<<
>>

«сложность» и «сложные системы» с позиции самоорганизации и теории самоорганизации

Вопрос о том, что стоит за понятиями «сложность» и «сложная система» остается актуальным и сегодня. На протяжении полувека представление о них разрабатывалось и менялось неоднократно.

Проблема понимания сложности стала еще острее после того, как было выявлено, что свойством самоорганизации обладают только такие системы, которые достигли в своем развитии определенного «порога сложности» и обрели «пространственную, временную или функциональную структуру» без специфического воздействия извне[276].

Наше представление об эволюции понятий «сложность» и «сложная система» изложено в табл. 3.2.

В целом в 60-е годы прошлого века сложность системы связывалась с ее многокомпонентностью. Система состоит из большого числа элементов, соединенных между собой более или менее сложным

образом. Здесь представление о сложности сопровождалось предпосылкой, что трудности познания ее заключаются в математическом описании состоянии систем ввиду отсутствия полной информации относительно большинства подсистем социально-экономических структур. В большинстве определений нет ясного понимания смысловой насыщенности понимания сложности. Это, как выразился

Таблица 3.2

изменение представлений о специфических особенностях сложных систем

Периоды Представление о сложности систем
1960-е гг. 1. Большие размеры систем — по числу частей (компонентов) и по числу выполняемых функций.

2. Сложность поведения системы, пронизанной большим числом внутренних взаимосвязей и отношений разного типа, изменение одной из переменных системы оказывает воздействие на многие другие переменные.

3. Наличие общей цели системы: действие всех частей системы подчинено достижению общей цели.

4. Статистическое распределение внешних воздействий на систему, что приводит к невозможности точного предсказания реакции и поведения системы во времени.

5. Конкурирующий, состязательный характер «жизни» большинства сложных систем.

6. Невозможность навязать системам путь развития, вопреки собственным их тенденциям развития.

7. Алгоритмическая сложность описания систем

1970-е гг. 1. Это класс систем «с относительно независимым (автономным) поведением подсистем».

2. Высокая внутренняя активность во многих аспектах жизнедеятельности, избирательность и целенаправленность функционирования систем в целом.

3. Открытость, постоянное взаимодействие с внешней средой, способность решать весьма разнообразные классы задач.

4. Способность действовать при различных обстоятельствах и в разных условиях (адаптивность)

1980-е гг. 1. Субъективное понятие сложности организационных систем, связанное с трудностью решаемых задач по структурированию и параметризации, преобразованию и развитию организаций, теоретической и практической деятельности по познанию природы и сложности объектов.

2. Объективная характеристика сложности организаций, зависящая от качественного и количественного разнообразия и отличия компонентов, связей и отношений системных образований.

3. Нелинейная зависимость сложности системы от общего числа элементов, т. е. наличие скачкообразных ступеней, порядков сложности на различных уровнях организации (упорядочения) системы.

4. Введение понятия «интегративной (интегральной, совокупной) сложности» системы, включающего в себя:

а) Сложность состава системы

Окончание табл. 3.2
Периоды Представление о сложности систем
1980-е гг. 4.1. Субстратная сложность, т. е. многообразие компонентов, подсистем, уровней организационного образования.

4.2. Параметрическая сложность, т. е. многообразие индивидуальных свойств компонентов; интегративных свойств и функций на выходе системы; связей

и отношений элементов системы.

4.3. Динамическая сложность, включающая в себя многообразие качественно различных состояний организации; фаз и стадий внутреннего функционирования; стадий, фаз, этапов внешнего поведения в среде; моделей поведения во внешней среде, переходных процессов и состояний.

4.4. Эволюционная сложность (сложность саморазвития): чередование порядка и беспорядка, стадий, этапов «жизни» и развития.

б) Сложность организационного построения (архитектуры, дизайна, пространственной конфигурации, организационного пространства)

4.5. Многообразие организационных связей и отношений между элементами, подсистемами, уровнями организации.

4.6. Многообразие в композиции элементов, подсистем, уровней (альтернативность реализации закона композиции).

4.7. Сложность функционирования организационной структуры, ее преобразования (закономерностей, самосохранения).

4.8. Сложность алгоритмов, программ, моделей поведения субъектов управления (менеджмента).

4.9. Сложность закономерностей и законов, проектов развития и самодвижения к зрелости

1990-е гг. 1. Сложные системы начинают рассматриваться как самоорганизующиеся системы, адаптирующиеся к изменениям во внешней среде и обновляющие свои параметры и структуру без особого воздействия извне на основе неравновесного фазового перехода.

2. Ориентация внимания исследователей на фундаментальную особенность самоструктурирования систем в сильно неравновесных условиях

и состояниях (бифуркациях во времени).

3. Поиск единых концептуальных теоретических оснований при исследовании динамических (подвижных, становящихся, эволюционирующих) систем синергетического порядка.

4. Рассмотрение сложности как синтеза самоорганизации и уникальности.

5. Описание, познание и моделирование качественных изменений в сложных системах и переструктурирование поля возможностей траекторий (дрейфа, путей, маршрута) эволюции сложноорганизованных систем

Г. Хакен, «наивный подход» к описанию сложности, отождествление сложности реальных систем с алгоритмической сложностью.

Вывести сложность системы из свойств ее частей (элементов) и особенностей их локального взаимодействия не удается. Так, типичное системное свойство субъектов предпринимательской структуры — «жизнедеятельность» — никак не следует из свойств элементов, его составляющих. Достигнув некоторой пороговой величины сложности, предпринимательские структуры начинают обладать качественно новыми свойствами, например, свойством «коллективного интеллекта» (компетенции). Коллективный интеллект — это превращение совокупности индивидуальных интеллектов и «памяти» (культурогена) субъекта предпринимательства в систему, способности которой превышают сумму способностей персонала предпринимательской структуры. В определениях понятия «сложной системы» периода 1970-х гг. появляются новые атрибуты сложности: системы рассматриваются открытыми, постоянно взаимодействующими со средой, способными выполнять разнообразные функции (многофункциональные), действовать целенаправленно и избирательно в различных обстоятельствах (многоцелевые), иметь различные конечные результаты в зависимости от реакции на внешние воздействия и моделей поведения. Однако по-прежнему сохраняется идеология «наивного подхода», в основном оценивается сложность компонентного состава.

В 1980-е гг. происходило дальнейшее насыщение и углубление представлений о сложности систем, была предпринята попытка уйти от предыдущего понимания сложности. Вводятся новые характеристики: интегративная сложность, параметрическая, динамическая и генетическая сложность систем, многообразие форм построения, функционирования и развития сложноорганизованных образований в рамках общей теории систем. Однако при внимательном анализе используемое понятие «многообразие» по-прежнему выражает «большое число компонентов», а самому термину «компонент системы» приписывается универсальное содержание: это как неделимые части системы, так и ее свойства, состояния, отношения, стадии развития и т. д. в рассматриваемый период была высказана принципиальная возможность оценки интегральной сложности систем на основе нахождения определенного соотношения оценок основных характеристик сложности системы, однако решение этой теоретической задачи затянулось на неопределенный срок и практически не было найдено[277]. Познавательная же ценность разнообразных видов сложности оказалась несомненной.

В 1990-е гг. был сделан акцент на исследовании смыслового содержания сложных систем и изучении самоорганизующихся структур. Делается попытка познать сложные системы на новом качественном уровне на базе синергетической парадигмы, а само исследование сложных систем входит в круг важнейших задач дальнейшего развития научного знания под названием «вызов искусству исследователя»1. В то же время величина сложности организационных образований (предпринимательских структур) по-прежнему остается трудно определимой в силу открытости, нелинейности, динамичности социоприродных систем. К тому же поведение современных сложных систем реализуется в пространстве и масштабах, превосходящих размеры отдельной суборганизации. Центральной проблемой в познании сложных систем в этот период становится описание их качественных изменений (переструктурирование поля возможностей), эволюции и коэволюции.

Итак, в отечественной науке понятие сложной системы прошло путь от наивно-интуитивного понимания сложности до объективного представления на основе количественных, а затем и качественных оценок самоорганизующихся систем — распределенных сред различной природы. Была предложена новая методологическая база, позволяющая перейти от «оптимистического», «не сомневающегося» определения сложной системы 1980-х гг. (Н. П. Бусленко), к реальному представлению о сложности познания системных явлений и процессов. Сегодня сложная система трактуется как система, которая «может быть предъявлена или указана, но строгого корректного адекватного ее описания дать не удается».

Сегодня не существует завершенной (приемлемой) шаговой логической процедуры, позволяющей определить с некоторой точностью сложность организованных систем, механизмов усложнения предпринимательских структур и алгоритмов сборки их из простых элементов[278] [279]. Размышления по поводу сложности приводят нас к утверждению, что формирование сложности предпринимательских организаций базируется на трех началах: организующем, самоорганизующем и стохасти- зирующем. Чтобы это увидеть, нет необходимости в точном определении понятия «сложность системы». Здесь нет необходимости выхода за рамки принципа Оккама «не умножай сущностей без надобности».

Нам представляется, что среди многочисленных эмпирических обобщений, лежащих в основании объяснения феномена сложности систем, особое место занимают три.

1. Любые процессы усложнения предпринимательских организаций имеют стохастическую составляющую и протекают в условиях неопределенности. При исследовании сложных систем признание стохастики и неопределенности выступает как изначальная данность.

2. Существование бифуркаций сложной системы, когда ее траектория может ветвиться и выбор нового маршрута эволюционного развития становится неоднозначным, альтернативным. В такой ситуации, как говорят многие, происходит «потеря системной памяти», зависимость настоящего и будущего от прошлого практически исчезает. Развитие системы после бифуркаций определяется, прежде всего, теми случайными событиями (воздействиями), которые она испытывала в бифуркационном состоянии и которые лишили ее свойства «корректности», когда малым причинам отвечали малые средства и предсказуемость эволюции. Содержательность второго обобщения состоит в том, что источником усложнения предпринимательских организаций выступают не только внешние воздействия, но и бифуркации, когда по достижении критической сложности последние коренным образом перестраивают свойства системы.

3. С увеличением сложности системы растет и структурнофункциональная неустойчивость, компенсировать которую возможно позволяют новые тенденции, в частности особенности синергетического процесса. Самоорганизация выступает как некий автопилот, предохраняющий сложные системы от спонтанного распада и разрушения.

Использование выявленных обобщений относительно феномена сложности предпринимательских структур позволило сформулировать ряд рабочих гипотез:

1) структура предпринимательской деятельности отражает эпоху возникновения вида экономической деятельности и ее стадию развития;

2) чем старше организация, тем более формализована ее структура, управленческие процедуры и модели поведения;

3) чем крупнее предпринимательская организация:

• тем большее число ее поведенческих схем повторяется, тем больше используется формальных коммуникаций и правил;

• тем сложнее ее структура и больше централизованный масштаб управления, разнообразнее координационные механизмы;

• тем больше средний размер ее структурных подразделений (организационных единиц) и более глубока их специализация;

4) чем сложнее (труднее для понимания и управления) предпринимательская организация, тем более развита обеспечивающая подсистема и тем избирательнее децентрализация;

5) чем сложнее внешняя среда, тем более децентрализованной должна быть структура предпринимательской организации;

6) чем разнообразнее рынки, в которые погружена предпринимательская организация, тем больше она разделена на рыночно ориентированные предпринимательские единицы;

7) чем враждебнее внешнее окружение предпринимательской организации, тем больше ее стремление к централизации власти и структуры;

8) чем жестче внешний контроль предпринимательской организации, тем более формализованной и централизованной является ее структура;

9) организационная структура субъекта предпринимательской деятельности есть результат следования структурной моде и национальным структурным предпочтениям;

10) сложившаяся структура субъекта предпринимательской деятельности есть подвижное состояние противостояния пяти основных

11) чем больший успех имела предпринимательская организация в прошлом, тем сложнее ей меняться, тем больше она боится перемен, тем более неохотно к ним адаптирована (ловушка инерции предыдущего успеха).

3.3.

<< | >>
Источник: Асаул А.Н.. Самоорганизация, саморазвитие и саморегулирование субъектов предпринимательской деятельности в строительстве / А. Н. Асаул, Н. Н. Загускин, Л. Ф. Манаков, Е. И. Рыбнов; под ред. заслуженного деятеля науки РФ А. Н. Асаула. — СПб.,2013. — 320 с.. 2013

Еще по теме «сложность» и «сложные системы» с позиции самоорганизации и теории самоорганизации:

  1. 1.1. Устойчивость предприятия в условиях динамичной рыночной среды
  2. Понятие социальной организации. Характеристики организации.Роль организации в социуме.Типология организаций. Формальные и неформальные организации.Структура организации, ее влияние на поведение индивидов. Функции организации.Иерархии в организации. Управление в организации.«Идеальный тип бюрократии» по М. Веберу.
  3. Глава IVДиалектика
  4. § 4. КРИТЕРИЙ КАЧЕСТВА РЕГУЛИРОВАНИЯ И НАДЕЖНОСТЬ ДЕЙСТВИЯ СИСТЕМЫ
  5. 7.1 Солнце
  6. §23.4. Влияние правосознания на правовую культуру
  7. Глава 7. Основные формы переходного периода и пути их реализации
  8. Глава 9. Magnum ignotum1 частной собственности в проекции общего вектора прогресса российского общества
  9. Глава IV Диалектика
  10. Глава 4. Польская тематика в литературе 1880-х–1890-х годов
  11. Введение
  12. роль предпринимательских сетей в инвестиционностроительной сфере
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -