<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Человек есть существо, живущее в пространстве и в необратимом историческом времени. В этом смысле человеку не дано уйти от истории, жить вне истории или, как говорил К. Ясперс, «нет пути в обход мира, путь идет только через мир, нет пути в обход истории, путь идет только через историю»1.

Но следует иметь в виду, что человек живет еще и вне исторического времени, или, по М. Элиаде, в своей мечте, своем воображении. Иными словами, человек имеет духовное и мировоззренческое измерения. То же можно сказать об обществе, о государстве, мировом сообществе

Любое человеческое сообщество, любая цивилизация или крупная держава, показавшие свою пригодность к истории, основываются на особом, присущем только им идеале, или центральной, осевой идее. «Без высшей идеи, — совершенно справедливо подчеркивал Ф. М. Достоевский, — не может существовать ни человек, ни нация». Доминирующие в данной цивилизации образ жизни, формы менталитета, культуры, социальной, экономической и политической организации, философии и религии и т.д. так или иначе сообразуются с этой высшей идеей или идеалом. Когда они подвергаются эрозии или подрываются, сообщество, цивилизация, держава обречены на исчезновение или же на радикальную трансформацию. Опыт истории свидетельствует, что, как только начинают подтачиваться духовный и культурный стержни, служащие основополагающими скрепами цивилизации, можно говорить о начале ее заката. Всякий строй сохраняет жизнеспособность и эффективность до тех пор, пока большинство людей сохраняет веру в его законность и эффективность

Каждый человек, как представитель конкретного сообщества людей определенной исторической эпохи, имеет особые личностные параметры и характеристики, и именно через них он воспринимает остальных членов общества как своих современников и партнеров по общению и жизнедеятельности. Эти параметры и характеристики, в свою очередь, определяются тем фактом, что социальные рамки любого сообщества людей, будь то национальное государство, религиозная деноминация, профсоюз, университет или что-либо другое, подпадающие под данную категорию, не просто обеспечивают нас средствами для удовлетворения материальных потребностей и гарантируют личную безопасность, а предписывают определенный порядок жизни, устанавливают морально-этические нормы, обычаи, формы и правила поведения и т.д

1 Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1991. С. 280

При всей множественности последних люди, живущие в едином социокультурном и политико-культурном пространстве, нуждаются в некоем комплексе общих для всех них ценностей, норм, установок, которые в совокупности обеспечивают modus vivendi всех членов общества. Этот комплекс, определяющий содержание и направленность общественного сознания, общественной и политико-философской мысли, можно назвать парадигмой. Данную проблему я более подробно рассматривал в другой своей работе2. Тем не менее в контексте анализируемой здесь проблемы целесообразно отметить, что под парадигмой понимаются не те или иные социально-философская теория или течение мысли, а фундаментальная картина социального универсума, включающая комплекс основополагающих представлений об обществе и индивиде, гражданском обществе и государстве, сакральном и мирском.

Этот комплекс представляет собой субстрат важнейших концепций, теорий, течений данного исторического периода. Иначе говоря, парадигма является мировоззренческой инфраструктурой, характеризующей пространство и время, природу и общество, человека, общество и государство, свободу и рабство, добро и зло и т.д

Парадигма — это система взаимосвязанных универсалий, призванных обеспечить хранение и трансляцию социального опыта от поколения к поколению. Она суть модель «законной» для каждой данной исторической эпохи общественно-политической системы, смысла, форм, целей и средств ее существования. Главным предназначением парадигмы служат интерпретация значимых для субъекта реалий социальной действительности, их оценка и ориентация в этой действительности. Формируясь и существуя в системе реальных общественных отношений, парадигма приобретает в определенной степени функции своего рода регулятора и координатора деятельности людей. Она призвана обеспечить мировоззренческие и ценностно-нормативные рамки для объединения людей, их интегрирования в единые сообщества

Парадигма включает в себя признанные всеми или большинством интеллектуальных и социально-политических сил язык и понятийно-категориальный аппарат, важнейшие элементы которых более или менее адекватно отражают и интерпретируют существующие экономические, социальные, политические и иные реалии. Она формируется и развивается путем выдвижения альтернативных гипотез и теорий, концепций и идей, преодоления одних и синтеза других основоположений. Парадигма всячески 2 См.: Гаджиев К. С. О смене общественно-политических парадигм//Вестник МГУ

Серия 12. Социально-политические исследования. 1993. № 1. С. 30 — 45

защищает себя, отвергая или подавляя новшества, способные подрывать ее основополагающие установки. Естественно, эти новшества не могут подавляться слишком долго, если они вызваны изменившимися условиями и реалиями, которые по мере своего вызревания и проникновения в новые ниши не будут заявлять о себе все настойчивее. И так до тех пор, пока господствующая парадигма воочию не продемонстрирует свою неспособность служить в качестве нормального и дееспособного инструмента объяснения наличного социального бытия

В каждый конкретный исторический период общественные и политические процессы разворачиваются и реализуются в рамках особых мировоззренческих парадигм, придающих этим процессам определенную конфигурацию и направленность. В отличие от природного процесса, в котором прошлое преодолевается и умирает, в историческом процессе те или иные аспекты прошлого продолжают жить в настоящем. Можно сказать, что общественно- исторический процесс имеет двойственную природу. Это, с одной стороны, эволюция, развитие и отрицание старого, разрыв с прошлым и творение нового, а с другой, он сохраняет и переносит из прошлого в настоящее и будущее все жизнеспособное, будь то позитивное или отрицательное. Общественно-историческая система может трансформироваться во многих своих аспектах, в то же время сохраняя преемственность в других аспектах

Лишь при наличии взаимодействия и тесного переплетения двух начал: развития и творения нового, с одной стороны, и сохранения преемственности с прошлым — с другой, можно говорить об истории и общественно-историческом процессе

Поэтому любая социально-философская или идейно-политическая конструкция, претендующая на объективное отражение существующих общественно-политических реальностей, должна учитывать оба этих начала. В противном случае либо она нежизнеспособна, либо попытки ее реализации чреваты непредсказуемыми последствиями, представляющими угрозу самим основополагающим моральным, этическим, нормативным и иным принципам и ценностям. При этом смена парадигм всегда имеет в своем основании пересмотр большинства, если не всех, основополагающих ценностей, норм и установок, всей системы миропонимания людей. Иначе говоря, суть появления, трансформации и исчезновения человеческих сообществ или цивилизаций и культурных кругов выражается в ницшеанской формуле: «переоценка всех ценностей». С такой «переоценкой всех ценностей» связаны радикальные трансформации в Европе, которые привели к смене античной цивилизации сначала средневековой, а этой последней, в свою очередь, современной западной рационалистической (или капиталистической) цивилизацией

Эти рассуждения не в последнюю очередь относятся к миру политического, характеризующегося исключительной динамичностью и изменчивостью. Особенно важное значение в данном контексте имеет то, что мир политического имеет много измерений — социально-экономическое, структурное, функциональное, социокультурное, конфессиональное, историческое, концептуальное и т.д. Для правильного понимания сущности политического, политических феноменов и процессов необходимо иметь соответствующее представление обо всех этих аспектах и измерениях. В качестве объединяющего их начала выступает мировоззренческое измерение, центральным элементом которого выступает политическая философия. Как считал Гегель, абсолютная идея как «единственный предмет и содержание философии» имеет разные формообразования. Причем их философское постижение составляет «задачу отдельных философских наук». Таковыми являются философия истории, философия религии, история философии, философия права

Отдельной философской наукой является и политическая философия

Хотя данной проблеме посвящено множество работ, ряд ее важнейших аспектов в должной мере не исследован и требует дальнейшей разработки. Дискуссионными остаются важные для понимания данной проблемы вопросы: когда и в силу каких факторов возникла политическая философия? Кого можно считать ее основателями и разработчиками? Какие она прошла этапы в своем развитии? и т.д. Остается еще много неясного относительно сущностных характеристик и основных составных элементов политической философии, хронологии ее возникновения, соотношения с другими социальными и гуманитарными науками, с теорией и идеологией, ее места в мире политического и т.д. По сути дела, нет еще более или менее ясного ответа на основополагающий вопрос: что есть политическая философия? Поэтому естественно, что не совсем ясным остается ответ на вопрос о том, кого именно считать отцами-основателями и современными адептами политической философии. В качестве таковых, например, в фундаментальный труд «История политической философии» включены Фукидид и Платон, Ксенофонт и Аристотель, св. Августин и Аль-Фараби, Фома Аквинский и Макиавелли, Мартин Лютер и Г. Греции, Р. Декарт и Дж. Локк, А

Смит и Г.В.Ф. Гегель, К. Маркс и Ф. Ницше, Э. Гуссерль и М

Хайдеггер и др.3 Нетрудно заметить среди них и чистых философов, и юристов, и политэкономистов, и историков. Зачастую смешивают политическую философию и политическую теорию: нередко эти понятия используются в качестве синонимов. В свою очередь, они оба отождествляются с понятием «политическая идеология»

Очевидно, что это сложный и многоаспектный вопрос, имеющий важное значение для правильного понимания как структурных элементов мира политического, так и его понятийно- категориального аппарата

В контексте смены парадигм и переоценки ценностей прежде всего встает вопрос о том, когда именно возникла политическая философия. Пытаясь ответить на этот вопрос, многие исследователи обращались к отцам-основателям античной мысли. И, действительно, к миру политического пристальный интерес проявляли такие столпы общественной мысли древности, как Платон, Аристотель, Цицерон и др. Тогда и позже создавались фундаментальные трактаты и менее крупные сочинения под красноречивыми названиями: «Политика», «Государство», «Законы», «Республика», «Государь» и др. Исходя из этого факта, многие современные исследователи считают возможным применительно к античному периоду говорить о политической философии и политической науке как о вполне сложившихся самостоятельных научных дисциплинах. Так, один из ведущих представителей американской политической науки Дж. Кэтлин называл Сократа «крестным отцом» западной политической философии4. Английский политолог Н. Бэрри считает «Государство» Платона «самым первым и самым известным систематическим трактатом по политической философии»5. Ш

Уолин идет еще дальше, утверждая, что «именно грекам мы обязаны за изобретение политической философии и за демаркацию политической по своей природе сферы»6. В рассматриваемом контексте интерес представляет также позиция К. Поппера, по мнению которого Платон «был социологом именно в том смысле, в каком понимали термин «социология» Конт, Милль и Спенсер»7

Пожалуй, наиболее крупным современным политическим философом, который последовательно отстаивал и обосновывал этот тезис, был Л. Страусе. Ссылаясь на традицию, он называл Сократа основателем политической философии. По его мнению, 3 History of Political Philosophy. Chicago & London, 1987 4 Catlin D. The Story of Political Philosophers. N.Y. and L., 1939. P. 33 5 Barry N. An Introduction to Modern Political Theory. L., 1982. P.110

6 Wolin Sh. Politics and Vision. Boston, 1960 P. 28

7 Поппер К. Открытое общество и его враги. T.I. M., 1992 С. 67

труды Платона и Аристотеля представляют собой самые древние (из дошедших до нас) работ, посвященных политической философии

По схеме Страусса, выступив против отождествления политической науки с риторикой, классики политической философии подняли первую до уровня самостоятельной дисциплины и тем самым «они стали основателями политической науки в точном и окончательном смысле этого слова»8. Кроме этих работ, считал Страусе, классическая политическая философия включает также политические учения стоиков, отцов церкви, схоластиков в той мере, в какой они не основаны исключительно на божественном откровении

Так ли это? Результаты поисков ответа на данный вопрос позволяют сделать вывод, что эти доводы и рассуждения нуждаются в существенных коррективах. Прежде всего, возникает вопрос о том, что конкретно понимается под политической философией? А из него, в свою очередь, вытекает целый комплекс других не менее важных вопросов: когда и при каких условиях она сформировалась? Когда именно появилось само понятие «политическая философия»? Правомерно ли говорить о политической философии применительно к античному времени? Можно ли говорить о единой непрерывной традиции политической философии от античного периода до наших дней? Люди часто обсуждают проблемы добродетели, нравственности, порядочности и категорий, составляющих их антиподы, не обязательно называя их своими именами. Так же обстоит дело, по-видимому, и с политической философией

Очевидно, что и античные мыслители затрагивали проблемы политической философии, не считая нужным специально оговаривать это. Впрочем, Аристотель использовал это понятие весьма редко. В своем труде «Политика» он, к примеру, утверждал, что понятия «равенство», «неравенство» принадлежат «к области политической философии»9. Однако здесь нельзя не учесть тот факт, что русский перевод многих понятий античной мысли, как будет показано ниже, не всегда адекватно передает их исконный первоначальный смысл. Кроме того, это понятие вплоть до XVIIXVIII вв. не встречается в трудах более поздних авторов

Особую значимость этой проблеме придает тот факт, что понятие не может быть отделено от феномена, выражаемого им, и установление времени его происхождения и эволюции зачастую служит ориентиром для установления примерного времени возникновения и соответствующего феномена. Как писал М. Шелер, 8 Strauss L. Introduction to Political Philosophy. N.Y., 1986. P. 64-65

9 Аристотель. Соч. Т. 4. М., 1983. С. 467

«идеи существуют не до вещей, не в них и не после них, но вместе с ними и производятся лишь в акте постоянной реализации мира (creation continua), в вечном духе. Поэтому и наше соучастие в этих актах, поскольку мы мыслим «идеи», не есть простое отыскание или открытие уже независимо от нас сущего и бывшего, но истинное сопорождение идей и сопровождающих вечную любовь ценностей из первоисточника самих вещей»10. Соответственно каждое конкретное понятие, призванное обозначить ту или иную научную дисциплину, может возникать лишь по мере формирования и институционализации этой дисциплины, а никак не раньше. Тем более понятия, возникшие в наше время, никак нельзя использовать для обозначения дисциплин, существовавших в прошлом, множество веков или более двух тысячелетий назад

При анализе этой сложной и многоплановой проблемы необходимо отметить, что специализация интеллектуального труда, разделение его по различным отраслям знания произошли значительно позже, чем в сфере практической материальной деятельности, скажем, между сельским хозяйством и ремеслом, а затем внутри этих отраслей. Не является исключением и диверсификация научных дисциплин, которые выступают историческими феноменами, возникшими на определенном этапе исторического развития. Не случайно по общепринятой схеме начало формирования социологии как самостоятельной научной дисциплины относят к концу XVIII — первой половине XIX в. и связывают с именами А. К. Сен-Симона, О. Конта и их последователей. Это верно применительно к подавляющему большинству социальных и гуманитарных наук, например политэкономии, антропологии, социальной психологии, политической социологии и других, сформировавшихся и институционализировавшихся лишь в Новое время. В этом ряду не являются исключениями политическая наука и политическая философия, которые стали возможны лишь тогда, когда подсистема политического, отделившись от гражданского общества и экономической подсистемы, приобрела статус самостоятельного объекта исследования

Поскольку политическая философия по определению является прежде всего рефлексией политического бытия, то она может возникнуть лишь при наличии некоторых необходимых для этого предварительных условий. Речь идет о формировании и утверждении, во-первых, самого мира политического, во-вторых, понятия политического в самом широком и глубинном его значении, 10 Шелер М. Положение человека в космосе. В кн.: Проблема человека в западной философии. М., 1988. С. 61

и, в-третьих, понятий второго порядка — государство, власть, право, свобода, и т.д. Если верен этот тезис, то встает императивная проблема вычленения мира политического как самостоятельной подсистемы человеческого социума. О политической философии в собственном смысле этого слова мы вправе говорить постольку, поскольку существует самостоятельная сфера человеческой жизнедеятельности, рефлексией которой и может выступать политическая философия. Необходимо особо подчеркнуть, что сам мир политического в собственном смысле слова — это исторический феномен, возникший на определенном этапе исторического развития в тесной связи с процессами формирования и вычленения гражданского общества. Причем как масштабы, так и содержание понятия политического на протяжении всей истории подвергались существенным, если не радикальным изменениям

Соответственно изменялись и трактовки мира политического, его компонентов, предназначения и функций

Здесь вопрос состоит в том, чтобы не путать историю политических учений и идей, накопление политического знания с политической наукой, политической философией и политической социологией в собственном смысле слова, хотя и нельзя отрицать факт существования между ними преемственной, генетической связи. Если зачатки первых в той или иной форме возникли с появлением самого государства, то политическая наука и политическая философия могли формироваться лишь по мере вычленения мира политического, т.е. той сферы, рефлексией которой и являются эти дисциплины, в качестве самостоятельной подсистемы человеческого социума или сферы жизнедеятельности людей. Подобно тому, как социология формировалась и развивалась в русле основных тенденций и закономерностей становления и эволюции гражданского общества, политическая философия в собственном смысле слова и политическая наука также могли возникнуть лишь по мере отделения мира политического от экономической, социальной и духовной подсистем, что по времени совпало с новым периодом истории

Все высказанные здесь соображения и подтолкнули меня взяться за эту весьма сложную и трудноразрешимую, но в высшей степени интересную проблему

Монография подготовлена в Институте мировой экономики и международных отношений РАН и рекомендована к печати дирекцией Института

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Гаджиев К.С. Политическая философия. 1999

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Статья 314. Незаконное введение в организм наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов
  2. ВВЕДЕНИЕ История нашего государства и права — одна из важнейших дисциплин в системе
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Мысли об организации немецкой военной экономикиВведение
  5.   ПРЕДИСЛОВИЕ [к работе К. Маркса «К критике гегелевской философии права. Введение»] 1887  
  6. Под редакцией доктора юридических наук, профессора А.П. СЕРГЕЕВА Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. Введение
  13. Введение
  14. ВВЕДЕНИЕ