<<
>>

3.4.4. Уникальные суффиксы имен существительных            со значением собирательности

В научных исследованиях собирательные существительные рассматриваются «как особый лексико-грамматический разряд имен, имеющих собирательное значение, не изменяющихся по числам, не сочетающихся с количественными числительными» (Н.М.

Шанский, А.Н. Тихонов)[262].

Ученые различают два разряда существительных с собирательным значением:

1) имена существительные, у которых значение собирательности является условным, не обнаруживаемым формально, имеющие лексическое значение, заключающееся в объединении однородных предметов;

2) имена существительные, у которых значение собирательности выражается морфологическими средствами словообразования.

«Понятие совокупности, обозначаемое собирательными именами, представляет собой отвлеченное понятие и существует лишь в сознании говорящих – это представление говорящего о каком-либо множестве предметов как о едином понятии. Абстрагированное, отвлеченное от реальной действительности представление о некотором количестве однородных предметов как о совокупности и является значением собирательных существительных. В реальной действительности той или иной совокупности, обозначенной собирательным именем, соответствует множество самостоятельных предметов. Предметным значением собирательных существительных следует считать обозначение некоторого множества однородных, но самостоятельных, не зависящих друг от друга предметов»[263].

В современном русском языке восприятие собирательных существительных обычно ассоциируется со множественным числом соответствующих существительных, так как они считаются способами выражения одного значения. Лексическое значение собирательных имен – отвлеченное значение совокупности – оказывается как бы «заглушенным» их реальным значением.

В языковой практике собирательные имена существительные (ср. клиентура, клиентела) и соответствующие однокоренные имена существительные множественного числа (ср.: клиенты) обычно воспринимаются как параллельные способы выражения одного значения.

Собирательные существительные приводятся в качестве синонимов форм множественного числа имен существительных в «Словаре синонимов русского языка» под ред. А.П. Евгеньевой.

Все это позволяет сделать заключение, что собирательные имена существительные и формы множественного числа однокоренных имен существительных в современном употреблении выступают как синонимы (ср.: коллегия адвокатов; положение об адвокатуре РФ).

А.Н. Гвоздев отмечал, что «значение категории собирательности заключается в том, что группа предметов представляется как единое целое. В этом отношении собирательность отличается от множественного числа, которое обозначает несколько предметов, не указывая на их объединенность, ср. студенчество и студенты. Грамматически собирательные существительные и характеризуются тем, что форма единственного числа обозначает не один экземпляр, а объединение многих лиц или предметов: крестьянство, пролетариат, тёс, жемчуг, кустарник, виноград» [264].

В современной грамматике ученые убедительно отстаивают лексико-семантический подход к собирательным именам. «Как при грамматическом, так и при лексическом выражении собирательности существительное обозначает какую-то совокупность предметов как единство»[265], или «собирательное множество», которое «может выражаться как специфическими для него грамматическими формами типа русск. студенчество, так и грамматическими формами ед. и мн. числа» [266].

Производными образованиями с собирательным значением, вслед за А.В. Бондарко, мы называем такие, в которых категориальное значение разряда, то есть «собирательность», выражено «определенным морфемным показателем», соответственно непроизводными те, в которых подобные показатели отсутствуют [267].

В современном русском языке статус словообразовательной категории собирательности своеобразен, так как эта категория не имеет нейтральных средств выражения, обнаруживающих активность.

Важным представляется установление нерегулярных аффиксов с собирательным значением, которые, возможно, утратят нерегулярность: став уникальными, впоследствии исчезнут или, напротив, приобретут статус регулярных аффиксов.

Уточнение количества нерегулярных аффиксов с собирательным значением позволит пополнить представление о составе служебных морфем в современном русском языке.

При образовании собирательных существительных выбор суффиксов определяется, прежде всего, характером предметов обозначения, представленных в их совокупности. Например, с помощью суффикса –j-(о) образуются имена существительные (вороньё), обозначающие совокупность птиц, а имена существительные со значением «совокупность лиц» образуются при помощи суффиксов –ств- (студенчество), -(ер)иj- (жандармерия), -ур- (клиентура), -ел- (клиентела), -от- (беднота), –j-(о) (гольё) и др. При создании собирательных имен существительных со значением «совокупность конкретных предметов» используются суффиксы и циркумфиксы: -ник-(малинник), -няк (березняк), дре- - -j- (дреколье). Функционирование большинства суффиксов строго закреплено за определенными группами собирательных имен существительных.

Суффикс –ур- (адвокатура, прокуратура) так же, как и суффикс –ств- (листва), имеет несколько значений, среди которых основными являются значения собирательности и отвлеченности. Базовыми основами для производных с суффиксом –ур- служат имена лиц (организация, коллектив, совокупность лиц) и конкретных предметов. Для имен существительных, обозначающих совокупность предметов, суффикс –ур- создает нерегулярные словообразовательные структуры. Производные с этим суффиксом в таком значении крайне редки (аппаратура, мускулатура).

Выбор суффиксов –ник-, -няк- определяется семантикой производящего: собирательные существительные, созданные с участием этих суффиксов, обозначают совокупность растений, а также предметов, изготовленных из дерева, частей растений (валежник, малинник, дреколье, зеленца и т.д.).

Производные имена с суффиксом –ств- (студенчество) лишены эмоциональной выразительности. Стилистическая окраска данного словообразовательного типа в целом четко определена: собирательные имена с суффиксом –ств- в словаре отмечены обычно как «книжные», употребление их закрепилось в языке прессы, в научном и официально-деловом стилях речи.

Суффиксы –ник-, -няк- (ельник, дубняк) в большинстве случаев выступают как стилистически нейтральные, за исключением отдельных случаев (например, сушняк отмечается как «разг.» (МАС)). Оценочного значения производные с указанным суффиксом не выражают.

Из сказанного можно заключить, что в современном русском языке собирательные имена всех словообразовательных типов, употребляемых в речи и художественных текстах, всегда выполняют определенную функционально-стилистическую роль, а производные с суффиксами -н’- (ребетня отмечается как «разг.» (МАС)), –j-(о) (гольё) выражают и оценочное значение.

Собранный материал дает основание полагать, что собирательные существительные составляют ряды непродуктивных и малопродуктивных образований в современном русском языке.

Среди производных имен существительных с нерегулярными суффиксами группируются слова с собирательным значением, которые отвечают ”правилу треугольника” А.А. Реформатского, т.е. являются ”настоящими собирательными” [268].

При словообразовательном описании имен существительных имена собирательные с нерегулярными аффиксами обычно обосабливаются от производных, образованных при помощи продуктивных и малопродуктивных суффиксов. Например, в “Русской грамматике” при описании существительных со значением собирательности суффиксы, обслуживающие непродуктивные типы или встречающиеся в единичных образованиях, поданы в отдельном параграфе. К нерегулярным, уникальным суффиксам в ней отнесены следующие суффиксы: -ат (пролетариат), -итет (генералитет), -арий (инструментарий), -ач (кедрач) [269].

К ним могут быть отнесены и другие собирательные существительные с нерегулярными суффиксами. Например, суффикс -итет (ср. нобилитет, криминалитет), -ач (ср. пихтач) и т.п.

В перечнях нерегулярных суффиксов с собирательным значением единичные слова встречаются редко. А.Н. Тихонов среди слов с единичными аффиксальными отрезками приводил лишь собирательное существительное мошкара [270].

Интерес представляют следующие собирательные имена существительные с нерегулярными, единичными суффиксами: -вор(а): детвора (ср. дети); -ери/j/(-а) (орфогр. –ери(я)): жандармерия (ср. жандарм), -с: плебс (ср. плебей); -теп(а): жультепа (ср. жулик); -ник: валежник (ср. валежина); -ниц(а): конница (ср. конь); –рав(а): дубрава (ср. дуб); -ц(а): зеленца (в 1 ЛСВ) (ср. зелень) (в 1 и 2 знач.); -теп(а): гольтепа (ср. голый, перен.); -тур(а): пехтура (ср. пеший); -/’у/зг(а) (орфогр. –юзг(а)): мелюзга (ср. мелкий); -ытьб(а): голытьба (ср.  голый), -ечин(а): мертвечина (в 1 ЛСВ) (ср. мертвый).

Отсубстантивные собирательные имена существительные с уникальными суффиксами обозначают ‘cовокупность лиц’. Например: -вор-: детвора (ср. дети), -ел(а): клиентела (ср.: клиент), -ери/j/(-а) (орфогр. –ерия): жандармерия (ср. жандарм), -с: плебс (ср. плебей).

Имена существительные, содержащие в своей структуре единичные суффиксы, обозначают, как и собирательные существительные с продуктивными и малопродуктивными суффиксами, ‘собирательное множество тех, кто назван производящей основой’.

Как уже отмечалось, не все собирательные имена существительные с единичными суффиксами являются ”настоящими собирательными”, так как среди них есть и такие, которые обозначают ‘преимущественное множество того, что названо в производящей основе’. К таким отсубстантивным собирательным именам существительным можно отнести наименования типа дубрава («лиственный лес, обычно с преобладанием дуба»), валежник («сухие сучья, деревья, лежащие на земле»), дреколье («дубины, палки, колья, используемые в качестве оружия»). Другие собирательные имена обозначают «дополнительную совокупность вместе с тем, кто назван в производящей основе». К ним относятся наименования типа конница («конное войско, кавалерия»). Рассмотренные собирательные имена единичны. В их словообразовательных структурах содержатся уникальные аффиксы со значением собирательности: -ниц(а): конница (ср. конь); –рав(а): дубрава (ср. дуб), валежник (ср. валежина), дреколье (ср. кол).

Среди имен собирательных встречаются отадъективные личные имена существительные с уникальными суффиксами. Например, существительное мелюзга в этимологическом словаре зафиксировано суффиксальным производным, образованным «от сущ. мелузъ – «мелочь» посредством суф. –г-». Существительное мелузъ приводится дериватом от прилагательного мелкий при  помощи суф. –узъ. Еще отмечается, что в XYIII в.  современное слово мелюзга употреблялось в виде мелузга [271].

В современном русском языке существительное мелюзга в значении «маленькие живые существа; мелкота, мелочь» и в дополнительном переносном значении «люди, незначительные по общественному или служебному положению» рассматривается в качестве производного слова. Деривационное значение данного слова формируется по семантически и формально соотносимым значениям мотивированного и мотивирующего прилагательного мелкий «небольшой по величине, объему, размерам» и «занимающий невысокое общественное или служебное положение».

В САН–17 значения слова мелюзга отмечаются как самостоятельные. Слово мелюзга, продолжая служить обозначением рыб (в САР-2 определяется только как ‘мелкая рыба’), начинает использоваться применительно к маленьким живым существам (обычно детям)… [272].

В основном значении слово мелюзга, по-видимому, со времени расширения значения начинает семантически соотноситься и с прилагательным маленький. Однако формально и семантически существительное мелюзга мотивируется только прилагательным мелкий.

Интересной представляется семантика слова пехтура, которое мотивируется одним из значений прилагательного пеший («идущий пешком»), точнее его семантическим оттенком в значении существительного. (Там рубится со строем строй; Со всадником там пеший бьется. Пушкин, Руслан и Людмила). С этой точки зрения слово пехтура и грамматически соотносимо со словами пеший – пешие.

Слово пехтура входит в группу существительных стилистической модификации. Среди слов, характеризующихся более сильной оценочной экспрессией, подано существительное пехт-ур(а) (ср. пехота), зафиксированное в «Русской грамматике» среди образований, представляющих собой разговорно-просторечные синонимы мотивирующих существительных непродуктивных типов [273].

В.В. Виноградов рассматривает суффикс -тура в слове пехтура “в фамильярном, ласкательно-уничижительном значении ” [274].

Некоторые производные выполняют определенную функционально-стилистическую роль (мелюзга, мертвечина отмечаются как «разг.»; зеленца отмечается как «прост.»), а слово пехтура («пехота») с суффиксом –тур- (пехтура отмечается как «прост.» и «пренебр.» (МАС)) еще выражает и оценочное значение .

Среди отадъективных существительных с собирательным значением встречаются неличные существительные, образованные при помощи уникальных суффиксов -ечин(а): мертвечина (в 1 ЛСВ) (ср. мертвый), -ц-: зеленца (в 1 ЛСВ) (ср. зеленый) выделяющиеся в структурах слов мертвечина, зеленца.

Слова мертвый, мертвечина в этимологическом словаре приводятся производными словами, образованными от слова мереть [275].

В современном русском языке существительное мертвечина «трупы животных, падаль» соотносится с прилагательным мёртвый «такой, который умер, лишился жизни».

В «Словообразовательном словаре русского языка» слово мертвечин(а) приводится дериватом от мертвец. С этой точки зрения выделяется суффикс -ин- [276].

По мнению И.А. Ширшова, семантические отношения в словообразовательной паре в этом случае «вуалируются, затушёвываются». Наблюдается частичная косвенная мотивация, при которой «прямая отсылка к значению мотивирующего, т.е. его включение в толкование, невозможна, но словообразовательная структура слова и семантические связи мотивированного и мотивирующего свидетельствуют о наличии между ними мотивационных отношений» [277].

Существительное зеленца в нескольких конкретных значениях («деревья, кустарники, травы; растительность»; «некоторые овощи, коренья и травы, употребляемые в пищу») мотивируется прилагательным зелёный в значении «имеющий цвет травы, зелени» [МАС]. Второе лексическое значение существительного зеленца «зеленоватый цвет, оттенок чего-л.» обозначает абстрактное понятие. В семантике производного совмещаются значения собирательности и отвлечённого признака.

Некоторые отадъективные неличные имена выступают полимодельными, в семантике которых представлены значения собирательных и абстрактных имен. К ним относятся существительные типа зеленца,  мертвечина. Существительное мертвечина в переносном значении «умственный и нравственный застой, неподвижность, инертность» мотивируется переносным значением  прилагательного мёртвый в значении «лишённый признаков жизни».

Среди полимодельных слов встречаются личные имена, производные существительные гольтепа, голытьба. Такие дериваты совмещают несколько значений, являясь собирательными и личными именами.

Среди собирательных имён встречаются неличные отглагольные производные с уникальными суффиксами: -ежник: валежник (ср. валяться); -лиц: падалица (ср. падать).

В одном из журналов «Русский язык в школе» обсуждался вопрос: “Какой корень в слове валежник: вал (от глагола валяться) или леж (от глагола лежать)? Со стороны смыслового значения оба корня, по-моему, возможны” [278]. В указанном ответе  приводится историческая справка об образовании слова: “от основы глагола валить –вал- и суффикса –еж”. К этой основе присоединен суффикс –ник. Членение же слова “без помощи этимологического анализа, т.е. полностью с точки зрения современного языка, современного языкового сознания, конечно, представляет трудность, так как включает в себя и обнаружение связанной производящей основы” [279].

В современном языке значение слова валежник «сухие деревья и сучья, упавшие на землю», свидетельствует в пользу того, что одно из предположений читательницы было верным. Для современных носителей русского языка существительное валежник семантически мотивируется глаголом валяться (разг., ‘долго лежать’) [ССРЛЯ].

В «Словообразовательном словаре русского языка» производящей основой для существительного валежник рассматривается глагол валить [280]. Причем отмечается, что образующим признается только суффикс –ник, а часть –еж-, вероятно, приобретает статус “межморфемной прокладки”.

Существительное падалица в значениях «опавшие семена, а также всходы, выросшие из этих семян» и «плоды, упавшие с дерева от ветра, непогоды» мотивируется глаголом падать в значении «валиться на землю, устремляться сверху вниз под действием собственной тяжести, перестав удерживаться где-л.» [МАС].

Сегодняшнее состояние изучения собирательных существительных ставит перед исследователем задачи, требующие новых разысканий в области способов формирования и выражения собирательного значения.

<< | >>
Источник: Воеводина Г.А.. Уникальные аффиксы в современном русском языке: Учебно-методическое пособие. – Елец: ЕГУ им. И.А. Бунина,2007. –  144 с.. 2007

Еще по теме 3.4.4. Уникальные суффиксы имен существительных            со значением собирательности:

  1. Разряды имен существительных по значению
  2. Безударные беглые гласные в корнях и суффиксах имен существительных и прилагательных
  3. 1.5.4. Уникальные суффиксы имен существительных, образованных по модели заимствованных слов, пополняющих терминологическую лексику
  4. 1.6. Функции уникальных суффиксов имен существительных
  5. 3.1. Уникальные аффиксы имен существительных со значением лица
  6. 3.2. Уникальные суффиксы неличных имен существительных
  7. 3.3. Уникальные аффиксы имен существительных с отвлеченным значением
  8. 3.4. Уникальные суффиксы имен существительных         с модификационными значениями
  9. 3.4.1. Уникальные суффиксы имен существительных со значением женскости
  10. 3.4.2. Уникальные суффиксы имен существительных со значением невзрослости
  11. 3.4.3. Уникальные суффиксы имен существительных со значением подобия
  12. 3.4.4. Уникальные суффиксы имен существительных            со значением собирательности
  13. 3.4.5. Уникальные суффиксы имен существительных со значением единичности
  14. 3.4.6. Уникальные суффиксы имен существительных с оценочным значением
  15. 3.5. Уникальные суффиксы имен существительных         со значением стилистической модификации