<<
>>

Когнитивная модель жанра как основа типологизации официально-делового дискурса

Прототипическая категоризация видов дискурса, представленная в предыдущем параграфе, дает возможность показать, насколько зависят друг от друга такие характеристики общения, как стиль, жанр и вид дискурса.

Эта зависимость в свою очередь определяет подход к анализу типов текстов, принадлежащих каждому виду дискурса, с позиций упорядочения информации и соответственно действия единиц и способов языковой концептуализации. Для эффективности решения намеченной задачи необходим инструмент, с помощью которого можно выявить взаимоотношения между структурными и содержательными характеристиками текста, с одной стороны, и механизмами действия единиц и способов языковой концептуализации — с другой. Таким инструментом является когнитивная модель жанра как наиболее устойчивого, завершенного и целостного типа высказывания [140]. Когнитивная модель жанра нам кажется наиболее действенным инструментом в связи с тем, что «жанровые формы во многом определяют характер мышления и дискурсивного поведения языковой личности. В процессе развития социолингвистической компетенции человека система жанровых фреймов становится имманентной его сознанию структурой» [141].

Предлагаемая нами когнитивная модель жанра для официально-делового дискурса состоит из четырех блоков.

Первый блок включает компоненты коммуникативной ситуации, которые обычно делят на условия общения и характеристики участников, хотя и то, и другое входит в обстоятельства общения.

Коммуникативная ситуация, по определению Г.В. Колшан- ского, включает совокупность материальных и идеальных условий, то есть как физические обстоятельства, в которых совершается обмен информацией, так и внутренние свойства коммуникантов [142].

Условия общения помогают определить, частью какого события является данная коммуникативная ситуация, а также то, какие формы поведения будут продемонстрированы как наиболее приемлемые. Один из основных параметров для анализа обстоятельств коммуникации — это официальность или неофициальность события. Официальные события более жестко структурированы правилами этикета, их участники говорят более правильным с точки зрения грамматики и стилистики языком и выбирают более вежливые формы невербальных средств общения. При позиционировании своей идентичности в официальной ситуации говорящий делает выбор в пользу своего общественного статуса, а не личной идентичности. Дистанцирование проявляется как в физическом плане (проксемика), так и на вербальном уровне в выборе обращения к собеседнику. Содержание вербальных сообщений также в этих случаях более жестко обусловлено ситуацией.

Соответственно при неформальном общении коммуниканты проявляют большую гибкость в выборе вербальных и невербальных средств.

Другой характеристикой условий коммуникации являются место и время. В деловом общении локализация в пространстве сводится к ограниченному набору помещений: офис, рабочий кабинет, конференц-зал и т.д.

Участники коммуникации характеризуются с точки зрения их статусов, социальных ролей, личных качеств и взаимоотношений. Для делового общения большее значение имеет принадлежность коммуниканта к социальной группе (профессиональной, классовой, возрастной и т.д.), что определяет его статус.

Эта характеристика коммуникантов тесно связана с социокультурным контекстом и может играть разную роль в разных культурах.

Т. Новингер приводит пример, когда американскую бизнеследи по прибытии в Токио встречающий ее помощник делового партнера спросил, сколько ей лет. К концу своего пребывания в Японии американская гостья поняла, что абсолютно неприемлемый с точки зрения западной культуры вопрос о возрасте был связан с необходимостью определить приличествующие с точки зрения японской культуры формы и средства общения [143].

Еще одна группа характеристик связана с целями участников общения, которые мы предлагаем разделить на практические и коммуникативные, так как в деловой переписке письма одного и того жанра могут иметь одну коммуникативную цель, но разные практические цели: например, письмо-заказ от физического лица с целью заказать товар для личного пользования и письмо-заказ от фирмы с целью заказать товар для перепродажи.

По свидетельству Б.Ю. Городецкого, практические цели вытекают из той практической деятельности, частью которой является данный коммуникативный акт. Коммуникативные цели — это «намерения, придающие осмысленность обращению коммуниканта к партнеру» [144]. Обе группы целей, по мнению автора, являются сквозными компонентами, играющими определяющую роль по отношению ко всем остальным.

В связи со стандартизованностью официально-делового дискурса номенклатура целей делового общения носит ограниченный характер, на что нами было обращено внимание в предыдущем параграфе при выделении различных видов официально-делового дискурса.

В ходе анализа разных типов текстов необходимо также учитывать тональность, в которой протекает коммуникативная ситуация и которая является проявлением настроения и манеры собеседников. Тональность может быть серьезной, ироничной, угрожающей, искренней или неискренней и т.д., но поскольку эмотив- ная функция не является ведущей в официально-деловом дискурсе, то тональность общения чаще всего бывает сдержанной и формально вежливой.

Обстоятельства коммуникативной ситуации с точки зрения когнитивной модели жанра можно проанализировать в качестве ряда прагматически обусловленных контекстов. Основываясь на работах Б. Малиновского, Т.А. Ван Дейка, Б.Ю. Городецкого и других, мы считаем необходимым ввести разграничение между следующими видами контекстов:

1) Социокультурный контекст, определяемый как совокупность норм, правил поведения, ценностей культуры, типичных для стереотипизированной ситуации делового общения.

2) Ситуационный контекст, в который входят общий деятельностный контекст — вид практической деятельности, частью которой является диалог [145] — и пространственно-временные обстоятельства.

3) Стереотипизированный контекст, то есть основанный на фоновых знаниях набор стереотипных представлений о подобных ситуациях, существующий у коммуникантов.

Второй и третий виды контекста можно различать как «реальный» и «виртуальный», причем в режиме реального времени участники ситуации соотносят второй вид контекста с третьим.

4) Исходный контекст, к которому Т.А. Ван Дейк относит не только действия, произошедшие непосредственно перед речевым актом, но и информацию, имеющую место в отношении более ранних состояний и событий.

Контекстуальный подход к обстоятельствам общения предусматривает тот факт, что сам по себе контекст общения является источником информации. В процессе коммуникации информация, закодированная вербальными средствами, интерпретируется в результате ее соотнесения с информацией, проистекающей из разных контекстов общения. Таким образом, у участников коммуникации появляется возможность верификации выдвигаемых в процессе общения гипотез и формирования инференций об имплицируемых смыслах.

При контекстуальном подходе в обстоятельства общения также включаются характеристики коммуникантов.

Второй блок модели содержит выделенные нами ранее единицы и способы языковой концептуализации как они представляются нам в официально-деловом дискурсе.

Что касается структуры концепта как единицы языковой концептуализации, то набор формирующих ее признаков детерминируется отличием делового дискурса от других его видов, с одной стороны, и жанровыми особенностями и типом текста — с другой.

Если рассматривать концепты, принадлежащие к одному концептуальному полю, например «customer» и «consumer», то соответствующие им лексемы в обычной повседневной речи могут использоваться как контекстуальные синонимы. Однако в официально-деловом дискурсе они демонстрируют принадлежность к разным жанрам: термин «customer» более частотен в контрактах, где эта лексема означает сторону, заказывающую товар или услугу. Слово «consumer» используется в отношении массового потребителя товаров или услуг и наиболее частотно в контекстах, трактующих права потребителя. Это различие связано с присутствием, как минимум, одного дополнительного признака в структуре концепта «деперсонифицированность и массовость». Вышесказанное можно проиллюстрировать следующими примерами.

Пример 1. Фрагмент договора.

Terrific Consulting (hereafter called Contractor) agrees to provide the following products and services to the Iceberg County Art Center (hereafter called Customer):

A. Information gathering: Contractor will review the following information compiled by Customer:

1) information on attendance at past events,

2) samples of past promotional pieces and any recent press coverage,

3) samples of past membership flyers,

4) financial information from the past three or four years.

Пример 2. Фрагмент Положения о Союзе потребителей.

About Consumers Union

Consumers Union (CU) is an expert, independent, nonprofit organization whose mission is to work for a fair, just, and safe marketplace for all consumers and to empower consumers to protect themselves.

Как видим, в основе каждого из двух концептов лежит один и тот же базовый фрейм: субъект получает объект, в котором нуждается, передав контрагенту плату. Но наличие одного дополнительного признака гарантирует, что мы имеем дело с двумя концептами, а не с одним, и для нас, что еще более важно, эти концепты используются в разных жанрах и видах официально-делового дискурса.

В некоторых видах официально-делового дискурса концепт изменяется под влиянием референции, обусловленной прагматическим контекстом. В договорах разного рода основные концепты приобретают конкретный денотат, локализуясь во времени и пространстве, что вызывает сужение сигнификата до границ денотата. Приведем примеры такого сужения.

Пример 1.

WHEREAS, Golden Corral Corporation, a North Carolina corporation, as the result of the expenditure of time, skill, effort, and money, has developed and owns a unique system (hereinafter «System») for opening and operating family steakhouse restaurants................................................................................................................

Пример 2.

This Production Purchase Agreement («the Agreement») is made and entered into by and between 3PARdata, Inc., a California corporation with principal offices at 4209 Technology Drive, Fremont, CA 94538 («3PARdata»), and Xyratex Technology Limited a company organized under the laws of the United Kingdom with principal offices at Langstone Road, Havant, Hampshire, P09 1SA, UK («Seller»). The parties hereby agree as follows:

1. Scope. This Agreement shall apply to all purchase orders placed by 3PARdata and accepted by Seller during the Term (as defined below) for the Product(s) described in Exhibit A attached hereto («Product(s)»), as such Exhibit may be amended from time to time to add products upon the mutual agreement of the parties.

Фреймовые структуры, используемые для упорядочения информации в официально-деловом дискурсе, можно разделить на «внешние» и «внутренние». Внешний фрейм структурирует ситуацию делового общения и в качестве слотов имеет составляющие деловой ситуации: агент — контрагент, деятельность — объект деятельности — цель — результат — место — время. Внутренний фрейм структурирует информацию, излагаемую в деловом документе,

и может варьироваться в зависимости от жанра, например в договорах поставок: субъект — действие (перемещение во времени и пространстве) — объект — реципиент — место — время. Внутренних фреймов может быть более одного: в частности, в договорах обычно предусмотрен вариант поведения сторон в случае форс-мажорных обстоятельств. Внешний и внутренний фреймы в некоторых слотах пересекаются, так, например, субъект и реципиент в договоре поставки являются, как правило, агентом и контрагентом внешнего фрейма.

Степень стереотипизации фреймов зависит от жанра: по- видимому, чем ближе к ядру тот или иной жанр официальноделового дискурса, тем более стереотипизированными являются внешние и внутренние фреймы. Так, внутренний фрейм протокола как делового документа может варьироваться достаточно сильно в зависимости от особенностей внешнего фрейма, который включает тип организации, тему заседания или переговоров, цели обсуждения и т.д. В ситуации заключения договоров структура внешнего фрейма более жесткая: кто заключает договор, с кем заключается договор, предмет договора, цель, ожидаемые результаты. Типы текстов договоров также очень стандартизованы; для каждой ситуации в организации обычно предусмотрен типовой договор, который лишь в незначительной степени может отличаться от стандарта в некоторых случаях.

Фрейм играет значительную роль в упорядочении информации в разных видах дискурса. Так, Е.Г. Беляевская, рассматривая фреймовые структуры в жанре детектива, приходит к выводу, что фрейм способствует формированию сюжетных линий и позволяет уточнить критерии выделения жанровых разновидностей [146]. Как представляется, в официально-деловом дискурсе в силу его инсти- туциональности и стандартизованности фрейм дает возможность выявить основные жанроформирующие характеристики.

С фреймом связан такой способ концептуализации, как формирование пропозициональных цепочек. В официально-деловом дискурсе пропозиции «высветляют» связи между слотами, или узлами фрейма, так как деловое общение, как уже говорилось, отличается точностью и конкретностью, особенно в постановке семи вопросов и ответе на них: кто (что) совершает — кто (что) является объектом действия — каким образом совершается действие — какова цель его совершения — когда и где совершается действие.

Так же, как и фрейм, категория является единицей концептуализации, но в отличие от фрейма категория - основа для классификации, так как она располагает лингвистическую и экстралингвистическую информацию в соответствии с установленной коллективным опытом рубрикацией. Категория членит картину мира и реструктурирует ее в зависимости от повседневного индивидуального опыта, в то время как фрейм, являясь одновременно и содержанием, и формой, устанавливает взаимозависимости слотов, предоставляя тем самым возможности для их заполнения.

Однозначность и конкретность официально-делового дискурса делает границы категории четко обозначенными. При этом официально-деловой дискурс имеет тенденцию создавать новые категории, релевантные для данной сферы деятельности. Предпосылки создания новой категории оговариваются, чтобы показать, насколько принадлежность к этой категории регламентируется. Вернемся к письму о включении университета в категорию «добросовестный поставщик года». В письме указано, что отбор организаций для данной категории осуществлялся на основе набора признаков: качество товаров, работ, услуг; выполнение контрактов для государственных нужд; хорошее финансовое положение организации.

Но категория «добросовестный поставщик года» существует только в рамках контекста делового общения между авторами идеи (Международный центр инвестиционного консалтинга) и теми организациями, которым предложено эту идею оценить и воспользоваться ею.

Категоризация как способ концептуализации упорядочивает структуру категории, выявляя индивидуальные и категоризирующие признаки в структурах концептов и значениях лексем. В рамках официально-делового дискурса категоризация позволяет обозначить различия между близкими по значению словами за счет их использования в разных жанрах и типах текстов. Например, лексические единицы, в семантике которых присутствует признак «приобретающий товар или услуги за деньги», могут ис-

пользоваться как синонимы, но не во всех жанрах. Так, в письмах компании, занимающейся финансовым консалтингом, адресованных своим клиентам, покупатель акций обозначается словом «purchaser», в контрактах мы встречаем оппозицию «Buyer» — «Seller», например:

В договорах, имеющих дело более чем с двумя сторонами сделки, третья сторона, пользующаяся результатами уже проведенных переговоров, называется «Customer» или «Client».

За счет выделения индивидуальных и категоризирующих признаков категоризация создает стройную систему официальноделового дискурса, представляя основания для выделения вида дискурса, жанра и типа текста.

Еще одним способом концептуализации, который мы считаем необходимым охарактеризовать в плане его роли в упорядочении информации в деловом дискурсе, является формирование универсальных концептуальных сетей, дающее возможность определить общие пути развития дискурса. Некоторые сети и базисные концепты, лежащие в их основе, характеризуют структуру официально-делового дискурса в целом: «экономия» и «симметрия» присущи любому деловому документу и каждый деловой документ четко локализован во времени и пространстве. Что касается организации информации в официально-деловом дискурсе, такие базисные [147]

концепты, как «сопоставление», «сравнение», «оценка», конкретизируют основную интенцию автора, выстраивая отношения между отдельными коммуникативно значимыми частями. Приведем фрагмент письма, отправленного консалтинговой компанией одному из своих клиентов.

Tullow (TLW LN), the purchaser of HOIL’s Ugandan properties (we note that TLW is having political trouble with its new Ugandan properties, another indication of the brilliance of HOIL’s management), is making an aggressive move into Kenya< executing Farm In deals with East African oil juniors Centric Energy (CTE CN) and Africa Oil (AOI CN). We have been building up a portfolio of strategic equity stakes in Kenian upstream and downstream oil plays (as well as other East African countries, such as Rwanda and Burundi), anticipating the great East African oil rush.

Сравнение, сопоставление и оценка организуют структуру абзаца: одна нефтяная компания сравнивается с другой с вытекающей из этого сравнения оценкой (another indication of the brilliance of HOIL’s management), возможности нефтяного рынка в разных странах сопоставляются (as well as other East African countries, such as Rwanda and Burundi) и, благодаря вышеназванным базисным концептам и формируемым на их основе универсальным концептуальным сетям, организация текста стереотипи- зируется.

Третий блок характеризует лексико-семантические, синтаксические и прагматические средства, объективирующие ментальные структуры и отвечающие за когезию и когерентность типа текста.

Связное высказывание обеспечивается двумя проявлениями единства и соответствия всех частей коммуникативного целого замыслу автора и ожиданиям реципиента, а именно когезией и когерентностью. Расположение коммуникативно значимых частей в зависимости от важности того или иного признака в иерархии остальных признаков свидетельствует о когерентности, в то время как лексическо-семантические, синтаксические и прагматические единицы, которые демонстрируют связи между предложениями и частями высказывания, обусловливают когезию дискурса и текста.

Наша задача - показать, каким образом соответствие, о котором мы упомянули выше, обеспечивается самим авторским замыслом и коммуникативной ситуацией, в котором он реализуется. В связи с этим лексико-семантические, синтаксические и прагматические средства, такие как тематическая сетка текста, поверхностный и семантический синтаксис, модальность, референция, пресуппозиции, трактуются нами как проявления коммуникативной ситуации (включая когнитивную деятельность автора) в дискурсе.

А. Лексико-семантические средства.

Тематическая сетка слов, составляющая семантический каркас дискурса и текста, — это совокупность повторяющихся единиц, ключевых слов, связанных с темой высказывания, слов, принадлежащих к одной лексико-семантической группе, а также синонимических, антонимических и других парадигматических семантических связей.

В каждом жанре официально-делового дискурса существует набор частотных единиц (они же — ключевые), которые регулярно повторяются и обеспечивают реализацию замысла, включая коммуникативную интенцию и практическую цель. Например, в текстах договоров такую роль могут играть слова «Buyer», «Seller», «Contract», «Party A», «Party B», «terms», «obligation» и др. Использование этих единиц отражает семантические парадигматические связи, необходимые для объективации отношений между компонентами коммуникативной ситуации: участниками (our company, contractor, supplier, loaner, bank, и т.д.), участниками и практической целью (delivery, payment, promote, distribute и т.д.), деятельностью и временем и местом ее реализации (delay, on time, period, term и т.д.). Таким образом, в официально-деловом дискурсе тематическая сетка играет жанроформирующую роль.

Выявление тематической сетки дает возможность определить объем и границы полевой структуры жанра как проявления категории, формируемой для данного вида коммуникативной ситуации. Например, тематическая сетка текстов договоров может рассматриваться как средство организации лексико-семантического поля «Отношения в рамках договора», и в данном случае поле становится рубрикой, обозначающей одну из сфер деловой деятельности, а соответственно категорией.

Б. Синтаксические средства.

На синтаксическом уровне стандартизация приводит к жесткой упорядоченности грамматических структур, составляющих основу высказывания на уровне предложения. Длинные предложения, характеризующие стиль делового дискурса, обладают уровне- вой организацией. Е.Ю. Кузьмина отмечает, что в русскоязычных текстах на первом уровне выделяется тема и рема высказывания, например: «Реестр предоставляется (тема) всем заинтересованным заказчикам и организаторам конкурсных торгов (рема)». На втором уровне содержатся все необходимые данные: дополнения, ссылки и уточнения (в приведенном ниже полном предложении они выделены курсивом).

«Реестр предоставляется всем заинтересованным заказчикам и организаторам конкурсных торгов в качестве рекомендации для принятия решений по результатам оценки конкурсных предложений».

Категоризация на уровне поверхностного синтаксиса определяется тема-ремными отношениями. Это означает, что развертывание предложения происходит за счет уточнения ремы.

«Для компании внесение в Реестр (тема) означает не только укрепление своих позиций на рынке (рема 1, предикативная группа 1), но и является подтверждением конкурентоспособности выпускаемой продукции (рема 2, предикативная группа 2)».

Такой способ развертывания предложения характерен и для англоязычных текстов в официально-деловом дискурсе:

The community of industry, academic, and professional organizations listed below (тема) join in urging the Senate to pass the reauthorization of the America COMPETES Act (рема 1) in time to work with the House (рема 2, уточнение ремы 1) to make it possible for the President to sign this important legislation into law before the end of this Congress (рема 3, уточнение ремы 2).

Категоризация на уровне семантического синтаксиса осуществляется за счет лексической и грамматической валентности слов, которая отражает пропозициональные цепочки. Обратимся к приведенному выше предложению. Реальным субъектом является не подлежащее «внесение», а дополнение «компания». «Внесение» — это первый предикат, уточненный направлением действия (куда — в реестр), «укрепление» — второй предикат, уточненный объектом действия (позиции) и локализацией в пространстве (на рынке), «подтверждение» — третий предикат, уточненный сложным объектом действия (конкурентоспособность выпускаемой продукции).

Для дальнейшего сопоставления проанализируем приведенное выше английское предложение с позиций семантического синтаксиса.

Коллективный субъект (The community of industry, academic, and professional organizations) совершает по отношению к объекту действие (join in urging the Senate), уточняемое целью (to pass the reauthorization of the America COMPETES Act) и локализацией во времени (период работы палаты представителей — in time to work with the House), далее приводится причина этой локализации (to make it possible for the President to sign this important legislation into law before the end of this Congress).

Таким образом, поверхностный синтаксис, располагая информацию, создает нередко ситуацию неопределенности. Семантический синтаксис упорядочивает информацию, распределяя роли в соответствии с отношениями между компонентами реальной ситуации.

В связи с тем, что как поверхностный, так и семантический синтаксис служат проявлению универсальных концептуальных сетей, субъект может обладать качественными и количественными параметрами, упорядочение информации может легко моделироваться согласно представленной на рисунке 4 схеме.

Рис. 4. Характеристики субъекта

Предикат, выражаемый в действии и процессе, также может обладать качественными и количественными параметрами, которые определяют различие между действиями и процессами; предикат может иметь временные и пространственные параметры, а также характеризоваться способом осуществления действия или процесса, целью, причиной и результатом (рис. 5).

Рис. 5. Характеристики предиката

В. Прагматические средства

Прагматический аспект языковой концептуализации в официально-деловом дискурсе имеет свои особенности. Такие характеристики официально-делового стиля, как однозначность, конкретность, отсутствие эмоциональной окраски, предполагают тенденцию к достаточности использования вербальных средств для однозначной трактовки содержания. Это означает, что пресуппозиции и инференции сводятся в официально-деловом дискурсе до минимума. Но если говорить об инференциях, то они однозначно предполагаются информацией об известных всем фактах. Выдвижение и верификация гипотез как важнейший механизм понимания текста в прагматическом аспекте действует в рамках ограниченного числа выборов.

Рассмотрим следующее деловое письмо.

«Уважаемый коллега!

Направляю Вам план публикаций журнала «Генеральный директор» на первое полугодие 2011 года».

Начало письма звучит так, будто план публикаций был заказан адресатом ранее. Поскольку это не соответствовало действительности и такое начало могло вызвать недоумение у адресата, авторы письма дают пояснение в следующем абзаце:

«Чтобы Вы, руководитель компании, не пропустили важную информацию, обращаю Ваше внимание: специально для генеральных директоров в России выпускается практический журнал «Генеральный директор». В каждом номере десятки Ваших коллег предлагают свои решения по эффективному управлению персоналом, выбору успешной стратегии развития, разработке финансовой политики компании».

Адресат теперь обладает достаточной информацией, чтобы выдвинуть собственную гипотезу: письмо заканчивается предложением оформить подписку. Гипотеза подтверждается в последнем абзаце письма:

«Журнал распространяется по подписке, выходит ежемесячно. Просто оплатите приложенный счет - и свежий номер журнала будет регулярно доставляться по указанному Вами адресу».

Проиллюстрируем механизм выдвижения и верификации гипотез на англоязычном примере. Ниже приводится шапка письма-предложения:

REPUBLIC OF KENYA

MINISTRY OF HIGHER EDUCATION, SCIENCE AND TECHNOLOGY

NATIONAL COUNCIL FOR SCIENCE AND TECHNOLOGY CALL FOR SUPPORT OF RESEARCH FACILITY

Само название письма, как это принято в официальной документации, способствует выдвижению гипотезы, так как в нем прослеживается цель и коммуникативное намерение авторов.

Информация, изложенная в первом абзаце, содержит ссылки на правительственные документы, подтверждающие полномочия организации, название которой содержится в шапке фирменного бланка, а также цели и задачи ее деятельности:

National Council for Science and Technology (NCST) is a statutory institution of the Government of Kenya established by the Science and Technology Act. Cap. 250 of the Laws of Renya. One of the main functions of NCST is to consider and advise generally on scientific activities including the application of the results of research; the transfer of technology into agriculture and industry; scientific research and technology. Kenya Vision 2030 recognizes Science Technolgy and Innovation (ST&I) as one of the key foundations whose application can raise productivity and efficiency across all sectors of the economy.

Название письма и первый абзац приводят читателя к предположению о том, что далее будет содержаться предложение о подаче заявок на научные исследования, условия подачи заявки и ее форма.

Последовательность выдвижения и верификации гипотез, свойственная деловой документации, подтверждает мысль о том, что набор пресуппозиций и инференций в деловом общении ограничен.

В стандартизованном формальном общении пресуппозиции обусловлены фоновыми знаниями о сфере деятельности, о теме дискурса, о практических и коммуникативных целях участников коммуникации, об их статусах и отношениях.

К тому же на успешность делового общения могут влиять так называемые культурные пресуппозиции.

Понятие «культурные пресуппозиции» в трактовке Н. Бон- виллэйн относится к той части фоновых знаний и мировоззренческих установок (выраженных вербальными и невербальными средствами), которые коммуникант приобрел как носитель своей культуры в процессе инкультурации. Автор может употребить слово, выражение или дискурсивную стратегию, которые в его культуре принято употреблять в данном ситуационном контексте, но для адресата культурно-специфическое содержание языковых единиц или форм речевого общения может быть непонятным [148]. Культурные пресуппозиции являются частью концептуальной картины мира и, с нашей точки зрения, могут быть представлены как набор знаний, представлений и ценностей, таких как:

— знания об объектах, явлениях, событиях, которые существуют только в данной культуре;

— культурно-специфическое восприятие универсальных концептов и базисных концептов (судьба, личность человека, время, пространство и т.д.);

— культурно-специфические представления об отношениях между людьми, формах проявления этих отношений, о намерениях собеседника, его целях, желаниях и т.п.

— культурно-специфические представления о приемлемых формах поведения, в том числе речевого поведения;

— духовные ценности, которые приводят к культурно-специфической оценке явлений;

— ассоциации, вызываемые прошлым и настоящим культурным опытом, образом жизни.

Рассмотрим в качестве примера деловое письмо, переведенное с японского языка:

«Глубокоуважаемый господин_____________________ !

Пишем Вам в солнечный весенний день. Позвольте порадоваться за Вас, что Ваши дела процветают.

Горячо благодарим Вас за то, что Вы всегда проявляете интерес к мероприятиям, проводимым в нашей организации, и оказываете нам неизменную поддержку.

Итак, как и в прошлом году, с конца июля по начало августа текущего года, мы предпринимаем шаги по организации семинара для студентов по проблемам сотрудничества стран Северо-Восточной Азии в условиях современности. В семинаре планируется участие студентов из 5 стран, а именно из Китая, Кореи, России, Америки и Японии. Подробную информацию смотрите в приложении.

Также в этом году мы смеем надеяться на участие одного студента Вашего глубокоуважаемого университета в нашем семинаре.

Мы крайне сожалеем, что вынуждены обращаться к Вам с просьбой, когда Вы чрезвычайно заняты, однако не будете ли

Вы так любезны и не рекомендуете ли нам студента в соответствии с требованиями, указанными ниже....

Заранее благодарим Вас за сотрудничество.

С искренним уважением,

Иваки Мисато».

Как требует японская этика написания деловых писем- просьб, автор последовательно излагает три пункта:

а) причина, по которой обращаются именно к адресату;

б) сама просьба;

в) действия, которые ожидаются от адресата.

При этом письмо принято открывать так называемыми сезонными словами и дружеским вежливым приветствием, а заканчивать обязательным извинением за причиненное беспокойство [149].

Автор письма реализует свое коммуникативное намерение, но ряд используемых ею дискурсивных стратегий не соответствует системе ожиданий российского адресата. В русском языке письма- просьбы начинаются непосредственно с передачи просьбы, которая формулируется четко, а не уклончиво, как это принято в японской культуре. На вербальном уровне в письме используются длинные предложения, многоступенчатые синтаксические конструкции, синонимические фразы, выражающие благодарность, которую согласно японскому эпистолярному стилю следует выражать несколько раз на протяжении письма. В русском языке в деловых письмах принято использовать простые короткие предложения и лишенные эмоциональности пассивные конструкции. Манера написания деловых писем в России в этом отношении мало отличается от манеры, принятой в европейских и североамериканских странах.

Не обладая должными фоновыми знаниями, адресат может не обратить внимание на те коммуникативно значимые части письма, которые содержат имплицированную информацию о том, что университету оказана честь участвовать в проекте (это подчеркнуто выражением «глубокоуважаемый университет»), и о том, что отказ под каким бы то ни было предлогом не принимается, так как фраза о направлении студента повторена дважды.

Необходимые для понимания импликаций фоновые знания и являются в этой ситуации культурными пресуппозициями.

Говоря о прагматической составляющей когнитивной модели жанра, необходимо обратить внимание на модальность, которая с позиций когнитивной лингвистики может рассматриваться под несколькими углами зрения.

Модальность в современной лингвистической науке понимается как отношение автора текста к излагаемой информации, его позиции, ценностных ориентаций, сформулированных ради сообщения их читателю [150]. Способы выражения модальности зависят от мотива и цели автора и особенностей коммуникативной ситуации. Большинство ученых, рассматривая модальность как категорию текста, отмечают, что она может быть объективной, выражающей отношение высказывания к действительности, и субъективной, выражающей отношение говорящего к сообщаемому [151].

В исследовании мы исходим из широкого понимания модальности как явления прагматического, отражающего взаимодействие между участниками коммуникативной ситуации и содержанием высказывания, которое в свою очередь отражает отношение обеих сторон друг к другу и к сообщению. Учитывая необходимость в интерпретации модальности с позиций когнитивного подхода применительно к официально-деловому дискурсу, мы выделяем четыре вида модальности:

1. Модальность, представляющая отношение к сообщаемым фактам. Этот вид модальности характеризуется степенью выраженности отношений между наличием и отсутствием одного из следующих признаков: достоверность — недостоверность, вероятность — невероятность, желательность — нежелательность, уникальность — общеизвестность, обязательность — необязательность.

2. Модальность, выражающая отношение к адресату, проявляется в официально-деловом дискурсе как учет или неучет статуса собеседника, учет или неучет его интересов, предвзятость или непредвзятость мнения об адресате, оценка степени компетентности адресата.

3. Модальность, выражающая отношение к ситуации, связана с эмоциональным фоном и оценкой степени благоприятно- сти/неблагоприятности условий коммуникации для реализации практической цели.

4. Модальность, выражающая отношение к содержательноконцептуальной информации, обусловлена различиями в концептуальных картинах мира собеседников, то есть является отражением индивидуального и коллективного опыта в структуре концепта или категории.

Следует отметить, что модальность объективируется языковыми средствами всех уровней и вместе с тем может проистекать из содержания всего высказывания.

Модальность часто зависит от культурных пресуппозиций, так как фоновые знания участников коммуникации могут определять отношение и к тому, о чем говорится/пишется, и к тому, кто эту информацию представляет. В свою очередь модальность определяет упорядоченность информации, потому что она может проявляться на самых разных лингвистических и экстралингвистических уровнях: выбор слова, выбор синтаксических структур, расположение темы и ремы, расстановка акцентов в тексте за счет расположения информации, отбор фактов, выбор дискурсивных стратегий и тактик, навязывающих реципиенту определенные инференции и т.д.

Так, в тексте договора, наиболее стандартизованного и наименее эмоционального вида официально-делового дискурса, в большей степени выражен первый тип модальности, который на вербальном уровне представлен как определение прав и обязанностей сторон. Соответственно происходит отбор слов, содержащих в своих семантических структурах признаки «обязательности», «правильности» «категоричности» (проверять, требовать, надлежащий и пр.). Дискурсивные стратегии, как правило, заключаются в фиксации результата достижения консенсуса. Дискурсивные тактики включают взятие на себя обязательств, определение условий и последовательности осуществления действий. В модальность текста договора входит также оценка результатов выполнения договорных отношений, в том числе в денежном выражении.

На данном этапе исследования мы можем предположить, что в разных видах дискурса и в разных жанрах преобладает тот или иной вид модальности и что этот фактор определяет отбор лексико-семантических и синтаксических средств для упорядочения информации. В дальнейшем мы попытаемся подтвердить это предположение с помощью анализа делового письма.

Когнитивная модель жанра официально-делового дискурса должна предусматривать наличие референции в двух планах: референцию как отнесенность имен и именных групп к объектам и явлениям действительности и референцию как указание на реальную или виртуальную ситуацию, отражаемую в деловом документе.

Референция первого плана носит клишированный и регламентированный характер в официально-деловом дискурсе: «Sir/ Madam», «Mz.» как формы обращения, полные или сокращенные названия организаций как юридических лиц, дейктические единицы типа «undersigned», «referred to as...» и пр.

Референция второго плана, если она касается гипотетической ситуации, помогает формировать когнитивную модель тех жанров, которые существуют для того, чтобы эти ситуации представлять: договор, заявка, письмо о намерениях, завещание.

Четвертый блок когнитивной модели жанра включает дискурсивные стратегии и тактики, позволяющие достигать практических и коммуникативных целей общения.

Обзор подходов к определению стратегий, используемых говорящим или пишущим, показывает, что большинство исследователей не разграничивают коммуникативные стратегии, которые лежат в основе коммуникативного процесса, и дискурсивные стратегии, которые определяют выбор языкового материала. М.Л. Макаров, например, рассматривает стратегии общения как «цепочку решений говорящего, его выбор определенных коммуникативных действий и языковых средств» [152].

Чаще всего коммуникативные стратегии понимаются как «способы речевого поведения, осуществляемые под контролем «глобального намерения» [153]. С. Дацюк отмечает, что коммуникативные стратегии, являясь базовыми для гуманитарных технологий, представляют собой разработанные сообразно содержательной цели правила, оргресурсы и последовательность коммуникативных действий, которых придерживается участник коммуникации [154]. Автор выделяет конвенциональные (связанные с достижением согласия), конфликтные (связанные с поддержанием конфликта) и манипуляционные коммуникативные стратегии.

В структуру коммуникативной стратегии входят уровни це- леполагания и стратегического планирования [155]. Уже на уровне целеполагания устанавливается связь между избираемыми стратегиями, ситуацией общения и личностями коммуникантов. Это подчеркивает Т.Е. Янко-Триницкая, которая в структуру коммуникативной стратегии, помимо других операций, включает выбор глобального речевого намерения и «соотнесение квантов информации о ситуации с состоянием сознания собеседников и фактором эмпатии...» [156].

Для разграничения коммуникативной и дискурсивной стратегий важно понимать разницу между мотивом и целью как основными факторами формирования замысла. В результате коммуникативного воздействия на партнера каждый участник коммуникации стремится реализовать какую-то свою потребность (мотив) и добиться каких-то внешних или внутренних изменений в поведении собеседника (цель). И мотив, и цель влияют на формирование стратегического плана дискурса, но несколько по-иному: например, если в структуру мотива входит желание сохранить положительный имидж в глазах собеседников, избираемые коммуникативные стратегии будут, скорее всего, не манипулятивными, а направленными на достижение консенсуса.

Коммуникативная стратегия, как представляется, в большей степени связана с реализацией практической цели всей коммуникативной ситуации, в то время как дискурсивная стратегия связана с коммуникативной целью дискурса.

Это разграничение имеет особую важность для официальноделового дискурса, в котором одна и та же практическая цель может реализовываться с помощью различных коммуникативных интенций и в рамках разных жанров. Например, выполнение заказов на какие-то услуги или виды работ (практическая цель — получить услугу) может быть обеспечено через осуществление коммуникации в нескольких жанрах официально-делового дискурса: переговоры, письмо-заказ, договор, письмо-уведомление о выполнении заказа или письмо-уведомление о задержке выполнения и т.д.

Как замечает Е.В. Клюев, введение понятия «коммуникативная стратегия» влечет за собой необходимость обращения к другим понятиям, среди которых коммуникативное намерение и коммуникативная тактика [157]. Однако сам подход автора к определению данных понятий, на наш взгляд, не совсем логичен. Так, коммуникативное намерение (оно же — коммуникативная задача) трактуется им как тактический ход, являющийся практическим средством движения к соответствующей коммуникативной цели. Вся совокупность таких практических средств в реальном процессе речевого взаимодействия создает коммуникативную тактику.

С нашей точки зрения, коммуникативное намерение может рассматриваться как производное от коммуникативной цели и как локальная дискурсивная тактика, позволяющая наиболее эффективно организовать информацию.

Комплексу коммуникативных намерений на уровне стратегического планирования соответствует коммуникативная тактика, которая представляется не совокупностью, а последовательностью практических ходов и соотносится не столько с коммуникативной целью, сколько с комплексом коммуникативных намерений.

Например, глобальной практической целью переговоров по поводу заключения контракта на поставку товара или оказание услуги является для одной из сторон получение товара или услуги с оптимальным соотношением цены и качества, а для другой стороны — продажа товара или услуги и получение выгоды. В случае добросовестности обеих сторон коммуникативная стратегия будет направлена на достижение консенсуса.

Коммуникативная цель дискурса — создание такого текста контракта, который отражал бы интересы каждой из сторон. Для заказчика коммуникативным намерением может быть убеждение подрядчика или поставщика в выгодности оказания услуги или поставки товара за определенную цену, при этом основной дискурсивной стратегией, таким образом, будет стратегия убеждения. Коммуникативная тактика будет состоять в привлечении внимания партнеров к определенным фактам за счет их отбора и организации, а дискурсивные тактики будут соответствовать отдельным аргументам, в частности: упоминание с сильной позиции некоторых условий контракта, например, большого объема заказа, приведение в качестве примера цен, предлагаемых другими поставщиками, в случае долгосрочных партнерских отношений — напоминание об успешности предыдущих сделок и пр.

Коммуникативная ситуация диктует и выбор речевого акта, оптимального с точки зрения коммуникативной задачи говорящего. Для того чтобы речевой акт соответствовал коммуникативной задаче адресанта, высказывание должно отвечать риторическим правилам построения высказывания определенного типа и социокультурному контексту. Следовательно, согласно коммуникативной цели выбирается дискурсивная стратегия, которая, как отмечает К. Маккьюин, представляет собой механизм, используемый для организации текста и структурирования содержания таким образом, чтобы цель передавалась точно [158]. Автор отмечает динамический характер дискурсивной стратегии, ее гибкость и оперативное реагирование на ситуацию.

Итак, если коммуникативную стратегию понимать как направленную на достижение практических целей коммуникативной ситуации — решение глобального намерения (по Т. Ван Дейку), то дискурсивной стратегией следует считать некие приемы речевого поведения, управляющие выбором единиц и способов языковой концептуализации, а также средств их объективации на языковом уровне.

Для исследования четвертого блока когнитивной модели жанра и организации дискурса и определения типологии текстов в рамках официально-делового дискурса следует обратиться к номенклатуре коммуникативных и дискурсивных стратегий и тактик. Обычно в лингвистической литературе дискурсивные стратегии и тактики относят к сфере риторики, вырабатывающей правила наиболее эффективного расположения информации в зависимости от коммуникативной цели. Некоторые авторы считают, что для упорядочения информации в дискурсе необходимо учитывать возможности риторических отношений, или предикатов, понимаемых в риторике как функциональные связи между коммуникативно значимыми частями дискурса (частями предложения, предложениями, единицами, большими, чем предложение), которые служат для организации информации [159].

Перечисление отношений и предикатов показывает, что их номенклатура крайне неоднородна. С одной стороны, предикаты уточняют объект высказывания, представляя его как единичное по отношению к всеобщему, что, как мы говорили выше, является главной функцией предиката. С другой стороны, выделяется еще целый ряд риторических предикативных функций, обеспечивающих когерентность располагаемой в дискурсе информации и, с этой точки зрения, их можно считать дискурсивными тактиками. Кроме отдельных дискурсивных тактик когерентность информации также обеспечивают «юнкции», под которыми в нашей работе мы понимаем цепочки взаимообусловленных дискурсивных тактик, например: причина — конкретизация — порядок во времени — порядок в пространстве - следствие.

К первой группе дискурсивных тактик можно отнести такие предикаты, как определение, соотнесение с эквивалентом, переименование, отнесение к множеству, идентификация, проведение аналогии, создание контраста, сравнение, классификация, конкретизация, перечисление. Во вторую группу следует включить констатацию факта, выдвижение постулата, доказательство, свидетельство, иллюстрацию, вывод, указание на условие, выявление причины, определение следствия, указание на средство, указание на цель, определение основания для вывода, расположение в последовательности, определение порядка во времени, определение порядка в пространстве, ссылка. И тот, и другой список так называемых предикатов остается открытым, так как внутри некоторых предикативных парадигм можно обнаружить виды одного риторического отношения, например, «волитивная причина» - «неволи- тивная причина».

Рассмотрение жанроформирующих критериев невозможно без учета факторов, которые делают дискурс коммуникативным единством.

Для того чтобы показать, как развиваются и изменяются связи в дискурсе нами вводится понятие «дискурсивного модуля». Дискурсивный модуль - набор и последовательность дискурсивных стратегий и тактик, динамически изменяющийся в ходе дискурса с учетом изменений коммуникативной ситуации, даже если меняется лишь один ее компонент, например, отношение собеседника к объекту высказывания или временные параметры дискурса.

Дискурсивные тактики, определяемые на основе риторических предикатов, зависят от адресата и от его отношений с автором. Они также зависят от степени осведомленности адресата в той сфере, в какой происходит переписка. Поэтому, например, в уведомлении может присутствовать ссылка на регулирующие деятельность документы как проявление интертекстуальности и как дискурсивная тактика. В случаях, когда автору необходимо дать адресату возможность выбора выхода из создавшегося положения, используется перечисление как дискурсивная тактика или, в случае настоятельного требования такого выбора не дается. Последовательность использования дискурсивных тактик определяется их юнкциями. Именно юнкции свидетельствуют о принадлежности типа текста к определенному жанру. Так, например, практически всем деловым письмам-уведомлениям присуща юнкция «причина — следствие», однако внутренне наполнение юнкции бывает различным, то есть набор тактик может варьироваться, а, кроме того, последовательность «рамочных» тактик может быть противоположной — «следствие — причина».

Структура дискурсивного модуля, под которой понимается последовательность дискурсивных тактик, объединенных общей дискурсивной стратегией, не может служить критерием принадлежности к жанру, потому что, как показало исследование, уточнение коммуникативно значимых признаков объекта высказывания зависит не от принадлежности письма к тому или иному жанру, а от коммуникативной цели, а также от отношений между участниками коммуникации. Последовательность дискурсивных тактик помогает реструктурировать характеристики концепта, высветляя наиболее релевантные из них с учетом коммуникативной ситуации.

Дискурсивные тактики, или риторические предикаты, фактически организуют сообщаемую информацию таким образом, что она становится более понятной для слушающего или читающего.

Коммуникативные тактики помогают достичь коммуникативной цели за счет реализации локального коммуникативного намерения: выражение благодарности, извинение, упрек и т.д. В нашей трактовке коммуникативные тактики являются речевыми актами согласно теории Дж. Остина и Дж. Серля.

Дж. Серль определяет иллокутивный акт, то есть осуществление некоторого локального коммуникативного намерения (поздравить, извиниться, пообещать и т.д.), как минимальную единицу языкового общения, справедливо утверждая, что значение высказывания тесно связано с намерением его создателя. Для анализа иллокутивных актов Дж. Серль вводит положение о разграничении в каждом высказывании двух показателей: показателя суждения, то есть общего содержания высказывания, и показателя иллокутивной функции, позволяющего реципиенту понять иллокутивную силу высказывания.

Дж. Серль совершенно справедливо утверждает, что значение высказывания тесно связано с намерением его создателя. Он пишет: «Совершая иллокутивный акт, говорящий намерен получить определенный результат, заставив слушающего опознать свое намерение получить этот результат, и далее, если он употребляет слова в буквальном смысле, он хочет, чтобы это опознание было осуществлено благодаря тому факту, что правила употребления произносимых им выражений связывают эти выражения с получением данного результата» [160].

Разграничение двух показателей высказывания обусловливает деление стратегической составляющей дискурса на дискурсивную и коммуникативную, хотя они обе способствуют реализации иллокутивной силы высказывания, а следовательно, эффективности дискурса.

В параграфе проведен анализ когнитивной модели жанра как универсального метода исследования дискурса. Эта модель представляет собой схему, реализация которой дает не только всесторонний взгляд на дискурс в соответствии с требованиями мотивационно-побудительного комплекса и коммуникативной ситуации, но и позволяет оценить возможности каждого жанра в плане упорядочения лингвистической и экстралингвистической информации в деловой сфере общения.

2.3.

<< | >>
Источник: Шеина И.М.. Единицы и способы языковой концептуализации в деловом письме : монография / И.М. Шеина ; Ряз. гос. ун-т им. С.А. Есенина. - Рязань,2011. - 340 с.. 2011

Еще по теме Когнитивная модель жанра как основа типологизации официально-делового дискурса:

  1. Содержание
  2. Когнитивная модель жанра как основа типологизации официально-делового дискурса
  3. Официально-деловой дискурс как функциональное единство способов и единиц концептуализации