<<
>>

Эксплицитность и имплицитность проявления единиц и способов языковой концептуализации в официально-деловом дискурсе

Особенности упорядочения информации в деловом письме могут быть связаны с необходимостью или отсутствием необходимости вербального воплощения отдельных компонентов внешнего и внутреннего фреймов. При этом эксплицитность и имплицит- ность информации может как способствовать эффективности коммуникации, так и препятствовать ее успешности.

В связи с этим важно рассмотреть не только единицы и способы языковой концептуализации, но и лексико-семантические, синтаксические и прагматические факторы, способствующие их объективации.

1. С точки зрения лексико-семантической организации высказывания деловые письма обладают рядом характеристик, которые, хотя и диктуются жанром и типом текста, представляют собой особенности объективации концепта, зависящие от корреляции между денотатом и коннотатом. Даже в тех случаях, когда тип текста очень близок к ядру прототипической модели, а это означает объективность точки зрения автора высказывания, денотативное значение выражает позицию автора по отношению к содержанию высказывания и к реципиенту. Значение лексической единицы, объективирующей концепт, заключает определенную модальность в самом денотате, если в структуре концепта содержатся пропозициональные цепочки, устанавливающие отношения обусловленности (причина, следствие, условие, цель, результат, средство) между признаками, которые в свою очередь определяют отношения между контрагентами во внешнем и внутреннем фреймах.

Сказанное свидетельствует о том, что в случае деловой переписки нельзя говорить о преобладании денотативных значений, как это может показаться на первый взгляд. Даже когда в письме дается список предлагаемых товаров, он служит для подтверждения потенциальных возможностей поставляющей их фирмы и для определения необходимости (или отсутствия таковой) их приобретения для реципиента.

При таком подходе к проблеме происходит наложение прагматического аспекта на семантический аспект, так как имплицируемые модальные смыслы дополняют эксплицитно выраженные в тексте денотативные значения.

Объективация концептов в лексических единицах способствует эксплицитному выражению необходимой информации, но она не сводится только к означиванию концептов и их признаков. Слово существует в системе языка и связано логическими и ассоциативными связями с другими единицами. Контекстуальное значение слова имплицитно предполагает все остальные его значения. Таким образом, в тексте делового письма, несмотря на стремление к однозначности, лексические единицы могут передавать ряд дополнительных смысловых оттенков. Например, «graced» в предложении «The fashion show will be graced by the country’s top fashion models and beauty queens such as Anne Curtiz, Bea Alonzo, and Melanie Marquez» означает не только «почтят своим присутствием», но и вызывает в сознании первичное значение слова «elegance or refinement of movement».

Метафтонимический механизм, действующий в концептуальной картине мира, заключается, как известно, в наложении сфер опыта. В официально-деловом дискурсе, как показывает анализ писем, сущность и структуру метафорически репрезентируемого концепта проявляет именно взаимодействие словарных и контекстуальных значений слова.

Приведем отрывок из письма-просьбы, в котором используется метафорически репрезентируемый концепт «академическая (образовательная) траектория»:

«Данный мониторинг является очередным этапом долгосрочного аналитического проекта РСР, который начат в 2009 году и направлен на изучение полного цикла академической траектории студентов.

Данные исследования позволяют успешно корректировать академическую политику на вузовском и общероссийском уровне, стимулируя повышение качества образования, а также способствуют формированию единой базы данных образовательных траекторий различных категорий обучающихся».

Согласно словарю С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой прямое значение слова «траектория» — «линия движения какого-н. тела или точки». В данном контексте слово «траектория» употребляется в переносном значении: «линия развития событий, направленная на достижение какой-то цели». В концептуальной картине мира произошло наложение двух полей: «движение в пространстве» и «последовательное развитие». В значении слова «траектория» заложена историческая метонимия, так как оно происходит от латинского слова «trajecto» со значениями «перебрасывать» и «пронзать», основанными на признаке «движение сквозь пространство» [194].

В тексте письма концепт «траектория» не только метафори- зируется за счет слов «академический» и «образовательный», но и с помощью словосочетания «полный цикл» приобретает новый признак — «завершенность», который при этом предполагает противоречие, учитывая, что признак «движение сквозь пространство (из одной точки в другую)» исключает цикличность. Метафора служит инструментом разрешения парадокса, примиряя исключающие друг друга направления движения.

На лексико-семантическом уровне происходит фокусировка внимания на ряде признаков и установление их иерархии с целью воздействовать на реципиента и добиться от него необходимой реакции.

Тематическая сетка слов позволяет выявить то, как кажущаяся на первый взгляд избыточность информации становится необходимым условием стандартизации.

Например, в приводимом ниже письме вследствие лексических и семантических повторов доминируют семантические признаки «управлять», «правильность», «порядок», «подчинение», «обязательный», «исполнение», «польза», встречающиеся в значениях слов «поручение», «исполнительный», «власть», «организация», «проверка» и др.:

«В соответствии с поручением Правительства Российской Федерации о выполнении пункта 1 «б» перечня поручений Президента Российской Федерации от 26 сентября 2011 г. № Пр-2856 Минобрнауки России совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти поручено рассмотреть вопрос организации с участием ректоров высших учебных заведений и представителей студенческих организаций работы по проверке целевого использования зданий общежитий.

Работа по проведению проверок использования находящихся в федеральной собственности общежитий, закрепленных за федеральными государственными учреждениями высшего профессионального образования, ведется федеральными органами исполнительной власти, в ведении которых находятся такие организации, а также Росимуществом.

В рамках организации работы в отношении высших учебных заведений, подведомственных Минобрнауки России, а также по итогам анализа и обобщения практики использования фонда общежитий подведомственными Министерству учреждениями высшего профессионального образования Министерством издан приказ, определяющий порядок осуществления контроля использования жилищного фонда подведомственными Министерству организациями с участием ректоров высших учебных заведений и представителей студенческих организаций.

Указанным приказом утверждена форма паспорта жилищного фонда, а также определен регламент организации в Министерстве работ по контролю за использованием жилищного фонда подведомственными Министерству организациями.

Ввиду отсутствия предложений о порядке проведения данной работы от иных заинтересованных федеральных органов исполнительной власти направляется для учета в работе приказ Минобрнауки России.

Также прошу не позднее 16 февраля 2012 г. проинформировать Министерство об обеспечении выполнения поручений Правительства Российской Федерации и Президента Российской Федерации об организации с участием ректоров высших учебных заведений и представителей студенческих организаций работы по проверке целевого использования зданий общежитий в отношении подведомственных учреждений высшего профессионального образования.

Контактная информация: ...»

Ключевой концепт внутреннего фрейма — «проверка», но в связи с тем, что объективирующая этот концепт лексема определяется как «удостоверение в правильности», то есть субъект выполняет некие действия по отношению к объекту, в результате которых субъект должен знать, в каком состоянии находится объект. Однако из письма следует, что субъект, проводящий проверку, находится в отношениях подчинения с другим субъектом, определяющим задачи, последовательность действий и конечный результат. Вышесказанное включает концепт «проверка» в концептуальное поле «власть». Это подтверждается тем, что вышеперечисленные повторяющиеся семантические признаки являются также компонентами, составляющими значение слова «власть», объективирующим соответствующий концепт.

Толкование концепта «власть» с помощью семантического метаязыка можно представить следующим образом: «субъект обладает способностью осуществлять (с использованием некоторых средств) по отношению к другим лицам действия, целью которых является выполнение этими другими лицами определенных действий, в результате чего состояние некоторых объектов меняется таким образом, чтобы оно удовлетворяло субъект». В данном случае состояние использования общежитий должно так измениться, чтобы отвечать требованиям органа исполнительной власти.

Кажущееся избыточным повторение вышеупомянутых семантических признаков на самом деле служит конкретизации отношений подчинения, предусматриваемых концептом «власть» и средством «высветления» наиболее значимых для данного контекста признаков концепта «проверка»: кто проверяет (ректор и представители студенческих организаций), кто контролирует работу (федеральные органы исполнительной власти), последовательность действий по проверке (приказ — заполнение паспорта — регламент — информирование).

Лексические повторы, которые, как иногда кажется, ведут к изложению избыточной информации, способствуют стандартизации путем подтверждения однозначности категорий и фокусировки внимания реципиента.

Таким образом, лексико-семантический аспект языковой концептуализации в официально-деловом дискурсе обеспечивает такую объективацию ментальных структур, которая проявляет их способности к наложению (метафорически репрезентируемый концепт) и реструктурированию (фокусировка).

Эксплицитность изложения информации, как она отражена в лексико-семантической структуре дискурса, с одной стороны, предполагает отбор наиболее соответствующих данному контексту лексических единиц во избежание двойственности трактовки документа, а с другой стороны, создаваемая избыточность приводит к имплицированному набору признаков, играющему свою роль в организации восприятия дискурса адресатом.

2. Что касается синтаксиса, то поверхностный синтаксис выполняет функцию объективации пропозициональных цепочек, благодаря действию семантического синтаксиса. Связи могут быть явно выражены синтаксическими структурами. (Вследствие... вам надлежит, recognizing your very busy schedule и т.д.), а могут имплицироваться и проявляться за счет интертекстуальных отсылок, пресуппозиций и обращения к фоновым знаниям.

Например, в письме, предлагающем получить награду за определенную сумму денег, простое предложение, содержащее ссылку на документы, на уровне семантического синтаксиса выражает причинно-следственную связь между критериями качества, регламентируемыми документами, и номинацией университета на получение награды:

«On the basis of ISLQ (International Star for Leadership in Quality) regulations and criteria of the QC 100 Total Quality Management Model, Ryazan State University Named for S.A. Esenin has been designated to receive the International Star for Leadership in Quality Award in the Gold category in Paris.»

В другом письме упоминаемая легальность продукта является имплицированной причиной его покупки, так как использование нелицензионного программного обеспечения влечет уголовную ответственность:

«MSDN AA - самый простой и доступный способ получить легальные программные продукты Майкрософт. MSDN AA представляет собой годичную программу, по которой подразделению учебного заведения предоставляется все необходимое для учебного процесса программное обеспечение».

Так как семантический синтаксис отражает на семантическом уровне пропозициональные цепочки, существующие в концептуальных структурах ментальных единиц, поверхностный синтаксис в результате объективации этих связей способствует функционированию когнитивного механизма реструктурирования концептуальных единиц и служит конкретизации объекта высказывания.

Например, во втором абзаце приведенного выше письма Министерства образования и науки РФ семантический синтаксис представляет связи между двумя равнозначными субъектами, двумя министерствами и третьей организацией, находящейся у них в подчинении. Объект, в отношении которого должны осуществляться действия по проверке, принадлежит одному из министерств, но оперирует с ним подчиненная организация. Цель действий — получить информацию о состоянии объекта. Но на поверхностном уровне, благодаря пассивной возвратной конструкции, отношения между темой и ремой организуются таким образом, что в фокус внимания попадают два признака объекта высказывания: кто организует проверку и почему именно эти учреждения могут ее проводить (обладают необходимой властью).

Таким образом, поверхностный синтаксис не только имплицирует, но и эксплицирует необходимую информацию в зависимости от коммуникативной ситуации, в первую очередь в зависимости от отношений между автором и реципиентом и от фоновых знаний участников коммуникации.

В связи с этим синтаксические структуры обеспечивают проявление четырех видов модальности: отношение к сообщаемому факту часто выражается с помощью модальных глаголов; отношение к адресату — в личных или имперсональных конструкциях; отношение к ситуации — в использовании клишированных формул вежливости; отношение к содержательно-концептуальной информации — в выражении причинно-следственных отношений.

3. Суммируя прагматический аспект языковой концептуализации, следует подчеркнуть, что он помогает установить связи между информацией, получаемой по вербальному каналу из текста письма, и информацией, которой реципиент располагает, зная социокультурный контекст общения.

Существуют типы текста делового письма, которые отличаются от других тем, что внутренний фрейм включает не все слоты и концепты внешнего фрейма. Таким типом текста является, например, рекламное письмо, во внутреннем фрейме которого не находят отражения причина совершения действия (необходимость продать) и результат (выгода для автора письма), в то же время эксплицитно выражен концепт «польза» для покупателя, например, в следующих фрагментах рекламных писем:

«... We hope that you find this offering as exciting as we do and will take it into consideration for the upcoming holiday. You know that you can depend on our high quality of printing to assure your satisfaction with the finished product...»

«It is one of the best beauty making products available in the market today. We are providing this to you at a very low cost. Our

claims are only based on feedback received from various clients and not on self-judgment».

«...This letter is to introduce our new sweater bags which are being enthusiastically received by our customers throughout this vicinity.»

В данном случае степень экплицитности/имплицитности информации связана с необходимостью воздействия на адресата.

В других случаях часть информации представлена в пресуппозициях с опорой на фоновые знания адресата с целью экономной подачи информации.

«Уважаемые коллеги!

В соответствии с запросом Управления по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям г. Рязани Министерство образования Рязанской области просит предоставить информацию о количестве работников образовательного учреждения:

1. Общее количество работников.

2. Количество административных работников.

3. Количество педагогических работников.

Сведения необходимо предоставить до 28.02.2011 г. по факсу 25-43-53 или электронной почте Knm@min-obr.ru«

Первый заместитель министра

образования Рязанской области...»

В письме не указана причина, по которой управление ГО ЧС запрашивает информацию по вузам, то есть один слот — «причина» — не заполнен ни во внешнем, ни во внутреннем фреймах. Однако стереотипный фрейм общения с организациями подобного рода, определяющий содержание и структуру фоновых знаний, включает информацию о деятельности управления ГО ЧС, которая предусматривает в случае необходимости эвакуацию сотрудников университета.

Тот факт, что информация не представлена в письме на вербальном уровне, не свидетельствует о ее неупорядоченности, причем единицы и способы языковой концептуализации играют здесь также заметную роль.

Во-первых, существует стереотипный фрейм ситуации, который должен быть известен всем коммуникантам. Содержание лакун во внутреннем фрейме делового письма легко предсказуемо, и поэтому не представляет больших трудностей для предполагаемого читателя получить ответы на свои вопросы. Во-вторых, концепты и категории, которые не получают достаточной конкретизации в тексте письма, тем не менее, восстанавливаются за счет логических и ассоциативных связей, способствующих выведению инференций и в конечном итоге адекватности понимания.

Приведем фрагмент письма, содержащего неологизм «бюджетоэффективный заказчик», не получающий достаточной экспликации в самом тексте письма:

«Предлагаем ГОУ ВПО «Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина» принять участие во Всероссийском конкурсе «Лидеры государственных и муниципальных закупок 2012 года» в номинациях «Добросовестный поставщик 2012 года» и «Бюджетоэффективный заказчик 2012 года».

Лауреатами становятся организации, которые соблюдают нормы действующего законодательства РФ при реализации государственных (муниципальных) контрактов в сочетании с устойчивым положением на рынке».

Значение неологизма «бюджетоэффективный заказчик» может быть понято частично за счет лингвистического контекста («соблюдают нормы действующего законодательства РФ при реализации государственных (муниципальных) контрактов») и частично за счет знания этих норм. На этой основе выводится следующая инфе- ренция: бюджетное учреждение работает эффективно в области госзакупок, если оно соблюдает соответствующие нормы закона.

Критерием адекватности понимания является выбор реципиентом именно такой ответной реакции, которая входит в номенклатуру ожидаемых реакций на исходную коммуникативную цель.

Адекватность понимания является показателем эффективности высказывания, которая трактуется как реализация коммуникативной цели, то есть как попытка воздействовать на адресата таким образом, чтобы добиться планируемого результата.

Роль единиц и способов языковой концептуализации в обеспечении эффективности высказывания может быть выявлена через анализ коммуникативных неудач. В главе 3 мы проанализировали примеры успешной деловой коммуникации. В этой главе для сравнения мы приводим примеры неэффективных образцов делового письма и определяем причины неуспешного функционирования единиц и способов языковой концептуализации или неверного их использования авторами писем, в частности, в условиях межкультурной коммуникации.

Б.Ю. Городецкий определяет коммуникативную неудачу (далее — КН) как такой сбой в общении, при котором определенные речевые произведения не выполняют своего предназначения. Так как в понимании Б.Ю. Городецкого речевое произведение — «это средство воздействия на окружение (на партнера по коммуникации и через него — на другие элементы действительности)» [195], в случае коммуникативной неудачи речевые произведения «как инструкции по преобразованию окружения не реализуются» [196].

Б.Ю. Городецкий в своей работе обозначает «потенциальные болевые точки» процесса коммуникации и подчеркивает наличие в структуре КН «источника». При этом он принимает во внимание различные компоненты коммуникативной ситуации, но в первую очередь участников и их характеристики, включая индивидуальные картины мира, а также сообщение и соотнесенность сообщения с контекстом ситуации.

В.З. Демьянков предлагает типологию ситуаций недопонимания, которые и являются наиболее распространенным случаем коммуникативных неудач, поскольку полное непонимание означает фактически отсутствие коммуникации.

Первый пункт в его типологии охарактеризован как «недоиспользование языкового знания». Но эта неудача может быть связана, с одной стороны, с низкой языковой компетенцией, а с другой стороны, с низкой социокультурной компетенцией, если слушающий относит речевой акт «к иной сфере употребления, чем та, которую имел в виду говорящий» [197].

Другой случай недопонимания связан с несоответствием услышанного или прочитанного ожиданиям адресата и, как следствие, выдвижением неправильных гипотез.

Третий тип недопонимания возникает в случае отсутствия «у реципиента подходящих схем восприятия: слушающий просто не владеет требуемыми понятиями, о которых ему хотели сообщить» [198].

В четвертом случае недопонимание представляется как несоответствие того, что понимает реципиент, замыслу автора, то есть недопонимание как непонимание замысла.

Еще три случая недопонимания в типологии В.З. Демьянко- ва связаны с индивидуальной картиной мира реципиента. В терминологии автора речь идет о «недоразличении мира интерпретатора и модельного мира», «смазанности картины внутреннего и/или модельного миров» и о «неналожимости модельного мира на знания интерпретатора» [199].

Во всех трех случаях происходит сбой при взаимодействии индивидуальной картины мира реципиента и той картины мира, которая представлена в воспринимаемом тексте. Здесь имеют место существенные различия в фоновых знаниях и в системах ценностей автора текста и его реципиента, то есть в индивидуальных картинах мира каждого из коммуникантов.

Мы привели здесь типологию ситуаций недопонимания подробно, так как каждый из описанных случаев связан со степенью эксплицитности представления информации в дискурсе.

Ситуации недопонимания сопоставимы с ситуациями коммуникативного дискомфорта, хотя, строго говоря, первые следует отличать от вторых. По мнению Л.П. Семененко, коммуникативная ситуация идеально комфортна, если она включает в себя множество необходимых и достаточных условий, для того чтобы участники ситуации могли в полной мере реализовать свои коммуникативные намерения и/или коммуникативные ожидания. Коммуникативная ситуация в той или иной степени дискомфортна, если она складывается таким образом, что в ней присутствуют черты, затрудняющие реализацию тех или иных коммуникативных намерений и/или ожиданий участников [200].

Коммуникативный дискомфорт или недопонимание чаще всего возникают в том случае, когда автор письма не ориентируется в социокультурном контексте в силу больших различий в культурном опыте.

Примером коммуникативного дискомфорта может служить следующее письмо, переведенное с японского языка с сохранением особенностей японской деловой переписки.

«Уважаемая госпожа Лилия Молчанова!

Выражаем Вам свою благодарность за вежливый ответ.

Мы вздохнули с облегчением, узнав, что Вы незамедлительно начали подготовку документов.

На всякий случай повторно перечисляем список условий, необходимых для въезда в Америку...

Это все, что Вам необходимо.

Мы передали просьбу об оформлении Ваших билетов.

Как только билеты будут готовы, мы сообщим Вам об их отправке. Искренне надеемся на Вашу благосклонность и с нетерпением ждем Вас».

Это письмо по своей основной практической цели является письмом-сообщением от японского университета будущему стажеру из России. Вместе с тем оно должно рассматриваться в контексте предшествующей переписки: исходное письмо-приглашение на стажировку — письмо-согласие стажера — письмосообщение с дополнительными сведениями, необходимыми для реципиента в связи с возможной поездкой в США во время стажировки в Японии.

Социокультурный контекст общения связан с взаимодействием двух культур, однако автор придерживается исключительно японских норм деловой коммуникации. Практическая цель автора — обеспечить правильное оформление всех документов, коммуникативная цель — сообщить всю необходимую информацию.

Внешний фрейм письма содержит слоты: действие (концепт — «известие»), причина (концепт — «необходимость» — без правильного оформления документов цель не будет достигнута), результат (концепт — «польза» для обоих участников взаимодействия) и условие (концепт — «обязательство», так как, если стороны не выполнят свои обязательства по организации стажировки, практическая цель не будет достигнута).

Ключевой концепт внутреннего фрейма — «документы». Он заполняет слот «объект действия», при этом действием является оформление, или, как сказано в письме, «подготовка документов». Это действие является условием другого действия — выполнения программы стажировки.

Ключевой концепт детализируется с помощью соответствующей лексики — названия документов, а также с помощью таких дискурсивных тактик, как классификация и перечисление. Таким образом, в тексте письма создается категория, которую можно назвать «окказиональной».

Ни внешний, ни внутренний фреймы текста, ни структура концепта не создают препятствий в межкультурной коммуникации. Тем не менее, у русского читателя возникает коммуникативный дискомфорт, связанный с модальностью письма. Отношение к сообщаемому факту, выражаемое во фразах «мы с облегчением вздохнули», «с нетерпением ждем», с одной стороны, отражает высокую степень желательности совершения планируемого события, а с другой — содержит пресуппозицию, что событие может и не состояться: как правило, облегчение испытывают после напряженного ожидания.

Отношение к адресату чрезмерно вежливое, более того, выражение «надеемся на Вашу благосклонность» пресуппозиционно означает, что адресат выше по статусу, хотя на самом деле это не так. По отношению к ситуации автор создает самый благоприятный эмоциональный фон, а отношение к содержательно-концептуальной информации передается через явно выраженное желание, чтобы практическая цель коммуникации была достигнута.

Коммуникативный дискомфорт создается, во-первых, за счет расхождения в пресуппозициях, а во-вторых, повышенной эмотив- ности в оценке желательности обсуждаемого события.

Основная дискурсивная стратегия письма — информирование с целью побуждения к дальнейшим действиям. Дискурсивные тактики:

1) обращение («Уважаемая госпожа Лилия Молчанова!);

2) выдвижение постулата (Выражаем Вам свою благодарность за вежливый ответ);

3) оценка + констатация факта (Мы вздохнули с облегчением, узнав, что Вы незамедлительно начали подготовку документов);

4) указание на условие - определение следствия (На всякий случай, повторно перечисляем список условий, необходимых для въезда в Америку);

5) классификация + перечисление;

6) подтверждение условия (Это все, что Вам необходимо);

7) констатация факта (Мы передали просьбу об оформлении Ваших билетов);

8) определение порядка во времени (Как только билеты будут готовы, мы сообщим Вам об их отправке);

9) подтверждение постулата (Искренне надеемся на Вашу благосклонность и с нетерпением ждем Вас).

Анализ деловых писем с этой точки зрения показывает, что причины коммуникативных неудач или коммуникативного дискомфорта часто связаны с расхождениями в пресуппозициях автора и адресата. Получив такое письмо, поверхностно знающий японскую культуру адресат поставит под сомнение серьезность автора и при этом при дальнейшем общении может сам допустить ряд социокультурных ошибок, таких как недооценка статуса автора письма и, как следствие, фамильярный тон.

Для того чтобы имплицитное представление информации способствовало эффективности дискурса, необходим определенный уровень языковой и социокультурной компетенций. Так, в представленном ниже письме есть различие между выражением фактической и эмоциональной информации. Рассмотрим его подробно.

«Здравствуйте! Многоуважаемый Сулица Олег Андреевич!

Ваше письмо я уже получила. Красивые картинки долго смотрела. Я узнала, что Рязанский государственный университет имеет длинную историю. Отсюда появился известный всему миру поэт - Есенин. Я очень люблю его стихи, что пахнут ароматом земли. Разнообразные архитектуры выглядят так приятно!

Благодарю за внимание! Всего хорошего!

Бай Лицзюнь».

Письмо написано на русском языке китайским преподавателем, и допущенные ошибки могут объясняться недостаточной языковой компетенцией. Однако мы считаем целесообразным проанализировать это письмо с точки зрения реципиента, потому что на первый взгляд письмо резко отличается как по форме, так и по содержанию от деловой переписки.

Это письмо-ответ, поэтому часть информации имплицируется в расчете на знание реципиентом исходного контекста: в инициативном письме вложенным файлом была послана презентация о городе и университете. К фоновым знаниям коммуникантов также относится знание о том, что автор будет преподавать китайский язык в университете, и о том, что в этом городе она ранее не была. Таким образом, социокультурный контекст коммуникативной ситуации включает нормы межкультурного взаимодействия в академической среде, а ситуационный контекст основан на ряде перечисленных выше пресуппозиций. Статус русского адресата несколько выше, чем, по-видимому, объясняется избыточно вежливое для русского читателя обращение со стороны китайского преподавателя. Практическая цель автора - продолжение контактов с официальным лицом, представляющим будущее место работы. Коммуникативная цель письма - выразить благодарность за высланную презентацию.

Внешний фрейм состоит из следующих слотов: два субъекта (контрагенты), действие (выражение благодарности), причина (необходимость поддержания деловых контактов), результат действия (польза — хорошие отношения с будущим работодателем).

Один из ключевых концептов внутреннего фрейма, судя по тематической сетке, — это «удовольствие», о чем свидетельствуют лексические единицы: красивые, известный, люблю, аромат, приятно, разнообразные.

Вместе с тем мы не можем полагаться только на значения лексических единиц для выявления концептов, организующих передаваемую информацию для реализации практической и коммуникативной цели. Объектами высказывания в письме являются фотографии и то, что на них изображено. Концепт «удовольствие» дает возможность выразить оценку объектов высказывания, однако инференция о том, что автор написала письмо только для выражения своего эмоционального состояния, была бы неверной.

Для проникновения в мотив автора письма необходимо учитывать и особенности типа текста. Устойчивой характеристикой благодарственных писем является дискурсивная стратегия, направленная на формирование у адресата понимания значимости совершенных действий. Анализ дискурсивного модуля письма показывает, что реализация этой стратегии осуществляется за счет двух основных тактик: констатации факта и оценки. Оценка при этом касается не действий реципиента, что более характерно для благодарственных писем, а той информации, которую реципиент предоставил. Тем не менее, автор пытается достичь коммуникативной цели с помощью, как ни парадоксально, риторической ошибки: клише «благодарю за внимание» неуместно в данной коммуникативной ситуации, но, если его интерпретировать буквально, оно означает признательность за то, что к автору письма проявили внимание.

Однако не всякий реципиент будет подвергать письмо подобному анализу. У большинства упомянутая риторическая ошибка вызовет недоумение, как и сочетание избыточной вежливости обращения, свойственной восточным культурам, и фамильярности завершающего письмо клише «Всего хорошего!».

Наполнение слотов и объективация информации, содержащейся в них, приводит к ее упорядочению в эксплицитной форме. Та часть необходимой для понимания мотива и цели автора информации, которая представлена имплицитно, при эффективной коммуникации должна быть восстановлена за счет стереотипных фреймов и соответствующих концептов и категорий, существующих в концептуальной картине мира.

При несовместимости эксплицитно и имплицитно выраженного содержания дискурса с коммуникативной ситуацией, в частности с социокультурным контекстом и фоновыми знаниями, возникают коммуникативные неудачи в виде недопонимания и коммуникативного дискомфорта.

4.3. Дискурсивный модуль как средство объективации внутриконцептуальных и межконцептуальных связей

В результате нашего исследования мы можем прийти к заключению о том, что, создавая текст письма, автор совершает отбор и организацию дискурсивных стратегий и тактик, способствующих упорядочению структуры и содержания дискурса и влияющих на развитие и уточнение структуры концепта. Эта организация представляет собой дискурсивный модуль, под которым мы понимаем функционально завершенное подвижное объединение дискурсивных тактик на основе общей дискурсивной стратегии, определяемое коммуникативной целью автора, особенностями жанра и характеристиками коммуникантов.

Учитывая тот факт, что высказывание уникально, так как коммуникативная ситуация, в которой оно реализуется, также уникальна, есть все основания полагать, что набор и последовательность дискурсивных тактик не повторяется полностью от письма к письму. Дискурсивный модуль обладает гибкостью, хотя и призван соответствовать универсальным принципам организации делового письма. Единичное и всеобщее в данном случае сочетаются и взаимно дополняют друг друга.

Дискурсивный модуль способствует интерпретации концепта путем объективации связей между его характеристиками, а также его связей с другими концептами в дискурсе, поэтому он был включен в когнитивную модель жанра (четвертый блок модели).

Когнитивно-дискурсивный подход к упорядочению информации в дискурсе предполагает уточнение данной нами в главе 2 предварительной классификации дискурсивных тактик. Деление дискурсивных тактик на две группы: тактики, уточняющие объект высказывания, и тактики, обеспечивающие когерентность информации, — позволяют охарактеризовать тип текста в рамках жанра, но не дают возможности соотнести единицы и способы концептуализации с процессом развития мысли в дискурсе.

Для этой цели следует, на наш взгляд, сопоставить дискурсивные стратегии и тактики с интеллектуальными операциями, применяемыми в ходе когнитивных процессов восприятия и создания дискурса.

По мнению большинства исследователей-психологов, в основе интеллектуальных процессов лежат две основные операции: анализ и синтез. При этом каждая из операций включает ряд других, через которые она реализуется. Анализ предполагает расчленение, сопоставление, сравнение, различение, классификацию, конкретизацию, установление связей между частями и отдельными свойствами. Синтез включает аналогию, абстрагирование, обобщение, аранжировку, набор. С нашей точки зрения, все остальные операции (идентификация, определение, индукция, дедукция, интерпретация, систематизация и структурирование) выполняются на основе анализа и синтеза. Каждая из операций, а в некоторых случаях сочетание операций, объективируются в ходе общения в дискурсивных тактиках. Иными словами, используя дискурсивные тактики, мы опираемся на интеллектуальные операции, присущие процессу познания.

В зависимости от сочетания операций в процессе формирования концептуальной картины мира происходит создание концепта, фрейма или категории.

При создании концепта ведущими интеллектуальными операциями служат расчленение, абстрагирование, установление связей и определение (как выяснение значений и смыслов) [201]. Поскольку концепт можно рассматривать как производное его характеристик, то в процессе его формирования интеллектуальные операции могут способствовать сопоставлению, наложению и «прилаживанию» характеристик, в результате чего концепты получают способности к трансформации, взаимопроникновению, реструктуризации и метафоризации. Так, например, в рекламном письме, продвигающем на рынок альманах «Сильный руководитель — сильная Россия», в начале письма даются категоризирующие характеристики печатной продукции такого рода: «Всероссийский федеральный справочник», «из серии «Золотые страницы истории РФ». В следующих абзацах происходит дальнейшее расчленение характеристик концепта: «посвящен впечатляющей панораме...», «историко-аналитический фолиант», «масштабная галерея ярких портретов», «предназначен для руководителей и сотрудников.». Часть характеристик является обобщением, то есть абстрагированием (историко-аналитический фолиант), и между характеристиками прослеживаются связи, такие как часть — целое (справочник — из серии), объект - содержание объекта (альманах - посвящен), объект - функция (альманах - предназначен).

В результате первые три абзаца текста составляют определение концепта:

«Настоящим письмом информирую Вас о том, что 25 Марат 2011 года тиражом в 25 000 экземпляров вышел в свет Всероссийский федеральный справочник «Сильный руководитель - сильная Россия» из серии «Золотые страницы истории РФ», содержащий в том числе и развернутую статью о Вашем учреждении (она представлена на 3-х страницах формата А4).

Альманах «Сильный руководитель - сильная Россия» посвящен впечатляющей панораме позитивных изменений, происходящих в экономике, бизнесе, науке и культуре, в сознании миллионов россиян. Одновременно это и историко-аналитический фолиант, и масштабная галерея ярких портретов наших замечательных современников, которые своим трудом, талантом, деловой инициативой способствуют возрождению великой России.

Альманах предназначен для руководителей и сотрудников организаций, предприятий и учреждений самого различного профиля, органов законодательной и исполнительной власти, министерств и ведомств...»

Как видно из приведенного примера, развитие дискурса является продуктом функционирования интеллектуальных операций, создающих уточненный концепт и предопределяющих выбор языковых средств: лексических (сильный, панорама, изменения, галерея портретов и пр.), синтаксических (причастные обороты, однородные члены предложения) и стилистических (слова с оценочной и эмо- тивной коннотацией: впечатляющий, позитивный и др.).

В ходе выявления фреймовых связей (пропозициональных цепочек) главную роль играют такие операции, как расчленение, установление связей, обобщение связей, структурирование, дедукция (как вывод на основе умозаключений) и интерпретация. Так, внешний фрейм делового письма строится на основе расчленения коммуникативной ситуации и выделения в ней отдельных составляющих (участники, их роли и отношения, место и время коммуникации и т.д.). Между составляющими устанавливаются связи (контрагент - действие, причина - следствие и пр.), причем эти связи носят обобщенный характер: называя участников коммуникативной ситуации «контрагентами», мы абстрагируемся от конкретных личностей. Установив обобщенные связи, мы можем структурировать фрейм, применяя операцию дедукции (если получение товара необходимо контрагенту для его реализации и получения прибыли, то причиной действия является «необходимость», а результатом «выгода»). Фрейм письма создается на основе толкования эмпирических фактов, что, по мнению В.Д. Шадри- кова, является интеллектуальной операцией «интерпретация».

Категории обыденного сознания формируются на основе сопоставления, сравнения, различения, аналогии, определения, систематизации, идентификации, индукции.

Если мы снова обратимся к рекламному письму, фрагмент которого приведен выше, то увидим, что альманах включается в категорию «справочник» (хотя альманах в большинстве словарей определяется как литературный сборник, а не справочник). Однако, опираясь на фоновые знания читателя, авторы письма систематизируют признаки данного издания (историко-аналитический фолиант, галерея портретов, предназначен для руководителей и сотрудников...), устанавливают ассоциацию по сходству (аналогия) со справочной литературой и идентифицируют этот альманах как «Всероссийский федеральный справочник».

Терминологически некоторые дискурсивные тактики совпадают с интеллектуальными операциями. В этом случае они соотносятся как процесс (недоступный для наблюдения) и его вербализованный результат.

В приведенном ниже отрывке письма-сообщения о конкурсе программ развития деятельности студенческих объединений приводится перечень студенческих организаций, которые должны существовать в университете:

«Все мероприятия Программы разделяются на два направления: профессиональная адаптация обучающихся и повышение их профессиональных компетенций, в том числе поддержка деятельности студенческих научных обществ, студенческих конструкторских исследовательских бюро и лабораторий, молодежных инновационных центров и бизнес-инкубаторов, центров профориентации, профильных студенческих отрядов.»

При составлении такой классификации автор использует интеллектуальную операцию с тем же названием, одновременно вербализуя ее.

Но есть и другие возможности объективации интеллектуальных операций в дискурсивных тактиках. Так, например, интел-

лектуальная операция «установление связей» реализуется в дискурсивном модуле с помощью целого ряда тактик и юнкций: расположение в последовательности; определение порядка во времени; определение порядка в пространстве; указание на условие - результат; выявление причины — определение следствия; указание на цель — указание на средство.

В силу интертекстуальности многих писем мы ввели дискурсивную тактику «ссылка», которая основана на интеллектуальной операции «сопоставление», а точнее на соотнесении как частном случае сопоставления. Как показывает наше исследование, «соотнесение» при формировании ссылки в деловом письме проявляется в нескольких вариантах.

Во-первых, это соотнесение частного случая с общим правилом:

«В случае невыполнения данного постановления вы можете быть привлечены к ответственности по ст. 88 КоАП...»

Во-вторых, при ссылке на условия договора, на текст заказа, на предыдущие письма используется соотнесение реального положения дел с предполагаемым эталоном делового поведения:

«В соответствии с п. 4.3 Договора о поставке № 245-з от 25.11.2006Вы должны были поставить товар к 28.02. 2007...»

Следует отметить, что в других видах дискурса возможны другие варианты соотнесения, но это выходит за рамки делового письма. Так, в официальной речи возможны соотнесения с прецедентным текстом за счет аналогии:

«We have performed a Herculean task by launching a new assembly line within three months...»

Возможна и реализация более чем одной операции в одной дискурсивной тактике. Например, для констатации факта могут быть необходимы расчленение, сравнение и установление связей: «При проверке товара на качество было установлено, что оно не соответствует заявленному в товаросопроводительных документах...»

Таким образом, интеллектуальные операции могут соответствовать дискурсивным тактикам по одному из следующих видов соответствия:

- одна операция — одна тактика;

- одна операция — несколько тактик;

- одна тактика - одна операция в нескольких разновидностях;

- одна тактика - более одной операции.

В первом параграфе данной главы были описаны различия между прототипической и фреймовой структурами концепта. При модификации концепта в дискурсе часть дискурсивных тактик способствует объективации и уточнению прототипической структуры концепта, а другая их часть обеспечивает раскрытие фреймовых связей между признаками концепта.

Рассмотрим, как происходит объективация внутриконцептуальных и межкоцептуальных связей с помощью дискурсивных тактик двух видов на примере еще одного письма-отчета финансовой аналитической компании.

Ключевым концептом письма является концепт «stock market/ equity market». Сравнение определений соответствующей лексемы в толковых и энциклопедических словарях и применение методов компонентного анализа, концептуального анализа и семантического метаязыка позволил и выявить фреймовую и прототипическую структуры концепта. Некоторые определения из специальных экономических словарей приведены ниже:

«A stock market or equity market is a loose network of economic transactions for the trading of company stock (shares) at an agreed price» [202].

«A market that gives companies a way to raise needed capital and gives investors an opportunity for gain by allowing those companies' stock shares to be traded» [203].

Фреймовая структура концепта базируется прежде всего на трех контрагентах, которые обеспечивают функционирование этой экономической деятельности: инвесторы (разных видов), финансово-экономические (инвестиционные) компании и предприятия. Причина действий каждого из контрагентов — «потребность» в деньгах (у предприятий - в виде капитала), результат действий - выгода. Предприятия участвуют в двух видах действий: основной деятельности, которая приносит прибыль (в дефинициях это обозначено концептом «performance»), и действиях по выпуску акций. Инвестиционные компании представляют анализ и рекомендации для инвесторов, инвесторы отдают деньги предприятиям и получают (или не получают) дивиденды, то есть приобретенные ценные бумаги либо растут в цене, либо падают. Таким образом, к каждому из контрагентов приписаны слоты «действие» (у предприятий — два слота «действие»), «объект» (то, что дается другому контрагенту), «причина», «результат». Концептуальный анализ показывает, что весь фрейм локализован во времени и пространстве, хотя в словарных дефинициях этот признак не отражен. Но рынок ценных бумаг без локализации во времени и пространстве существует лишь абстрактно, потому что сам род деятельности предполагает зависимость от состояния экономики в конкретный период времени в определенном регионе.

Для организации прототипической структуры концепта ведущую роль играет универсальная концептуальная сеть, основанная на базисных концептах «постоянное/переменное». В ядре находятся постоянные признаки, не имеющие вариаций «network», «loose», «economic» и «transactions». Приядерная зона содержит признаки «participants», «shares» и «stock exchange», так как они обязательны для данного концепта, но их конкретизация до некоторой степени вариативна в рамках тех категорий, которые они формируют. Энциклопедические словари дают реестр участников данного вида экономического взаимодействия: «individual retail investors, institutional investors such as mutual funds, banks, insurance companies and hedge funds, and also publicly traded corporations trading in their own shares». Виды ценных бумаг также образуют закрытую категорию: «equities», «bonds», «shares» и др. Фондовые биржи перечисляются в справочной литературе по мере их значимости, то есть категория «фондовые биржи» иерархична: New York Stock Exchange (самая крупная в мире), Toronto Stock Exchange (самая крупная в Канаде), Amsterdam Stock Exchange, London Stock Exchange, Paris Bourse, Frankfurt Stock Exchange (самые крупные в Европе).

Данный пример еще раз свидетельствует о взаимопроницаемости единиц языковой концептуализации: в содержание концепта могут входить категории, которые вне связи с концептом теряют свою значимость. На более дальней периферии представлены признаки «capital», «gain», «loss», «performanсe». Эти признаки наиболее вариативны в ситуациях, связанных с рынком ценных бумаг.

На самой дальней периферии располагаются признаки, появившиеся у концепта в результате действия метафтонимического: «up» и «down» («In premarket trading Wednesday, Citi shares were down more than 3 %», «Shares of Regions Financial were up almost 4 %.», «Treasury dropped, pushing the yield up to 2,19 % from 2,11 % late Tuesday» и пр.). Концептуальный анализ дает возможность утверждать, что это основная сфера-источник для данного концепта, представляющая фондовый рынок как объект, постоянно находящийся в движении по направлению вверх или вниз. Прототипическая структура концепта «stock market» показана на рисунке 15.

Рис. 15. Прототипическая структура концепта «stock market»

Письмо инвестиционной компании основано на дискурсивной стратегии убеждения путем объяснения. Приведенная ниже таблица показывает, как дискурсивный модуль письма позволяет «высветлить», или, иными словами, поместить в фокус внимания уточненные признаки концепта за счет тактик, объективирующих прототипические связи (в левом столбце), и одновременно раскрыть его фреймовую структуру с помощью тактик, объективирующих пропозициональные связи (в правом столбце). При этом мы обозначили инвестиционную компанию как «контрагент 1», рынок ценных бумаг — «контрагент 2», инвесторы — «контрагент 3».

Таблица 3

Последовательность дискурсивных тактик

(пример 1)

Дискурсив ные тактики, объективирующие прототипические связи Текст письма Дискурсивные

тактики,

объективирующие

пропозициональные

связи

1 2 3
Оценка Firebird Avrora Fund was down 13,6 % in May... Констатация факта (контрагент 1 — состояние); определение порядка во времени
Оценка a terrible month for equities and other «risk assets». Объект — состояние
which were virtually all affected by deepening concerns over the sovereign debt crisis in Europe Выявление причины
Проведение аналогии (метафора, метонимия) May turned into a bloodbath Контрагент 2 — состояние
as investors panicked when the word «default» was mentioned in connection with Greece and its Mediterranean neighbors. Причина состояния (выявление причины?) контрагента 2; контрагент 3 — состояние
despite protestations from EU leaders that no form of debt restructuring would be allowed to happen at this time Указание на условие; выдвижение постулата (утверждение, требующее подтверждения)
Проведение аналогии (метафора) The Euro plunged accordingly Выявление причины
Проведение аналогии (метафора) depressing the carrying prices of the half of our portfolio denominated in the common currency or others linked to it Определение следствия
Проведение аналогии (метафора) In June, however, markets have begun to snap back Определение порядка во времени

border=0> 1 2 3 Сравнение as they did in March after a similar fear-induced selloff had gripped markets in February Констатация факта (контрагент 2 — действие + контрагент 2 — состояние) Проведение аналогии (метафора) It seems that volatility will persist for some time... Выдвижение постулата but we believe it is best to stay the course with the portfolio more or less as currently constructed Выдвижение постулата because we believe the valuations remain compelling Выявление причины Проведение аналогии (метафора) Even as the economic fundamentals of the region are continuing to show signs of a return to relatively robust growth Указание на условие

Как видим, в первом абзаце текста письма в фокус внимания попадают не столько ядерные признаки ключевого концепта (loose network), сколько признаки ближней и дальней периферии, при этом последние используются для метафорической оценки первых: рынок ценных бумаг оценивается с точки зрения «повышения — понижения», о чем свидетельствуют признаки «down», «plunged», «default», «growth», «volatility». Таким образом, прототипические связи в структуре концепта упорядочиваются с помощью метафто- нимического механизма и универсальной концептуальной сети на основе базисного концепта «движение (вверх — вниз)».

Во второй группе тактик преобладает юнкция «причина — следствие», дополняемая тактиками «констатация факта» и «выдвижение постулата». С точки зрения дискурсивного модуля это необходимо для реализации стратегии убеждение путем объяснения, а с точки зрения пропозициональных связей это позволяет поместить в фокус внимания слоты «причина» и «результат».

Коммуникативная ситуация и ее отдельные компоненты, такие как практическая и коммуникативная цели автора, а также фоновые знания реципиента могут вызвать преобладание одной или другой группы тактик в дискурсе делового письма. В приведенном выше письме на русском языке, рекламирующем альманах-справочник, наблюдается превалирование тактик первой группы, объективирующих прототипическую модель ключевого концеп-

та. Рассмотрим дискурсивный модуль для того же фрагмента письма (табл. 4).

Последовательность дискурсивных тактик

(пример 2)

Таблица 4

Дискурсив ные тактики, объективирующие прототипические связи Текст письма Дискурсивные

тактики,

объективирующие

пропозициональные

связи

1 2 3
Настоящим письмом информирую Вас о том...
Конкретизация

(количество)

Что 25 марта 2011 года тиражом в 25 000 экземпляров вышел Констатация факта, определение порядка во времени
Иде нтификация Всероссийский федеральный справочник «Сильный руководитель — сильная Россия» из серии «Золотые страницы истории РФ». Отнесение к множеству
Конкретизация Содержащий, в том числе и развернутую статью о Вашем учреждении (она представлена на 3 страницах формата А4)
Определение, оценка, конкретизация Альманах «Сильный руководитель — сильная Россия» посвящен впечатляющей панораме позитивных изменений, происходящих в экономике, бизнесе, науке и культуре, в сознании миллионов россиян Перечисление
Определение, проведение аналогии (метафора), оценка, конкретизация Одновременно это и историко-аналитический фолиант, и масштабная галерея ярких портретов наших замечательных современников, которые своим трудом, талантом, деловой инициативой способствуют возрождению великой России Перечисление

1 2 3
Конкретизация Альманах предназначен для руководителей и сотрудников организаций, предприятий и учреждений самого различного профиля, органов законодательной и исполнительной власти, министерств и ведомств... Перечисление

В группе тактик, раскрывающих прототипическую структуру концепта, доминируют конкретизация, определение и оценка. Кроме того, используются тактики: проведение аналогии и идентификация. Тактики второй группы в этом фрагменте письма используются в меньшей степени, их всего три: констатация факта, перечисление и отнесение к множеству. Такая структура дискурсивного модуля объясняется рядом причин.

Во-первых, рекламное письмо должно содержать детальную характеристику объекта высказывания в соответствии с практической целью автора - продать.

Во-вторых, поскольку дискурсивной стратегией письма является убеждение путем описания (рекламируемого продукта), каждая характеристика фактически выполняет роль аргумента.

Но, в-третьих, такая подробная детализация связана с тем, что концепт «альманах» сравнительно недавно вошел в категорию «справочник». Свидетельством этому служит тот факт, что слово «альманах» в этом значении не встречается в русских толковых словарях 17, за исключением словаря Т.Ф. Ефремовой, дефиницию из которого мы приводим ниже:

«Альманах - сборник произведений художественной литературы, объединенных по тематическому, жанровому, идейнохудожественному и т.п. признаку. Сборник статей, содержащих занимательные сведения справочного характера из различных областей знания, устар. Календарь» 18.

17 Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка ; Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь современного русского языка. М. : Буко- лина : РООССА, 2008. 1247 с.

18 Альманах // Толковый словарь Т.Ф. Ефремовой. URL : http://www. efremova.mfo/search/?cx=partner-pub-1750998873912355%3Awmh278179mc&cof= FORID%3A10&ie=windows- 1251&q=%E0%EB%FC%EC%E 0%ED%E0%F5 (дата обращения 18.01.2012)

Анализ словарной дефиниции и контекстов использования лексемы, объективирующей данный концепт с помощью компонентного и концептуального методов, показывает, что в ядре прототипической модели находятся два признака: «сборник» (то есть некоторое множество) и «объединенный общим принципом», так как это общие признаки для всех значений лексемы. В приядер- ную зону входят признаки «литературный и непериодический», а к ближайшей периферии относятся признаки «справочный» и «различные области знания», которые отражены во втором и третьем значениях слова (справочник, календарь). На дальней периферии располагаются признаки, связанные только со значением «календарь»: «перечень дней в году», «регулярный». Поскольку в значение слова «календарь» входят компоненты «различный» и «справочные сведения», которые объединяют ближайшую и дальнюю периферию, мы полагаем, что, хотя это значение и отмечено как устаревшее, оно по-прежнему отражает некоторые признаки в прототипической структуре концепта.

Пропозициональные связи во фреймовой структуре концепта «альманах» соединяют признаки на основе отношений «часть — целое» и «часть — ее качество»: отдельные части составляют целое, при этом все части имеют одно общее качество (литературный, научный, публицистический и др.).

Таким образом, превалирование в тексте письма тактик, объективирующих прототипическую структуру концепта, обусловлено еще и тем, что в фокус внимания помещаются признаки, которые в прототипической структуре находятся на периферии, а, кроме того, фреймовая структура концепта содержит только две пропозициональные цепочки, и они объективируются дискурсивными тактиками «представитель множества» и «констатация факта».

Анализ писем в 28 жанрах показал, что функционирование дискурсивного модуля зависит в первую очередь от коммуникативной ситуации, в частности, таких ее составляющих, как четко обозначенные в деловом общении отношения между контрагентами, от коммуникативной цели, фоновых знаний и от локализации во времени и пространстве.

От коммуникативной цели зависит основная дискурсивная стратегия, которая определяет выбор и последовательность дискурсивных тактик. Вместе с тем следует отметить, что дискурсивные стратегии и тактики находятся в прямой зависимости от отношений коммуникантов, их фоновых знаний, статусов и степени компетентности в сфере общения, а также от социокультурного контекста. Это объясняет тот факт, что в некоторых типах текстов (например, в рекламном письме) объект высказывания рассматривается более подробно, а в других (например, в уведомлениях) применяются ссылки на законы и подзаконные акты, которые предположительно должны быть известны реципиенту.

Другим фактором, влияющим на строение дискурсивного модуля, является характер ключевого концепта высказывания, структура которого предполагает иерархию характеристик, расположенных в дискурсе в соответствии с особенностями коммуникативной ситуации. Это положение иллюстрируют приведенные выше примеры с концептами «stock market» и «альманах». Концепты так же, как фреймы и категории, не определяют выбор дискурсивной стратегии, но имеют непосредственное отношение к выбору тактик.

Объективация характеристик концепта происходит в двух напр авлениях:

В связи с тем, что текст непременно содержит какую-то уже известную информацию, в нем объективируются признаки, заложенные в концепте как единице концептуальной картины мира и отраженные в значениях соответствующих лексем.

В тексте также объективируются признаки, которыми концепт потенциально обладает и которые в дальнейшем получают развитие по ходу развертывания дискурса в зависимости от коммуникативной ситуации.

Так, например, концепт «добросовестный поставщик» в оценке делового сообщества (и соответственно в дискурсе) приобретает признаки «участие в госзаказах», «представление продукции на выставках», «участие в общественной жизни», которые не предусмотрены значениями соответствующих лексических единиц.

В процессе упорядочения информации дискурсивный модуль наряду с единицами и способами концептуализации предопределяет выбор языковых средств. Эффективность выбора языковых средств непосредственно зависит от особенностей дискурсивных стратегий и тактик и регламентируется нормами языка. Так, например, если мы применяем дискурсивную тактику «перечисление», то нам заранее известно, что в этом случае могут использоваться словосочетания или предикативные конструкции. Если для убеждения реципиента необходимо указать на причинноследственные связи между событиями, автор использует лексические и синтаксические средства, способствующие объективации этих связей:

«При неполучении Вашего ответа... продукция будет нами поставлена другим потребителям»;

или

«Так как открытые колодцы создают угрозу жизни пешеходов и могут привести к несчастным случаям, требуем принять срочные меры по устранению неполадок».

Исследование разных типов текстов деловых писем показывает, что чем дальше от ядра прототипической модели данного вида дискурса находится тот или иной тип текста, тем более вариативен выбор языковых единиц для детализации ключевого концепта и для вербального наполнения дискурсивных тактик.

Например, уведомления о расторжении договора аренды и в русской, и в англоязычной традиции предполагают использование таких тактик, как определение порядка во времени и пространстве, что приводит к выбору соответствующей лексики.

«Take notice that your month to month tenancy of the herein described premises is hereby terminated at the expiration of 30 days after service of this notice on you, and that you are hereby required to quit and on said datedeliver up to me the possession of the premises now held and occupied by you under such tenancy.

Said premises are known as: Spruce Building, 4012 Girard Avenue, Philadelphia, Pennsylvania.»

Кроме того, для этого типа текста характерно использование юнкций «причина — следствие», что также в деловой переписке приводит к применению клишированных слов и выражений: «of the herein described premises», «you are hereby required» и др. Или в русских письмах: «уведомляет Вас о расторжении договора аренды», «Вам надлежит освободить занимаемое помещение, расположенное по адресу...».

Юнкции как цепочки взаимообусловленных тактик могут выражаться синтаксически обстоятельственными придаточными предложениями причины, следствия, условия, цели и т.д., в которых соответствующая пропозициональная связь выражена эксплицитно:

«If you have any questions concerning your contract, or if we can be of service to you in any way, please let us know.»

Эта связь может быть выражена и имплицитно, когда в тексте письма сам порядок расположения информации предполагает пропозициональную зависимость:

«It was distressing to learn that the chocolate we shipped to your firm last week arrived in bits and pieces. Per your request, a new shipment for 30 lbs. left our dock this morning and is scheduled for afternoon delivery to you on May 26th.»

Вместе с тем, как мы уже отмечали в предыдущей главе, стандартизованность в выборе дискурсивных тактик остается на всех уровнях модели: даже в находящихся на периферии рекламных письмах доминируют одни и те же дискурсивные стратегии и тактики, хотя языковые единицы гораздо более разнообразны.

Особого внимания заслуживают прагматические единицы официально-делового дискурса. Если выбор лексических и синтаксических единиц зависит от коммуникативной ситуации, но эта зависимость опосредована типом текста и дискурсивным модулем, то прагматические единицы в какой-то степени зависят от типа текста и от дискурсивной стратегии, но и в какой-то степени определяются составляющими коммуникативной ситуации напрямую, в частности: от статусов коммуникантов и отношений между ними зависит модальность текста письма, от их фоновых знаний — выбор пресуппозиций и импликаций, от социокультурного контекста — формулы вежливости.

Итак, дискурсивный модуль так же, как и единицы и способы языковой концептуализации, определяет выбор и организацию языковых единиц в тексте письма. Но и построение самого дискурсивного модуля обусловлено рядом факторов.

Во-первых, основная дискурсивная стратегия напрямую зависит от коммуникативной цели автора. Другие составляющие коммуникативной ситуации также влияют на дискурсивный модуль, но опосредованно, через выбор типа текста, который должен соответствовать практической цели (получить товар — заказ; привлечь для участия в мероприятии — приглашение; сохранить хорошие отношения с клиентом — извинение и пр.), а также обстоятельствам коммуникации, в том числе социокультурному контексту. Каждый тип текста, как показало наше исследование, обладает некоторым набором дискурсивных тактик, варьирующихся в конкретных ситуациях лишь до некоторой степени.

Во-вторых, выбор и последовательность дискурсивных тактик, как мы уже говорили, способствуют объективации связей между признаками концепта (прототипических и пропозициональных) и, таким образом, дискурсивный модуль не может не зависеть от ключевого концепта текста письма. Ключевой концепт и (отражающий коммуникативную ситуацию) внешний фрейм определяют структуру внутреннего фрейма письма, выбор категорий или создание окказиональных категорий для реализации коммуникативной цели. Для объективации связей между этими ментальны-

ми структурами также необходимы дискурсивные тактики. Таким образом, единицы и способы языковой концептуализации играют важную роль в формировании дискурсивного модуля.

Коммуникативная ситуация предполагает выбор жанра и типа текста, характеристики которых также способствуют упорядочению информации. При этом жанр играет опосредующую роль между коммуникативной ситуацией и другими составляющими когнитивной модели: единицами и способами языковой концептуализации, дискурсивным модулем и языковыми средствами.

Ниже приводится схема, наглядно демонстрирующая роль жанра в упорядочении информации в деловом письме (рис. 16 ).

Рис. 16. Когнитивная модель жанра

Как видно из вышеизложенного, дискурсивный модуль, непосредственно связанный с характеристиками жанра, создает функциональное единство с единицами и способами языковой концептуализации и с языковыми средствами, их выражающими. Дискурсивный модуль, как показало исследование, может рассматриваться в качестве инструмента объективации связей внутри ментальных структур и между ментальными структурами, что проявляется в дискурсивных тактиках.

Анализ и обобщение основных результатов исследования деловых писем в 28 типах текстов делового письма позволили установить взаимосвязь различных блоков когнитивной модели жанра, используемой в качестве инструмента исследования роли единиц и способов языковой концептуализации в организации делового письма как вида официально-делового дискурса.

Это позволило уточнить рабочее определение языковой концептуализации, под которой мы понимаем процесс и результат а) объективации взаимодействия ментальных структур, упорядочивающих опыт за счет трансформации концептуального поля в семантическое поле, и б) установления коммуникативных связей в высказывании за счет привлечения дискурсивных стратегий и тактик.

Упорядоченность информации в концептуальной картине мира и в дискурсе основана на функционировании четырех механизмов, являющихся следствием следующих свойств единиц и способов языковой концептуализации:

- способность к трансформации, в частности, превращении концепта в базисный концепт и наоборот;

- способность к взаимопроникновению, о чем свидетельствует возможность использования суперординаты категории в качестве признака концепта, а также сочетание прототипических и фреймовых связей в структуре концепта;

- способность к «наложению» признаков, или к метафтони- мизации как в момент формирования концепта, так и в ходе его использования в дискурсе;

- способность к реструктуризации, то есть «высветлению» или «затемнению» каких-то признаков, с целью смещения фокуса внимания при использовании концепта в качестве единицы концептуализации в концептуальной картине мира и в дискурсе.

Концепт является центральной единицей концептуализации, поскольку в его структуре могут соединяться все остальные единицы и способы концептуализации.

Объективация ментальных структур в языковой картине мира начинается с процесса трансформации концептуального поля в семантическое, причем избираемые для этого семантические компоненты делятся на две группы: компоненты, отражающие признаки концепта, и компоненты, отражающие связи между признаками. При этом в семантической структуре знака эти семы имеют одинаковый статус и трудно разграничиваются. Кроме того, в со-

держании знака соединяются семантика и прагматика, выражающие соответственно объективные признаки и их оценку.

Из четырех описанных свойств единиц и способов языковой концептуализации два последних реализуются в языковой картине мира с помощью метафтонимии, а также с помощью ряда семантических механизмов, таких как расширение или сужение семантики слова, перераспределение семантических компонентов между синонимами, смена оценочной коннотации.

Синтаксис обеспечивает не только связи между знаками языка, но и объективацию универсальных концептуальных сетей (время, пространство, действие, причина и пр.), а также ментальных категорий. Наряду с лексическими единицами, синтаксис позволяет не только эксплицитно представлять информацию в вербальной форме, но и способствовать ее имплицированию.

Вместе с тем ведущая роль в создании баланса между экс- плицитностью и имплицитностью в дискурсе принадлежит прагматике языка. Составляющие прагматического аспекта высказывания — пресуппозиции, расчет на фоновые знания, инференции, модальность текста — дают возможность не только экономить языковые единицы, но и устанавливать важные для интерпретации дискурса связи между упорядоченной, но невысказанной информацией и вербально оформленным сообщением. Это особенно важно в тех случаях, когда целью импликаций является не экономия языковых средств, а сознательное стремление обеспечить выгодную для автора интерпретацию высказывания.

Важную роль в объективации связей, существующих внутри ментальных структур, и связей, существующих между ними, играет дискурсивный модуль, представляющий собой гибкую и динамичную последовательность дискурсивных тактик, объединенных общей дискурсивной стратегией. Ключевая роль дискурсивных тактик заключается в упорядочении двух видов внутриконцептуальных связей: связей между признаками концепта в его прототипической структуре и связей между признаками концепта в его фреймовой структуре. В соответствии с этим все дискурсивные тактики могут быть разделены на две группы, однако некоторые тактики могут отражать и те и другие виды связей.

Рассмотрение когнитивной модели жанра дает возможность говорить о том, что жанр является центром упорядочения информации в официально-деловом дискурсе в связи с тем, что жанр обладает целым рядом устойчивых характеристик, остальные же характеристики вариативны, но только в пределах жанра. Следовательно, вариативные характеристики также обладают жанроформирующими функциями.

<< | >>
Источник: Шеина И.М.. Единицы и способы языковой концептуализации в деловом письме : монография / И.М. Шеина ; Ряз. гос. ун-т им. С.А. Есенина. - Рязань,2011. - 340 с.. 2011

Еще по теме Эксплицитность и имплицитность проявления единиц и способов языковой концептуализации в официально-деловом дискурсе:

  1. Содержание
  2. Понятие концептуализации в когнитивистике
  3. Единицы и способы концептуализации в семантическом, синтаксическом и прагматическом аспектах
  4. Официально-деловой дискурс в парадигме «стиль - жанр»
  5. Функции единиц и способов языковой концептуализации в центре прототипической модели делового письма
  6. Эксплицитность и имплицитность проявления единиц и способов языковой концептуализации в официально-деловом дискурсе
  7. Глава 3 КУЛЬТУРА РЕЧИ СРЕДИ ДРУГИХ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ДИСЦИПЛИН