.А. Толчев. – Челябинск: Изд-во ЗАО «Цицеро»,2011. – 270 с.. 2011

Еще по теме Традиционное общество Северного Кавказа в условиях модернизации и формирования гражданского общества:

  1. 9.2. Проблема самодостаточности России как единого сообщества народов
  2. 3.3. Факторы и условия развития Юга России
  3. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ НА РУБЕЖЕ XXI ВЕКА: ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ, ЭВОЛЮЦИИ И ПРЕЕМСТВЕННОСТИ
  4. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ И ИЗМЕНЕНИЕСИСТЕМНОСТИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  5. ПОСТСОВЕТСКИЕ ГОСУДАРСТВА ЮГА И ИНТЕРЕСЫ МОСКВЫ
  6. Примечания
  7. Оглавление
  8. Теоретические и институциональные основы анализа традиционных обществ
  9. Традиционное общество Северного Кавказа в условиях модернизации и формирования гражданского общества
  10. §3. Организация и деятельность местных органов государственного управления
  11. Проект глобализации мира не предусматривает сдержек и противовесов для Мирового правительства
  12. ГЛАВА IX. НОВАЯ ИСТОРИЯ СТРАН ЕВРОПЫ И АМЕРИКИ
  13. Марк Бейссингер Феномен воспроизводства империи в Евразии
  14. ПИСЬМ
  15. Современные цивилизационные теории и Евразийская модель
  16. Введение
  17. Глава II. Историография истории Древней Греции
  18. § 4-5. Политические процессы на Востоке
  19. § 3. Страны Центральной и Юго-Восточной Бвропы в 20—30-е гг. и период второй мировой войны