<<
>>

С. Г. Строганову 8 ноября 1836

Не знаю, известна ли вам, граф, прилагаемая книга? Соблаговолите ее открыть на загнутой странице, вы в ней найдете главу, которая может послужить пояснением к статье, возбудившей против меня общественный крик.

Мне показалось, что я хорошо сделаю, указавши вашему впиманию эти страницы, писанные под мою диктовку \ в которых мои мысли о будущности моего отечества изложены в выражениях довольно определенных, хотя неполных, и которые пе были нескромным образом вынуты из моего портфеля. Для меня очень важно в интересе моей репутации хорошего гражданина, чтобы знали, что преследуемая статья не заключает в себе моего profession de foi [30], а только выражепие горького чувства, давпо истощенного. Я далек от того, чтобы отрекаться от всех мыслей, изложенных в означенном сочинении; в нем есть такие, которые я готов подписать кровью. Когда я в нем говорил, например, что «пароды Запада, отыскивая истину, нашли благополучие и свободу», я только парафразировал изречение Спасителя: ищите царствия небесного и все остальное приложится вам»2, и вы понимаете, что это не одна из тех мыслей, которые бросаешь сегодня па бумагу, чтобы завтра стереть, по верно также и то, что в нем много таких вещей, которых бы я, конечно, пе сказал теперь. Так, например, я дал слишком большую долго католицизму, и думаю ныне, что он не всегда был верен своей миссии; я пе довольно оценил стоимость элементов, которых у нас недоставало, и думаю теперь, что они намного содействовали сооружению нового общества; я пе говорил о выгодах нашего изолированного положения, па которые я теперь смотрю, как на самую глубокую черту нашей социальной физиономии и как на осиовапие нашего дальнейшего успеха; я пе показал, что всеми, сколько есть прекрасных страниц в нашей истории, мы обязаны христианству,— факт, который в настоящее время послужил бы мне к опоре моей системы. Одним словом, если правда, что в настоящее время, в спокойствии моего духа, я исповедую некоторые из мнений, изложенных тому пазад шесть лет под впечатлением тягостного чувства (sentiment douloureux); достоверно также, что много мыслей слишком абсолютных, много мнений слишком резких (мною тогда исповедуемых), ныпе принадлежат мне только в таком смысле, как всякий поступок, нами совершенный, всякое слово, нами произнесенное, конечно, принадлежит нам до нашего последпего дня, потому что мы отдадим в них отчет Верховному Судье, что однако же вовсе не предполагает, чтобы мы были в них ответственны перед людьми.

Поэтому-то я и решился, как вам о том и говорил, сам возражать на свою статью, то есть рассматривать тот же вопрос с моей теперешней точки зрения3. Я слышал, что мне это ставят в вину. Но давно ли запрещено видоизменять свои мнения после такого длинного промежутка времени? Давно ли не дозволено уму человека идти вперед, когда ум человечества стремился бегом? Давно ли приказано существу мыслящему на веки-веков остаться пригвождепным к одной мысли, подобно бессмысленному факиру? Не вы, конечно, сделаете мне этот упрек, вы, которого я нашел столько благосклонно расположенным к успеху доброго просвещения. Впрочем, какое мнение о всем этом вы себе ни составите, я мог обратиться только к вам: что я мог сказать тем, которые наложили на меня сумасшествие?
<< | >>
Источник: П.Я.ЧААДАЕВ. Полное собрание сочинений и избранные письма Том 2 Издательство Наука Москва 1991. 1991

Еще по теме С. Г. Строганову 8 ноября 1836:

  1. ПОДПИСКА ЧААДАЕВА
  2. С. Г. Строганову 8 ноября 1836
  3. 82. А. И. Тургеневу. Октябрь—ноябрь 1836
  4. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН[112]