<<
>>

Понятие объекта и предмета административно - правового спора

Характеристика административно-правового спора как правоотношения особого типа неизбежно приводит к необходимости анализа объекта спора как с точки зрения объекта правоотношения, так и с точки зрения его предмета.

Как утверждал Ю.К. Толстой «здесь всё подвергается сомнению: начиная от того, нужна ли вообще такая категория, как объект правоотношения, и кончая вопросом, что же следует понимать под объектом правоотношения»1.

Философская характеристика любого объекта определяет его в качестве того, что противостоит субъекту в его деятельности . Объект не просто тождественен объективной реальности, а выступает как такая её часть, которая находится во взаимодействии с субъектом (впрочем, концепция созерцательного материализма исходит из пассивной роли индивида во взаимодействии с объектом ). Сторонники феноменологической трактовки объекта предполагают его как нечто априорно данное субъекту и воспринимаемое им как рефлексия сознания о своих актах и о данном в них содержании[157] [158] [159] [160]. Если исходить из того, что объективная реальность по сути дела есть категория, определяемая через понятие материи, включающей в себя не только все непосредственно наблюдаемые человеком объекты и тела природы, но и те которые в

принципе могут быть познаны в будущем, то объект может быть рассмотрен только в рамках системы, включающей в себя не только управляющую и управляемую подсистемы, но и познаваемую субъектом подсистему. Вырабатываемые субъектом административно - правового спора знания о своих субъективных управленческих правах и обязанностях и есть показатель соотношения субъекта с объектом. C высокой степенью достоверности можно утверждать, что в данном случае мы имеем дело с идеализированным объектом, то есть с тем, как конкретный субъект понимает свои права1, ведь объективная реальность, существующая вне зависимости от субъекта, становится объектом по мере того, как субъект вступает с ней в связь.

Исходя из таких посылок, можно предположить, что общеэтимологическое понимание объекта как предмета, составляющего часть внешнего материального мира, предмет познания и деятельности человека[161] [162] [163], или как того, что существует вне нас и независимо от нашего сознания[164], по меньшей мере, не в полном объёме отражает всю проблематику понимания объекта чего либо и соотношение этого объекта с предметом.

Общая трактовка объекта управления говорит о нём как о структуре (подсистеме), которая нуждается и испытывает управленческое воздействие от субъекта управления[165]. Объект зависит от субъекта, служит его интересам, «является средством воздействия субъекта на новые отношения»[166].Теория со

циального управления, являющаяся исходной для науки государственного управления под объектом социального управления понимает совокупность отношений, имеющих место в обществе, социальных группах, управляемую социальную систему, элементами которой являются общества, социальные группы, взаимодействующие между собой по поводу реализации общих и особых интересов1. C функциональной точки зрения объект социального управления - поведение людей. Объект правоотношений обычно определяется как материальные, духовные и иные социальные блага, которые служат удовлетворению интересов и потребностей граждан и организаций и по поводу которых субъекты права вступают в правоотношения и осуществляют свои субъективные права и обязанности[167] [168] [169]. В то же время, Н.Г. Александров понятие объекта правового отношения не отождествляет с понятием объекта правового регулирования . Действительно объектом права (правового регулирования) являются общественные отношения, а объектом правоотношения могут быть и материальные и нематериальные блага. Следовательно, применительно к административно-правовым спорам, нельзя отождествлять объект социального или государственного управления с объектом спора.

Рассматривая спор с точки зрения его характеристики как комплексного правоотношения[170] мы, следовательно, должны отделить понятие объекта административно-правового регулирования от понятия объекта административноправового спора.

В различных отраслях юридических знаний трактовка термина «объект» характеризуется с точки зрения отношений типа «субъект - объект» и «объект - предмет».

Так, О.С. Иоффе определяет объект правоотношения как то, «на что направлено или на что воздействует правоотношение»1, подразумевая при этом и поведение людей, и материальные объекты, на которые человек воздействует через своё поведение. С.С. Алексеевым была поддержана теория множественности объектов правоотношений, причём он утверждал, что «субъективное право можно иметь лишь на результат деятельности, когда движение как процесс перешло в форму предметности» . По мнению Л.С. Явича, объектом правоотношения могут быть как сами действия людей, так и их результаты, причём поведение может быть направлено на само субъективное право. Это имеет место в тех случаях, когда физическое либо юридическое лицо добивается признания за ними факта наличия у них того или иного пра- ва . Такого рода действия лица как раз и могут быть выражены в форме административно-правового спора заставляет в определённом смысле согласиться с мнением Г.И. Петрова о том, что объектом правоотношения может быть только такое действие или бездействие, которое имело место до возникновения правоотношений[171] [172] [173] [174]. Действительно, с точки зрения динамики развития спора, он может возникнуть только как результат тех действий, которые уже совершены лицом, и правомерность которых лицо защищает. Само же это действие вряд ли можно оценить как объект, ибо действие само по себе есть способ познания объективной действительности. То есть действие лица, предшествующее спору, есть юридический факт, могущий повлечь

спорное правоотношение, но вряд ли это действие (бездействие) можно назвать и объектом.

Не вполне рационален, на наш взгляд, подход Ю.М. Козлова, который, учитывая мнения ряда авторов о наличии внешнего и внутреннего объекта правоотношения1, тем не менее, безусловно, определяет именно поведение людей в качестве объекта любого административно-правового отношения[175] [176] [177]. Если задуматься о том, каким способом лицо познаёт объективную действительность, то на самом деле действия есть один из способов познания. Объект соединяет действия субъектов, он в центре этих действий, следовательно,

■J

нет оснований считать его чем-то внешним, полагает Л.В. Коваль . Сам по себе административно-правовой спор есть действие, но оно направлено на защиту того, как лицо субъективно (созерцательно, трансцендентально) их воспринимает. Не случайно И. Кант говорил, что «я называю трансцендентальным всякое познание, занимающееся не столько предметами, сколько видами нашего познания предметов, поскольку это познание должно быть возможным a priori»[178]. Любой юрисдикционный орган, разрешая спор, не исследует поведение людей как таковое, а выясняет то, насколько это поведение соответствует нормам права или морали, нравственности (если они обозначены в правовом акте как подлежащие учёту элементы). Следовательно, нам кажется обоснованным предположение, что объектом административно- правового спора выступают интересы лиц, выраженные в их субъективном праве. Но действия субъектов в связи с объектом должны соотноситься, как взаимодействие - действию противопоставляется действие другого субъекта

спора. Следовательно, налицо взаимодействие интересов лиц вне зависимости от их позитивного или негативного характера. В правовом смысле взаимодействие интересов может быть выражено только во взаимных правах и обязанностях, то есть в правовом статусе, который вводится в круг объектов сторонниками теории многообъектности1.

C точки зрения соотношения «объект - предмет» в строгом общефилософском смысле противопоставление предмета и объекта относительно, и состоит в том, что в предмет входят лишь главные, наиболее существенные свойства и признаки объекта.

В менее строгом смысле предмет отождествляется с понятием объекта или вещи. В административном праве преобладает подход, в котором материализованный предмет признаётся непосредственным объектом такого, например явления, как состав административного проступка[179] [180]. В то же время в процессуальном законодательстве о порядке разрешения некоторых категорий административно-правовых споров законодатель употребляет термин предмет, например, в ч. 4 ст. 27 АПК РФ. Следовательно, законодатель рассматривает в качестве предмета наиболее существенные свойства и признаки объекта, имеющие значение для вынесения решения по спору.

Обобщая сказанное, заметим, что в теории и в законодательстве нет чёткого единства по поводу того, что считать объектом, более того, различаются понятия объектов правоотношений, объектов правового регулирования, объ- ектов состава административного правонарушения, объектов публичного права1.

Таким образом, напрашивается предположение о том, что объектом административно-правовых споров может быть явление, совпадающее с объектом не правоотношений вообще, а каких либо отдельных их элементов, Если учитывать, что объект должен противостоять субъекту в его деятельности, то, применительно к проводимому исследованию объектом выступает защита нарушенных прав, обязанностей и законных интересов лиц, в связи с реализацией государственных управленческих функций вне зависимости от того, кто эти функции легально исполняет.

В современной теории административного права о таких правах говорят

л

как о субъективных публичных правах . Хотя ранее мы высказывались по поводу того, что не любое публичное право выступает объектом административно-правового спора и административно-правового отношения вообще, считаем возможным обратиться к анализу субъективных публичных прав, выделив те из них, защита которых может быть объектом административноправового спора.

1.2.

<< | >>
Источник: Лупарев Евгений Борисович. Административно-правовые споры. Диссертация на соискание учёной степени доктора юридических наук. Воронеж - 2003. 2003

Скачать оригинал источника

Еще по теме Понятие объекта и предмета административно - правового спора:

  1. Натуральная школа и проза начала 1850 х гг.
  2. Брюс Уиллис как "последний бойскаут"и "русский джентльмен".Специально для родителей мальчиков
  3.   Письмо третье ВЕЛИЧИНА ПРОГРЕССА В ЧЕЛОВЕЧЕСТВЕ  
  4. ХРИСТИАНСТВО ПЕРЕД ЛИЦОМ ФИЛОСОФИИ
  5. Теоретические предпосылки
  6. ГЛАВА II. ПРАВО.
  7. 2.3 «Родная родина
  8. ОБ ИДЕЙНЫХ И СТИЛИСТИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ И МОТИВАХ ЛИТЕРАТУРНЫХ ПЕРЕДЕЛОК И ПОДДЕЛОК
  9. УЧИЛИСЬ МЫ В СИБИРИ, НАД ТОМЬЮ, НАД РЕКОЙ...
  10. Личность и творчество Ю. М. Лотмана
  11. Глава третья. Юг. 1820—1824
  12. Глава 2. Польский вопрос и польские студии 1830-х–1850-х годов
  13. ЛЕКСИЧЕСКИЕ РАЗЛИЧИЯ НА ТЕРРИТОРИИ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ (ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКАЯ, ЛЕКСИКОЛОГИЧЕСКАЯ И ЛИНГВОГЕОГРАФИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА)
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -