<<
>>

3. СПРАВЕДЛИВОСТЬ И ОБЩИЕ СМЫСЛЫ

Многие коммунитаристы согласны с Ролзом относительно важности справедливости. Однако они утверждают, что либералы неправильно понимают справедливость как неисторичный и внешний критерий, поз­воляющий критиковать образ жизни каждого общества.

Утилитаристы, либеральные эгалитаристы и либертарианцы могут не соглашаться по поводу содержания справедливости, но они все, как представляется, думают, что одобряемая ими теория задаёт стандарт, соответствовать которому должно стремиться каждое общество. Они не рассматривают как решающее возражение то, что их теория может противоречить мест­ным убеждениям.

Более того, эта потенциальная возможность конфликта с местными убеждениями иногда рассматривается либералами как главное в дискус­сиях о справедливости. Теории справедливости дают точку опоры для того, чтобы ставить под сомнение наши убеждения и обеспечивать, что­бы они не были просто местными предрассудками. Как пишет Рональд Дворкин: «В конечном счёте политическая теория может сделать вклад в то, как мы управляем собой, не иначе, как борясь вопреки всем импуль­сам, которые влекут нас назад в нашу собственную культуру, за всеобщ­ность и некоторое рефлексивное основание для решений о том, какие из наших традиционных различений и разграничений подлинны, а какие ложны». Для Дворкииа справедливость должна быть нашим критиком, а не нашим зеркалом (Dworkin 1985:219].

273

Уилл Кимлика. Современная политическая философия

Майкл Уолцер утверждает, что этот поиск универсальной теории справедливости идёт в ложном направлении. Нет такой веши, как точ­ка зрения, внешняя по отношению к сообществу, нет возможности сде­лать шаг за пределы нашей истории и культуры. Единственный способ определить требования справедливости, утверждает он, это увидеть, как каждое отдельное сообщество понимает ценность социальных благ. Общество справедливо, если оно действует в соответствии с общими представлениями своих членов, воплощёнными в характерных прак­тиках и институтах.

Поэтому определение принципов справедливости в большей степени дело культурной интерпретации, чем философской аргументации [Walzer 1983; ср. Bell 1993:55-89}.

Согласно Уолцеру, как я уже отмечал в главе 4 (см. с. 261 наст, изд.), общие представления в нашем обществе требуют -сложного равенства», т.е. системы распределения, которая не пытается уравнять все блага, но скорее стремится обеспечить, чтобы неравенства в одной «сфере» (на­пример, в материальном достатке) не проникали в другие сферы (напри­мер, в здравоохранение, политическую власть). Однако он признаёт, что другие общества не разделяют этого понимания справедливости, и для некоторых (например, кастовых) обществ справедливость может быть связана с практически неограниченным неравенством прав и обладания благами (Walzer 19831.

Конечно, теория Уолцсра это разновидность культурного реляти­визма, и масштаб настоящей книги не позволяет обсуждать вековой философский спор об этом. Однако есть два общих возражения против коммунитаристских попыток определить справедливость через общее понимание сообщества. Во-первых, и культурный релятивизм пара­доксальным образом нарушает одно из наших самых глубоких общих представлений. Согласно культурному релягинизму рабство является злом, если наше общество его не одобряет. Но люди не так понимают требования справедливости. Они считают, что причинно-следственная связь здесь как раз противоположная. То есть мы нс одобряем рабство потому, что оно — зло. Порочность рабства есть причина нашего общего представления, а не его следствие'. Во-вторых, может оказаться трудным определить общие представления относительно справедливости, осо­бенно если мы будем внимать не только голосам крикливых и властных.

' Уолцер пытается справиться с «он проблемой, прижав небольшую труппу прав, которые он рассматривает как подлинно универсальные — то. что ои на-(мвает -ти»мч. (абстрактным, бессодержательным) универсальным кодом политической морали, который должны уважать все общества [Waller 19941. Это ис ключи то бы рабство и геноцид нгиви.имо от того, насколько они яв­ляются частью местной культурной традиции, но не исключало бы кастовые системы или авторитарные теократии. Аналогичную попытку рамичить уни­версальный абстрактный код от культурно-конкретного кода см.- (Bell 2000).

274

V. Коммунитлризм

но и слабых и маргинализованных. Люди не согласны друг с другом по поводу таких вопросов, как должная роль государства в системе здра­воохранения (каковую Уолцср одобряет) или -позитивная дискримина­ция- (против которой он возражает). Чтобы разрешить эти разногла­сия, нам нужно оценить соперничающие взгляды в свете более общей концепции справедливости. Так что даже если мы начинаем с местных представлений, как предлагает Уолцер. наличие разногласий и наша собственная критическая рефлексия влекут нас к более общей и менее узкой точке зрения.

<< | >>
Источник: Уилл Кимликл. Современная политическая философия. 0000

Еще по теме 3. СПРАВЕДЛИВОСТЬ И ОБЩИЕ СМЫСЛЫ:

  1. 1.2 НЕФОРМАЛЬНЫЕ ПРЕДЕЛЫ ВЛАСТИ: ПРОБЛЕМА СООТНОШЕНИЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ, РАВЕНСТВА И СВОБОДЫ
  2. 8. Ограничение справедливости; собственность  
  3. КОСМОС И «КОСМИЧЕСКАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ»
  4. Обращение к общему смыслу и духу законодательства
  5. 260. С какого момента возникает общая собственность в случае приобретения нежилого помещения, расположенного в здании, являющемся объектом незавершенного строительства?
  6. Параграф второй. Методология общего сравнительного правоведения
  7. Источники английского общего права
  8. Структура английского общего права
  9. ЛЕКЦИЯ 2. Основные этапы развития общей теории права и   государства в России.
  10. Глава 6. Тоталитаристская справедливость
  11. Глава II. Принципы справедливости
  12. 3.Никто не может, не нарушая справедливости, протестовать против установления суверена, провозглашенного большинством