<<
>>

Н. И. Надеждин

Крупным русским эстетиком 30-х гг. был Николай Иванович Надеждин (1804—1856). В своих эстетических воззрениях он исходил из определенных философских положений, поэтому его по праву считают одним из ведущих представителей русской «философской эсте- гики».
Он окончил Московскую духовную академию, но занялся литературной критикой, опубликовав в 1828 г. в журнале «Вестник Европы» под псевдонимом «Никодим Надоумко» статью, сокрушавшую романтизм и не щадившую общепризнанных мэтров мировой литературы. В 1830 г. Надеждин защищает докторскую диссертацию (на латинском языке) «О происхождении, природе и судьбах поэзии, называемой романтической» ив 1831 г. становится профессором Московского университета по кафедре теории изящных искусств и археологии. В то же время он активно участвует в журнальной полемике и сам издает с 1831 г. журнал «Телескоп» с приложением газеты «Молва». В этих изданиях начал сотрудничать Белинский, который слушал лекции Надеждина еще в университете, как и другие в будущем выдающиеся мыслители и литераторы - Н. В. Станкевич, К. С. Аксаков, Ю. Ф. Самарин и др. Деятельность Надеждина была прервана ссылкой за публикацию в «Телескопе» «Философического письма» Чаадаева в 1836 г. Возвратившись из ссылки в 1838 г., он не оставил научных занятий, но они были связаны не с философией и эстетикой, а с этнографией, лингвистикой, историей, географией.
Каких философских взглядов придерживался Надеждин? Он был одним из самых философски образованных людей России. Отвергая субъективный идеализм (названный им «исступленным идеализмом») Беркли и Фихте, не принимая скептицизма Юма и «критицизма Канта», который, по его словам, тщетно старался «запугать испытующий разум антиномиями», Надеждин в то же время - противник французского материализма. Придерживаясь платоновской линии в философии, русский мыслитель, как и любомудры, в «транценденталь- ном идеализме» и «философии тождества» Шеллинга усматривает высшее достижение философской мысли. В Шеллинге его привлекают стремление к системности, выявление единства законов бытия и мышления, «вещественности» и «идеальности», диалектическая идея развития через противоречия, которые снимаются в высшем синтезе. Между тем Надеждин не стал правоверным шеллингианцем; он стремился творчески применить философскую концепцию Шеллинга к теоретическому осмыслению искусства в его историческом развитии, в итоге выходя за пределы шеллингианства. По его словам, «философия не переводится и не переносится - а произращается из недра духа!»[58].
Диалектическую точку зрения Надеждин стремится применить в своей докторской диссертации для осмысления исторического развития искусства на материале поэзии. Он исходит из положения, что «формы поэзии определяются духом того времени, к которому она относится». В соответствии с тем что были античность и предшествующий ей «первобытный» мир Древнего Востока, затем - Сред- невековье и Новое время, то и поэзия подразделяется им на «первобытную», предшествующую «классической», «романтическую» и «новую». «Классическая» поэзия - искусство античного мира - характеризуется объективностью. «Романтическая» поэзия - искусство Средневековья, сосредоточенного на внутренней духовной жизни, - субъективна.
Новейшая форма искусства являет собой своеобразный синтез «классического» и «романтического» начал.
Поскольку «дух романтической поэзии вытекал непосредственно из духа Средневековья», то, по мнению Надеждина, «восстановление романтической поэзии в наше время невозможно»[59]. То, что именуется «романтизмом», считает он, является жалким подражанием прошлому и позорит наше время, искусство же, соответствующее своему времени, должно быть естественным, народным, исторически содержательным. При всем схематизме надеждинской трактовки истории искусства и романтизма эта трактовка обозначила новые перспективы художественного развития, которые затем четко прочертил ученик Надеждина - Белинский.
Однако обратим внимание на то, что, следуя Шеллингу, Надеж- дин выходит, по существу, за пределы шеллингианства, которое было философией романтического искусства, против которого восстал диссертант Московского университета. В университете же молодой профессор читал не только эстетику и историю искусства, но также и логику. В связи с последней он обращает внимание на Гегеля. Чернышевский не без основания полагал, что Надеждин не только пошел «далее Шеллинга», но «и приблизился силою самостоятельного мышления к Гегелю, которого, как по всему видно, не изучал».

В своих лекциях по эстетике Гегель выделяет три исторических формы искусства: символическую, выразившуюся в искусстве Древнего Востока; классическую, соответствующую античному искусству; романтическую, начавшуюся с христианской эпохи. Публикация этих лекций немецкого философа осуществилась лишь в 1835-1838 гг., и Надеждин, естественно, не мог это знать во время написания докторской диссертации и отрывков из нее, опубликованных в 1830 г. в журналах «Вестник Европы» и «Атеней». Между схемой Надеждина и концепцией Гегеля в отношении этапов художественного развития человечества имеются определенные совпадения, обусловленные диалектическими принципами, примененными к эстетике (выявление классической и романтической форм искусства, стадия древневосточного искусства, у Гегеля имеющая самостоятельное значение, а у Надеждина как предыстория классической формы). Однако у немецкого философа с романтической формой заканчивается искусство вообще, уступая место другим видам сознания - религии и философии. У русского же эстетика утверждается возможность новой, высшей ступени развития искусства, синтезирующей предшествующие его достижения.
Эстетические воззрения Надежцина не свободны от метафизической ограниченности. Он признавал непреходящие и вечные законы прекрасного и «абсолютную поэзию», объединяющую объективность классицизма с субъективностью романтизма. Сам эстетический вкус, по его заключению, носит абсолютный характер, как и «правила», которыми должна руководствоваться художественная критика. Эти установки помешали ему справедливо оценить роман «Евгений Онегин» и ряд других произведений Пушкина, которые не умещались в эстетические схемы Надеждина, хотя критик видел поэтический дар автора «Онегина», а «Бориса Годунова» ценил чрезвычайно высоко. И тем не менее именно Надеждин был предтечей нового понимания художественного творчества, усматривающего его связь с действительностью, с жизнью. Первый тезис его диссертации: «Где жизнь, там - поэзия»1 - стал отправным пунктом эстетики «натуральной школы» и концепции реализма в искусстве. По Над еж- дину, «красота есть не что иное, как высочайшая гармония жизни»2.
Надеждин Н. И. Литературная критика. Эстетика. С. 252. 1 Русские эстетические трактаты первой трети XIX века. Т. 2. С. 486.
 
<< | >>
Источник: Столович Л. Н.. История русской философии. Очерки. - М.: Республика,2005. -495 с.. 2005

Еще по теме Н. И. Надеждин:

  1. Основные направления и течения русской литературно общественной мысли второй четверти XIX в.
  2. Проза второй половины 1820 х – 1830 х гг.
  3. А. Ф. Мерзляков как поэт
  4. Н. И. Надеждин
  5. В. Г. Белинский
  6. ПОДПИСКА ЧААДАЕВА
  7. КОММЕНТАРИЙ И ПРИМЕЧАНИЯ К ТЕКСТАМ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ
  8. Письмо седьмое
  9. 82. А. И. Тургеневу. Октябрь—ноябрь 1836
  10. ДОКУМЕНТЫ ИЗ АРХИВОВ III ОТДЕЛЕНИЯ И С. С. УВАРОВА, ОТНОСЯЩИЕСЯ К ДЕЛУ О ПУБЛИКАЦИИ ФП I В «ТЕЛЕСКОПЕ
  11. ДВА ДОНЕСЕНИЯ МОСКОВСКОГО ОСВЕДОМИТЕЛЯ КАШИНЦОВА
  12. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН[112]
  13. ПОНЯТИЕ «СУДЕБНАЯ МЕДИЦИНА
  14. о поэзии СОЧИНЕНИЕ АРИСТОТЕЛЯ. ПЕРЕВЕЛ, ИЗЛОЖИЛ II ОБЪЯСНИЛ Б. ОРДЫНСКИЙ. МОСКВА. 1854