<<
>>

  КУЛЬТУРА РЕЧЕВОГО ОБЩЕНИЯ 

 

Под культурой речевого общения понимается такой отбор и организация языковых средств, которые способствуют наиболее эффективному достижению поставленных задач в данной сфере речевых коммуникаций с непременным учетом литературных норм.
Норма литературного языка — это общепринятое употребление языковых средств: звуков, ударения, интонации, слов, их форм, синтаксических конструкций. Основное свойство норм — их обязательность для всех говорящих и пишущих по-русски. Можно указать еще на два важных свойства норм: их устойчивость и в то же время историческую изменчивость. Если бы нормы не были устойчивыми, если бы они легко подвергались различного рода воздействиям, языковая связь между поколениями была бы нарушена. Конечно, неподготовленному читателю трудно, например, понять тексты, написанные в XI—XII вв., но произведения А. Пушкина мы понимаем, за исключением отдельных слов и выражений, хотя эти произведения созданы почти два века тому назад. Устойчивость норм обеспечивает во многом также преемственность культурных традиций народа, возможность возникновения и развития мощного потока национальной литературы. Об устойчивости литературной нормы заботится школа. Речь старших поколений, особенно нашедшая отражение в произведениях мастеров художественного слова, принимается в образец.
В то же время устойчивость норм не абсолютна, а относительна. Норма, как и все в языке, медленно, но непрерывно изменяется под влиянием разговорной речи, местных говоров, различных социальных и профессиональных групп населения, заимствований и т.д.
Изменения в языке влекут за собой появление вариантов некоторых норм. Это значит, что одно и то же грамматическое значение (например, места, времени, причины, цели), одна и та же человеческая мысль могут быть выражены неодинаково, посредством разных слов, их форм и сочетаний, с использованием различных фонетических средств. Без преувеличения можно сказать, что вариантность норм является неизменным и неизбежным спутником развития таких живущих интенсивной жизнью языков, как русский, а нередко причиной затруднений говорящих на нем.
При неравенстве вариантов главным считается вариант, который может использовать во всех стилях речи (бензина, чая, договоры). Второстепенным, неглавным признается вариант, употребление которого ограничено каким-либо одним стилем (сравните разговорные формы бензину, чаю, договора).
Нормы языка можно сравнить со стрелкой компаса. Хотя эта стрелка и не всегда бывает в устойчивом состоянии (полного покоя), хотя она и подвержена некоторым колебаниям, однако, только ориентируясь на нее, можно выбрать правильный путь, Таковы и языковые нормы: они не абсолютно неподвижны, но все же правильно ориентируют в безбрежном море речевой деятельности. Сказанное относится прежде всего к произношению.
§ 1. Фонетические нормы
Произношение звуков и их комбинации

Современный русский литературный   язык отличается от жаргонов, внелитературного просторечия, местных говоров тем, что имеет систему норм произношения. Как должны произноситься те или иные звуки в определенных фонетических позициях, в определенных сочетаниях с другими звуками, а также в определенных грамматических формах и группах слов – всеми этими вопросами и занимается орфоэпия (от греч.
слов orthos – правильный и epos – речь). Следовательно, орфоэпию можно определить, как совокупность правил, которые устанавливают литературное произношение.
Значение орфоэпических правил для общения огромно. Они способствуют более быстрому и более легкому взаимопониманию говорящих. Ошибки в произношении отвлекают от содержания речи и тем самым мешают языковому общению. Несмотря на большие успехи, достигнутые в области народного образования в целом и в повышении речевой культуры нашего населения, в частности, произношение до сих пор является в ней наиболее слабым звеном. В настоящее время в связи с расширением влияния средств массовой коммуникации (радио, телевидение), отражающих и передающих «живые голоса» большего, чем в недавнем прошлом, количества носителей языка в прямом эфире, вопрос о правильности произношения стоит особенно остро.
Еще в начале нынешнего века образцом служило московское произношение в том виде, как оно сложилось к концуXIX в. Многие его черты оказались устойчивыми и сохранились до настоящего времени в литературном языке. В произношении гласных, например, наиболее характерной чертой является изменение в зависимости от их положения (позиции) в ударном или безударных слогах. Так, для русского литературного языка свойственно аканье, т.е. произношение [о] в безударном слоге, стоящем перед ударным, после твердых согласных как звука, близкого к [а], обозначаемого знаком ? – альфа: к[а]рва– корова, с[а]бка– собака, ст[а]– стою. В остальных безударных слогах, независимо от того, находятся ли они до или после ударного слога, заметно изменяется произношение не только [о], но и [?]. Оба звука произносятся как неясный, в большей или меньшей степени сокращенный (по-научному – редуцированный) ы-образный звук, средний между [а] и [ы], условно обозначаемый знаком ер/ъ/ Например, пишем сковород, прволока, а произносим скъвърада, про?вълъкъ, При произношении слов с неясными, по большей части сокращенными (редуцироваными) гласными, есть одна опасность, о которой надо постоянно помнить. Если мы будем слишком сокращать [?] и [о], некоторые слова могут зазвучать так, как звучат слова с другими значениями. Тогда наши собеседники могут невсе понять из сказанного нами. Так, слово голова [гълав] может звучать как глава [гл?в], пароход [пърахт], – как проход [пр?хт], паровоз [пър?вос] – как провоз [пр?вс], сторона [стър?н] – как страна [стр?н].
При произнесении согласных по-прежнему характерно в литературном языке, например, оглушение звонких согласных на конце слова и перед глухими и, наоборот, озвончение глухих перед звонкими. Приведем примеры возможного оглушения: дуб – ду[п], любовь - любо[ф, ], круг - кру[к], площадь - площа[т' ], дорожка –доро[ш]ка, алмаз – алма[с].
Однако некоторые говорящие при оглушении звонкого [г] на конце слова используют не парный ему глухой [к] что соответствовало бы орфоэпической норме, а согласный [х]. Говорят, например, вра[х] – враг, вдру[х] – вдруг, сне[х] – снег, фла[х]– флаг, что соответствует просторечному или диалектному произношению.
Приведем примеры и озвончения глухих перед звонкими согласными: вокзал – во[гз]ал, футбол – фу[дб]ол, сдать - [зд]ать, которые стали нормативными.
Однако у московского произношения с середины XIX в. был сильный конкурент – петербургское произношение. Оно отличалось от московского большей близостью к письменной речи, т.е. произношением близким в некоторых случаях к написанию. Например, москвичи говорили м[и]ста, сладк[ъй], було[ш]ная. петербуржцы произносили, как писали – м[е]ста, сладк[ий], було[ч]ная.
В 20-х гг. нынешнего века и в последующие десятилетия в русском литературном языке происходили большие изменения. Они были вызваны массовыми перемещениями населения в стране, изменением социального статуса людей, не владевших произносительными нормами, смешением, особенно в городах, выходцев из разных местностей, ликвидацией неграмотности, повышением общего культурного уровня народа под влиянием средств массовой информации, кино, а потом и телевидения. Да и само население Москвы и Ленинграда-Петербурга очень изменилось, поэтому в настоящее время трудно говорить о каких-то серьезных различиях в московском и петербургском произношении.
И все же старомосковское произношение до сих пор слышится в речи многих дикторов радио и телевидения, до сих пор культивируется на сцене многих театров, причем отнюдь не московских. Некоторыми оно и сейчас признается образцовым.
К наиболее заметным чертам старомосковского произношения обычно относят произношение: 1) окончаний 3-го л.мн.ч. глаголов II спряжения через =ут, =ют по аналогии с глаголами I спряжения:
в[з?ут], н[с?ут], слы'[шут]; ср. современное во' [з?ът], но' [с?ът], слы' [шът]; 2) окончаний И.п.ед.ч. прилагательных м.р. с основой на заднеязычные согласные г, к, х  с редуцированным звуком [ъ] на месте [и]: стро' [гъj], то'н[къj], ти' [х?иj]; ср. современное стро' [г?иj], то'н[к?иj], ти' [х?иj]; 3) суффиксов в инфинитиве, стоящих после заднеязычных г, к, х, также с редуцированным [ъ] на месте [и]: покри'[къвъ]тъ, перепры'[гъвъ]тъ, сма'[хъвъ]ть; ср. современное покри'[к?ива]тъ, перепры'[г’ива]ть, cма'[x?uвa]mь; 4) гласного [а] как среднего между [ы] и [э], т.е. [ыэ], после шипящих ж и ш в 1-м предударном слоге: [жыэ]ра', [шыэ]ги', [шыэ]лу'н; ср. современное [жа]ра', [ша]ги', [ша]лу'н, 5) гласных [а, э] после мягких согласных в 1-м предударном слоге как звука, близкого к [и]: [ч’и]сы', c[в’иэ]та'ть; ср. современное [ч’иэ]сы, с[в’иэ]та'ть 6) смягченных согласных перед последующими мягкими согласными: сча' [с’т?]ъе, ср. современный вариант сча[ст?]ъе, 7) суффикса = ся (=сь) в возвратных глаголах как твердого [са, с]; ср. общеупотребительное [с?а, с?]; ста'рал[с'ъ], стара?я[с?] и сценическое стара?л[съ], старая[с], 8) сочетание чн ак шн. ску'[шн]о, коне'[шн]о, 9) сочетаний зж, жж как долгого мягкого [], ви[']а?т?, др[']и ср. современное ви[]ать, др[] ы с твердым долгим [].
К сказанному о современном русском литературном произношении звуков и их комбинаций следует добавить, что в отличие от исконно русских слов, в которых перед е согласные смягчаются обязательно [д’э’ль, св'эт, cm’иэна'], заимствованные слова ведут себя по-разному. Одни сохраняют твердое произнесение согласного перед е, как в языке, из которого они заимствованы: ан[тэ'] на, а[тыэ]лъе Другие оказались более податливыми и под влиянием исконно русских слов стали произноситься со смягченными согласными: аг[р'э']ссия, бaн[диэ]pо'ль. Имеется и третья категория заимствованных слов: в них допустимы оба варианта произнесения – твердое и мягкое: бз[нъ]с и бuз[н‘ь]с, [дыэ]кан и [д’иэ]ка'н. К сожалению, отсутствуют какие-либо правила, касающиеся употребления твердых и мягких вариантов; такие правила пока невозможно сформулировать. Однако следует иметь в виду следующее. Чем больше то или иное заимствованное слово осваивается русским языком, тем вероятнее произнесение его с мягким согласным перед е, т.е. произнесение в соответствии с написанием: ср. историю произношения слова пионер – пио[н]р в 30-е гг и пио[н’э]р в настоящее время.
Некоторые произносят заимствованные слова, которые уже «русифицировались», т.е. получили право иметь мягкий согласный перед е, на «заграничный манер», с твердым согласным в этой позиции: аг[рэ]ссия, [дэ]ка'н. Однако такое произношение производит впечатление оригинальничанья, манерности.  
<< | >>
Источник: В.И. Максимов. Русский язык и культура речи: Учебник. - М.: Гардарики,2001. - 413 с.. 2001

Еще по теме   КУЛЬТУРА РЕЧЕВОГО ОБЩЕНИЯ :

  1.   КУЛЬТУРА РЕЧЕВОГО ОБЩЕНИЯ 
  2. 3-1. Характеристика понятия «культура речи»
  3. Эффективность речевой коммуникации
  4. Культура речи как языковая политика
  5. ЯЗЫК И КУЛЬТУРА Обучение межкультурной коммуникации[*******]
  6. Общие коммуникативно-речевые характеристики жанра
  7. РЕЧЕВАЯ КУЛЬТУРА. РЕЧЕВОЙ ЭТИКЕТ
  8. 1.2. ОСНОВНЫЕ ВИДЫ УСТНОЙ РЕЧИ: СООБЩЕНИЯ, МОЛВА, ФОЛЬКЛОР
  9. МАСТЕР-КЛАСС ТЕЛЕФОННОГО ОБЩЕНИЯ
  10. КУЛЬТУРА XX ВЕКА И ДИАЛОГ КУЛЬТУР
  11. Цивилизация и культура