<<
>>

1.5.4. Уникальные суффиксы имен существительных, образованных по модели заимствованных слов, пополняющих терминологическую лексику



Модели словообразования современного русского языка активно изучаются в настоящее время. Пристального внимания заслуживают вопросы, связанные с различением членимости слова в заимствующем языке и в языке-источнике.
Исследователи отмечают, что «при лексическом заимствовании слово нередко теряет способность члениться на морфемы так, как оно членилось в языке-источнике»[97]. Видимо, анализ структуры слова в языке-источнике не может дать ответа на вопрос о морфемном строении иноязычного слова в заимствующем языке в синхронном аспекте. «… В тех случаях, когда в языке появляется ряд иноязычных слов, в структуре и семантике которых можно увидеть некоторую однородность, возникают условия для морфемного анализа этих слов уже не с точки зрения языка-источника, а в рамках морфологической системы заимствовавшего их языка, т.е. для анализа синхронного»[98].
«Если какой-либо язык заимствует ряд слов, морфологически членимых в языке-источнике и принадлежащих в нем к одному словообразовательному типу, то при определенной типологической близости языков весьма вероятно, что и носителями заимствующего языка эти слова будут осознаны не как монолиты, но как слова, распадающиеся на части. Однако лишь словообразовательной системой заимствующего языка и ее внутренним развитием обусловливается, на какой ступени членимости будут оставаться в ней заимствованные слова и соответственно каков будет статус того повторяющегося отрезка, который в языке-источнике был полнокровной морфемой»[99].
При членении заимствования многое зависит от восприятия носителя языка, от того, осознаются аффиксы носителями языка как непосредственно участвующие в словообразовательном процессе и вычленяются в результате проведения словообразовательного разбора, т.е. по соотношению производной основы с её производящей основой. «Процесс морфемизации включает в себя постепенное осознание носителями языка производности иноязычного слова, частичное восстановление его словообразовательной структуры на почве заимствующего языка и последующую словообразовательную активизацию элементов, которые на начальном этапе словообразовательного освоения слова вычленялись лишь на морфемном уровне»[100].
Исследователи отмечают, что «словообразовательный аффикс не может быть вычленен из заимствованных слов, если в нем не вычленена образующая основа»[101].
Характер членения заимствованного слова нередко зависит от живого морфологического членения формы. Е.С. Кубрякова отмечает: «зная модели регулярных форм и их состав, мы легко производим членение формы, созданной по её образцу»[102].
Безусловно, иноязычные слова наделены различной членимостью: «у форм, прозрачных по составу и легко обнаруживающих свои отдельные части, несложно определить ту модель, которая лежит в их основе»[103].
Зависимость характера членимости заимствованного слова от образования, профессии носителя языка проявляется, в частности, и в том, что «иноязычные термины в общелитературном языке имеют более низкую ступень членимости, чем в терминологии»[104].
В.И. Максимов считает, что говорить о структуре заимствований можно, «если а) в русском языке употребляются их производящие основы (хотя бы в связанном виде); б) соответствующие аффиксы встречаются в составе новообразований на русской почве; в) модель (структура) заимствований совпадает с моделью (структурой) каких-либо русских слов»[105].
В современном русском языке наблюдаются многочисленные случаи, когда производные слова-термины, заимствованные русским языком, имеют формально-семантическую соотносительность.
Большинство заимствованных слов являются словами с регулярной словообразовательной структурой. Их значения выводимы. Они являются аффиксальными, в частности суффиксальными словами, значения которых выражаются основами и аффиксами.
Среди заимствованных производных имен со значением “носитель предметного признака” встречаются слова, относящиеся к терминологической лексике, словообразовательные модели которых содержат нерегулярные и уникальные суффиксы: -пруденциj(-а): юрист – юриспруденция, книжн., -еллёз: трихина - трихинеллёз (мед. вет.); -ен: аллергия - аллерген (мед.), -иаз: сатир - сатириаз (мед.); -из: вокал - вокализ (муз.); -имент: сорт - сортимент (спец.); -ит: аппендикс (анат.) - аппендицит (мед.); -он: порция - порцион; -астени/j/(-а): психика - психастения (мед.); –атри/j/(-а): психика - психиатрия; -еск(а): юмор – юмореска (лит. иск.); -али(и): химия - химикалии (спец.); -ат(ы): химия - химикаты (спец.). А.Н. Гвоздев указал, что «потребность обозначить уединение нескольких разновидностей в одном широком понятии обусловила употребление множественного числа в словах … химикалии»[106].
По общепринятому мнению исследователей, к рассмотрению словообразовательной структуры всех производных слов, в частности заимствований–терминов, следует подходить дифференцированно, с учетом их лексических значений. В связи с этим в специальной литературе ставится вопрос о членимости производного слова, или производной основы (Г.О. Винокур), о морфологическом членении слов (В.В. Виноградов, Н.М. Шанский), о мотивированности производных слов (И.С. Улуханов, В.В. Лопатин).
Благодаря процессу усложнения «язык получает возможность усвоения иноязычных словообразовательных морфем, обогащает свой словообразовательный инвентарь за счет иноязычного аффиксального материала»[107].
«В результате влияния экономических и других связей между народами язык пополняется не только новыми наименованиями, которые заимствуются вместе с вещами, понятиями». «Указанное влияние, - пишет Л.П. Крысин, - может проявляться и в том, что в язык начинают проникать слова-параллели к уже имеющимся наименованиям»[108]. Так, при русском торговец появились коммерсант, предприниматель и бизнесмен. В этом случае заимствованное слово отличается от синонимического слова оттенками значений и употреблением в разных стилях речи. Однако это является предметом изучения в лексикологии. Что же касается словообразования подобных наименований, то следует отметить, что они образованы по непродуктивным моделям.
Словообразовательные сопоставления «могут устанавливаться как между одновременными заимствованиями из одного языка-источника, так и между разновременными заимствованиями (даже из различных языков, если слова осознаются и воспринимаются как родственные) и даже более – между заимствованными и исконно русскими словами (если они имеют в своем составе один и тот же корень)»[109].

<< | >>
Источник: Воеводина Г.А.. Уникальные аффиксы в современном русском языке: Учебно-методическое пособие. – Елец: ЕГУ им. И.А. Бунина,2007. –  144 с.. 2007

Еще по теме 1.5.4. Уникальные суффиксы имен существительных, образованных по модели заимствованных слов, пополняющих терминологическую лексику:

  1. Безударные беглые гласные в корнях и суффиксах имен существительных и прилагательных
  2. 1.5.1. Уникальные суффиксы полимодельных имен существительных, образованных от глагольных основ
  3. 1.5.4. Уникальные суффиксы имен существительных, образованных по модели заимствованных слов, пополняющих терминологическую лексику
  4. 1.6. Функции уникальных суффиксов имен существительных
  5. 3.1. Уникальные аффиксы имен существительных со значением лица
  6. 3.3. Уникальные аффиксы имен существительных с отвлеченным значением
  7. 3.4. Уникальные суффиксы имен существительных         с модификационными значениями
  8. 3.4.1. Уникальные суффиксы имен существительных со значением женскости
  9. 3.4.2. Уникальные суффиксы имен существительных со значением невзрослости
  10. 3.4.3. Уникальные суффиксы имен существительных со значением подобия
  11. 3.4.4. Уникальные суффиксы имен существительных            со значением собирательности
  12. 3.4.5. Уникальные суффиксы имен существительных со значением единичности
  13. 3.4.6. Уникальные суффиксы имен существительных с оценочным значением
  14. 3.5. Уникальные суффиксы имен существительных         со значением стилистической модификации
  15. СОДЕРЖАНИЕ
  16. § 68. Важнейшие словообразовательные суффиксы имен существительных
  17. ПРАВОПИСАНИЕ СУФФИКСОВ ИМЕН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ