<<
>>

Глава первая Исходные начала

1

СОБСТВЕННОСТЬ в общепринятом ее понимании — это обладание определенными вещами, иными предметами. Причем обладание полное, абсолютное, когда собственник имеет исключительные права в отношении данных предметов, вещей, выступает в отнощении их как хозяин.

Как свидетельствуют У. Маттеи и Е. Суханов со ссылкой на Блэкстона, «право собственности следует рассматривать как единоличное и деспотическое господство индивида над вещью»1.

Это выражение, «единоличное и деспотическое господство», на первый взгляд, представляется излишне жестким, не учитывающим ряд других характеристик.

Возможно, это так. Но как бы то ни было, такое суждение схватывает главное. И прежде всего то, что собственность содержит нечто первичное и изначальное в господстве человека над вещами, что делает его хозяином. А в этой связи и то, что все лица в данном обществе должны признавать статус и права собственника как хозяина, воздерживаться от каких-либо действий, нарушающих этот статус и права, а государство, весь публичный порядок — обеспечивать и охранять их соответствующей системой государственно-властных мер (мер защиты и ответственности).

Маттеи У., Суханов Е. Основные положения права собственности. М., 1999. С. 115.

10

Часть первая. Общие положения

Знаменитый российский правовед и общественный деятель, один из основателей российской теории гражданского права — К. П. Победоносцев так высказывался в отношении собственности: «Право на вещь возбуждает всеобщую безусловную отрицательную обязанность относительно хозяина вещи — не делать ничего, что могло бы нарушить это право. Эта обязанность одинаково лежит на всяком, кто не сам хозяин»1.

Такое общее, во многом предварительное определение понятия собственности нуждается, однако, в том, чтобы обратиться к более основательной ее характеристике, которая позволила бы раскрыть ее суть, исконную природу.

В этой связи достойно удивления то обстоятельство (возможно, так и должно быть при последовательно научном подходе), что и здесь, при попытке проникнуть в суть категории собственности, самые простые, казалось бы, элементарные представления, которые «все знают», в действительности являются исходными пунктами для более основательной научной разработки данной категории2 — выработки принципиальных положений теории собственности, и, прежде всего, того, что может быть названо исходными началами (составляющими) собственности.

Таких исходных начал, на мой взгляд, три. Это: 1) вещи, иные внешне объективированные предметы как объект собственности; 2) полное, абсолютное обладание объектом собственности; 3) отношение к вещам, как к своим.

1              Победоносцев К. П. Курс гражданского права. Первая часть:

Вотчинные права. М., 2002, С. 187.

2              Знаменательно в рассматриваемом отношении высказан

ное в науке суждение о том (оно касается вопросов права, в ка

кой-то мере и собственности), что «самое главное, глубинное

подразумевается здесь само собой... люди и помимо статутов

внутренним образом понимают то, о чем нет нужды говорить,

понимают именно в силу этого и прекрасно себе представляют,

как им пользоваться» {Шпенглер О. Закат Европы. Очерки мор

фологии мировой истории. М., 1998. Т. 2. С. 61).

Глава первая. Исходные начала

И

2

ОСТАНОВИМСЯ на первом из указанных начал.

Это — прямая и непосредственная связь собственности с ее объектом — вещью, иным внешне объективированным предметом. В соответствии с данной исходной характеристикой собственность имеет вещный характер, а ее особенности во многом определяются через специфику и дифференциацию вещей на основании по большей части общих положений гражданских кодексов (уложений).

Победоносцев обоснованно отмечает, что в отличие от личных (обязательственных) прав, в отношениях собственности «право неразрывно связано с вещью и не отстает от нее, переходит вместе с ней, в чьих бы руках, в каком положении вещь ни находилась, прикреплено к ней...».

С правом на вещь, продолжает автор, «связано свойство исключительности, преимущества, предпочтения»1. Вещь стала принадлежностью его права, соединилась с ним. И все это, говорит автор, «предполагает не одно только фактическое отношение человека к вещи, не одну только принадлежность вещи человеку, не одно употребление вещи, как орудия для житейской цели, хотя бы это орудие было исключительно подвластно человеку. Она предполагает более — предполагает живую, неразрывную и безусловную связь человека с вещью (курсив мой. — С. А.)»2.

Здесь, думается, уместно заметить, что суждения Победоносцева по данному кругу проблем, при всей противоречивости его взглядов на гражданское право, в целом носят по ряду пунктов феноменальный характер3. Эти су-

1              Победоносцев К. П. Указ. соч. С. 187—188. При этом автор

тут же уточняет: «Это значит, что когда я имею право на вещь,

никому не может в то же время принадлежать подобное же пра

во на ту же самую вещь, и если бы по какому-нибудь случаю та

кое право предоставлено было другому лицу, оно само по себе

ничтожно, недействительно».

2              Там же. С. 198-199.

3              Значение творчества и деятельности К. П. Победоносцева

противоречиво не только по цивилистической проблематике.

Еще более спорными (а в ряде случаев и прямо отрицательны-

12

Часть первая. Общие положения

ждения, нередко строящиеся как бы в противовес положениям романо-германской доктрины, отражающим догматику древнеримского частного права в пандектном ее ракурсе1, на самом деле подчас вскрывают более глубокие пласты этой догматики, в том числе и по вопросу о вещном характере права собственности (в понимании самой

ми) следует признать его взгляды и действия по вопросам конституционного и судебного права, по всей сумме реформ, проводимых Александром II, правовой политике последующего времени.

В то же время в творчестве Победоносцева по вопросам гражданского права нередко светилась, как говорится, «искра Божья» (даже по вопросам, отражающим его приверженность к исторической школе права, которая ныне в позитивных ее аспектах трактуется с позиций все более утверждающегося в правовой науке сравнительного правоведения).

Подобные оценки Победоносцева справедливы особенно в отношении анализа им конкретных проблем гражданского права — анализа, который (свидетельство вообще поразительное!), по мнению наиболее видного авторитета по цивилистике дореволюционного времени Г. Ф. Шершеневича, находится в том же ряду, что и анализ знаменитых римских юристов. Он писал: «Мы не преувеличим, если сравним г. Победоносцева с римским юристом. Как и последний, г. Победоносцев опасается обобщений, избегает определений, предпочитая описанию факты, но зато поражает логичностью рассуждений, когда дело касается толкования действующего законодательства» (в книге: Победоносцев К. П. Указ. соч. С. 67).

1 Здесь и далее понятие «пандекты» характеризует одно из направлений систематики материала гражданского права, основанного на приоритете не «институтов» как таковых (т. е. не на институционной системе, первичной для римского частного права, в том числе для учебника Гая), а на обобщениях (обобщающих категориях), общих частях кодексов и крупных разделов, восходящих от определений, содержащихся в наиболее тео-ретизированной части Кодекса Юстиниана — «пандектах», т. е. извлечениях из сочинений наиболее знаменитых древнеримских юристов-классиков, а затем получивших свое развитие в разработках глоссаторов и постглоссаторов Средневековья, в разработках и кодификационных свершениях юристов континентальной Европы, особенно немецкой (германской) ориентации.

Глава первая. Исходные начала

13

категории «вещи», ее разновидностях). Что, можно предположить, является одной из примечательных оригинальных традиций российского гражданского права, и что, как это ни поразительно, не только отражает специфику российского природного бытия и культуры, но и удивительным образом совпадает с острыми потребностями как раз нынешнего времени. Теми потребностями, которые обосновывают, что незыблемость собственности, притом именно как вещного права, является твердой предпосылкой высокого положения и достоинства личности в обществе, ее неотъемлемых прав.

Ну, и в отношении объекта собственности (впереди — более подробное его рассмотрение) следует с самого начала иметь в виду, что «вещь» как определяющий объект собственности следует понимать в самом широком ее значении — не только в содержательном отношении (начиная с земли, исконного, первородного объекта, — до передовых устройств и механизмов современной техники, технологии, информатики), но и в отношении внешних характеристик вещей, понимаемых в смысле любых объективно опредмеченных явлений материального и духовного мира, окружающих людей.

3

ДАЛЕЕ о следующем, втором из исходных составляющих в понимании собственности положении. Напомним, что ранее в общем виде уже говорилось, что собственность — это широкое, наиболее полное обладание вещами, иными предметами, а также, как мы увидим, обладанием их «знаками-носителями»1.

1 Вот какие мысли по данной характеристике высказывает Победоносцев. Он утверждает: «Отличительное свойство вещного права состоит в том, что в нем содержится господство над имуществом, имеющим значение вещи... и притом господство непосредственное, так что хозяин простирает все действие своего права непосредственно своим лицом на самую вещь, без отношения к какому-либо другому лицу, и не через другое лицо, а сам собою...» (Победоносцев К. П. Указ. соч. С. 198—199). Именно поэтому имеющий право собственности может запретить

14

Часть первая. Общие положения

Рассмотрение данного исходного положения о собственности свидетельствует о необходимости уточнить и дополнить приведенное выше предварительное определение понятия собственности, которое при более детальном анализе, как выясняется, не сводится к указанию на одно лишь полное, абсолютное обладание теми или иными вещами, предметами, их «знаками» (пусть и «деспотического» характера). Кроме того, следует указать и на то, что собственность представляет собой власть лица над объектами собственности1.

Впрочем, это уточнение и дополнение строится, как мы увидим, на понимании собственности под углом зрения отношения человека к предметам, как к своим — распространении человека, его качеств на внешний мир, и прямо подводит нас к общей формуле, раскрывающей суть собственности.

Ибо полное, абсолютное обладание вещами, иными предметами означает власть человека, такую же в принципе, как персональная (точнее персонифицированная) власть человека над самим собой (во всяком случае над своими физическими возможностями, способностями, умениями и т. д.).

Таким образом, момент власти (притом, не будем забывать, — своей власти) — в ином, не в общепринятом, не в политическом значении, как это принято в современной практике и лексике, т. е. в данном случае как власти «собственнической», замкнутой в основном на вещах, на материальной основе экономической, хозяйственной деятельности, является конститутивным элементом собственности.

всякому постороннему лицу любые действия в отношении вещи. Отсюда, продолжает автор, «охранение, защита, право на возвращение, исправление и вознаграждение» (Там же).

1 Как пишет К. И. Скловский, для права собственности характерно то, что возможности, предоставляемые субъекту в отношении предмета права, «можно охарактеризовать как власть над вещью» {Скловский К. И. Актуальные проблемы права собственности // Закон. 2004. № 2. С. 8).

Глава первая. Исходные начала

15

Именно этот «момент» многое раскрывает в экономическом и социальном значении собственности. Ибо здесь сконцентрирована основа тех возможностей, того простора, которые открываются перед собственником в использовании вещей в экономических процессах, в ходе жизнедеятельности человека, т. е. того, что раскрепощает человека, дает возможности в гармоничном овладении (пусть порой с издержками) природными процессами и в то же время делает его статус производителя, творца и обладателя имущества защищенным, гарантированным.

4

НАКОНЕЦ, завершающее положение теории собственности, относимой к числу исходных и вместе с тем решающих начал, — это такая связь лица с объектом собственности, которая выражается в отношении к вещам, как к своим.

Но что означает отношение людей к вещам, иным предметам «как к своим»?

Любопытно, что вопреки своим идеологическим взглядам и представлениям о собственности как «присвоении», подобного определения придерживался и основатель воззрений коммунизма К. Маркс1, на которого в свое время ссылались сторонники марксистской идеологии2. Таков же исходный пункт в исследовании собственности был принят и ведущими авторами, занимающимися данной проблематикой, и отечественными, и зарубежными, в том числе — и это весьма знаменательно — одним из самых

Маркс К.  Формы,  предшествующие  капиталистическому производству // Пролетарская революция. 1939. № 3. С. 167.

2 И ссылались — коль скоро речь идет о марксистах-ортодоксах — напрасно, так как при строго научной трактовке отношение «как к своим» к условиям труда и средствам производства резко противоречит фундаментальным основам марксистской доктрины. Оно означает, что перед нами не что иное, как отношения, тождественные или близкие к частной собственности.

16

Часть первая. Общие положения

крупных ученых-правоведов России (СССР) академиком А. В. Бенедиктовым1.

Итак — отношение к вещам, «как к своим». На первый взгляд, может сложиться впечатление, что здесь перед нами не более, чем простая констатация фактов. Или всего-навсего — иная словесная вариация. А то и просто тавтология, не очень-то, скажем прямо, научная.

Между тем при более детализированной разработке такого рода определения раскрывается, как это ни было бы парадоксально, сама суть собственности, ее, так сказать, «изюминка», истинно философское понимание. Ибо сама формула «отношение, как к своим» выводит на единственно плодотворный, конструктивный путь разработки категории собственности — на ее понимание с точки зрения субъекта собственности — человека.

Но если это верно, то тут же возникает новый, притом для многих недоуменный вопрос: что это за прямое отношение (связь) человека, иного субъекта с предметами окружающего нас мира? Вопрос тем более, казалось бы, обоснованный, что по общепринятым научным воззрениям (и не только под углом зрения марксистской методологии) в обществе, в принципе, могут быть только отношения между людьми — общественные отношения.

Что ж, в известной мере отношения между человеком и вещью вполне допустимо отнести и к разряду «общественных». Рассматривая собственность как общественное отношение Ю. К. Толстой пишет: «Без отношения других лиц к принадлежащей собственнику вещи как к чужой не было бы и отношения к ней самого собственника как к своей»2.

Но и в иных ракурсах возникает вопрос: во всем ли справедливо придание категории «общественные отношения» первичного и всеобъемлющего значения в общест-

1              См.: Венедиктов А. В. Государственная социалистическая

собственность. М.; Л., 1948. С. 40.

2Толстой Ю. К. К учению о праве собственности // Право

ведение. 1992. № 1. С. 16.

Глава первая. Исходные начала

17

ве? Не наоборот ли? Вовсе не исключено, что было бы обосновано с точки зрения последовательно научных позиций признать, что в качестве первейшего, начального блока человеческого бытия выступают как раз прямые отношения человека к вещам — в «малых», а затем и в «больших» обществах. Ведь сами отчаянно суровые условия жизни разумных существ потребовали, чтобы человек нашел продолжение своей силы и разума в предметах окружающего его, чуждого, во многом враждебного мира, — предметах, которые стали бы инструментами его деятельности, усилили его природные возможности (что уже, как подмечено в науке, стало происходить в среде организованных существ, еще не обладающих силой разума, свойственных человеку). И конституирование такого рода отношений должно быть признано фундаментальным фактом утверждения человека как разумного существа в мире неодушевленных предметов и явлений, в природе.

При этом можно с достаточной основательностью предположить, что это отношения, которые в отличие от иных (как правило, исторически последующих) блоков общественных связей между людьми — экономических, организационных, политических и прочих — имеют по ряду черт социально-природный характер и по своим субъектным особенностям могут быть охарактеризованы в качестве односторонних, в чем-то близких к жестким родственным отношениям, а главное — отношения только и существующих «в паре» — человек и вещь. Да притом — в такой «паре», которая характеризуется абсолютной, исключительной властью человека над вещью.

Именно с таких позиций понимания собственности оказывается возможным подойти к характеристике сложных и тонких механизмов в сфере экономики. Как показал Д. Н. Сафиуллин (причем — даже с позиций одной лишь теории собственности как «присвоения»), существующее при товарно-рыночном производстве «присвоение собственником продуктов производства «внешне (как феномен) ...выглядит как присвоение собственником результатов своего «господства над вещами» (средствами

18              Часть первая. Общие положения

производства и полученными путем их включения в процесс труда продуктами). Экономически, политически и социально гарантированная возможность такого присвоения и составляет основу экономико-правовой модели собственности в условиях товарного производства. И эта возможность, по всей видимости, образует для «товарного» собственника институциональную предпосылку сознательного отношения к условиям производства как к своим»1.

Важен здесь также и содержательный момент личного, духовного порядка, в том числе и правового характера. Если обратиться к приведенным выше положениям о вещной природе собственности, то становится очевидным, что здесь затрагивается одна из современных проблем философии права (увы, по-настоящему и по-должному еще и не поставленных наукой) — единения в правовой сфере человека и объектов внешнего мира — вещей.

Думается, помимо иных моментов, мысль российского правоведа о том, что собственность выражает «живую, неразрывную и безусловную связь человека с вещью» (а не виртуальный, иллюзорный мир), касается тонких, в чем-то неуловимых, по всей видимости, не до конца еще понятных глубин той окружающей нас действительности, которые осваивает человек. Нетрудно заметить, что сама по себе категория «вещь» есть явление одновременно глубоко природного и в то же время сугубо личностного порядка. И отсюда — отношение человека к вещи, как к своей, несет в себе глубокие природные начала, которые вместе с тем опредмечивают фундаментальные основы внутреннего мира человека с тех его сторон, которые имеют характер сугубо личной, духовной субстанции. Что, как будет показано в последующем, выражает интеллектуальные, духовные особенности собственности (и является одной из существенных традиций России в пони-

1 Сафиуллин Д. Н. Общее понятие собственности и права собственности на современном этапе. Право собственности в СССР. М., 1989. С. 41.

Глава вторая. Сущность собственности

19

мании сути собственности со стороны лучших ее умов, в том числе Б. Н. Чичерина, Н. А. Бердяева). И что, быть может, как раз и выражает подмеченное в литературе и уже ранее поддержанное автором этих строк удивительное свойство категории «собственность», которая стара как мир и одновременно всегда неожиданно нова и непредсказуема, желанна, плодотворна для новых и новых исследований1.

<< | >>
Источник: С. С. Алексеев. Право собственности. Проблемы теории Издательство НОРМА Москва, 2007. 2007

Еще по теме Глава первая Исходные начала:

  1. Глава VПознание
  2. ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  3.   Глава первая СКОЛЬКО И КАКОВЫ ПРЕДИКАМЕНТЫ И ТРАНСЦЕНДЕНТНЫЕ ПОНЯТИЯ
  4. Глава 3. Европа и славянский мир
  5. НАЧАЛО ФИЛОСОФИИ В КИТАЕ
  6. ГЛАВА II. ПРАВО.
  7. Глава 3 Концепции земского самоуправления 1860-х годов
  8. Глава первая Исходные начала
  9. Глава вторая Сущность собственности
  10. Глава третья Право собственности
  11. Глава II. Принципы справедливости
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -