<<
>>

Глобальное отрицание в предложениях С ГЛАГОЛЬНО-АДВЕРБИАЛЬНЫМ КОМПЛЕКСОМ

Давно было замечено, что предложения с препозитивным наречием (безудар­ным) часто не имеют хорошего отрицания. Пример из Падучева 1969 (знаком_____________________________________________ по­

мечается отсутствие фразового акцента на том слове, где он мог бы быть):

(1) а.

Он затормозил резко - I б. Он резко затормозил х .

(2) а. не (Он затормозил резкой ) = Он затормозил нерезко',

б. не (Онрезко___________ затормозил^ ) = ???

У предложения (Іа) отрицанием служит (2а). А (16) не имеет хорошего отри­цания. И так будет для многих наречий — в частности, для всех наречий образа действия.

Поразительный факт состоит, однако, в том, что в контексте снятой утверди­тельности (см. раздел 4.6) то же глагольно-адвербиальное сочетание отрицается без затруднений:

(3) а. Резко не тормози;

б. Главное — не тормозить резко',

в. Он не будет тормозить резко',

г. Резко он не тормозит ;

д. Могу резко не тормозить;

е. Он обещал резко не тормозить;

ж. Если бы он резко не затормозил, произошла бы авария.

В (4а) отрицание находится в контексте снятой утвердительности и абсолют­но естественно; а то же глагольно-адвербиальное сочетание вне такого контекста не имеет отрицательного коррелята:

(4) а. Здесь пока тщательно не оденешься, из дому не выйдешь. [Октябрь. 2001 № 1]; б. не (Он тщательно оделся) = ‘то ли не оделся, то ли оделся не тщательно’ = ???

Отрицание глагольно-адвербиального комплекса как целого (в примерах типа (3) или (4а)) можно назвать глобальным отрицанием. В принципе, выразить смысл, задаваемый формулой (46), конечно, можно, см. ниже, — но не с помощью одной только частицы не.

Как представить семантическое различие между (Іа) и (16)? В (Іа) резко зани­мает ударную позицию, рематическую, а в (16) — безударную: ее можно назвать позицией рематического модификатора (в Падучева 1996: 244 в этом значении использовался термин «атрибутивный компонент»; в Падучева 2004: 124 — «ат­рибут ремы»). Термин «модификатор» — от англ, adverbial modifier ‘обстоятель­ство’ — предпочтителен: модификатор это и есть атрибут глагольной группы. Итак, мы имеем:

(1) а. Он затормозил_____ резкой [он затормозил — тема,резко — рема];

б. Он резко___________ затормозил х [он — тема, затормозил — рема, резко — рематиче­

ский модификатор].

У предложения (Іа), где резко — рема, есть простое отрицание (2а), а для (16), где резко — рематический модификатор, отрицание затруднено.

Подчеркнем, что рематическим модификатором может быть только такой адвер­биал при глаголе, который не является актантом этого глагола. Для актантов анало­гичное просодическое противопоставление невозможно, см. ниже пример (38).

Различие между рематической позицией адвербиала (отрицаемой) и безударной дает себя знать не только в контексте отрицания, но и в ряде других.

• Контекст причины (рассматривался в этой связи в Зализняк 1983):

(5) а. Ребенок проснулся потому, что вы разговаривали громко'-* ;

б. Ребенок проснулся потому, что вы громко разговаривали х (5а)].

• Контекст условия:

(6) а. Если бы они разговаривали , я бы услышал;

б. Если бы они громко разговаривали! Они кричали (6а)].

• Контекст начинательности (пример из Богуславский 1998):

(7) а.

После этого они начали разговаривать громко'* [до того они разговаривали, но не громко];

б. После этого они начали громко разговариватьх [ї (7а)].

• Контекст внутрилексемного отрицания (например: помешать = ‘не дать’):

(8) а. Ваше присутствие помешало мне произнести слово «Позор!» громко [я про­изнес, но тихо];

б. Ваше присутствие помешало мне громко произнести слово «Позор!» [я ниче­го не произнес].

Выявив в поверхностной структуре предложения позицию рематического моди­фикатора. мы получаем все необходимое для описания противопоставлений в плане содержания. В обоих предложениях, т. е. и в (Іа), и в (16), имеется два смысловых компонента — две предикации. В (Іа) первый компонент, ‘он затормозил’, — пре­суппозиция; второй, ‘торможение резкое’. — ассерция. А в (16) оба компонента ас­сертивные, т. е. в предложении две ассерции. Из этих двух компонентов 2-й является определением к 1-му; это рематический модификатор.

Семантические представления для (Іа) и (16):

(Іа) = ‘он затормозил’ [презумпция] & ‘торможение резкое’ [ассерция];

(16) = ‘он затормозил’ [ассерция] & ‘торможение резкое’ [дополнительная ассерция: рематический модификатор].

Есть наречия, которые не допускают двоякой акцентуации. Например, наречие кстати, как в пришел кстати, всегда ударное. Но большой класс наречий способен к указанному линейно-просодическому контрасту — например, наречия образа дей­ствия {громко смеяться, рассказать подробно, работать дружно, идти быстро).

Существенно, что одно и то же отношение (модификации, иначе — атрибу­тивное) может быть задано на семантических составляющих предложения и слова (Богуславский 1985: 30—32; Падучева 1996: 244).

В Богуславский 1985: 30 и в Зельдович 1998 модифицирующему компоненту в семантике предложения (и слова) приписывается особый коммуникативный статус
слабого компонента (который находится в одном ряду с ассерцией и пресуппозици­ей) — на том основании, что в контексте отрицания этот компонент

а) не остается истинным, в отличие от пресуппозиции;

б) не отрицается, в отличие от обычной ассерции.

То есть усматривается необходимость (в соответствии с терминологией, приня­той в разделе 4.2) в дополнительном ассертивном статусе. Можно думать, однако, что ассертивный статус компонента-модификатора в (16) — это все-таки ассерция: дополнительная, при основной, выраженной глаголом. А особое поведение моди­фицирующего компонента под отрицанием имеет семантическую природу. Так, если ситуация, соответствующая глагольному компоненту (например, затормозил), не имеет места, то модифицирующий компонент (резко) лишается смысла, ср. бес­смысленное *он резко не затормозил. Семантическая аномалия в контексте отри­цания при глаголе возникает потому, что резко — наречие образа действия. Другие типы наречий свободно сочетаются с отрицательным глаголом; например, возможно напрасно он не затормозил, назло не поехал. А ассертивный статус модифицирую­щего компонента определяется просодией и порядком слов: он может быть ассерци­ей, и тогда глагольная предикация — пресуппозиция; может быть дополнительной ассерцией, как в примере (16). (Есть еще третья возможность, которая будет рас­смотрена ниже.) Если модифицирующий компонент имеет семантику СЛАБОЙ СТЕПЕ­НИ, он при отрицании выпадает:

(9) а. не (он слегка простужен) = Он не простужен; б. Он слегка простужен =

‘он простужен’ [ассерция] & ‘простуда слабая [дополнительная ассерция]’.

Итак, в семантической структу ре предложения с рематическим модификатором возникает конъюнкция ассерций, а отрицание конъюнкции, в соответствии с закона­ми логики, дает сложный дизъюнктивный смысл, которого естественный язык избе­гает (см. раздел 4.3):

(26) не (он резко___ затормозил х ) = ‘то ли он затормозил не резко, то ли не затормо­

зил вообще’.

Выразить смысл (26) на русском языке, конечно, можно — и даже несколькими способами: (26') отражает семантическую структуру с дизъюнкцией; (26") передает дизъюнкцию в виде импликации, а (26"') — «идиоматически», используя контраст­ную тему:

(26') То ли он не затормозил вообще, то ли затормозил, но не резко;

(26") Если он и затормозил, то не резко;

(26'") Резкой он не тормозил\ .

Все соответствия, однако, весьма неточные. Так, (26') добавляет к (26) компо­нент ‘не знаю, что из двух имело место’ — хотя смысл (26) мог бы иметь в виду и такой человек, который знает, но не хочет говорить. Далее. (26'"), в соответствии с определением контрастной темы в Падучева 1985: 118, означает: ‘резко не тормо­зил, а тормозил ли не резко — неизвестно’; иначе: ‘то ли он не тормозил вообще, то ли затормозил не резко’. Так что предложение (26'") передает смысл (26) очень
приблизительно: СВ затормозил заменяется на НСВ общефактическое тормозил, при котором утрачивается смысл единичного торможения; а сохранение совершен­ного вида дает практически недопустимое * Резко он не затормозил.

В то же время, отрицательная частица не при глаголе-сказуемом свободно вы­ражает глобальное отрицание глагольно-адвербиального комплекса, если он нахо­дится в контексте снятой утвердительности. В этом случае отрицание не требует ни союзов, ни контрастного ударения на наречии, см. примеры (3) и (4а).

Глобальная интерпретация отрицания в контексте снятой утвердительности свойственна большому кругу наречий. См. пример (10) (на базе списка адвербиаль­но-глагольных сочетаний из Филипенко 2003); слева стоят глаголы в будущем вре­мени, которое создает контекст снятой утвердительности; справа — в прошедшем времени:

(10) а. самостоятельно не выучит — ’самостоятельно не выучил',

б. дешево не продаст — ’дешево не продал',

в. скоро он не придет — ’скоро он не пришел',

г. спокойно он сидеть не будет — ’спокойно он не сидел',

д. хорошо этот рояль звучать не будет — ’хорошо этот рояль не звучал', и т. д.

Предложные группы с адвербиальным значением подобны наречиям; например,

такую же пару образуют без причины не откажется и *без причины не отказался. Мы стараемся ограничиваться наречиями, т. е. однословными адвербиалами, только ради простоты формулировок.

Еще два примера. В (11а), (12а) наречия находятся в контексте снятой утверди­тельности, и предложение выглядит гармонично; а предложения (116), (126), с гла­голом в прошедшем времени, в большей или меньшей степени шероховаты:

(11) а. Сильно этот поезд не опоздает = ‘не (Этот поезд сильно опоздает)’; б. ’Сильноs этот поезд не опоздал \ .

(12) а. не (Вам эту статью надо внимательно прочесть) = Эту статью вам внима­тельно читать не надо;

б. не (Вы эту статью внимательно прочли) = 5Внимательно? вы эту статью не прочли * .

Глобальная интерпретация предикатного отрицания возникает в контексте сня­той утвердительности, который создают союзы чтобы, если, пока; частица разве; оператор вопроса и другие, см. раздел 4.6.

Если адвербиал Q осмыслен в применении к пропозиции Р с предикатным от­рицанием (что не всегда так, ср. выше пример *он резко не затормозил), возника­ет прямое противопоставление частноотрицательного предложения, вида Q (не Р), и предложения с глобальным отрицанием, вида he (Q (Р)). Так, в (13) отрицание рас­пространяется только на ‘ты пришел’, и предложение частноотрицательное: отрица­ние входит в сферу действия адвербиала. Ав (14) — на весь комплекс ‘ты пришел напрасно’; это глобальная интерпретация отрицания:

(13) Напрасно ты не пришел.

(14) Я утром позвоню, чтобы ты не пришел напрасно.

Предложение (13) имеет следствие ‘ты не пришел’ и частноотрицательную ин­терпретацию отрицания, которая возможна в любом контексте. А предложение (14), с глобальной интерпретацией отрицания, которая возможна только в контексте сня­той утвердительности, не имеет следствия ‘ты не пришел’.

В контексте, где частноотрицательная интерпретация Q (не Р) не имеет смысла, глобальная интерпретация остается как единственная возможность:

(15) Только бы он громко не закричал, когда найдет решение.

Глобальное отрицание глагольно-адвербиального комплекса представлено сери­ей примеров (16); подчеркнут сентенциальный оператор, который создает для пре­дикации Р контекст снятой утвердительности.

(16) а. если бы я сдуру не бросил работу (...);

б. чтобы напрасно не обидеть (...);

в. чтобы она вновь не стала добычей какого-нибудь охотника;

г. Разве ты не бываешь там каждый день?

д. пока окончательно и навсегда не установилась Советская власть (В. Катаев);

е. Как бы он нечаянно не проболтался.

В (17) оператором, снимающим утвердительность, является вопрос, в (18) —от­рицание существования, в (19) — сослагательное наклонение.

(17) Ты случайно не знаешь его телефон?

(18) а. Нет проблемы, которая бы всесторонне не обсуждалась;

б. (...) не было такого, который бы вскоре не сделался негодяем.

(19) Не случись эта передряга, не отказались бы вожди всерьез и надолго от своих теорий (В. Аксенов).

Влияние контекста снятой утвердительности на отрицание глагольно-адвербиаль­ного комплекса можно объяснить так. Утвердительная модальность предиката в про­позиции Р выделяет ее как отдельную ассерцию. Именно это предопределяет для предложения (16) структуру вида не (Р & Q (Р)), с конъюнкцией, которая порождает при отрицании неудобный дизъюнктивный смысл. Снятая утвердительность отменяет отдельную ассертивность пропозиции Р; структура вида не (Р & Q (Р)) превращается в структуру вида he (Q (Р)), где Q (Р) — это единая пропозиция. Конъюнкция пропадает, поскольку Р пропадает как отдельно утверждаемая пропозиция; в резуль­тате, глагольно-адвербиальный комплекс отрицается как единое целое.

В отличие от частноотрицательного предложения, в котором адвербиал должен быть осмыслен в применении к отрицательному предикату' (а набор таких адверби­алов ограничен, см. Богуславский 1985: 55), глобальное отрицание в контексте опе­ратора снятой утвердительности не предъявляет к адвербиалу никаких специальных ограніиений, которые бы определялись именно наличием отрицания; достаточно, чтобы наречие Q сочеталось с предикатом в Р. Например:

(20) пока мало-мальски не наладится; пока инвалид вновь не извлек из своего ин­струмента вибрирующий звук; пока заживо не сгниешь; пока окончательно не отупел; если бы не банкет, он бы так тщательно не оделся; если бы перио­дически не вспыхивали; если бы постоянно не вываливались; если бы я клят­венно не пообещал; если бы вдруг не пропало солнце; если мы немедленно
не уйдем отсюда; иначе бы хорошо не получилось; иначе бы он навытяжку не стоял; чтобы сломя голову не мчаться; не может быть, чтобы он не усмехнулся исподтишка.

Ясно, что вне контекста снятой утвердительности сочетания из (20') неприем­лемы:

(20') тщательно не оделся, немедленно не уйдем, периодически не вспыхивали, клятвенно не пообещал, вскоре не сделался, неустанно не взывал, украдкой не утер слезу, поминутно не прикладывал, кубарем не полетел.

Глобальная интерпретация особенно хорошо видна в контексте наречий причи­ны (сдуру, сослепу, спросонья, в шутку, нарочно, умышленно, нечаянно, случайно, второпях, в спешке, сгоряча, спьяна) и цели (напрасно, назло). Эти наречия, в от­личие от наречий образа действия, типа громко, медленно, в принципе, могут упо­требляться при отрицаемом глаголе; так что предложение с глобальным отрицанием семантически противопоставлено частноотрицательному.

Так, у наречия нечаянно в контексте снятой утвердительности возникает гло­бальная интерпретация:

(21) Я очень боялся, чтобы меня нечаянно не приняли за кого-нибудь (М. Арцы­башев);

(22) Я стал бояться, (...) как бы он нечаянно не нажал собачку (В. Каверин).

(23) (...) чтобы не успеть увидеть своего ребенка и нечаянно не полюбить его навсе­гда (А. Платонов).

Вне этого контекста глобальная интерпретация отрицания при нечаянно невоз­можна или по крайней мере усложнена. У наречия случайно глобальная интерпре­тация отрицания тоже ограничена контекстом снятой утвердительности, см. (24а). А частноотрицательная интерпретация возникает без затруднений, см. (246):

(24) а. (...) чтобы их случайно не подслушали; б. Он лишь случайно не попал в аварию.

Частноотрицательная и глобальная интерпретация отчетливо противопоставле­ны у второпях. Наречие второпях, так же как нечаянно, случайно, в принципе может употребляться при отрицаемом глаголе:

(25) второпях не надел = ‘из-за спешки (не надел)’.

Ясно, однако, что в (26а) второпях относится не к глаголу, как в (25), а ко всему сочетанию «глагол + модификатор»; т. е. это глобальная интерпретация отрицания, и она обусловлена контекстом снятой утвердительности; а в утвердительном контек­сте в (266) интерпретация частноотрицательная:

(26) а. Проследи, чтобы он второпях не оставил ключи = ‘чтобы не (он из-за спеш­ки оставил)’;

б. Он второпях не оставил ключи [= ‘из-за спешки не (он оставил)’].

Аналогично в (27):

(27) а. Как бы он не надел второпях мою шляпу [= ‘как бы не (из-за спешки он на­дел)’];

б. Он второпях не надел шляпу [= ‘из-за спешки не (он надел)’].

В Пеньковский 2004 рассматриваются два значения второпях, которые различа­ются тематическим классом:

1) значение причины: 'в спешке — по причине спешки — сделал не то, что со­бирался или должен был', второпях-Ѵ.

2) значение образа действия: ‘делал в спешке, торопясь’, еторопях-2.

Значения различаются просодией; второпях А препозитивно и принципиально

безударно, а второпях-2 предпочитает постпозицию и несет фразовый акцент:

(28) а. второпях—забыл х. [вмороиях-1];

б. пообедали—второпяхъ [второпях-2].

Противопоставление глобального и частного отрицания возможно только для второпях А.

Итак, глобальной интерпретации предикатного отрицания в составе глагольно­адвербиального комплекса способствует снятая утвердительность: утвердительная модальность порождает отдельную ассертивность пропозиции Р. а снятая утверди­тельность снимает эту ассертивность.

Но снятая утвердительность — не единственный фактор, который делает возможным глобальное понимание предикатного отрицания в составе глаголь­но-адвербиального комплекса. В Богуславский 1985: 31—32 выдвигаются дру­гие условия, при которых сентенциальное отрицание оказывается глобальным, т. е. включает в свою сферу действия адвербиал, семантически подчиняющий эту предикацию. Предложение со структурой Q (Р), где Р — ситуация, а Q — ее мо­дификатор, может иметь сентенциальное отрицание, если предикация Р комму­никативно значима только с модификатором Q; например, если истинность Р без Q нерелевантна; или если есть семантика ожидания — если заранее ожидает­ся, что Р будет иметь место с модификатором Q. Так. глобальную интерпретацию имеет сентенциальное отрицание в (29). (30) (примеры из Богуславский 1985: 60; Падучева 1996: 244):

(29) Трамвай не остановился, чтобы высадить пассажиров.

(30) Петров не приедет в Москву для участия в конкурсе.

В самом деле, семантика ожидания, будучи выражена эксплицитно, позволяет включить в сферу действия предикатного отрицания сколь угодно сложный моди­фикатор, см. Богуславский 1985: 32. Так, предложение (31а) сомнительное, а (316) нормальное:

(31) не (Добыча угля возросла на 10 млн тонн) =

а. ’Добыча угля не возросла на 10 млн тонн;

б. Добыча угля не возросла на 10 млн тонн, как ожидалось.

Это другой способ расширить сферу действия предикатного отрицания за преде­лы элементарной предикации. В сущности, семантика ожидания и сводится к тому, что компонент Q из модификатора ситу ации Р переходит в ее обязательные участ­ники. Можно поэтому представить то же явление в синтаксических терминах: сир­констант, если он ожидаемый, т. е. коммуникативно необходимый, становится до­полнительным актантом предиката. Соответственно, он входит в сферу действия
предикатного отрицания наравне с актантами. В Богуславский 1985: 54 это явление называется широкой сферой действия отрицания.

Примечание. Соответственно, в частноотрицательном предложении, например Напрасно ты на ней не женился, узкая сфера действия отрицания. Заметим, однако, что не следует усматривать узкую сферу действия отрицания в предложениях, где пропозиция не входит в сферу действия отрицания потому, что имеет статус презумпции. Например, предикатное отрицание в предложении Я не обиделась на него за отказ не распростра­няется на отказ — он имел место. Но предложение имеет нормальную, а не узкую сферу действия. Дело в том, что предложения с узкой сферой действия отрицания — это предло­жения семантически частноотрицательные; а это предложение общеотрицательное.

Глобальную интерпретацию может иметь в утвердительном контексте (т. е. без снятой утвердительности) наречие вовремя (отмечено в Левонтина 2003):

(32) Попугайчика вовремя не покормили, и он умер.

У вовремя словари различают два значения, временное вовремяЛ и не чисто вре­менное вовремя-!'.

вовремя-і = ‘пока еще не поздно’, ‘не опоздав’, например:

(33) Он сегодня пришел на работу вовремя', (...) она было взяла из моих рук монеты, но вовремя опомнилась, и мы вышли, ничего не купив (Набоков. Весна в Фи- альте).

вовремя-! = ‘когда это уместно, нужно’, например:

(34) Вы пришли очень вовремя', Это было вовремя сказанное слово.

В значении 1 вовремя не присоединяет отрицания: не допускает присловной интерпретации — если при слове вовремя есть отрицание, это может быть только вовремя-!'.

(35) а. Гость пришел не вовремя',

б. *Он пришел на работу не вовремя.

Предложение (356) можно понять только в странном значении 'когда его там не ждали' — оно не является отрицанием для пришел вовремя, т. е. ‘не опоздав’.

Глобальную интерпретацию вовремя-Y можно объяснить в коммуникативных терминах: говорить о ситуации Р вне модификатора Q бессмысленно — например, бессмысленно ставить вопрос, покормили ли попугайчика тогда, когда было уже поздно.

Подобную мотивацию допускает глобальная интерпретация отрицания и в дру­гих предложениях с обстоятельством времени:

(36) Мне этого заранее не сказали.

(37) Я утром не позавтракал.

Итак, в глагольно-адвербиальном комплексе имеются следующие возможности размещения и интерпретации отрицания:

А. Предикатное отрицание в сфере действия адвербиала — Q (не Р), как в Напрасно он не согласился', частноотрицательное предложение.

Б. Адвербиальное отрицание; глагольная пропозиция имеет статус презумп­ции — he-Q (Р). как в Он ответил не сразу', общеотрицательное предложение.

В. Глобальное предикатное отрицание — не Q (Р), в контексте снятой утверди­тельности, как в Только бы он сдуру не согласился, и вне этого контекста, как в Мне этого заранее не сказали', общеотрицательное предложение.

Следует подчеркнуть, что все рассмотренные противопоставления в глагольно­адвербиальном комплексе возможны при условии, что адвербиал является сиркон­стантом, а не актантом глагола. Так, в (38) адвербиал в Университете не может быть модификатором глагольной пропозиции; соответственно, для предикатного отрица­ния невозможна частноотрицательная интерпретация:

(38) Белоконев не работает в Университете.

В следующем разделе мы рассмотрим еще один тип предикатного отрицания в глагольно-адвербиальном комплексе.

5.5.

<< | >>
Источник: Падучева Е.В.. Русское отрицательное предложение. — М.: Языки славянской кулыуры,2013. — 304 с.. 2013

Еще по теме Глобальное отрицание в предложениях С ГЛАГОЛЬНО-АДВЕРБИАЛЬНЫМ КОМПЛЕКСОМ:

  1. Оглавление
  2. Предикатное и присловное отрицание
  3. Глобальное отрицание в предложениях С ГЛАГОЛЬНО-АДВЕРБИАЛЬНЫМ КОМПЛЕКСОМ
  4. Смещенное предикатное отрицание в предложениях С ГЛАГОЛЬНО-АДВЕРБИАЛЬНЫМ КОМПЛЕКСОМ
  5. Глобальное и смещенное предикатное отрицание В ПРЕДЛОЖЕНИЯХ С КВАНТОРНЫМИ СЛОВАМИ