<<
>>

2. Влияние первой мировой войны на социалистические партии европейских стран

1. Всякая крупная война, завершающаяся поражением, сотрясает общественную

структуру и угрожает положению правящей верхушки; потерю престижа вследствие

военного поражения весьма трудно пережить любому режиму.

Я не знаю исключений из

этого правила. Однако обратное утверждение не столь очевидно. Успех должен быть

быстрым, эффектным и четко ассоциироваться с действиями правящей верхушки -

именно такой была, например, победа Германии в 1870 г., иначе экономическое,

физическое и моральное истощение может даже в случае победы привести в сущности

к тем же последствиям в расстановке классов, групп и партий, которые обычно

сопутствуют поражениям.

Это ясно видно на примере первой мировой войны. Со стороны Соединенных Штатов

военные действия длились недолго и не успели сколько-нибудь заметно истощить

силы этой страны. Тем не менее администрация, ответственная за войну, потерпела

сокрушительное поражение на выборах. Да и во всех других странах-победительницах

престиж правящей верхушки и ее контроль над ситуацией в стране отнюдь не

увеличились, а, наоборот, уменьшились. Для германской и английской

социалистических партий это означало приход к власти или, во всяком случае,

вхождение в состав правительства. В Германии, например, на партию был возложен

контроль за всеми центральными государственными органами, и хотя, чтобы спасти

честь доктрины, некоторые немецкие социалисты, так же как и некоторые немецкие

антисоциалисты, настойчиво называли это революцией, партия сформировала

правительство по просьбе властей, причем просьба была достаточно робкой. В

Англии за лейбористскую партию, которая в январе 1910 г. сумела набрать лишь

немногим более полмиллиона голосов, а в 1918 г. - неполные два с четвертью

миллиона [Рост голосов за период с 1910 по 1918 г.

объясняется исключительно

предоставлением избирательных прав женщинам и упрощением процедуры регистрации

избирателей.], было отдано 4 236 733 голоса в 1922 г. и 5 487 620 голосов в 1924

г. (8 362 594 в 1929 г.). Макдональд вновь возглавил партию, и в 1924 г. она

стала если и не правящей, то по крайней мере правительственной. Во Франции

структура политической сферы не позволила социалистам добиться таких выдающихся

достижений, но в общих чертах события развивались по сходному сценарию и здесь:

сразу же после войны наступило возрождение синдикализма, однако Всеобщая

конфедерация труда (Confederation Gеnerale du Travail), выйдя из состава

Синдикалистской всеобщей конфедерации труда (Confederation General du Travail

Syndicaliste) и коммунистической Единой Всеобщей конфедерации труда

(Confederation General du Travail Unitaire) и приняв в свои ряды всех тех, кого

по различным причинам не устраивало членство в названных двух организациях,

осудила революционный путь и стала исподволь готовиться к ведущей политической

роли.

К тому же социалистические и околосоциалистические партии, которые приняли

выпавшую на их долю ответственность, наверняка понимали, что они были почти

монопольными обладателями многих качеств, которые требовались для успеха их

начинания. С кипевшими негодованием народными массами они умели обращаться так,

как никто другой. Как показывает пример Германии, их положение позволяло им даже

гасить революционные вспышки, при необходимости применяя и силу. Во всяком

случае, это были именно те люди, которые могли, с одной стороны, назначить

обществу правильную дозу социальных реформ, а с другой - заставить массы их

принять. Важнее всего было то, что со своих позиций они имели все основания

считать, что именно они были призваны залечить раны, нанесенные обществу

"империалистической войной", восстановить международные отношения и расчистить

всю ту грязь, в которую не по их вине, а по вине буржуазных правительств

погрузился мир.

При этом они совершали точно такую же ошибку, которую с иных

позиций совершали их буржуазные соперники, которые верили в коллективную

безопасность, Лигу наций, восстановление золото-валютного стандарта и снятие

торговых барьеров. Но в рамках своей ложной посылки социалисты по праву

надеялись на успех, особенно в области внешней политики.

2. Достижения двух правительств Макдональда - работа самого Макдональда и

Гендерсона [Гендерсон Артур (1863-1933) - один из лидеров лейбористской партии.]

в качестве министра иностранных дел Англии - служат тому убедительным

доказательством. Но еще более характерен пример Германии. Во-первых, в этой

стране только социал-демократы имели моральное право признать мирный договор и

поддержать политику, направленную на выполнение предусмотренных в нем условий.

Конечно, они скорбели по поводу национальной катастрофы и того бремени, которое

она наложила на страну. Однако при их отношении к военной Славе ни само по себе

поражение, ни условия мирного договора не воспринимались ими как невыносимо

унизительные. Некоторые из них почти готовы были разделить англо-французскую

трактовку войны. Большинство из них мало беспокоили вопросы перевооружения. Пока

остальные немцы смотрели на все происходящее с угрюмым отвращением, социалисты

трудились над достижением мирного взаимопонимания со странами-победительницами в

духе, совершенно свободном если не от обиды, то уж, во всяком случае, от

страстной ненависти. В отношении того, что другие считали насильственно

введенной демократией, они даже достигли полного согласия с западными странами:

ликвидировав коммунистические (1918-1919) восстания и добившись благодаря точно

выверенным уступкам доминирующего положения во внутренней политике, социалисты

находились в самом демократичном расположении духа.

Во-вторых, их власть над массами была достаточно сильной, чтобы придать такой

платформе политическую эффективность.

В то время огромное большинство населения

видело все в том же свете, что и социалисты. Их взгляды на сложившуюся ситуацию

и представления о том, как следует поступать, на какое-то время стали

официальной точкой зрения, независимо от того, какую политику проводило

правительство, стоявшее у власти. Именно социалисты обеспечили политическую

поддержку коалициям, которые вели переговоры по поводу плана Дауэса

[Репарационный план для Германии, разработанный международным комитетом

экспертов под руководством американского банкира Чарлза Дауэса и утвержденный 16

августа 1924 г. на Лондонской конференции держав-победительниц в первой мировой

войне. - Прим.ред.] и Локарнского пакта [Локарнские договоры парафированы 16

октября 1925 г. в г. Локарно (Швейцария) после обсуждения на Локарнской

конференции (5-16 октября 1925 г.). Основной документ - заключенный Германией,

Францией, Бельгией, Великобританией и Италией гарантийный пакт о

неприкосновенности германо-французской и германо-бельгийской границ и сохранении

демилитаризации Рейнской зоны. - Прим. ред.]. Без них эти коалиции скорее всего

просто не возникли бы, а если бы и возникли, то не заняли бы такую позицию.

Штреземан [Штреземан (Stresеman) Густав, 1878-1929, германский рейхсканцлер

(август-ноябрь 1923 г.) и министр иностранных дел (с августа 1923 г.). - Прим.

ред.] социалистом не был, однако связанная с его именем политика была на самом

деле политикой Социал-демократической партии - политикой, за которую в течение

первого десятилетия партии достанутся все розы, а в течение второго - все типы.

В-третьих, социал-демократы занимали выгодное положение в глазах мирового

политического сообщества. Мир мало знал о том, что происходит в Германии. Он

знал только две вещи: с одной стороны, что в Германии есть партия, которая не

только была готова окончательно признать многие из послевоенных договоренностей,

но и вполне одобряла некоторые из них; партия, которая была врагом того, кого

Франция и Англия считали своим врагом; с другой стороны, мир понимал, что во

всех иных отношениях германская Социал-демократическая партия угрозы не

представляла - любое даже самое консервативное правительство не возражало против

германского социализма так, как оно возражало против русского.

В конечном счете

именно это и оказалось ошибкой. Ошибка эта во многом была связана с растянутым

на долгие годы иностранным участием в лечении военных болячек Германии,

поскольку в результате такой политики в соответствующих министерствах Англии и

Франции сложилось впечатление, что Германия на неопределенно долгое время

останется смиренным просителем, которому для полного счастья будет довольно

одних только обещаний, что когда-нибудь ему, возможно, позволят занять равное

положение с вышестоящими державами. В краткосрочном аспекте, однако, и особенно

во время черных дней рурского вторжения [Оккупация французскими и бельгийскими

войсками Рурской области в 1923 г. в ответ на задержки репараций со стороны

Германии. - Прим. ред.], такая позиция имела свои преимущества, поскольку

социалистическая партия, вернее, те правительства, которые опирались на

партийную поддержку, были вхожи в те двери, которые были закрыты для других.

В-четвертых, Социал-демократическая партия сохранила старые связи еще со времен

Второго Интернационала. Война разрушила многие из этих связей, но далеко не все.

Ведь Второй Интернационал так и не был официально распущен, и многие входившие в

него социалисты и социалистические группы - в первую, но далеко не в последнюю

очередь социалисты нейтральных стран - сохранили свои интернационалистские

убеждения. Секретарь Второго Интернационала К. Хойсманс продолжал выполнять свои

обязанности, а в 1917 г. с подачи скандинавских социалистов даже сделал попытку

созвать съезд, которая провалилась только потому, что союзные державы, к тому

времени решившие уже нанести противнику сокрушительный удар, отказались выдавать

паспорта [А до этого были еще две конференции в Швейцарии - одна в Циммервальде

(1915), другая - в Кинтале (1916), причем их ход, как мне представляется, пошел

в разрез с первоначальными намерениями, и объяснялось это тем, что состав их

участников не отражал расстановки сил в официальных партиях.

(Ниже я еще раз

коснусь этого вопроса.)]. Таким образом, естественно предположить, что многие

социалисты подумывали о возрождении Интернационала, как о чем-то само собой

разумеющемся.

3. Возродить Второй Интернационал удалось, но не обошлось без трудностей. Первые

конференции, которые проводились с этой целью в 1919 и 1920 гг., нельзя назвать

особенно успешными. Возникший тем временем Коммунистический (Третий)

Интернационал (см. ниже) снискал определенную популярность, которая оказалась

серьезным препятствием на пути к единству лейбористских и социалистических

партий всех стран. К тому же ряд важных группировок, которые не имели желания

связывать свою судьбу с коммунистами, предпочитали иметь дело с чем-то более

современным, чем Второй Интернационал. Выход из этой ситуации был найден с

помощью хитрого тактического приема. По инициативе австрийских социалистов и при

поддержке германской Независимой партии и английской Независимой лейбористской

партии была создана новая организация - Международный союз социалистических

рабочих партий (так называемый Венский интернационал), который ставил своей

целью радикализировать группы, входящие в возрожденный Второй Интернационал,

обуздать группы, которые слишком сильно тяготели к коммунизму, и поставить и те

и другое на единую платформу, разумным образом сформулировав общие цели

[Некоторые из этих высказываний сделали бы честь любому дипломату XVIII в.

Наибольшим камнем преткновения была классовая борьба. Партии стран

континентальной Европы не могли обойтись без нее, в то время как английская не

могла ее выносить. После достижения соглашения на гамбургском конгрессе термины

Klassеmkampf и luttе dеs classes были оставлены в немецком и французских

текстах, в то время как в английском тексте был употреблен более расплывчатый

оборот.].

Cмысл всей этой затеи очень точно передан кличкой, которую тут же придумали

коммунисты - "Второй с половиной Интернационал", однако в этом своем качестве он

вполне отвечал запросам времени. На Гамбургском съезде (1923 г.) оба

Интернационала - Второй и Венский - объединились, образовав Социалистический

рабочий интернационал, который заклеймил мирный договор как "империалистический"

и призвал к созданию единого фронта против международной реакции (во всяком

случае, звучало это неплохо), за восьмичасовой рабочий день и международное

социальное законодательство. Требования сократить репарации Германии до

определенных и разумных пределов, аннулировать межсоюзнические долги и

эвакуировать союзнические силы с немецкой территории были выдвинуты еще годом

раньше (Франкфуртские резолюции, 1922 г.). В свете последующих событий нельзя не

оценить, насколько большим достижением это было.

<< | >>
Источник: Йозеф Шумпетер.. Капитализм, Социализм и Демократия: Пер. с англ. /Предисл. и общ. ред. В.С. Автономова. — М.: Экономика,1995. - 540 с.. 1995

Еще по теме 2. Влияние первой мировой войны на социалистические партии европейских стран:

  1. , либо распространяя свое влияние на всю страну, либо ограничиваясь масштабами отдельных штатов.
  2. РОССИЯ, ЕВРОПА И НОВЫЙ МИРОВОЙ ПОРЯДОК
  3. 2. Влияние первой мировой войны на социалистические партии европейских стран
  4. Глава двадцать восьмая. Последствия второй мировой войны
  5. ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ ПО СТРАТЕГИИ ГЕРМАНСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ
  6.   2. Борьба партии за укрепление идеологического фронта и мероприятия в области культурного строительства в 1921 — 1922 гг.  
  7. Глава первая ВАЖНЫЙ ИНСТРУМЕНТ РЕВАНШИСТСКОЙ ПОЛИТИКИ
  8. АНТИКОММУНИСТИЧЕСКАЯ МОЛДАВИСТИКА И ЕЕ ВЛИЯНИЕ НА БУРЖУАЗНЫЕ СРЕДСТВА МАССОВОЙ ПРОПАГАНДЫ И ИНФОРМАЦИИ
  9. § 2. Первая конституция современной Японии (1889) и система разделения властей
  10. § 4. Государственный аппарат и законодательство в период первой мировой войны (1914-1917 гг.)
  11. ГЛАВА IX. НОВАЯ ИСТОРИЯ СТРАН ЕВРОПЫ И АМЕРИКИ
  12. ГЛАВА XII. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ СТРАН ЕВРОПЫ И АМЕРИКИ
  13. ГЛАВА XIII. СТРАНЫ ВОСТОКА В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ Турция в новейшее время.
  14. Доминик Ливен Империя, история и современный мировой порядок
  15. Разработка проблемы переустройства Австро-Венгрии в странах Антанты в годы Первой мировой войны
  16. 1. «Вестерннзация» и политическая борьба в Турции после Второй мировой войны.
  17. § 23. Основные тенденции развития африканских стран во второй половине XX в.
  18. § 3. Великобритания накануне и в годывторой мировой войны
  19. § 1. Страны Южной Европы в 1900—1945 гг. (Испания, Португалия, Греция)