<<
>>

Официально-деловой дискурс как функциональное единство способов и единиц концептуализации

В предыдущих параграфах определялись особенности жанра как формы организации вида делового дискурса и разрабатывалась модель его описания, функционирующая как инструмент ти- пологизации жанров в рамках видов дискурса и типологизации текстов в рамках жанра.

Для уточнения путей и способов развертывания высказывания в процессе упорядочения информации в деловом общении, а следовательно, для выявления особенностей функционирования единиц и способов языковой концептуализации при анализе отдельных жанров и типов текстов необходимо использовать ряд методов, интеграция результатов применения которых обеспечивается их общей концептуальной основой.

При отборе методов исследования языковой концептуализации в качестве критерия учитывался их комплексный характер, который проявляется в том, что каждый метод может сочетаться с другими методами, применяемыми при анализе блоков модели. Таким образом, преимущество отобранных нами методов заключается в их интегрирующей сущности, поскольку она позволяет выявить взаимосвязь блоков модели и ее имманентное единство.

Приведем номенклатуру методов с краткой характеристикой каждого из них.

1. Этнографический метод исследования, предложенный Д. Хаймсом [161], частично использован нами при рассмотрении первого блока модели, который связан с компонентами коммуникативной ситуации. Однако к вышесказанному мы должны добавить, что такие факторы, как официальность — неофициальность ситуации, выражающиеся в конкретных языковых единицах, могут считаться критерием выбора жанра и типа текста и в соответствии с этим выбора организации делового дискурса. Степень официальности разных жанров может быть различной, и выбор жанра может зависеть не только от характера деловой ситуации, но и от последовательности документооборота. Так, договору предшествует, хотя и не всегда, официальное письмо о намерениях, а заявка на поставку оборудования составляется иначе, чем заявка на получение гранта. Переписка между двумя руководителями компаний отличается по тону и по отбору языкового материала от деловой переписки между рядовыми клерками.

Особого внимания среди параметров коммуникативной ситуации, предложенных Д. Хаймсом, заслуживают нормы речевого взаимодействия, которые бывают разнообразными даже в условиях одной деловой сферы. Этикет в данном случае заключается не в том, чтобы снабдить текст документа необходимыми клише, но и предусмотреть корректный тон общения с адресатом, исключающий табуированные темы и учитывающий степень информированности адресата в той или иной теме. Так, предложение «We’d like to draw your attention to what might be an oversight on your part» в письме-напоминании о денежной задолженности не содержит упоминания о деньгах и о задолженности как таковой. Этикет требует соблюдения определенных норм поведения (о деньгах в американской культуре упоминать неприлично) и клишированная фраза, приведенная выше, служит этой цели.

Помимо исследования первого блока модели метод Д. Хаймса может быть применим к изучению прагматического аспекта языковой концептуализации, который является составляющей третьего блока модели и в русле которого рассматриваются различные виды модальности, фоновые знания участников коммуникации, пресуппозиции и инференции, непосредственно связанные с нормами речевого взаимодействия и степенью официальности ситуации.

2. Метод семантического метаязыка помогает уточнить, как изменяются особенности упорядочения информации в различных жанрах на основе анализа функционирования единиц и способов языковой концептуализации (второй блок модели), а также языковых средств, объективизирующих эти единицы и способы.

Такое использование семантического метаязыка обусловлено его когнитивной основой.

Исходными данными для создания семантического языка являются результаты компонентного анализа, то есть набор семантических признаков, необходимый и достаточный для описания какого-то участка концептуальной картины мира. Эти семантические признаки далее служат основой для создания словаря метаязыка. Они распределяются по нескольким синтаксическим типам и проверяются на соответствие определенным критериям. Например, каждая единица словаря должна выражать по возможности одно элементарное значение, число таких единиц должно быть небольшим, элементарное значение должно быть проще, чем значение, выраженное языком-объектом и т.д. [162]. Список этих единиц чаще остается открытым, хотя в семантическом метаязыке могут присутствовать факторы, ограничивающие расширение словаря. Например, в теории концептуальных зависимостей Р. Шенка количество примитивных действий ограничено (их всего одиннадцать), и автор полагает, что с их помощью можно представить любое действие, обозначенное средствами естественного языка. Число единиц, подпадающих под категорию состояния, также ограничено, но их список, как указывает Р. Шенк, может быть расширен в зависимости от исследуемого материала [163].

Следующим этапом в создании метаязыка является поиск единиц семантического синтаксиса, каждая из которых выражает один тип семантической связи.

Механизм действия семантического метаязыка как инструмента исследования заключается в составлении формализованной записи значения единицы естественного языка. С помощью единиц словаря и синтаксиса выделяются и обозначаются основные семантические компоненты и связи между ними.

Эта эксплицитная репрезентация значения может быть сделана в виде семантического описания или в виде некоторой формулы. Составлению последней, как правило, все равно предшествует семантическое толкование слова, выражения или высказывания.

В данном исследовании семантический метаязык как метод необходим для исследования блока, связанного с функционированием единиц и способов языковой концептуализации в жанрах делового дискурса, и также для выявления особенностей использования языковых средств, служащих упорядочению информации.

В качестве примера рассмотрим концепт «инновация» в следующем русскоязычном контексте:

«Главная роль в развитии, поддержке и финансировании инноваций принадлежит государству. В свою очередь объем нововведений, безусловно, зависит от деятельности научных центров, предприятий и организаций. В данных обстоятельствах государственная политика должна способствовать стабилизации и росту производственного процесса на предприятиях, более эффективному использованию их ресурсного потенциала».

По данным словарей, инновация — это:

1) идея, товар или технология, запущенные в производство и представленные на рынке, которые потребитель воспринимает как совершенно новые или обладающие некоторыми уникальными свойствами;

2) конечный результат инновационной деятельности, получивший реализацию в виде нового или усовершенствованного продукта, реализуемого на рынке, или нового или усовершенствованного технологического процесса, используемого в практической деятельности;

3) разработка и внедрение новшеств в различных областях человеческой деятельности.

На основе словарных дефиниций можно вывести следующее семантическое толкование концепта «инновация»: субъект осуществляет действие, целью которого является создание нового объекта или изменение свойств уже имеющегося объекта, в результате объект действия становится уникальным.

Семантическое толкование позволяет нам точнее определить практическую цель высказывания — обеспечить взаимодействие государственных структур, научных центров, предприятий и организаций для совместной деятельности по созданию конкурентоспособного продукта. Лингвистический контекст не полностью раскрывает эту идею, так как он не указывает на необходимость создания продукта, не упоминает такую характеристику продукта, как уникальность, а следовательно, и конкурентоспособность, в чем заинтересовано государство.

Проанализируем английский аналог концепта «инновация» и то, как он функционирует в примерном контексте, взятом из официально-делового дискурса:

«Companies need to establish a seamless innovation process — an enterprise-wide exchange of ideas that will ensure that the information and expertise required to create, market, and service breakthrough products is available and accessible to those who need it.»

В этом контексте подтверждается справедливость инферен- ций по поводу использования термина «инновация» в русском контексте. Английский контекст прямо подчеркивает, что практической целью использования инноваций является внедрение продукта, обладающего новыми качествами, что сделает его конкурентоспособным на рынке. Дефиниции этого термина в английских словарях акцентируют внимание на новизне процесса или продукта (innovation - «something newly introduced, such as a new method or device») или на его конкурентоспособности (innovation — «the process by which an idea or invention is translated into a good or service for which people will pay, or something that results from this process»).

Уникальность как одна из основных характеристик инновации не упоминается в словарных статьях, в то время как и в русском, и английском контекстах (первый - косвенно, а второй - прямо) приводится эта характеристика как основная.

Итак, метод семантического метаязыка дает возможность выявить признаки концепта даже в тех случаях, когда они отсутствуют в словарных дефинициях, и в какой-то мере определяет иерархию признаков концепта. С точки зрения упорядоченности концептуальной картины мира метод семантического метаязыка поможет уточнять словарные дефиниции и формировать словарные статьи.

3. Метод концептуального анализа заключается в осмыслении метафорической сочетаемости единицы с абстрактной семантикой на основе выделения области-источника и области-мишени и выявления некоторых закономерностей в зонах пересечения областей [164]. В результате выделенные концепты могут быть представлены как фреймовая структура, раскрывающая в достаточно формализованном виде восприятие некоторого фрагмента концептуальной картины мира носителями данного языка и культуры.

Этот метод применяется в тех случаях, когда главным объектом исследования становится «динамика семантической структуры слова» [165]. Однако, судя по существующим работам в этой области, объектом анализа является содержание концепта, который находится в основе семантической структуры слова. Для его проведения исходными данными должны стать не только семантические признаки словарного значения, но и устойчивые словосочетания и наиболее частотные контекстуальные употребления слова. Наблюдаемое при этом частичное совпадение и отличие интенсионала и экстенсионала знака позволяет составить, по выражению Е.С. Кубряковой, «когнитивную карту слова».

Таким образом, концептуальный анализ отличается от семантического анализа в первую очередь по своим задачам, а следовательно, и по ожидаемому результату. Как указывает Е.С. Кубрякова, семантический анализ «направлен на экспликацию семантической структуры слова, уточнение реализующих ее денотативных, сигнификативных и коннотативных значений», в то время как концептуальный анализ «предстает как поиск тех общих концептов, которые подведены под один знак и предопределяют бытие знака как известной когнитивной структуры» [166]. Эксплицитное представление этих концептов и связей между ними и составляет «когнитивную карту слова».

Если семантический метаязык помогает определить, что кроется в подводной части айсберга и предположить те свойства, которые заключаются в концепте, то концептуальный анализ выводит эти свойства на поверхность, окончательно уточняя структуру концепта. Так, например, многочисленные контексты, связанные с подходами к определению, анализу и классификации инноваций, показывают, что «инновация» в концептуальной картине мира представляется как причина, процесс, цель и результат изменении и в то же время как объект деятельности и инструмент (рис. 6).

Рис. 6. Основные признаки концепта «Инновация»

В отличие от метода семантического метаязыка метод концептуального анализа выявляет объем исследуемого концепта, а также сферы его применения, объективируемые в коллокациях.

4. Метод метафорического моделирования может быть эффективно применен к исследованию языковой концептуализации.

В данном методе фрагменты высказывания или целые высказывания, содержащие метафорические характеристики объектов и явлений реальной действительности, используются в качестве исходных данных для исследования некоторых участков концептуальной и языковой картин мира. Механизм действия данного метода включает выделение метафоры из текста, ее структурирование в двух понятийных сферах — сфере-источнике и сфере- мишени. Далее в результате анализа целого ряда метафор, созданных наложением одних и тех же понятийных сфер, строится фрейм с набором слотов. Слоты выделяются в сфере-источнике, но интерпретируются далее в рамках сферы-мишени.

Этот метод позволяет связать воедино три важнейшие характеристики метафоры: системность, универсальность и культурную обусловленность [167]. Как отмечает А.П. Чудинов, основная цель такого исследования — выявление, рубрикация, оценка и представление в виде моделей обыденных представлений человека. Метафорические модели, по определению автора, можно рассматривать как «размытые множества», комплексы метафорических полей, обладающие набором свойств, сходных с лексико-семантическими полями.

Метафорическое моделирование как метод опирается на ряд теорий, в частности, на концептуальную теорию метафоры и на теорию фреймов. Это предопределило структуру созданной А.П. Чудиновым метафорической модели, которая включает следующие компоненты.

1. Исходная понятийная область, то есть сфера-источник, к которой относятся исследуемые единицы в их первичных значениях.

2. Новая понятийная область, или сфера-мишень, к которой относятся исследуемые единицы в переносном значении.

3. Типовые для данной модели сценарии, которые отражают наиболее характерные для данной понятийной сферы последовательности ситуаций.

4. Относящиеся к данной модели фреймы, которые структурируют соответствующую понятийную область и организуют каждый из элементов сценария.

5. Составляющие каждый фрейм типовые слоты, конкретизирующие каждый элемент сценария [168].

В связи с тем, что метафора и метонимия трактуются в данной работе как составные части одного метафтонимического механизма, метод метафорического моделирования применяется как к метафорически, так и к метонимически репрезентируемым концептам.

Рассмотрим метафорическую модель концепта «innovation» в приведенном выше письме-предложении Кенийского национального совета по науке и технике.

В контексте «Science Technology and Innovation as one of the key foundations whose application can raise productivity and efficiency across all sectors of the economy» соединяются такие понятийные сферы, как «Основа», «Движение вверх», «Устойчивость в развитии событий» [169]. Все три сферы объединены общим признаком — «развитие». Он содержится как сема в значении слова «foundation» (a basic idea, principle, situation etc that something develops from), в значениях слова «raise», синонимичных словам «increase» и «improve» [170], а также как базисный концепт в универсальной концептуальной сети «Развитие», к которой относятся концепты, лежащие в основе семантики слов «productivity» и «efficiency».

Следовательно, функция метафорической модели концепта «innovation» в данном письме заключается в «высветлении» одного наиболее важного в данном контексте признака — развитие.

Приведем для сравнения метафорическую модель концепта «инновация» в следующем русскоязычном письме рекламного характера.

ВСЕРОССИЙСКИЙ КОНГРЕСС

«Экономико-правовое регулирование инновационной деятельности

ВЕСНА 2011»

Конгресс-центр гостиницы «Космос», г. Москва, проспект Мира, д. 150 2-3 марта 2011

www.innovation.asergroup.ru

«В Послании Президента России Д.А. Медведева Федеральному Собранию основным приоритетом экономического развития страны определено производство, а в перспективе - и экспорт знаний и новых технологий. При этом Президентом поставлена задача ускоренного перевода страны на инновационный путь развития, на совершение опережающих действий по созданию основ национальной конкурентоспособности там, где можно получить будущие выгоды и преимущества, где возможно быстрое внедрение самых передовых технологий, создание новых и эффективных предприятий. Развитие экономики должно основываться на пяти «И» - Институты, Инвестиции, Инфраструктура, Инновации и Интеллект.

Конгресс адресован представителям малых предприятий, имеющих НИОКР, представителям НИИ и ВУЗов - ректорам и директорам, проректорам по инновациям, научной работе, директорам направлений НИИ, руководителям и экспертам патентных отделов, научным сотрудникам НИИ, планирующим создание МИП, представителям крупных предприятий, госкорпораций - руководителям, директорам отделов развития и маркетинга, начальникам юридических отделов, юристам, руководителям и экспертам патентно-лицензионных отделов, а также патентным поверенным, сотрудникам патентных бюро и частным изобретателям.

Программа Конгресса включает

семинары и круглые столы по наиболее актуальным темам, таким как государственная стратегия развития инноваций, цели в области инноваций, государственное видение инно- вационной модели экономики и общества в целом, текущая законодательная среда, планы по изменению законодательства в сфере инновационной деятельности, программы стимулирования инноваций в России;

процедуры патентования и поддержания патентов, изменение законодательства в сфере патентования, обеспечение получения доходов от их деятельности, особенности процедуры получения международных патентов, изменение международного законодательства в сфере патентования, международные организации и международное сотрудничество в инновационной сфере, сфере патентования, борьба с пиратством, законодательное обеспечение организации инновационной деятельности (создание МИП);

коммерциализацию инновационных продуктов/способов коммерциализации РИД, возможности получения средств на коммерциализацию, основные игроки и инструменты, процедуры получения и контроль использования денежных средств, основные грантодатели и процедуры получения грантов на НИОКР, процедуры коммерциализации, финансовые аспекты, экономика, составление бизнес-планов, организационные вопросы, управление инновациями - экономические, маркетинговые и прочие аспекты, механизмы частногосударственного партнерства в инновациях.

На Конгрессе выступят представители Администрации Президента РФ, Государственной Думы ФС РФ, Министерства промышленности и торговли РФ, Министерства экономического развития России, Министерства финансов РФ, Роснауки, Роспатента, Высшего Арбитражного суда, Торгово-промышленной палаты РФ и Российского союза промышленников и предпринимателей».

Такие контексты, как «перевод страны на инновационный путь развития», «развитие экономики...», «государственная стратегия развития инноваций», «государственное видение инновационной модели экономики», «программы стимулирования инноваций», «управление инновациями», «механизмы частногосударственного партнерства в инновациях», показывают соединение двух понятийных сфер: «Развитие» и «Нововведение». Концепты, лежащие в основе этих понятийных сфер, входят в концепт «инновация» как признаки, получающие уточнение в дискурсе за счет установления дополнительных связей с другими признаками ключевого концепта.

С помощью применения методов семантического метаязыка и концептуального анализа нами был построен фрейм для концепта «инновация», содержащий такие слоты, как «процесс», «объект», «причина», «цель», «результат», «инструмент». Понятийная сфера «Развитие», используемая авторами письма, позволяет наполнить слоты фрейма более конкретным содержанием:

— «причина» — основа развития экономики («развитие экономики должно основываться на пяти «И» — Институты, Инвестиции, Инфраструктура, Инновации и Интеллект»);

— «процесс» — внедрение передовых технологий, перевод страны на инновационный путь развития и пр.;

— «объект» — управление инновациями;

— «цель» — конкурентоспособность;

— «результат» — экспорт знаний и новых технологий;

— «инструмент» — механизмы частногосударственного партнерства.

Более точно можно определить сферы-источники, используемые в структуре концепта «innovation», в ходе анализа английских лексических единиц, используемых для объективации понятийной сферы «innovation». Мы объясняем это тем, что в русском языке «инновация» является заимствованным термином и поэтому сложнее проследить сферы-источники метафоры в историческом аспекте. Но параллельное рассмотрение сфер-источников в английском и русском языках дает нам возможность выяснить семантический потенциал слова «инновация» и его актуализацию в различных контекстах.

Исторически сложившаяся точка зрения на определенное явление часто скрыта в семантической структуре многозначного слова и может быть выявлена путем сопоставления первичного значения слова и его вторичных значений, то есть путем определения направления метафорического переноса. Е. Суитсер отмечает, что кросс-лингвистическое исследование семантических изменений, выявляющее, какие первичные значения наиболее часто использовались для создания новых значений, может дать важные сведения о системных связях между языком, культурой и образом мышления [171]. По ее мнению, вся система метафорических употреблений слова, сложившаяся в ходе исторического развития его семантической структуры, присутствует в языковой и культурной картинах мира носителя языка. «Изучая историческое развитие группы семантически связанных слов, мы получаем возможность выяснить, как наша когнитивная система структурирует различные понятийные сферы» (перевод наш. — И.Ш.) [172].

Группа английских слов, семантически связанных с «innovation», была выделена нами на основе анализа словарных статей современной версии тезауруса П. Роже [173]. Она включает такие единицы, как «change», «novelty», «addition», «alteration», «adjustment», «advance», «breakthrough», «development», «modernization», «transformation», «shift», «remodeling», «revolution», «evolution» и др.

Диахронный анализ семантики этих слов дает возможность выявить основные направления метафорических и метонимических переносов и сделать вывод, согласно которому концепт «inno- vation» исторически связан с такими признаками, как «new», «change», «update», «arrange», «unroll», «development», «progress», «change of standard», «change of shape».

Набор признаков показывает, что в основе структуры английского концепта «innovation» лежат концепт «new», а универсальные концептуальные сети сформированы на основе базисных концептов «изменение» и «оценка» (положительная), что проявляется в признаках «update» и «progress», а также связанный с изменениями концепта «standard» как объекта изменений.

Анализ русского и английского дискурса, а также английского и русского концептов с помощью метода метафорического моделирования позволил определить следующее: признаки «уникальность» и «конкурентоспособность» появились в структуре русского концепта «инновация» позже под влиянием новых сфер использования соответствующей лексемы.

Кроме того, в направлениях метафорических переносов наблюдается некоторая системность: в семантике практически всех близких слов отражена универсальная концептуальная сеть «изменение», в нескольких значениях содержится идея современности и направленности в будущее (признаки «recent times», «progress» и т.д.), в ряде слов присутствует идея упорядоченности и определенной организации (семантические признаки «unroll», «unveil», «arrange»).

Слово «инновация» выбрано нами в качестве примера по той причине, что оно часто присутствует в современной деловой документации и по причине его эмоциональной нейтральности. Это показывает, что даже в случае отсутствия у концепта эмоциональной окраски метод метафорического моделирования доказывает свою эффективность.

Метод метафорического моделирования, направленный на выяснение особенностей восприятия носителями языка некоторой сферы опыта, в то же время дает нам возможность прогнозирования того, каким образом может развиваться или восприниматься содержание концепта в дискурсе в зависимости от жанра и типа текста.

В этом смысле следует, на наш взгляд, сформулировать еще один подход к анализу дискурса, связанный так или иначе с отражением в нем социально-семиотических отношений.

Социосемиотический подход учитывает все знаковые системы, используемые в межличностном общении, и рассматривает дискурс как составной элемент общественной жизни, который не только диалектически связан с другими ее элементами, но и способен оказывать на них трансформирующее воздействие. Так, например. Р. Водак и М. Ризигл понимают дискурс как сложный набор синхронных и последовательных взаимосвязанных лингвистических актов, которые осуществляются в рамках некоторого социального поля деятельности как тематически взаимосвязанные семиотические символы (то есть тексты), которые принадлежат к определенным семиотическим типам (жанрам) [174].

В рамках когнитивной модели жанра необходимо исследовать воздействие лингвистических и экстралингвистических факторов на структуру концепта, а также на объем и способ формирования категории. При этом важно проанализировать влияние социальных факторов на дискурс и обратное влияние, то есть влияние дискурса на развитие социальных отношений в обществе, что является предметом исследования целого ряда лингвистов, представляющих самые различные направления [175]. Процедура анализа дискурса должна учитывать особенности использования языковых средств, а также соотношение формы и содержания дискурса, где форма включает риторическую структуру дискурса, а содержание — социальное воздействие высказывания на реципиента.

Социокультурный контекст, который включает устоявшийся комплекс общественных отношений, норм и условностей, идентичностей коммуникантов, предопределяет организацию информации, наличие или отсутствие, а также характер интердискур- сивности, которая зависит в первую очередь от особенностей жанра, а во вторую — от принадлежности текста к тому или иному типу. Принимая во внимание, что интердискурсивность и интертекстуальность могут быть разного характера и для реализации ссылки использовать разные приемы, мы полагаем, что в контексте делового дискурса присутствуют определенные виды интер- дискурсивности, задача которых — совместить при необходимости несколько жанров в соответствии с нормативными характеристиками деловых документов. Например, в договоре часто необходима отсылка на нормативные документы, обеспечивающие легитимность этого договора: «Sec. 8106 of the Administrative Manual states: «It is the policy of the State that, wherever possible, professional services should be provided by State or University of Alaska personnel» или «ФГУК «Рязанский историко-архитектурный музей-заповедник», именуемый в дальнейшем заказчик в лице директора N., действующего на основе Устава, заключили настоящий договор...».

В других жанрах интердискурсивность носит иной характер. Так, в деловой переписке, связанной с решением одной практической задачи, неизбежно присутствуют отсылки к прежним письмам:

«Dear Ms Waringo,

Thank you for your letter dated 16 October 2010 in which you share new elements of your analysis regarding the treatment of Roma migrants, in particular Romanian Roma, by the Luxembourg police.»

Таким образом, интердискурсивность в официально-деловом дискурсе предполагает пересечение жанров.

Социокультурный контекст создает предпосылки для выстраивания таких когнитивных структур, как фреймы, схемы, планы и скрипты, которые определяют восприятие и структурирование реальности [176]. Если фреймы трактуются как глобальные модели, обобщающие наши знания о некоторой конкретной стандартизованной ситуации, например заказ на услугу и его выполнение, то схемы представляются как более частные модели для конкретной реализации подобной ситуации. Структуры фрейма и схемы данного дискурса определяются полями деятельности, то есть соответствующими сегментами социальной «реальности».

Планы - это модели дискурса, которые создаются для определенной коммуникативной цели. Скрипты описываются как типизированные планы, которые определяют роли коммуникантов и ожидаемые формы коммуникативного поведения [177].

Например, при написании делового письма автор составляет план того содержания, которое он хочет передать в письме. Реализация плана будет зависеть от когнитивной схемы, которая задает форму письма в зависимости от личности и статуса адресата. Кроме того, автор руководствуется фреймом или общим знанием о том, что можно сказать в письме и в какой форме. Окончательный скрипт будет также зависеть от ситуации делового общения, которая предполагает написание данного письма, и от личности самого автора.

Таким образом, как указывает Р. Водак, одна и та же текстуально-тематическая макроструктура (например, выражение благодарности за плодотворное сотрудничество) может быть реализована по-разному в зависимости от влияния вышеописанных факторов.

Из сказанного видно, что предложенная нами когнитивная модель жанра дает возможность исследовать дискурс, пошагово уточняя, каким образом информация упорядочивается в официально-деловом дискурсе.

Приведенное выше письмо, представляющее преимущества участия во Всероссийском конгрессе «Экономико-правовое регулирование инновационной деятельности», для деловых людей России послужит далее иллюстрацией того, какие процедуры необходимо предпринять для проведения социолингвокогнитивного анализа типа текста, принадлежащего к официально-деловому дискурсу.

Одна из задач данного исследования - определить, каким образом социальная ориентация дискурса влияет на его структуру и каким образом сам дискурс может влиять на определенные слои общества.

Первый шаг - это анализ социокультурного контекста, то есть той социально-экономической ситуации, которая сделала

возможным появление этого дискурса. Социокультурный контекст определяется по времени и месту проведения Конгресса, его названию, а также по отсылке к Посланию Президента к Федеральному собранию, с которой начинается письмо. Правильному анализу способствуют фоновые знания реципиента о положении российской экономики и заинтересованности государства в усилении конкурентоспособности промышленной продукции и сферы услуг.

Второй шаг — описание ситуационного контекста, а именно особенностей двух коммуникативных ситуаций, первая из которых состоит в общении авторов письма и реципиентов, а вторая — в предполагаемой коммуникативной ситуации, которая будет иметь место во время работы Конгресса. Из вышесказанного понятно, что письмо структурируется в русле проспективной интер- дискурсивности.

Третий шаг — это лингвистический анализ текста, основанный на нескольких процедурах, к которым, в частности, относится выявление тематической сетки текста в результате отбора повторяющихся единиц, синонимов, антонимов, единиц, принадлежащих к одной лексико-семантической группе. Тематическая сетка позволит в свою очередь определить состав и границы тематического поля дискурса как текстуальной категории, а также ключевые концепты и взаимоотношения между их характеристиками.

В тематической сетке данного текста выделяется несколько тематических групп: Экономика (производство, технологии, экспорт, инфраструктура и т.д.); Госструктуры (Федеральное Собрание, министерства, Роспатент и др.); Наука (НИОКР, НИИ, РИД, патентование и др.); Администрация разных уровней (ректор, директор, начальник отдела и пр.); Законодательство (законодательный, борьба с пиратством); Конкурентоспособность (выгоды, преимущества, эффективный). Текст разрабатывает два ключевых концепта: «Конгресс» и «инновация», каждый из которых является объектом высказывания в двух коммуникативных ситуациях. Иерархия признаков в структурах концептов выстраивается нами по принципу: от наиболее общих к более конкретным, или от признака к признаку признака. С этой точки зрения концепт «Конгресс», являющийся объектом высказывания для ситуации общения между авторами письма и адресатом, обнаруживает четыре основных признака: место, время, тема, участники, два из которых (место и время) являются базисными концептами. Каждый из признаков уточняется за счет других признаков, например, место: Москва — проспект Мира — д. 150 — гостиница «Космос» — Конгресс-центр. Наибольший интерес представляет уточнение темы Конгресса, которое занимает три абзаца письма (государственная стратегия развития инноваций, процедуры патентования и поддержания патентов и т.д.). Это показывает, что концепт в официально-деловом дискурсе уточняется в первую очередь в зависимости от коммуникативного намерения автора.

Концепт «инновация» в письме реализует те признаки, которые были выявлены на основе словарных дефиниций и которые составляют универсальные концептуальные сети «изменение» и «положительная оценка». Это подтверждается использованием слов «инновация» и «инновационный» в разъясняющих контекстах типа «новые технологии», «опережающие действия», «изменение законодательства» и пр. Но при этом ряд контекстов «высветляет» еще один признак концепта — «конкурентоспособность»: «создание основ национальной конкурентоспособности», «будущие выгоды и преимущества», «создание новых и эффективных предприятий», «получение доходов». Все эти признаки получают уточнение применительно к двум коммуникативным ситуациям. Так, признак «новое» конкретизируется за счет единиц, обозначающих новые и уникальные процессы и результаты научной деятельности (патенты, инновационные продукты, РИД, процедуры получения грантов и т.д.), а базисный концепт «изменение» конкретизируется путем упоминания действий и процессов, результатом которых являются определенные преобразования (перевод страны на инновационный путь развития, внедрение передовых технологий и пр.).

Как подсказывает сам процесс конкретизации концепта, уточнение признака может быть продолжено в зависимости от степени детализации концепта в деловом документе. Главная же особенность этой процедуры — уточнение структуры поля и его составляющих. При этом открывается путь для упорядочения структуры концепта при анализе дискурсивных контекстов. Об этом, в частности, свидетельствует попытка Х. Карпентера, высказавшего неудовлетворенность существующими словарными дефинициями, дать более четкое определение концепта «innovation» в английском языке:

Innovation: A change in a product offering, service, business model or operations which meaningfully improves the experience of a large number of stakeholders [178].

Если рассматривать данное определение как образец дискурса, то оно представляет собой пример дальнейшего уточнения концепта: экспликацию положительной оценки (improves), скрыто присутствующей в русских единицах «эффективность», «выгода», «преимущество», а также признака «заинтересованность большого круга лиц», который в анализируемом письме реализуется в категории «Администрация разных уровней (ректор, директор, начальник отдела и пр.)» в тематическом поле дискурса.

На этом этапе анализа можно сделать предварительные выводы об особенностях функционирования единиц и способов языковой концептуализации в жанре письма-рекламы.

Концепт получает развитие и уточнение за счет добавления новых признаков и экспликации скрытых. Путем объективации признаков концепта и активизации их взаимосвязей автор дискурса получает возможность более эффективной детализации мысли, например, от признака «конкурентоспособность» (выгоды, преимущества и т.д.) — к признаку «изменение» (внедрение передовых технологий, изменение законодательства и пр.), от признака «новое» (патенты, РИД и т.д.) — к признаку «заинтересованные лица» (Администрация Президента, Государственная Дума, министерства и пр.). Таким образом, уточнение одного признака ведет к появлению другого признака и тем самым к увеличению объема концепта.

Базисный концепт как основа формирования универсальных концептуальных сетей, с одной стороны, может быть признаком концепта (место, время, изменение, оценка), а с другой стороны, может быть инструментом, показывающим направление развития пропозициональных цепочек внутри фрейма: «изменение» является инструментом возникновения «нового», «конкурентоспособность» — возможностью количественного и качественного улучшения свойств объекта, процесса, состояния по сравнению с уже имеющимися образцами.

Категория как единица языковой концептуализации в дискурсе должна рассматриваться в трех аспектах. Авторы текста могут прибегать к использованию категорий, существующих в языковой и концептуальной картинах мира, для рубрикации используемых концептов. Концепт «Конгресс» фактически не выбивается за рамки категории «Собрание», к которой он относится. В других случаях состав категории может меняться в дискурсе в зависимости от коммуникативной ситуации в сторону сужения или расширения. Концепт «инновация» в данном письме демонстрирует сужение соответствующей категории: к инновациям отнесены только способы коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности, в то время как словарные дефиниции концепта «инно- вация» дают более широкую трактовку: внедрение нового в любую сферу опыта. Еще один аспект рассмотрения категории заключается в том, что для конкретной коммуникативной ситуации в дискурсе может быть создана отдельная категория, имеющая категориальный статус только в рамках данного дискурса. В анализируемом письме такую категорию представляют «заинтересованные стороны» (Президент, Государственная Дума, министерства, руководители предприятий и пр.). Следует отметить, что новая категория возникает неслучайно, она является следствием заложенной в структуре концепта причины — признака «круг заинтересованных лиц».

Категоризация как способ языковой концептуализации, таким образом, достаточно активно проявляет себя в дискурсе, модифицируя существующие категории и формируя новые.

В связи с тем, что высказывание авторов разворачивается на основе проспективной интердискурсивности и в дискурсе присутствуют два объекта высказывания, особую роль начинают играть пропозициональные цепочки. Существуют два направления в их развитии. Первое направление — это упорядочение информации о Конгрессе: локализация во времени и пространстве, причина, участники Конгресса как события, темы Конгресса как объект деятельности участников, ожидаемый результат (внедрение технологий) (рис. 7).

Рис. 7. Фрейм «Конгресс»

Второе направление — это упорядочение информации об инновации как основной теме обсуждения в рамках будущей коммуникативной ситуации: инновация как процесс (внедрение), как объект (управление инновациями), как причина (развитие экономики), как цель (конкурентоспособность), как ожидаемый результат (новые и эффективные предприятия) и как механизм (коммерциализация инновационных продуктов) (рис. 8).

Как следствие появления двух линий пропозициональных цепочек, информация может быть зафиксирована как два взаимосвязанных фрейма.

Рассмотренные выше процедуры анализа раскрывают средства создания когезии, которая цементирует дискурс в единое целое. В то же время возникает необходимость показать, каким образом информация упорядочивается в линейной последовательности ее представления адресату или, иными словами, что способствует установлению когерентных связей.

Рис. 8. Фрейм «Инновация»

Анализ тема-ремных отношений свидетельствует о несимметричном характере подачи информации: та часть высказывания, которая представляет рему, гораздо длиннее, чем тема. Так, в первом абзаце текста темой является Послание Президента Федеральному Собранию, а вся другая информация подается как рема, развиваемая от одной синтагмы к другой («задача ускоренного перевода страны на инновационный путь развития, на совершение опережающих действий по созданию основ национальной конкурентоспособности там, где можно получить будущие выгоды и преимущества, где возможно быстрое внедрение самых передовых технологий, создание новых и эффективных предприятий»). Такое линейное расположение информации неслучайно, потому что коммуникативная цель письма — убедить адресата в особой важности темы Конгресса путем логично построенных высказываний.

С точки зрения глубинных семантических отношений первый абзац содержит описание деятельности, ее цель и ожидаемый результат. В последующих абзацах эта информация конкретизируется уже как содержание будущего дискурса, перечисляемые темы являются стратегиями для достижения поставленной в первом абзаце цели, а участники Конгресса — исполнителями деятельности.

Модальность письма можно охарактеризовать следующим образом. Используемые языковые средства подчеркивают трактовку авторами сообщаемых фактов как в высшей степени желательных и необходимых (приоритет, быстрое внедрение, эффективные предприятия). Что касается отношения к адресату, авторы подчеркивают понимание его статуса (Конгресс адресован...) и компетенции (указана в перечислении должностей). Эмоциональный фон письма нейтральный, но позитивная оценка ситуации имплицитно выражается статусом выступающих на Конгрессе экспертов (Администрация Президента, Государственная Дума, Высший Арбитражный Суд и т. д.) и обилием заглавных букв, используемых иногда с нарушением норм русского языка. Модальность, выражающая отношение к содержательно-концептуальной информации, содержится не в самом письме, а в сопровождающих письмо цитатах видных деятелей науки и экономики, в частности, руководителя Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам Б.П. Симонова:

«Экономическое развитие страны сегодня, когда наше государство стремится максимально приблизиться к экономике, основанной на знаниях, невозможно без стимулирования инновационного развития. В России на сегодняшний день есть все условия, чтобы осуществить мощный прорыв в создании национальной системы в экономике и обеспечить проведение модернизации экономики страны.

Уверен, что Всероссийский конгресс, проведение которого поддержали государственные органы, общественные и научные организации, представители бизнес-сообщества, позволит нам подчеркнуть значение конкурентоспособных преимуществ результатов и интеллектуальной деятельности в развитии экономики и общества в целом».

Как видно из приведенной цитаты, модальность выражается здесь на нескольких уровнях: лексическом (максимально, стимулирование, мощный), синтаксическом (уверен, что...) и стилистическом. Последний уровень проявляется в интертекстуальности, которая в данном случае усиливает положительную оценку сообщаемой в письме информации.

Коммуникативные и дискурсивные тактики двух видов функционируют в единстве, создавая единый путь развития мысли. Так, в первом абзаце анализируемого текста реализуется дискурсивная стратегия убеждения. Основной коммуникативной тактикой является указание (постановка задачи), которое рассчитано на фоновые знания реципиента и содержит ссылку на известный документ.

Из первой группы дискурсивных тактик в абзаце применяются определение, переименование и идентификация. В абзаце дается дефиниция инновационного пути развития страны, идентификация эффективной экономики (через пять «И») и при этом в некоторых случаях осуществляется переименование (создание основ национальной конкурентоспособности — создание новых эффективных предприятий).

Что касается второй группы дискурсивных тактик, абзац начинается с постулирования, далее информация упорядочивается с помощью таких отношений, как цель — средство (перевод страны на инновационный путь — быстрое внедрение самых передовых технологий), порядок во времени и пространстве (приоритет. в перспективе, там, где возможно.) и конкретизация (конкурентоспособность — преимущества и выгоды).

Таким образом, анализ текста в плане отношений между коммуникативно значимыми частями дискурса может служить одним из методов определения дифференциальных признаков жанра. Кроме того, прослеживается зависимость используемых тактик от основной коммуникативной цели, с одной стороны, а с другой — от вызванной этой коммуникативной целью необходимости детальной трактовки ключевого концепта. На протяжении всего абзаца с помощью определений, идентификации, конкретизации и других тактик интерпретируются характеристики ключевого концепта «инновация».

Итак, предлагаемая когнитивная модель жанра демонстрирует функциональное единство единиц и способов концептуализации и определяет их взаимодействие в каждом из четырех вышеописанных блоков.

Изменения в структуре концепта способствуют «высветлению» наиболее релевантных характеристик, которые увеличивают иллокутивную силу высказывания. Создание частных категорий, действующих только в рамках отдельного дискурса, позволяет вербально упорядочить коммуникативную ситуацию. Автор, руководствуясь своим замыслом, строит фрейм дискурса, анализируя степень заполнения слотов, а реципиент в свою очередь по заполнению слотов судит о реализации своих ожиданий.

Дискурсивные стратегии и тактики дают представление об общем направлении организации информации в дискурсе. Это направление связано с коммуникативной и практической целями автора и реципиента, которые, с одной стороны, зависят от экстралингвистических факторов, а с другой стороны, определяют то, каким образом единицы и способы языковой концептуализации помогают созданию эффективного дискурса.

Рассмотрение стиля официально-делового дискурса с позиции упорядочения информации, с одной стороны, с позиций стандартизации как формы, так и содержания - с другой, позволило определить особенности его жанровой структуры. В основу этой структуры легла прототипическая модель, созданная в результате анализа практических и коммуникативных целей делового дискурса и возможностей реализации языковых функций в разных типах текста. Опора на стиль как репрезентацию единиц и способов языковой концептуализации вызвала необходимость создания когнитивной модели жанра, состоящей из четырех блоков, демонстрирующей упорядочение информации в различных типах текстов и представляющей таким образом особенности процесса упорядочения как характеристику вида официально-делового дискурса, жанра и типа текста.

Первый блок модели включает составляющие коммуникативной ситуации в двух аспектах: обстоятельства коммуникации и характеристики участников. Второй блок — это единицы и способы языковой концептуализации как ментальные структуры, лежащие в основе языкового воплощения замысла говорящего или пишущего. Третий блок состоит из языковых средств объективации ментальных структур в лексико-семантическом, синтаксическом и прагматическом аспектах. Четвертый блок представляет дискурсивные стратегии и тактики, обеспечивающие функциональное единство высказывания и реализацию коммуникативной цели.

Поэтапный анализ единиц и способов концептуализации в официально-деловом дискурсе показал, что все четыре блока модели связаны между собой и действуют как единый механизм, позволяя выявить взаимозависимости между функциями единиц и способов концептуализации и составляющими мотивационнопобудительного комплекса, а также компонентами коммуникативной ситуации, в которой происходит общение.

Модель демонстрирует, как от ментальных структур, представляющих собой единицы концептуализации, зависит не только развитие структуры концепта за счет добавления новых характеристик, но и выбор нужного слова и нужной структуры, обеспечивающих лаконичное и емкое изложение мыслей в деловом дискурсе.

Фреймовая структура официально-делового дискурса может быть представлена как два взаимосвязанных фрейма — внешний и внутренний, из которых первый структурирует ситуацию делового общения, а второй выстраивает характеристики объекта высказывания в функциональной последовательности. Взаимосвязь двух фреймов заключается в соотнесении ряда слотов: в ситуации деловой переписки субъект и реципиент внешнего фрейма (адресант — адресат) могут стать контрагентами внутреннего фрейма (участники описываемой деловой ситуации).

Особенности коммуникативной ситуации диктуют использование коммуникативных и дискурсивных стратегий и тактик, показывая, насколько релевантно применение каждой из них в процессе организации линейной и многомерной структуры дискурса. Более того, предлагаемый нами подход к языковой концептуализации в дискурсе дает возможность определять, насколько эффективно выстроена структура дискурса и как ее необходимо скорректировать для избежания коммуникативной неудачи.

Анализ дискурсивных стратегий и тактик позволяет выявить, насколько точно и полно реализованы характеристики концепта, в том числе его потенциальные характеристики.

Рассматривая жанр как дискурсивную категорию, можно получить возможность описать основные особенности типов текстов делового письма и показать, как единицы и способы языковой концептуализации упорядочивают информацию в различных жанрах деловой переписки в соответствии с составляющими коммуникативной ситуации, а также мотивами и коммуникативными целями автора и реципиента.

Деловая переписка с позиций когнитивно-прагматического подхода предполагает точность и эффективность передачи информации, что зависит от риторической структуры организации жанра. В этой связи можно утверждать, что коммуникативная стратегия дискурса обусловлена жанром письма, который в свою очередь выбирается в зависимости от практической цели автора, а тип текста определяется дискурсивной стратегией, которая непосредственно соотносится с коммуникативной целью.

Наиболее трудным аспектом в силу особой стандартизации делового дискурса является повышение эффективности воздействия на читателя. Организация дискурса за счет применения дискурсивных стратегий и тактик, использование языковых единиц, выражающих присущие официально-деловому дискурсу виды модальности, компенсируют отсутствие ярко выраженной эмотивно- сти, свойственной публицистическому и художественному дискурсу.

В последующих главах будет представлен анализ делового письма как жанра официально-делового дискурса. Выбор делового письма в качестве материала для исследования обусловлен рядом обстоятельств.

Деловое письмо представлено достаточным разнообразием типов текстов. Степень стандартизации текстов делового письма варьируется от ядра прототипической модели к периферии более явно, чем у других видов официально-делового дискурса.

Деловое письмо характеризуется разнообразием видов модальности, что позволяет проследить разнообразие функций единиц и способов языковой концептуализации.

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Шеина И.М.. Единицы и способы языковой концептуализации в деловом письме : монография / И.М. Шеина ; Ряз. гос. ун-т им. С.А. Есенина. - Рязань,2011. - 340 с.. 2011

Еще по теме Официально-деловой дискурс как функциональное единство способов и единиц концептуализации:

  1. Содержание
  2. Единицы и способы концептуализации в семантическом, синтаксическом и прагматическом аспектах
  3. Официально-деловой дискурс в парадигме «стиль - жанр»
  4. Когнитивная модель жанра как основа типологизации официально-делового дискурса
  5. Официально-деловой дискурс как функциональное единство способов и единиц концептуализации
  6. Взаимодействие единиц и способов языковой концептуализации в процессе упорядочения информации в деловом письме
  7. Эксплицитность и имплицитность проявления единиц и способов языковой концептуализации в официально-деловом дискурсе
  8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  9. ТРУДЫ томской ДИАЛЕКТОЛОГИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ
  10. Глава 3 КУЛЬТУРА РЕЧИ СРЕДИ ДРУГИХ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ДИСЦИПЛИН