<<
>>

Жизненный путь философа

  Лев Михайлович Лопатин (1855-1920) родился в Москве в дворянской семье. Его отец занимался правовой деятельностью на различных должностях в судебных учреждениях. Мать будущего философа была сестрой знаменитого математика П.
Л. Чебышева. В доме Лопатиных на еженедельных вечерах собирались многие выдающиеся люди России конца XIX в. - историки В. О. Ключевский, В. И. Ге- рье, С. М. Соловьев, его сын Вл. Соловьев и другие философы. На лопатинских «средах» бывали и Л. Н. Толстой, и Ф. И. Тютчев, знаменитые деятели театра и изобразительного искусства.

В 1868 г. Лева Лопатин поступил в гимназию выдающегося педагога Л. И. Поливанова, который был убежден, что «из детей следует развивать живые личности, т. е. существа, способные принести на общее благо ценный дар своей индивидуальности»[202]. Уже в гимназические годы формировались его философские воззрения. Особое значение в этом процессе имела начавшаяся с детства дружба с Вл. Соловьевым. Как писал впоследствии сам Лопатин, «Вл. С. Соловьев был мне одним из самых близких людей на свете, с которым у меня рано установились почти братские отношения. Я подружился с ним, когда мне было семь лет, а ему девять; отрочество и юность мы прожили вместе. Я имел счастье наблюдать, как росла его душа и развивался ум и как слагалось и менялось его миросозерцание. И наша дружба не прерывалась до самой его смерти. Нечего и говорить о том, как я страшно много ему обязан и нравственно, и умственно»[203].
Правда, философские взаимоотношения Лопатина и Вл. Соловьева не были простыми уже с юношеских времен. Как он потом вспоминал, «Соловьев до основания поколебал мою наивную детскую веру, когда мне было всего двенадцать лет, и с тех пор мне пришлось, рано и мучительно, вырабатывать свое миросозерцание в непрерывной борьбе с Соловьевым»[204]. «Когда я додумался до того, что Бога вовсе нет, а есть только материя, - писал Вл. Соловьев в своей автобиографии, - я с таким жаром проповедовал эту новую веру одному своему приятелю, что он, вместо всяких возражений, заметил: «Я удивляюсь только одному: почему ты не молишься этой своей материи?» Этим приятелем, по предположению племянника Вл. Соловьева - С. М. Соловьева, был Л. М. Лопатин[205].
Когда же Вл. Соловьев отказался от прежнего материализма и стал горячим защитником идеалистического понимания мира, друзья «сошлись на философском идеализме»[206]. Но их философские разногласия не закончились. Лопатин стал сторонником «умозрительной метафизики», которая «имеет своим содержанием необходимые истины разума и только их»[207], в то время как Вл. Соловьев стремился сочетать философию с богословием. Друзья, уже став профессиональными философами, продолжали спорить и при личных встречах, и в печати по таким проблемам, как свобода воли, природа души, о по- нятии «субстанция», о причинных отношениях[208]. Сестра Лопатина так описывает внешнее впечатление от этих споров: «Много было споров в кабинете и наверху, у брата, в его низенькой студенческой комнате, и на заседаниях Психологического общества, где общий смех вызвал спор брата с Соловьевым; сначала все шло хорошо, называли друг друга «почтенный референт», «мой уважаемый оппонент» и вдруг не выдержали и стали кричать при всей публике: «Я тебе говорю, а ты мне возражаешь не на то!» - «Что ты врешь!» и т.
д.»[209]
Вл. Соловьева и Лопатина объединяло следование принципам философского идеализма и неприятие позитивизма и материализма. Но истоки их философских воззрений и разрабатываемые ими идеалистические системы были различными. Вл. Соловьев продолжал традиции платонизма и неоплатонизма. Лопатин же, как и некоторые другие русские сторонники идеал-реализма (Н. О. Лосский) и персонализма (А. А. Козлов), опирался на метафизическое учение Лейбница, по которому мир состоит из одушевленных единиц - «монад», излучаемых «первомонадой» - Богом.
Философия Вл. Соловьева утверждала всеединство духовного и материального мира, которое олицетворяла мистическая София, «Все- единая мудрость божественная» - Богочеловечество. Философская система Лопатина - «конкретный спиритуализм», с точки зрения которого «начало и основа вещей есть сила духовная в себе, внутренне живая и действенная до всякого воплощения в жизни природы и человечества». Для спиритуализма, по Лопатину, «все вещи внутри себя духовны, потому что в окончательном итоге ничего нет, кроме духа»2.
Окончив гимназию в 1875 г., Лопатин поступил на историко-филологический факультет Московского университета, который он заканчивает в 1879 г. После окончания университета он преподает русский язык, литературу и историю в реальном училище и гимназиях, на Высших женских курсах. В 1882 г. Лопатин, сдав магистерские экзамены при кафедре философии, становится приват-доцентом университета. В 1886 г. он защищает магистерскую диссертацию, а в 1891 г. - докторскую. Диссертации были опубликованы в основном его труде «Положительные задачи философии. Ч. 1. Область умозрительных вопросов. Ч. 2. Закон причинной связи как основа умозрительного знания действительности». Часть первая вышла в свет в 1886 г., часть вторая - в 1891 г. Здесь были изложены исходные принципы его системы «конкретного спиритуализма». В дальнейшей своей творческой деятельности Лопатин во многих статьях развивал и обосновывал различные аспекты этой системы.
С 1892 г. Лопатин становится профессором Московского университета, в значительной мере способствуя победе на кафедре философии метафизического, т. е. абстрактно-теоретического, направления над эмпирически-позитивистским. Он вступает в Московское психологическое общество, которое, возникнув в 1885 г., стало центром объединения и общения философов. С 1887 г. это общество возглавил Н. Я. Грот, получивший и заведование кафедрой философии университета. По инициативе Грота при обществе в 1889 г. начал издаваться философский журнал «Вопросы философии и психологии». В период с 1894 по 1895 г. Лопатин помогал Гроту редактировать журнал. Соредактором журнала Лопатин был до 1905 г. После смерти С. Н. Трубецкого он с 1906 по 1918 г. являлся главным редактором этого ведущего философского журнала. С 1899 г. Лопатин - председатель Московского психологического общества вплоть до его закрытия в 1918 г.
Уделяя много внимания истории философии с древности до второй половины XIX в., Лопатин критически отнесся к философским течениям второй половины века и начала XX столетия - эмпирио-кри- тицизму, ницшеанству, неокантианству, феноменологии, хотя ценил прагматизм Джемса и философию Бергсона. Такая философская ориентация вызывала со стороны некоторых молодых философов отношение к Лопатину как к старомодному метафизику-лейбницианцу. Ф. А. Сте- пун так описывал свое впечатление от беседы с Лопатиным в 1910 г.: «Несмотря на то что его представление о неокантианских течениях в немецкой философии было весьма приблизительным, его отрицание этих течений было весьма определенным. Я ушел от него с чувством, что историко-философский факультет, «Психологическое общество» и редакция «Вопросов философии и психологии» были в глазах Лопатина некою вотчиною, в которой им искони заведены определенные порядки, не нуждающиеся ни в каких заморских новшествах»[210].
Однако Лопатин, последовательно отстаивающий свою философскую позицию в трудах, написанных четко и ясно, как профессор философии Московского университета и редактор философского журнала пользовался большим авторитетом. Далекий от его философских воззрений Бердяев в своей статье «Философская истина и интеллигентская правда», опубликованной в «Вехах» (1909), назвал Лопатина «замечательным и оригинальным русским философом», философия которого «требует серьезной умственной работы»[211].
Признанием заслуг Лопатина было торжественное заседание Московского психологического общества в декабре 1911 г. в связи с 30-летием его философской и педагогической деятельности. В че- ствовании приняли участие представители научной и педагогической общественности Москвы, видные философы, такие, как Г. И. Челпанов, С. Н. Булгаков, П. И. Новгородцев, Г. Г. Шпет, М. М. Рубинштейн, написавший статью «Очерк конкретного спиритуализма Л. М. Лопатина» (Логос. 1911-1912. Кн. 2-3) и др. Юбиляру был вручен «Философский сборник Льву Михайловичу Лопатину к тридцатилетию научно-педагогической деятельности от Московского Психологического общества. 1881-1911», в котором были напечатаны статьи философов различных направлений - Е. Трубецкого, С. Булгакова, В. Эрна, С. Аскольдова, С. Франка, Н. Лосского, П. Струве, Г. Шпета, П. Новгородцева, Г. Челпанова и др. П. Новгородцев свою статью, посвященную юбилею Лопатина, назвал «Праздник русской философии» (Русская мысль. 1912. № 2).
Лопатин, придерживающийся либеральных убеждений, не участвовал в какой-либо политической деятельности и откликался на общественную жизнь лишь теоретической разработкой нравственной проблематики. Только в статье «Неотложные задачи современной мысли», написанной на основе речи, произнесенной им в январе 1917 г. (т. е. до Февральской революции), философ отмечал в связи с идущей мировой войной, что «человечество переживает небывалую, поистине катастрофическую эпоху» - «предвестник грядущих катастроф» («Аксиомы», 449).
За несколько месяцев до своей кончины (в ноябре 1919 г.) он писал Н. П. Корелиной - секретарю журнала «Вопросы философии и психологии», что «жизнь человечества в ее целом, да и жизнь каждого человека, являет собою великую трагедию» и что «такое море трагедий» «не изобразить и двадцати Шекспирам». «Я убежден, - писал Лопатин, - что все происходящее нужно, что оно представляет болезненный и мучительный процесс возрождения человечества (да, человечества, а не одной России) от задавившей его всяческой неправды и что приведет он к хорошему, светлому и совсем новому». Правда, при этом философ отмечал, что его вера опирается «не на исторические, наглядные основания, а имеет религиозный характер»[212].
<< | >>
Источник: Столович Л. Н.. История русской философии. Очерки. - М.: Республика,2005. -495 с.. 2005

Еще по теме Жизненный путь философа:

  1. 1. Общие закономерности возникновения и развития философии Востока и Запада
  2. Жизненный путь философа
  3. Жизненный путь философа
  4. АНОНИМНЫЕ ПРОЛЕГОМЕНЫ К ПЛАТОНОВСКОЙ ФИЛОСОФИИ
  5. АНОНИМНЫЕ ПРОЛЕГОМЕНЫ К ПЛАТОНОВСКОЙ ФИЛОСОФИИ
  6. Жизненный путь и философская деятельность
  7. I. Философия жизни.
  8. Н.В. Телегина АФИНСКАЯ ШКОЛА В АНТИЧНОЙ ФИЛОСОФИИ
  9. М. Т. Рюмина ФИЛОСОФИЯ И КУЛЬТУРА ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ
  10. Античная философия
  11. Философия и становление национального самосознания
  12. Проблема человека в философии Человек как проблема для самого себя
  13. Проблема судеб европейской культуры. Понятие «жизненного мира»
  14. XXXIII. АНОНИМНЫЕ ПРОЛЕГОМЕНЫ К ПЛАТОНОВСКОЙ ФИЛОСОФИИ
  15. 1. Общие закономерности возникновения и развития философии Востока и Запада
  16. 1. Жизненный путь К. Маркса